<<
>>

Западные и восточные провинции во второй половине I в. и во II в. н. э

В I–II вв. н. э. народы Средиземноморья впервые в истории оказались в пределах одной державы — Римской империи. Были уничтожены границы между былыми государствами, которые стали римскими провинциями, монетная система унифицирована, войны и морской разбой прекращены.

Таким образом были созданы условия, которые благоприятствовали установлению экономических и культурных связей между различными областями Средиземноморья. Это и привело к относительному прогрессу сельского хозяйства, ремесла, строительного дела, внешней и внутренней торговли.

Основная трудность заключалась в том, что в составе империи оказались народности и племена, которые стояли на различных ступенях социально-экономического развития. Если Египет, Сирия, Малая Азия, Балканская Греция, Македония еще до римского завоевания находились на весьма высоком экономическом и культурном уровне, имели зрелые формы классического рабовладения, то население западной части империи — иберы, кельты (галлы) Пиренейского полуострова и Цизальпийской Галлии, ливийцы, нумидийцы и другие народности Северной Африки, паннонцы, иллирийцы, мезы придунайских областей — находились на стадии разложения первобытнообщинного строя. Это были отсталые, по сравнению с римлянами, племена. Включение этих областей в состав империи способствовало их экономическому, социальному и культурному развитию.

В I–II веках Римская империя достигла наибольшего территориального расширения. В ее состав вошли Северная Африка, большая часть Западной, Южной и Юго-Восточной Европы, Восточное Средиземноморье до Армении и реки Евфрат. Впервые в истории все побережье Средиземного моря было объединено в рамках одного государства. Насколько трудно было это сделать, можно понять, узнав, что теперь на этой территории существует более 30 государств. Таким образом, Римская Империя была мировой державой, которая имела большой международный престиж.

Но это не значит, что Римская империя была единственным великим государством в мире в те времена. Кроме нее существовали другие великие державы — Парфянское царство, Кушанская держава, Ханьская империя в Китае, — но даже среди них Римская империя имела гораздо больший военный потенциал, а также большее культурное развитие. Неудивительно поэтому, что на мировую историю она оказала гораздо большее влияние, чем вышеперечисленные государства.

Так как Империя создавалась в течение нескольких веков благодаря многолетним завоеваниям стран и областей, которые находились на разном социально-экономическом и культурном уровне развития, политико-административная структура государства была весьма сложной. Административно империя делилась на Италию и провинции, которые сами, в свою очередь, имели сложное внутреннее устройство.

Рим был одним из городов Италии во времена республики, при Империи же он превратился в столицу огромного государства, он стал местом пребывания императора и его двора, а также императорского правительства. Рим был религиозным и культурным центром империи. В нем в те годы сосредоточились лучшие интеллектуальные силы всей огромной державы. Это привело к необычайно высокой концентрации в городе наиболее богатой аристократии и наиболее культурной части населения Средиземноморья. Кроме этого, Рим, находящийся в привилегированном положении, притягивал людей самых различных профессий и состояний. Постепенно он превратился в уникальный город античной древности, население которого было поистине фантастическим — до полутора миллионов человек.

Так как Рим нуждался в огромном количестве продуктов ремесленного производства и в огромном количестве продовольствия, это привело к превращению Рима в крупный ремесленный центр особого типа, который работал в основном на удовлетворение потребностей своего миллионного населения. Это вызывало расширение поставок в Рим промышленного сырья и продовольствия, поскольку местного сырья не хватало. В I в. н. э. императорскому правительству удалось организовать эффективную систему снабжения города.

К нему вели двенадцать хорошо вымощенных дорог, которые использовались для сухопутных перевозок. Работали специальные флотилии судов, которые подвозили продукты и товары из провинции. В Путеолах и в Остии были построены снабженные самым современным оборудованием гавани с обширными складами.

За бесперебойным снабжением столицы следила целая армия чиновников. Великолепно была решена и проблема водоснабжения огромного города — одиннадцать водопроводов подавали в город 1.5 млн. кубометров питьевой воды в день. Рим имел развитую сеть подземной канализации, которая выводила городские нечистоты далеко за город.

