<<
>>

ГЛАВА II ЭПОХА МЕТАЛЛОВ НА ПИРЕНЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

Историки древнейшего периода цивилизации в последнее время особое внимание уделяют теоретическим проблемам становления металлургии на Западе. В прошедших дискус­сиях можно отметить два подхода к исследованию роли ме­таллургии в формировании западной цивилизации: во-пер­вых, металлургия рассматривается как сугубо технологичес­кое достижение, породившее огромные сдвиги в культуре, во- вторых, она объявляется независимым феноменом, который порождает переворот в сфере экономики и социальной жиз­ни.

Оба эти подхода дополняют друг друга, помогая выявить механизм перехода к эпохе металлов. Практически все ис­следователи оценивают переход к металлургии как рывок к цивилизации, который был подготовлен всем ходом предше­ствующего развития: именно в неолитическом контексте раз­личных территорий Европы накапливаются знания о много­образии типов скальных пород, появляется технология извле­чения необходимой породы, просушивания, промыва. Изоб­ретаются печи для обжига керамики, которые позволяют поддерживать температуру, достаточную для плавки метал­ла. Отлаживаются связи, необходимые для будущего обмена недостающими компонентами металлургического производ­ства[52]. Поэтому новая технология не требовала чрезвычайных усилий, они были минимальными[53].

Потенциальная автохтонность металлургии в европейских регионах связана с достаточностью в них полезных ископа­

емых: в Англии, Ирландии, Франции, Испании, Венгрии, Германии, России медь встречалась часто и лежала практи­чески на поверхности. Среди ученых-археологов возникают дискуссии по проблеме выявления наиболее важных техно­логических центров и их активности на начальных стадиях металлургии. Широко применяются новые методики метал­лографических исследований для определения центров про­изводства и путей распределения металлов, составляются карты находок первых изделий, что ставит под сомнение традиционную схему, базирующуюся на идее распростране­ния металлов из Эгеиды.

Особенно показательна дискуссия вокруг минойско-микенской торговли оловом. Отмечено, что существование собственных источников олова у микенцев весьма проблематично. А археологических свидетельств о связи с иберийским побережьем или французской Бретанью практически нет. На юге же Италии и в Сицилии первые образцы эгейской керамики появляются в средне- и поздне­элладском периодах[54]. Анализ местных изделий из меди и бронзы указывает на присутствие в них металлов с островов Сифнос и Кипр[55]. Все эти данные ставят под сомнение суще­ствование широкого эгейского влияния на Западе.

Рассматривая металлургию как независимый феномен, порождающий переворот в сфере экономики и социальной жизни народов Западного Средиземноморья, исследователи 70—80-х гг. создали несколько моделей возможного разви­тия данного процесса. Наиболее популярной является “модель торгового развития”, согласно которой металлургия стимули­рует развитие торговли, что спонтанно порождает подъем экономики и изменения в социальной сфере. Так, классичес­

кая схема Г. Чайлда предусматривает возможность значи­тельных социальных изменений в ответ на усложнение тех­нологии производства. Более основательно роль торговли и обмена рассматривается К. Ренфрю, который подчеркивает, что не экономика в целом, а именно торговые связи (в том числе и торговля металлами и изделиями из них) потребо­вали перестройки социальных структур. Ему возражает А. Шеррат, считающий торговлю и обмен лишь “регулятором локальных различий в экологии и соответственно в сельско­хозяйственном производстве”[56].

Модель “адаптивного развития” связывает процветание и развитие экономики с “человеческим фактором”: целенаправ­ленное руководство экономикой (а в условиях зарождения и развития металлургии особенно) породило значительные со­циальные сдвиги. Исследователи возвращаются к примеру критского общества, где межплеменное взаимодействие по­степенно выявляло запросы отдельных территорий с различ­ными природными условиями, и эти запросы удовлетворя­лись через создававшиеся запасы продукции.

Манипулиро­вание продукцией привело к усилению роли племенной эли­ты и последующим социальным изменениям[57].

Этот механизм, при котором редистрибутивная функция, узурпированная племенной элитой, является основным дви­гателем социально-экономического развития, применяется и к объяснению процессов становления западно-средиземномор­ских цивилизаций.

Модель “политического” развития сформулирована А. Гил­маном, который подчеркивает связь между появлением эли­ты и интенсивным развитием металлургии. Именно наличие социальных привилегий потребовало производства престиж­ных предметов. Отсюда значение изделий из металла боль­

ше идеологическое и социальное, нежели практическое. Ору­жие и предметы культа распространялись среди элиты для демонстрации превосходства, функционировали как символы власти и престижа. Постепенно появляется производство, специализировавшееся на изготовлении предметов престижа, налаживается их обмен, что, в свою очередь, усиливает об­мен идеями, технологиями производства в целом: распрост­раняются ирригация, плуг с упряжкой животных, средизем­номорские поликультуры[58].

