<<
>>

ФРАКИЙСКИЙ МОТИВ В ИСКУССТВЕ СКИФОВ

И. Венедиков

(Болгария)

Самым старым памятником, изображающим оленя с разветвленны - ми рогами в виде птичьих голов, бесспорно, является фигурка оленя из Сев- лиева.1 В этой статуэтке тело животного передано геометрически в виде призмы, два ребра которой соединяют плечо с бедром животного, а два других образуют хребет и проходят посередине живота.

Ноги животного ■от лопатки и бедра не стилизованы, а даны свободно. Конечно, для нас очень важно знать, когда была сделана эта статуэтка. К сожалению, по этому вопросу мы не можем дать ничего конкретного, кроме совсем общих объяснений, а именно, что, очевидно, статуэтка была изготовлена в Фра­кии еще в эпоху господства геометрического искусства. Мы могли бы ска­зать, что это искусство возникло в Греции сразу же после упадка микенской культуры, т. е. после XH в., и достигло своего кульминационного момента в VIII и VII вв. до и. э. Вероятно, что в Тесалии и Македонии оно задержалось в меньшей или большей степени даже в VI в. до н. э.[233][234]На золотом нагруднике последней четверти VI в. до н. э. из Мушовицы близ Дуванлия мы видим, что фракийский мастер-самоучка полностью порвал с геометрическим искусством. Этот нагрудник украшен бордюром из 16 изображений птицы с расправленными крыльями. Изображение птицы не геометрическое и напоминает подобные изображения в восточ­ном искусстве.[235][236] Следовательно, этот памятник позволяет нам предпо­ложить, что отказ от геометрического искусства и в Фракии наступил в то же самое время, как и в Македонии, а именно — не позднее середины VI в. до н. э. Другими словами, самые поздние памятники геометрического стиля, обнаруженные до сих пор в Фракии, не могут быть датированы позднее первой половины VI в. до н. э. Следовательно, и статуэтку из

Севлиева надо отнести к VIII-VH вв. или не позднее первой половины VI в.

до н. э.

Случайно найденные многочисленные памятники геометрического стиля следует отнести почти к этому же периоду. Так, например, топоры с укра­шенным обухом, не имеющие точной даты, подобны топорам с более точной датой, найденным в некрополе близ Гольштадта; один из них относится к 600 г., а другой — к 800 г. до н. э.4 Это дает нам основание предположить, что распространение топоров в Фракии перед их появлением в Гальштадте взаимствовано с востока и чт, как те, так и геометрическое искусство, ярким отражением которого они являются, существовали намного раньше в Фракии. А это значит, что не позднее IX в. до н. э. Фракии уже было знакомо геометрическое искусство. Возможность отнести его к более ранней дате существует опять-таки из общих рассуждений. В сущности, топор с украшенным обухом после двухтысячелетнего существования в Малой Азии, или скорее всего в Передней Азии и Иране, в последние два-три века вто­рого и в первые два-три века первого тчысячелетий является самым рас­пространенным.6 Этот памятник в качестве символа царской власти об­ходит области около Ассирии и Вавилона и встречается в виде украшения иголок на Кавказе или в форме культового предмета перед тем, как^через Фракию попасть в Гальштадт. Все это приводит нас к мысли о том, что топор с украшенным обухом, являющийся подобием топора с востока, мог появиться во Фракии и до IX в. и существовать в ней и в XI, и в X вв. до

Рис. 1. Олень из Севлиево

4К. Kromer. Hallstatt-Prahistorischc Kunst. Wien. 1963. Tal. 38, 41—43,51.

6 A. G о d а г d. L,art de Г Iran. Paris. 1960. p. 79. R.Ghr ish m an. Perse. Paris, 1963. p. 78.

Рис. 2. Матрица из Гырчинова

н. э., и что, вероятно, в Фракии, как в Македонии, Тесали и и Греции гео­метрическое изображение животных, подобно оленю из Севлиева (рис.

1), встречается во всей этой эпохе, хотя в вышеуказанных странах они дати­руются второй половиной этого длинного периода между XII и VIl вв. до н. э. Разумеется, что статуэтка из Севлиева ни по форме рогов, ни по форме шеи и туловища, ни по способу передачи бедра и плеча не может сравниться с греческими статуэтками того времени. Следователи©, для ста­туэтки из Севлиева .мы можем предложить период, доходящий до середины VI в. до н. э.

Памятники, найденные в Фракии, предлагают нам еще одно изобра­жение оленя (рис. 2) на матрице из Гырчинова? Но здесь в изображении оленя внесено много изменений. Статичное положение застывшей геометри­ческой фигуры из Севлиева здесь заменено позой, полной динамики напря­жения: голова откинута назад, тело упирается на грудь, а задняя часть его приподнята, ноги выброшены вперед. Однако, в целом изображении доминируют огромные рога, разветвления которых стилизованы посред­ством подробно переданных львиных голов. Ясно очерченное ребро про­ходит между бедром и плечом животного, как и в статуэтке из Севлиева, — остаток от времени геометрического искусства в Фракии. Плечо живот­ного, однако, ие трактовано свободно, а стилизовано в виде большой пти­чьей головы, которая, как мы обратили уже внимание, заменяет известный орнамент — ахеменидскую восьмерку.7 Олень на матрице изображен в сцене нападения на него небольшого льва. По обе стороны льва нахо­дится: с одной—грифон, с другой—орел. ЛАастср, изготовивший матрицу, не сумел ясно передать взаимоотношения в этой композиции. Для нас это просто ряд животных. Особое внимание, однако, в этом ряду привлекает грифон с огромным рогом, разветвления которого расположены симме­трично в форме птичьих голов. Тело грифона передано таким же образом,

βА· Ге t і e h. Der skythische Funde au? Garcinovo- Budapest, 1935, I. В. Fi- 0u temπryt l,sche nrOnzereIief aus Bulgarien ESA IX. 1934. p. 197.