Масштабу, всего этого можно оценить и, сейчас по многочисленным развалинам и сохранившимся сооружениям той эпохи. Уровень инженерной, технической мысли, а также уровень строительства древних римлян просто поражает.

Понятно, что столица жила за счет римских провинций. Налоги, которые взимались с провинциального населения, шли на содержание не только императорского правительства, но и на содержание всего населения города Рима, а также на грандиозное строительство с помощью которого Рим превратился во II в. н. э. в наиболее благоустроенный, красивый и процветающий город в мире. Кроме Рима в привилегированном положении, по отношению к другим частям империи, находилась и Италия. Она рассматривалась как колыбель римского могущества, как центр мира, а поэтому считалась не частью римского государства, а его средоточием и воплощением. Италия управлялась непосредственно самим римским народам и сенатом, а в качестве их представителя — принцепсом. В Италии не располагались регулярные войска. Жители страны пользовались гражданскими правами высшего разряда (италийское право) и освобождались от прямых налогов. Из жителей Италии комплектовались наиболее привилегированные воинские части. Италийская знать, несмотря на все возрастающую роль выходцев из провинции, занимала подавляющее большинство постов в государственном аппарате. Римская аристократия олицетворяла собой власть и богатство империи.

При Октавиане Августе границы Италии были расширены за пределы реки Рубикон до самых альпийских хребтов. При нем Италия была разделена в административном отношении на одиннадцать районов, которые в принципе представляли собой географически территориальные единицы, а не административные подразделения со своим управлением.

Италийские города имели юридический статус мунициния (самоуправляющего) — автономного городского центра с приписанной к нему сельской территорией. Жители городов пользовались традиционными привилегиями полного римского гражданства. Италия вместе с примыкающей к ней провинцией Сицилией были наиболее урбанизированными и процветающими в экономическом отношении областями Римской империи вплоть до середины II в. н. э.

Развалины города Тамугади в Алжире. Главная улица. II в. н. э.

Западными провинциями считались Корсика, Сардиния, три провинции Испании (Бетика, Лузитания и Тарраконская Испания), четыре галльские (Нарбонская провинция, Аквитания, Лугдунская Галлия и Белгика), а также Нижняя и Верхняя Германия и провинция Британия. Эти провинции имели относительную связь в своем историческом развитии, а также в социально-экономических и этнических отношениях. В целом они составляли особую часть империи.

Британия была одной из наименее романизованных западных провинций. Правда, на юго-востоке острова появились рабовладельческие земли по римскому образцу, но на остальной территории преобладали села местных племен, которые жили в основном первобытнообщинным строем. Здесь было слабо развито ремесленное производство и преобладали мелкие мастерские, которые в основном изготавливали предметы кельтского образца. Основные товары ввозились, главным образом, из Галлии и Испании. После мощного многолетнего восстания под предводительством Боудикки в Британии долго не могли восстановить спокойствие. Римские легионы буквально шаг за шагом оттесняли местные племена, которые оказывали упорное сопротивление.

Знаменитый историк Тацит Процитировал слова одного из племенных вождей Британии — Калгака, — которые тот произнес, обращаясь к своим воинам накануне сражения с римлянами: «Похищать, убивать, грабить, — говорит он о римлянах, — это на их лживом языке называется управлением, а когда все превратят в пустыню, то называют это миром».

Несмотря на то, что и Калгак был разбит полководцем императора Домициана Агриколой, британские племена с трудом подчинялись Риму. Вновь и вновь в Британии вспыхивали восстания. Император Адриан, а впоследствии Антонин Пий были вынуждены сооружать громадной протяженности валы на границе современной Шотландии, которые от берега до берега пересекают весь остров. Эти титанические сооружения были необходимы для того, чтобы предотвратить вторжение племен, которые сохранили независимость от Рима.

Но несмотря на такие трудности, уходить отсюда римляне не собирались. Они были весьма заинтересованы в этой самой западной провинции, так как Британия давала большое количество солдат для вспомогательных частей, разбросанных по всей гигантской империи.

