<<
>>

Заговор Катилины (63 г. до Р. X.)

Из бездонного болота безнравственности, господствовавшей в то время в Риме, время от времени появлялись настоящие чудовища. К ним принадлежал Луций Сергий Катилина, патриций по про­исхождению.

Подобно большинству людей своего сословия, он провел свою юность в роскоши, в сообществе беспутных сотоварищей и бла­годаря своему мотовству и страсти к наслаждениям расточил свое со­стояние и впал в неоплатные долги. Добродетель, долг и честь не имели в глазах Катилины никакой цены. Холодное презрение клюдям позво­ляло ему для удовлетворения чувственных наслаждений, прибегать к самым гнусным средствам. Во время проскрипций Суллы он убил своего брата и шурина, чтобы получить их наследство. Занимая дол­жность пропретора в Африке, он угнетал несчастную провинцию са­мыми постыдными поборами, лишь бы доставать деньги для своего необузданного распутства. Когда же Катилина стал домогаться консу­льского достоинства, то был отвергнут за свое дурное поведение. Два других пропретора, Кальпурний Пизон и Публий Антроний, потерпе­ли одновременно с ним одинаковую неудачу и поэтому вместе с ним воспылали мщением. Угрожаемый и преследуемый заимодавцами, не имея средств продолжать свой обычный образ жизни, Катилина соста­вил заговор, желая в случае своей гибели увлечь в своем падении и все свое отечество. Катилина, Пизон и Антроний составили втроем заго­вор и набрали себе сообщников, но предприятие их не удалось (в 65 году до Р. X.), и Катилина решил выждать более благоприятного вре­мени. В ожидании этого момента Катилина собрал вокруг себя из сре­ди знатных римлян, впавших, подобно ему, вследствие распутной жиз­ни в неоплатные долги, шайку негодяев, в которой находились и раз­вратные женщины, как например Семпрония, и устраивал с ними тайные собрания.

В то же время Катилина собрал и войско. С тех пор, как солдаты Суллы выгнали целые тысячи мирных поселян в Этрурии с их земель­ных участков и обратили эти участки в свою собственность, несчаст­ные поселяне стали бродить по Италии целыми толпами как нищие или бродяги, готовые служить всякому, кто только соглашался платить им жалованье.

Манлий, один храбрый воин и сообщник Катилины, набрал среды этих несчастных несколько тысяч человек и скрыл их в ущельях Апеннинских гор. С ними Манлий намерен был напасть в

условленную ночь на Рим, в то время как сами заговорщики подгото­вят и облегчат им это дело пожарами и убийствами в самом городе.

Но бдительный консул Цицерон, которым Катилина был побеж­ден на консульских выборах в 63 году, знал уже о заговоре через некую Фульвию, любовницу одного из заговорщиков. Кв. Курия. 20 октября Цицерон обратил внимание сената на подозрительные признаки: на тревожное волнение в Этрурии и на тайные сборища в самой столице. Сенаторы, испугавшись за свою жизнь и за свое достояние, обычной в подобных случаях формулой: Consules videant, пе quid detrimenti capiat respublica(консулы должны позаботиться о том, чтобы государство не потерпело никакого ущерба) передали энергичному консулу диктатор­скую власть и заранее одобрили все его распоряжения. Прежде всего необходимо было воспрепятствовать избранию Каталины в консулы на 62 год. С этой целью в день выборов, 28 октября, Цицерон, окру­женный вооруженным отрядом из преданных ему молодых людей из сословия всадников, явился на форум и тем напугал заговорщиков, ко­торые имели намерение силой доставить Каталине консульское досто­инство. На следующий год консулами были избраны Юний Силан и Лициний Мурена. Тогда Катилина решился привести в исполнение свое мщение. В ночь с 6 на 7 ноября он собрал в доме Леки своих соу­мышленников. В этом собрании он произнес самую зажигательную речь. Между прочим Катилина воскликнул: «Влияние, власть, поче­сти, богатство, все находится в руках их (оптиматов) или их любимцев; на нашу же долю они оставили лишь опасности, противодействия (при домогательствах на выборах), судебные преследования и нужду во всем. Долго ли желаете вы, храбрые мужи, терпеливо переносить это? В то время, как они скупают картины, статуи, драгоценные украше­ния, разрушают из прихоти новые здания, а другие воздвигают, короче сказать, имея возможность тратить самыми разнообразными способа­ми свои деньги и все-таки не в состоянии со своими богатствами разо­риться даже при величайшей страсти к наслаждениям, — мы терпим нужду во всем, да еще обременены и долгами.