Таким образом, проблема перехода населения Средизем­номорья к металлургии и металлообработке вызывает живей­ший интерес исследователей. Предлагаются разнообразные методические и методологические подходы к ее решению, строятся различные модели данного процесса. Наиболее важ­ным, с нашей точки зрения, является отказ от примитивно­го понимания цивилизационного процесса, сведение его мно­гообразия к ограниченным представлениям о перенесении готовых культурных образований из более древних центров в новые регионы.

Современные исследования требуют более внимательно­го отношения к региональным проблемам в русле общетео­ретических разработок вопросов генезиса древних цивили­заций. Испанская историография проблемы отражает общие тенденции и поиски. Основу для реализации идей экспор­та цивилизации на Пиренейский полуостров заложили ис­следования Л. и Е.

Сирэ[59], которые определили поселение эпохи халколита JIoc Милльярес как восточную колонию. Особенно последовательно отстаивали и отстаивают идеи диффузионизма представители немецкой исторической на­уки Б. Бланк, Г. Шубарт, В. Шуле, Е. Сангмайстер, по мне­нию которых, укрепленные поселения халколита—бронзы являлись колониями искателей металлов, мигрировавших

на полуостров маленькими группами и занимавшихся пер­вичной обработкой металлов с последующей их транспор­тировкой[60]. Г. Савори модифицирует концепцию Б. Бланк и утверждает, что каждую страницу истории полуострова мож­но связать с цивилизациями Анатолии и Египта. Как импе­рия Египта в XX в. до н.э. подверглась вторжению кочев­ников-номадов, так Троя и Пиренейский полуостров в пос­ледней четверти III тыс. до н.э. подверглись нашествию но­мадов — носителей колоколовидной керамики[61][62]. Сложно ока­залось объяснить несоответствие многих датировок этих по­селений и их существование в типично туземных регионах.

В испанской историографии ведущее место занимали взгляды “классической школы”, как принято называть груп­пу ученых, связанных с университетом и музеями Барсело­ны. Лидером этого направления, сформировавшегося в начале XX в., стал П. Бош-Гимпера11. Группа ставила задачей сис­тематизацию исследований по древней истории полуострова и изучение его связей со Средиземноморьем и Европой. Впер­вые были подняты проблемы хронологии и периодизации халколита—бронзы на полуострове, заново проанализирова­ны результаты археологических исследований предшествую­щего столетия, предпринята попытка сопоставить археологи­ческие исследования в Испании с методикой зарубежных исследователей. “Классики” также уделяли огромное внима­ние контактам народов полуострова, влияниям извне, но, в

отличие от чистых диффузионистов, они искали в этих про­цессах корни местных культур, подчеркивая скорее импорт идей, нежели готовых штампов[63].

Современные представители “классической школы” стре­мятся перейти от изучения глобальных проблем становления паневропейских культур к рассмотрению эволюции цивили­заций небольших регионов. Они скрупулезно исследуют ар­тефакты, применяя новейшие достижения науки[64].

<< | >>
Источник: Коротких, Л. М.. Древняя Иберия в античной традиции К68 и археологии: Монография / Л. М. Коротких; Воронеж, гос. ун-т. — Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2002.— 312 с.: ил.. 2002

Еще по теме ГЛАВА II ЭПОХА МЕТАЛЛОВ НА ПИРЕНЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ:

  1. ΙΙ.2. Эпоха бронзы на Пиренейском полуострове
  2. 2. Финикийцы на Пиренейском полуострове
  3. IILl. Этносоциальные процессы на Пиренейском полуострове в III—II тыс. до н.э.
  4. У истоков цивилизации. Особенности формирования производящей экономики на Пиренейском полуострове
  5. ΙΙ.4. Эпоха металлов на островах Западного Средиземноморья
  6. Глава 3 ОТ КАМНЯ К МЕТАЛЛУ
  7. Глава XV ПИРЕНЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ
  8. ГЛАВА I ПИРЕНЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ В СИСТЕМЕ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ЗАПАДНОГО СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ
  9. ГЛАВА III ПИРЕНЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ В ЭПОХУ СТАНОВЛЕНИЯ РАННЕКЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА
  10. Глава 14 ЭПОХА ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ
  11. ГЛАВА IV ИБЕРИЙСКАЯ КУЛЬТУРА И ЭПОХА “ВЕЛИКИХ” КОЛОНИЗАЦИЙ
  12. Глава 23 КРИЗИС Ill в. ЭПОХА СОЛДАТСКИХ ИМПЕРАТОРОВ (235-284 ГГ.)
  13. Глава 12 ЭПОХА ВЕЛИКИХ ВОЙН И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПЕРЕМЕН (КОНЕЦ Vl - ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ V BB. ДО Н. Э.)
  14. Металлы и металлургия