Галльские провинции включали Нарбонскую, а также Великую Галлию, которая состояла из Аквитании, Лугдунской Галлии и Бельгики. Ко времени римского завоевания на территории Испании и Галлии жили многочисленные народности, которые еще не достигли уровня национальной государственности. Вхождение этих земель в Римскую империю способствовало быстрому социально-экономическому и культурному развитию западных провинций, распространению развитых форм рабовладельческих отношений. Это быстро привело к тому, что западные провинции стали одной из самых высокоразвитых областей Римской империи. При Флавиях и Антонинах они переживали значительный подъем. Наиболее романизированы были южные и восточные области западных провинций.

Многочисленные крупные и мелкие города, основанные в I–II вв. н. э., окруженные виллами, принимали римский облик. Ремесленные и торговые коллегии возникали в самых мелких городах, а в крупных, таких как Нарбон, Арелата, Лугдун и Немаус, они были весьма многочисленными.

Крупные торговые кампании объединяли купцов, которые вывозили италийские и испанские вина, масла, а также судовладельцев, корабли которых обслуживали внутреннюю и внешнюю торговлю. Повсюду были известны галльские полотна, сукна, металлические изделия, особенно пользовались популярностью керамика и стекло, которые вытеснили из Италии местные изделия. Галльские торговцы торговали не только с восточными провинциями, товары их шли и в западные провинции — за Рейн и Дунай.

Разбогатевшие ремесленники и торговцы покупали земли и сами входили в сословие декурионов.

В центральных районах Галлии местные боги слились с римскими, а местная аристократия и горожане усвоили латинский язык. Они также принимали римские имена. Во многих городах возникали школы, где преподавали латинский и греческий языки и риторику.

В сельской местности жители жили в племенных округах, которые находились вне городских земель и подчинялись непосредственно римскому наместнику. Как в городах, так и в племенных округах большинство местных жителей, не считая италийских переселенцев, говорили на латинском языке, носили римскую одежду и усваивали римскую культуру. Многие выходцы из западных провинций стали крупными деятелями римской культуры: Сенека — ритор; его сын, который стал знаменитым философом и государственным деятелем, воспитателем малолетнего Нерона — Сенека-младший; поэты Лукан, Марциал, а также автор наиболее полной сельскохозяйственной энциклопедии Колумелла; прославленный ритор Квинтилиан и многие другие.

Северные и западные области Галлии, к которым тесно примыкали прирейнские области Германии, были менее романизированы. На западе преобладали крупные владения местной знати, на севере, в районе Рейна, — села местных племен, которые жили общинами. Здесь были сохранены местные обычаи, религия, язык и имена. В больших имениях все еще работали клиенты землевладельцев. Многочисленным было и крестьянское население.

Экономический подъем Галлии продолжался до второй половины II века. Затем начался упадок ремесла в центральных районах, который постепенно перемещался в сторону Рейна. Сократилась и сфера галльской торговли. Росло крупное землевладение за счет разорения мелких и средних хозяйств. Среди разоряемых латифундиями крестьян резко обострилось недовольство. Во второй половине II века начались волнения среди племен секванов, живших между Роной и Рейном, которые в последствии разгорелись в большое движение. Оно было возглавлено сбежавшим из римской армии Матерном. К нему примкнуло огромное количество рабов и крестьян. Они убивали богатых землевладельцев и захватывали их имущество. Волнения начались и в Северной Италии. Матерн даже хотел убить императора во время праздничной процессии в Риме, но был предан и казнен.

Для охраны западных провинций было выделено десять легионов (из 25 легионов римской армии). Основные силы этой армии, 8 легионов (около 80 тысяч воинов), стояли на Рейне, охраняя безопасность западных провинций от набегов германских и других племен, которые жили к востоку от Рейна.