Настоящее положение наше скверно, но еще в более безотрадном виде представляется нам наша будущность. Но, если бы в вас было достаточно мужества, то победа была бы на нашей стороне: вы уничтожили бы ваши долговые книги, возвратили бы себе ваши почести и звания, которыми пользу­ются ваши враги, и жили бы в великолепнейших дворцах, на которые теперь смотрите лишь с завистью. Одно смелое предприятие, и в ваших руках будут свобода, богатство, слава и почести!» Эти слова воспламе­нили все сердца. Все обязались страшной клятвой на общее дело. Роли были розданы. Решено было поджечь город одновременно в двенадца­ти местах и умертвить консула Цицерона. Другой консул, Антоний Гибрид, человек слабый, стесненный своими заимодавцами, казался неопасным или даже расположенным в пользу единомышленников Каталины.

II, Римляне_______________________________________________________________________ 727

Л. Варгунтей и Г. Корнелий взялись умертвить консула Цицерона. Рано утром 7 ноября они отправились к его жилищу, постучались и по­требовали, чтобы их впустили под тем предлогом, что они желают сде­лать ему утренний визит. Но Цицерон окружил свой дом стражей. Та­ким образом Варгунтею и Корнелию пришлось удалиться, не испол­нив своего замысла.

Тогда Цицерон в заседании сената 8 ноября раскрыл план заговор­щиков. С циничной наглостью в этом самом заседании находился и Катилина, «этот искусный притворщик», как называет его Саллюстий. Но на этот раз личина с Катилины была сорвана. При виде Катилины Цицерон разразился громовой речью и, обратившись к Каталине, гро­могласно обвинил его в его преступлении, дал понять, что ему извест­ны все обстоятельства дела, и объявил, что, как консул, он мог бы при­казать казнить его тут же на месте, если бы не принадлежал к числу тех, которые, не будучи вполне убеждены в преступлении, опасаются упре­ка в слишком большой суровости. Поэтому он советует ему покинуть город со своими единомышленниками и поспешить в стан Манлия. Там может он предпринять открытую борьбу с республикой.

Катилина во время всей этой речи сохранял присутствие духа и хо­тел еще защищаться, но всеобщий крик порицания заглушил его голос, а сенаторы, которые сидели на одной с ним скамейке, отверну­лись от него и пересели на другие места. Катилина в бешенстве бросил­ся вон из залы, воскликнув угрожающим голосом: «Я затушу развали­нами пожар, который хочет уничтожить меня». Затем он поспешно от­правился в Этрурию к войску Манлия.

Теперь Цицерон надеялся, что ему легко будет справиться с заго­ворщиками, которые остались в городе. Один счастливый случай ока­зал ему в этом деле существенную помощь. В это самое время в Риме находилось посольство аллоброгов, одного кельтского племени (в юго-восточной Галлии), с целью, как кажется, испросить снисхожде­ние для своего бедного народа, изнемогавшего под непосильным бре­менем налогов. К этому посольству обратился один из заговорщиков, Ц е т е г, и вошел с ним в переговоры, надеясь при его посредстве при­влечь на свою сторону аллоброгов и получить в подкрепление войску Катилины их конницу. Но аллоброги не поверили блестящим обеща­ниям Цетега и передали эти тайные предложения консулу Цицерону, конечно, в надежде ценой такой услуги заслужить благодарность Рим­ского сената. Цицерон уговорил послов притворно согласиться на предложения Цетега. Они так и сделали. Заговорщики вручили послам письма для передачи старшинам аллоброгов и предводителям войска Катилины. Послы в ту же ночь отправились в обратный путь. Но Цице­рон, согласно заранее условленному уговору, послал вперед отряд всадников и приказал им напасть у свайного моста на послов и отнять у них письма. Опираясь на это вещественное доказательство, Цицерон приказал арестовать заговорщиков. Они были допрошены, но ни в чем не сознались. В доме Цетега был произведен обыск, причем было най-

дено множество спрятанного оружия. Цетег показал, что найденное оружие собрано им давно, как любителем, и чрезвычайно удивился тому, что из этого обстоятельства могли вывести заключение о принад­лежности его к заговору.

Тогда Цицерон приказал выступить послам. Они все открыли. Заговорщики обозвали их подкупленными лжецами. Было прочтено вслух письмо Цетега, и ему пришлось замолчать. Были также предъявлены письма и других заговорщиков. Никакая ложь нс могла более помочь ввиду таких подавляющих улик.

