<<
>>

§ 4. Юридическое бесправие рабов в Риме.

Не приходится по­этому удивляться, что римское законодательство для укрепления и расширения власти господина стремилось свести рабов на не­слыханное бесправное положение, необычное даже для древнего мира.

С циничной откровенностью римские юристы проводили основное утверждение, что раб — не человек, а лишь человекооб­разная вещь: «Раб не является личностью» (servus nullum caput habet), — совершенно определенно заявляют Институции (1, 14, 4). «Рабы, животные и иные вещи», — уточняет это положение знаме­нитый юрист Гай («Дигесты», VII, 1, 3, § 1). «Раб или иная скоти­на», — выражение другого, еще более знаменитого римского пра­воведа Ульпиана («Дигесты», VI, 1,15,§3).Таких выражений нельзя найти ни в греческом праве, ни в законодательных памятниках восточных народов.

Из этих основных посылок римского права логически вытекал ряд тоже крайних выводов, которые с предельной же четкостью и сделаны были римскими юристами. Первый — о безгранич­ности прав хозяина по отношению к своему рабу, пол­ностью уподобленному вещи и скотине. «Господин имеет над ра­бами власть жизни и смерти», — учит Гай, т. е., как и всякими дру­гими принадлежащими ему вещами, хозяин может пользоваться своими рабами по полному своему усмотрению или их уничтожать за ненадобностью (ius utendi et obutendi). Римский закон освобож­дал рабовладельца от всякого контроля государства над его волей и произволом, давая ему возможность воздействовать на свою челядь любыми средствами в целях стимулирования ее труда до предельного напряжения.

Второй вывод — полнейшее отрицание у раба всех самых основ­ных гражданских прав, чем он и обращался, в действительности, в подлинную вещь. Прежде всего римский раб не имел даже собст­венного имени. Прежнее его имя исчезало вместе с его свободой.

В глубокой древности, когда рабов было мало, их называли по имени господина — «малый (т. е. слуга) Марка», «малый Публия», «малый Квинта» (Marcipor, Publipor, Quintipor); позднее рабам стали давать, в связи сростом

их количества, отдельные временные клички.

Часто называли рабов просто по их племенной принадлежности, например, Фракиец, Сириец, Скиф, Ли­дия, Иона, Сира и т. д.; по имени продавца илц месту покупки, например, Артемидор, Эфесец и др. Иногда давали замысловатые мифологические, бота­нические и другие обозначения: Агамемнон, Гектор, Леонид, Гиацинт, Нар­цисс, Хризогон и пр. Многочисленные надгробные надписи дают возможность установить целые каталоги таких распространенных рабских кличек. Но все это не собственные имена, выделяющие личность как индивидуум; это лишь своего рода инвентарные этикетки или ярлыки вещей, меняющиеся по кап­ризу хозяев, в особенности — при переходе раба в другие руки.

Затем римское право не признавало за рабом права на брак и семью. Между рабами могло быть лишь временное сожительство по воле и даже распоряжению хозяина; так, вилика заставляли брать себе в сожительницы вилику-ключницу, исходя из соображе­ний хозяйственной пользы. Дети от таких сожительств не подле­жали власти родителей, но трактовались лишь как простой «при­плод» и являлись полной собственностью владельца матери. Такие семьи рабов при случае распродавались в розницу. Старые и боль­ные рабы продавались в первую очередь (Катон, О земледе­лии, 1, 4) или, при невозможности их продать, просто выгонялись из дому.

Далее, закон не признавал за рабом каких-либо прав на соб­ственность, так как сам раб являлся собственностью своего вла­дельца. Все могущие быть у него сбережения от разных наградных, полученных от гостей, экономии на пайке, случайных заработков и прочее принадлежали его хозяину и в любое время могли быть последним изъяты. Иногда хозяин, чтобы заинтересовать раба, давал ему в самостоятельное ведение небольшое имущество (реси- lium) в виде пары голов скота, орудий ремесла и пр., с тем чтобы часть дохода оставалась у такого раба. Но и эта доля зара­ботка раба находилась лишь во временном его пользовании и могла быть в любое время, вместе со всем пекулием, отобрана обратно хозяином. По учению римских юристов, «пекулий рождается и умирает по воле господина».

Наконец, раб, так как он не личность, а животное или вещь, не отвечает за свои проступки перед судом: за его поведение от­вечает лишь его хозяин. Если раб причинил ущерб какому-нибудь гражданину, то владелец раба должен возместить убыток, причем разрешалось в виде уплаты выдать потерпевшему самого раба. Если, в крайнем случае (чего старались избегать), приходилось привлекать раба к суду в качестве свидетеля, то требовалось не­пременно допрашивать его под пыткой, обращаться не к показа­ниям его человеческого разума, который за ним отрицался, а, как учили римские юристы, к «крику его тела». Если во время пытки раб бывал искалечен или умирал, то владелец получал соответ­ствующее вознаграждение.

Так ко II в. до н. э. установилась в Римской державе такая развитая и всеобъемлющая форма рабовладения, какой еще не имел весь древний мир. Римское рабовладение может быть даже

признано классическим образцом и мерилом для суждения о раз­витии эксплуатации трудящихся у любого народа и во все истори­ческие эпохи, так как высшего уровня и большего предела она, повидимому, нигде не достигала.

<< | >>
Источник: ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. УЧЕБНИК ДЛЯ УЧИТЕЛЬСКИХ ИНСТИТУТОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ В.Н.ДЬЯКОНОВА, Н. М. НИКОЛЬСКОГО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР МОСКВА, 1952. 1952

Еще по теме § 4. Юридическое бесправие рабов в Риме.:

  1. ЮРИДИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОВ
  2. ЦЕНА РАБОВ В РИМЕ
  3. ВОССТАНИЯ РАБОВ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РИМЕ
  4. Юридические документы из Юньмэна
  5. Старовавилонские хозяйственные и юридические документы
  6. № 51. ЮРИДИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ НОВО­ВАВИЛОНСКОГО ЦАРСТВА
  7. ЦАРСКИЙ ПЕРИОД В РИМЕ
  8. Глава 10 РОД В РИМЕ И В ГРЕЦИИ
  9. РАБСТВО В РИМЕ
  10. § 3. Последнее движение популяров в Риме. «Заговор Катилины».
  11. § 1. Экономический и социальный прогресс в Лациуме и Риме в VII—VI вв.