Во второй половине I века Испания, которая делилась на Тарраконскую Испанию, Бетику и Лузитанию, была одной из наиболее богатых городами романизированных провинций с высоким развитием рабовладения. Такая высокая степень романизации вместе с богатыми местными традициями кельтских племен и разноязычных жителей античной Испании привели к образованию интересного синтеза социально-экономических отношений и культуры. Это привело к бурному развитию хозяйства и культуры, к установлению тесных связей между западными провинциями и центром империи — Италией. Эти провинции активно торговали продуктами питания, ремесленными продуктами и сырьем, особенно металлами. Испанские масла, рыба, вина и металл находили широкий сбыт во всех землях империи. Городская жизнь, особенно после реформы императора Веспасиана, была очень оживленной, хотя в Лузитании еще сохранялись и племенные территории. Такое развитие породило тесные контакты внутри западной половины империи, привело к созданию прочных связей, что заложило основу для исторического развития современной Западной Европы.

Но уже с середины II века испанская торговля стала сокращаться. Все меньше выходцев из этой страны играли роль в политической и культурной жизни империи, все меньше испанцев стало попадать в армию, пришли в упадок разоренные города, несмотря на то, что богатые собственники тратили большие суммы на городские нужды. При императоре Адриане в испанских городах начались волнения, а при Марке Аврелии произошло крупное восстание в Лузитании.

Одну из важнейших ролей в жизни империи играли балкано-дунайские провинции — Реция, Норик, Паннония, Далмация, Верхняя и Нижняя Мезия, Дакия, Фракия, Македония, Эпир, Ахайя. Все эти провинции имели очень много общих черт. Их территория была заселена в основном иллирийцами и фракийцами, которые находились примерно на одном уровне общественного и культурного развития. В то же время район этот сильно отличался от других провинций Римской империи. Объясняется это тем, что Балканский полуостров был расположен между западной и восточной частями империи, а поэтому он испытывал на себе влияние римской культуры с запада и греческой — с востока. В то же время с северной стороны эти провинции граничили с племенами Центральной и Восточной Европы. В связи с этим дунайская граница, также как и рейнская, была наиболее опасной и испытывала постоянную угрозу внешнего вторжения. Этим и объясняется то, что вышеперечисленные провинции были буквально наводнены римскими войсками.

К тому же во II веке рейнская граница становится спокойной, войны здесь практически не велись. В то же время напряженность на дунайской границе, наоборот, возрастала. Так, если во времена правления императора Нерона, в 63 году на Рейне стояло семь легионов, а на Дунае только пять, то при императоре Антонине Пие на Рейне их было всего — четыре, а на Дунае — уже двенадцать. Этим объясняется то, что военные элементы играли большую роль в дунайских провинциях. Большая часть городских магистратов и средних землевладельцев состояла из ветеранов. Большинство городов, как уже говорилось выше, возникало здесь из военных поселений, поэтому императорская политика проводилась в основном военными. Часто командиры, кроме своего основного рода занятий, занимались торговлей и организацией ремесленных предприятий. Вообще этот процесс был довольно характерен для империи: из сословия всадников выходили наиболее богатые купцы и ремесленники, которые очень часто становились военными и наоборот.

Дакия, значительная часть населения которой погибла во время войн Децебала с Римом, в основном была заселена колонистами, которых переселил сюда император Траян, главным образом из восточных провинций. Это объясняет смешанный характер культуры дакийских городов. Местная знать, которая охотно признала власть императора Траяна, даже и не думала сопротивляться Риму, как это происходило в Галлии либо Британии. Она быстро переняла культуру и обычаи римлян, дакийские аристократы давали своим детям римские имена. Но дакийский плебс не хотел мириться с римским владычеством. Народ часто примыкал к своим соплеменникам, которые неоднократно вторгались на территорию провинции, а поэтому золотые прииски, которыми была богата эта земля, усиленно охранялись римскими военными.

Крупное землевладение и рабовладение в придунайских провинциях были неразвиты. Здесь преобладали небольшие виллы и села-общины с мало романизованным местным населением. Этим объясняется слабое развитие рабства и тот факт, что местные ремесленники также были в основном людьми свободными.