Разрез Туллианума.

Сенат был поспешно созван в заседание. Оно бьшо очень бурное. Цезарь горячо принял сторону обвиняемых. Он высказал мнение, что было бы незаконно допустить казнить римских граждан, не дав им возможности обратиться к народному собранию. По его мнению, ви­новных следовало перевести в ближайшую надежную тюрьму или в ка­кой-нибудь провинциальный город и отобрать их имения в казну. Но против этого мнения восстал Катон и самым решительным образом настаивал на скорейшем исполнении смертного приговора над госу­дарственными изменниками, так как этим будет положен конец их преступлению. Сенат согласился с мнением Катона, и Цицерон при­казал немедленно привести в исполнение смертный приговор. Лентул,

Цетег, Статилий, Габиний и Цепарий, подобно тому, как некогда Югурта, были брошены в Туллианум и там задушены. Когда приговор был исполнен, Цицерон во главе самых уважаемых сенаторов явился на форум и сообщил народу: «Они умерли». Тогда раздался радостный крик тысячи голосов, и народная толпа провозгласила консула «отцом отечества».

Между тем Катилина довел свое войско в Этрурии почти до 10 000 человек. Необходимо было послать против него также целое войско. Цицерону пришлось поручить главное начальство над войском своему сотоварищу Антонию, который внушал к себе подозрение, что, в свою очередь, дозволяло Катилине надеяться на победу. Однако предусмот­рительный Цицерон приставил к Антонию в качестве легатов двух ис­пытанных мужей — Метелла Целера и М. Петрея. Они так зорко на­блюдали за Антонием, что он вынужден был предпочесть вовсе устра­нить себя от дела и, сказавшись больным подагрой, передал главное начальство над войском Петрею.

Сражение произошло при П и сто - р и и. Катилина надел на себя все почетные знаки консула-полководца и приказал нести перед собой серебряного орла, с которым некогда Марий одержал блистательную победу. В этой битве было пролито много крови, и победа над бунтовщиками стоила больших усилий. Ка­тилина, увидев, что войска его разбиты, вспомнил о своем происхож­дении и прежнем достоинстве, бросился в самую середину тесно спло­ченных неприятелей и погиб с оружием в руках. Только по полном окончании сражения, говорит Саллюстий, можно было вполне убеди­ться, каким необыкновенным мужеством и какой твердостью духа было одушевлено войско Каталины. Почти все воины его лежали те­перь мертвые сомкнутыми рядами и занимали своими трупами те са­мые места, которые они занимали при жизни во время боя. Лишь не­многие, ворвавшиеся в середину преторских когорт, пали врассып­ную. Как те, так и другие были поражены в грудь. Катилину нашли лежащим далеко от своих под неприятельским трупом; он еще немного дышал, и лицо его продолжало выражать тот упорный дух, которым он отличался всю свою жизнь.

32.

<< | >>
Источник: Беккер К.Ф.. Древняя история. Полное издание в одном томе. — М.: «Издате­льство АЛЬФА-КНИГА»,2012. — 947 с.: ил. — (Полное издание в одном томе).. 2012

Еще по теме Заговор Катилины (63 г. до Р. X.):

  1. № 51. ЗАГОВОР КАТИЛИНЫ (Саллюстий, Заговор Каталины, 5—61)
  2. ЗАГОВОР КАТИЛИНЫ (63 г. до Р. X.)
  3. № 52. ЗАГОВОР КАТИЛИНЫ (Аппиан, Гражданские войны, II, 2—7)
  4. Социальная борьба в Римской республике в 60-х годах до н. э. (Заговор Катилины)*
  5. § 3. Последнее движение популяров в Риме. «Заговор Катилины».
  6. г) Заговоръ Катилины и М. Туллій Цицеронъ. (63—62).
  7. № 118. ЗАГОВОР КИНА ДОНА В СПАРТЕ
  8. № 78. ПОЛОЖЕНИЕ В СПАРТЕ ЗАГОВОР ПАВСАНИЯ
  9. НЕУДАВШИЙСЯ ЗАГОВОР
  10. № 60. ЗАГОВОР КИЛОНА (Фукидид, I, 126)
  11. 2. ЗАГОВОР В РИМЕ И НОВОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО
  12. Заговор в Риме и новое государственное устройство
  13. § 1. Кризис в Греции. Господство Спарты.
  14. § 1. Последнее движение республиканцев и его неудача. Вто­рой триумвират и военный погром 43 г.