Во II веке провинции эти были довольно отсталые, их роль в жизни империи стала значительной лишь в III в. н. э.

Особое место на Востоке занимала провинция Ахайя (Греция). В эти годы она находилась в состоянии глубокого Упадка: здесь почти не осталось крестьянства, за счет которого на протяжении веков осуществлялось развитие других провинций, а рабовладение достигло своего пика в Греции еще до возникновения Римской империи. Ахайя и Македония — области классической греческой цивилизации, У которых была богатая история, высокий уровень развития культуры — находились в застое. Пришли в упадок и местные города. Теперь в них господствовало по нескольку богатых семей, которые на свое усмотрение распоряжались местным населением. Плебс находился в состоянии обнищания. Например, известный философ-софист Герод Аттик, друг императоров и сенатор, практически безгранично распоряжался в Афинах, большинство граждан были его должниками.

Часто в греческих городах происходили волнения, которые были связаны с дороговизной и недостатком хлеба. Все это объясняет то, что значение Ахайи и Македонии заключалось лишь в их культурных традициях. Афинские школы империи все еще оставались ведущими и пользовались самоличным покровительством многих императоров. При Адриане в среде греческой аристократии возникло движение панэллинизма, представители которого мечтали об объединении всех эллинов. Адриан хотел таким образом сблизить с империей эллинизированные элементы восточных провинций, поэтому Афины продолжали играть роль центра античной образованности, искусства, красноречия и философии.

Из стационарных римских военных лагерей и канаб в придунайских провинциях возникали города муниципального типа, которые являлись центрами романизации дунайских земель. Среди них Виндобонн (Вена), Аквинк, Карнунт, Сингидун (Белград), Виминаций, Новы, Апул и др. Но уровень урбанизации и роль в придунайских провинциях оставались небольшими, гораздо меньшими, чем в западных провинциях. Огромные территории оставались вне воздействия городских центров, а население их продолжало жить в условиях общинного быта. Такая неравномерность социально-экономического и культурного развития являлась характерной чертой исторического развития придунайских провинций.

В рассматриваемый нами период, в состав провинций Нижняя Мезия были включены некоторые греческие города Северного Причерноморья — Тир, Ольвия, в которых с этого момента стояли гарнизоны римской армии. Отныне зависимыми от Римской империи стали Херсонес и Боспорское царство, правители которых теперь вынуждены были отливать на своих монетах изображения римских императоров как верховных покровителей. Однако власть римлян над городами Северного Причерноморья была очень незначительной.

Но наиболее сложной была структура восточных провинций Римской империи — Азии, Вифинии, Понта, Киликии, Сирии, Палестины, Галатеи, Каппадокии, Ликии, Памфилии, Аравии, Египта, Крита и Киренаики. Почти все они были образованы из некогда самостоятельных царств и находились на различных этапах исторического развития. Но тем не менее восточные провинции имели в своем развитии относительное единство, так как были сформированы на основе эллинистических государств и их культуры, которая органично впитала в себя древневосточное наследие, с одной стороны, и традиции эллинства — с другой. Этим объясняется большая сложность внутренней структуры провинций. Здесь, кроме городов эллинского типа — Эфес, Милет, Антиохия, Александрия и др., — существовало много городов местного типа, которые некогда являлись древневосточными центрами. Тут же римляне основали множество городов по образцу римских колоний и италийских муниципий.

Жизнь африканского поместья. Мозаика из виллы Лабериев близ Уттики в Тунисе. Конец I — начало II вв. н. э.

Во II веке здесь приходила в упадок городская автономия и стала возрастать роль императорской администрации. Еще в годы правления императора Траяна здесь появились кураторы, которые были обязаны наблюдать за финансами городов. Отныне любая мелочь находилась под жестким контролем императорского правительства. Так Плиний Младший, который был наместником Вифинии, в письме к императору Траяну спрашивает, можно ли разрешить городу достроить гимназии и бани, можно ли допустить, чтобы местная знать собирала плебс на семейные торжества, можно ли организовать коллегию для тушения пожаров и т. п. Именно на последний вопрос Плиния Траян ответил отрицательно; он боялся, что подобные коллегии дадут возможность народу организоваться в мятежных целях.

В каждой провинции были также племенные округа, которые назывались сатрапиями и были организованы на основе эллинистического административного деления территорий, а также автономные храмовые территории и даже небольшие царства (например, Иудейское царство).

Политика романизации в восточных провинциях отличалась от подобной политики в других землях. Здесь она имела формы эллинизации, как одного из путей распространения античных порядков и культурных традиции. Таким образом, римские императоры на Востоке выступали как продолжатели политики эллинистических царей. Вместе с этим распространялись права римского гражданства на жителей этих земель, здесь были внедрены законы римского права и правопорядка, расширялась сфера применения латинского языка.

В городах малоазийских провинций — Азии, Ликии, Памфилии, Понта, Вифинии, Галатеи, Каппадокии, — органами самоуправления руководили группы из самых богатых горожан. Народные собрания почти не созывались. Однако должности магистратов стали уже лишь почетными титулами: они имели очень мало реальной власти. Однако боязнь народных волнений заставляла их жертвовать огромные суммы на благоустройство и раздачи. Иногда пожертвования доходили до 2 млн. денариев. Императоры всячески поощряли подобные действия и утверждали почести для таких благодетелей. Они заключались в праве установления статуй, о чем издавались почетные декреты, таким гражданам отводились особые места в театрах, им дарились золотые венки. Однако уже с середины II века найти желающих на должность магистрата становилось все трудней, так как это было связано с большими расходами. Поэтому из почести должность магистрата стала повинностью, и хотя такие города, как Смирна, Эфес, Никея, все еще были богатыми и великолепными, но, тем не менее, постепенно города Малой Азии приходили в упадок. Кроме этого, здесь оставались большие территории, где городов почти не было. Население тут жило, сохраняя племенную организацию. Большую роль здесь продолжала играть старая аристократия, которая состояла из потомков местных царей. Они владели огромными землями и стадами скота.

В Сирии эллинизация сказалась гораздо меньше чем в Малой Азии. Ни латинскому, ни греческому языкам не удалось вытеснить из обихода язык арамейский. Здесь продолжали процветать законы доримского права, а также местные религия и искусство. Сирийские города владели малыми наделами земли, а поэтому земля была в основном занята селами-общинами. Налоги и повинности с них взимались очень большие. Непосильной ношей для Сирии оставалась огромная армия, которая стояла здесь в конце II века в количестве шести легионов и такого же числа вспомогательных частей. Можно сказать, что содержание армии буквально разоряло жителей Сирии. Жизненный уровень здесь был одним из самых низких по всей империи. Поэтому много сирийцев за долги были проданы в рабство. Рабов вывозили в Италию, Рим и провинции. Много было рабов в самой Сирии, особенно в городах.

Города здесь строились главным образом на побережье Средиземного моря, а также на ключевых пунктах караванных путей. И хотя все еще славились сирийские ремесленники, которые изготавливали великолепное стекло и шерсть, постепенно экономика была переориентирована на транзитную торговлю с Востоком. Сирийские купцы наживали огромные состояния. Их объединения существовали не только в городах Сирии, но и в Остии, в Риме, в городах Галлии, Дакии, Паннонии и других провинций. Именно, благодаря караванной торговле, во II веке процветала Пальмира — один из крупнейших городов Сирии.

Тяжелое положение сирийского плебса, его обнищание приводило к постоянным восстаниям. Так, во времена правления императора Адриана, произошло крупное восстание иудеев, возглавляемое Бар-Кохбой, который выдавал себя за «божественного спасителя». Восставшие вели партизанскую войну и продержались почти три года против римских войск. Борьба была кровопролитная и лишь с большим трудом римлянам удалось восставших подавить. К иудеям, возглавляемым Бар-Кохбой, примкнуло большое количество сирийцев. То же самое происходило в конце II века, когда наместник Сирии Авидий Кассий поднял восстание против императора. Сирийцы тут же перешли на его сторону. Если сирийская знать Поддерживала римское владычество, то среди простого населения были сильны пропарфянские настроения.

В восточной части империи было развито императорское землевладение в виде замкнутых крупных владений, которые управлялись прокураторами. Они были мало подчинены власти провинциальных наместников.

Императоры, как и в других местах, на Востоке также стремились к сглаживанию социально-экономических различий между провинциями. Однако здесь это удалось в меньшей степени чем на Западе. Существовали здесь также полузависимые от империи пограничные государства — Армения, Мидия, Атропатены и более мелкие княжества Кордуэны, Остроены, Адиабены, Эдессы. Отношения с ними были напряженными, так как недовольство римским владычеством всячески подогревалось правителями Парфянского государства.

Сильные эллинистические традиции, богатства, большие экономические возможности, древние торговые связи с Месопотамией и через караванные пути с отдаленными Индией и Китаем, а также специфическая культурная атмосфера — все это превращало восточные провинции империи в ее особую часть со сложными социально-экономическими и политическими противоречиями.

Особое место среди восточных провинций занимал Египет: у него был тот статус, благодаря которому его рассматривали не как провинцию империи, а как личное владение главы государства. Управлялся Египет не легатом или прокуратором, а префектом — личным заместителем императора. Все это сказалось на том, что в Египте не получила развитие городская жизнь. Здесь продолжала господствовать политико-административная система, сформированная еще во времена правления Птолемеев и даже их предшественников Ахеменидов. Романизация в Египте выразилась в довольно активном развитии отношений частной собственности, в распространении поместий в мастерских с более широким применением труда рабов. В административном отношении Египет состоял из трех крупных областей — Нижнего, Верхнего Египта и, расположенной на юге, Гептаномиды. Области эти в свою очередь делились на номы, номы — на топы, а топы состояли из ком (деревень).

В Египте римляне старались выжать из страны все что возможно. Поэтому здесь особенно последовательно консервировались старые отношения. Население делилось на более и менее привилегированные группы. В основной своей массе египтяне оставались бесправными. На военную службу их брали исключительно во флот, служба в котором отличалась наибольшей тяжестью. Так как налоги были непосильными, крестьяне разорялись и бросали землю. Это приводило к расширению принудительной аренды и к тому, что с середины II века даже ветераны, которые имели освобождение от повинностей, вынуждены были брать в аренду землю и исполнять литургии.

Начиналось массовое бегство жителей. Целые села оказывались покинутыми. Хотя префекты издавали постоянные приказы, которые обязывали жителей вернуться, это не приводило к ощутимым результатам. Крестьяне уходили в основном в Александрию — единственный крупный город в Египте, либо в болотистую местность в дельте Нила, которая называлась Буколией. Здесь в 172 году произошло восстание буколов, которым едва не удалось овладеть Александрией.

Положение в Египте постоянно оставалось напряженным. Особенно волновалась Александрия, которую римляне прозвали «городом мятежников».

Последней группой провинций империи были провинции Северной Африки, в которые входили области на запад от Киренаики и до побережья Атлантики. На западе эти земли были населены берберами до гор Атласа и границ пустыни Сахары. Это был район благоприятный для развития хозяйства и торговли. Именно поэтому земли эти подверглись в предыдущие времена активной финикийской колонизации. Здесь несколько столетий существовала могущественная Карфагенская держава.

После ожесточенной и многолетней борьбы римлянам удалось разгромить Карфаген, который был стерт с лица земли. Победа эта привела к образованию четырех римских провинций: Африка, Нумидия (Африка Новая), Мавретания Тингитанская и Мавретания Цезарея.

В I–II вв. н. э. африканские провинции достигли большого экономического и культурного роста. Процесс романизации приобрел тут активный характер. Здесь основывались новые города муниципального типа, распространялось римское и латинское гражданство, оживлялась городская жизнь. Города превратились в важные культурные центры — Карфаген, Гадрумет, Утика, Цирта, Гиппон Регий, Цезарея, Тингис, Великий Лептис, — общегосударственного значения.

В поместьях здесь производилось значительное количество зерна, оливкового масла и другой продукции. Большое развитие получило крупное частное и императорское землевладение, где в основном использовалась рабочая сила колонов. Императорские и частные латифундии в основном считались экзимированными (независящими от городских органов).

Кроме этого, в африканских провинциях существовали многочисленные племенные округа (особенно на южных границах), которые часто находились под управлением племенных вождей и старейшин. Это вызывало постоянные сепаратистские настроения и попытки отделения от империи, но тем не менее это были относительно мирные области, а поэтому здесь стоял всего один регулярный легион и девять когорт, разбросанных по провинциям в наиболее угрожаемых пунктах.

Римские укрепления на Дунае. Рельеф колонны Марка Аврелия в Риме. II в. н. э.

Североафриканские провинции, наряду с Египтом, считались житницей Рима, которая поставляла в столицу империи большое количество пшеницы и оливкового масла, которые впоследствии распределялись среди городского населения Рима. Император Коммод построил специальный флот для доставки африканского зерна. Масло, производимое в африканских провинциях, поначалу считалось низкосортным, но во II в. н. э. оно уже конкурировало с лучшим испанским маслом.

Ремесло в Африке было развито слабо: здесь почти не было ремесленных коллегий, столь многочисленных в Галлии. Торговля была, главным образом, транзитной, так как через африканские провинции в империю поставлялись из Центральной Африки рабы и дикие звери для амфитеатров, а также слоновая кость. Крестьяне трудились, в основном, наемными работниками. Большое число мавров, читавшихся прекрасными наездниками, служило во вспомогательных частях. С развитием городской жизни здесь получили распространение латинский язык и римская культура. Во второй половине II века в Риме уже появились сенаторы, всадники, ораторы и писатели из Африки.

Большое развитие в этих провинциях получили юридические школы. Следует отметить, что пунический и берберский языки не были до конца вытеснены латинским, на них говорила большая часть населения Северной Африки.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И, Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история. Т. 6 Римский период.

Еще по теме Западные и восточные провинции во второй половине I в. и во II в. н. э:

  1. 32. Политические события в Восточной Европе во второй половине 80-х гг. Как, на ваш взгляд, дезинтеграционные процессы в СССР отразились на развитии событий в странах Восточной Европы. В чем схожесть и различие перемен, которые произошли во второй половине 80- начале 90-х гг. XX века в СССР и странах Восточной Европы?
  2. Глава 2 Египет в Восточной пустыне и на Красном море со второй половины II до начала I тыс. до н. э.
  3. Глава 1. История открытия и исследования археологических памятников второй половины I тыс. до н.э. в Восточном Приаралье
  4. 2. Исследование памятников второй половины I тыс. до н.э. во второй половине XX - начале XXI в.
  5. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВОСТОЧНЫХ ПРОВИНЦИИ [IX]
  6. ГЛАВА 13 СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ III ТЫС. ДО н. э. ПРОБЛЕМА ХЕТТОВ. МЕГАЛИТИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ - УСАТОВСКАЯ, КЕМИ-ОБИНСКАЯ И НОВОСВОБОДНЕНСКАЯ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ДОЛЬМЕНОВ НОВОСВОБОДНОЙ
  7. Лекция 4 ВОСТОЧНЫЕ ПРОВИНЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  8. § 3. Междоусобная (Союзническая) война в Италии и восстание восточных провинций.
  9. Разделение империи на Западную и Восточную
  10. 21) Причины кризиса советского государства во второй половине 70-х - первой половине 80-х гг. 20 века. В чем проявилось нарастание негативных тенденций в социально-экономическом развитии страны? Почему этот процесс не удалось остановить?
  11. 16. Западное, Южное восточное направл. Внешней политики Ивана Грозного и ее итоги
  12. 27. Внешняя политика второй половины 18 в.
  13. Экономическая жизнь империи во второй половине I в. — II в. н. э
  14. 34. Культура России во второй половине 19в.
  15. Внешняя политика России во второй половине 19 в.
  16. 30) Культура России во второй половине XIX в.