и. В е н е д к к о в. Торсвтиката в сгвероизточна Тракия.

Известия на Народ- имя музей във Варна IV (XIX) 196«. «. И. Be медиков, к Т. Герасимов. Гракийското изкуство. с. 95 № 152.

■как и тело оленя, только вместо клюва изображена пасть.В сущности, только грива на шее и крылья, переданные в виде птичьих голов, приближенных к голове, изображающей лопатку, напоминают настоящего грифона. Так как мастер видел грифона только с одной стороны, а хотел показать и другое крыло, то он изобразил и одну птичью голову перед грудью гри­фона. В сущности, внимание заслуживает то, что у статуэтки оленя из Сев­лиева и у изображения оленя из Гырчинова есть два рога с разветвлениями в виде звериных голов, а у изображения грифона — один рог и головы- разветвления расположены симметрично.

Тот же мотив — олень между двумя животными — встречаем снова в Фракии в находке из Аджигела на двух серебряных кубках.8 Централь­ной фигурой обеих кубков является олень, рога которого возвышаются над головой в виде палки, переходящей в гирлянду из птичьих голов. Тре­тий подобный кубок найден в местности Железна Врата.® Среди животных, изображенных на этих кубках одно из них напоминает грифона с матрицы из Гырчинова. Его огромный рог передан с симметричными разветвлениями, изогнутыми в сторону головы, но они не получили здесь форму птичьих или звериных голов.

Мы располагаем только общими данными о датировании матрицы и Гырчинова, которую большинство исследователей пытаются отнести к VI в. до н. э. Но, имея в виду, однако, появление влияния восточного искусства, которое возникает в Фракии после середины VI в., с одной сто­роны, и обстоятельство, что на матрице из Гырчинова все еще сохраняются элементы геометрического искусства, с другой стороны, мы должны отнести матрицу к концу VI в. до н. э. Самой ранней вероятной датой изготовления матрицы можем предположить первую половину V в. до н. э. Эта дата лучше всего соответствует матрице, имея в виду ее междинное положение между статуэткой оленя из Севлиева и изображением оленя и грифона на кубках из Аджигела.

Непременно нужно добавить, что находку из Аджигела, по всей вероятности, нужно датировать первой половиной IV в. до и. э., точнее между 385 и 359 гг., так как в ней есть фиал, изготовленный масте­ром Зібеосом во время царствования Котиса I.10 C другой стороны, находка является современной с находкой из Могиланской могилы во Врацс, ко­торая относится к этому же периоду, благодаря тем же самым соображениям. Обе находки имеют много общего и нет сомнения, что они относятся к одному и тому же периоду. Итак, мы видим, что в конце VI или в начале V вв. до н. э. во Фракии уже изображались животные с рогами в виде птичьих го­лов в двух вариантах: первый — с двумя рогами, второй — с одним рогом с симметричными разветвлениями. Интересным является то, что оба эти варианта относятся и к обеим животным, которые как в матрице, так и на кубках являются различного типа: один — олень, другой — грифон.

Мы уже занимались вопросом о возможности, что этот мотив ведет свое начало от скифского искусства,и доказали с помощью общих соображений, что это невозможно.11 Сейчас мы холим обратиться к этому вопросу более подробно. Верно, что искусство скифов взаимствует свои восточные формы

* D. В е г с і u. Arta Tliraco-Ketica. Bucuresti. 1969.

eBGoldman. Λ Scythian helmet from the Danube. Bull, of the Detroit Institute of Arts. 42. 4. 1961, p. I.

'l'И. B e h e д и к о в. Надписите върху тракийскнтефиалм. Археология.1.1972 г.11. И. Венедиков. Указ. соч.. 1 и сл.

из Передней Азии гораздо раньше, еще во второй половине VII в., и с тех пор до его исчезновения в III в. до н. э. оно продолжает свое существование и изображает оленя — любимое животное в искусстве скифов. Скифский мастер (это относится и к фракийскому мастеру) отличался своим вкусом к разнообразию. Он часто повторял один и тот же мотив, но для передачи одного и того же сюжета использовал несколько различных способов. Вот почему часто повторяются не один и тот же способ передачи льва, быка или оленя, а много и самых различных способов передачи этих живот­ных.

При этом художник не занимался анатомией животного, а стилизовал отличительную характерную черту, присущую данному животному. Так. например, при изображении оленя он больше работал над рогами живот­ного, несмотря на его скульптурную или рельефную передачу.

В разнообразной передаче оленя в южной России мы наблюдаем слу­чаи, когда животное изображено совсем спокойно, но рога переданы — один вперед, другой назад, хотя голова расположена в профиль.12 Иногда они переданы так декоративно, что напоминают половину или целую пальметту.13 В других случаях они только намечаются двумя серпами, образующими открытое кольцо.14 Часто встречаются и рога в виде спирален, причем две спирали направлены в одну сторону, а остальные три или более в другую — обратную двум спиралям.15 В скифском искусстве часто можно встретить оленя с двумя телами и одной головой, повернутой прямо к зрителю.16 В та­ких случаях рога трактованы как пальметта. Между всеми этими способами передачи головы оленя с различной трактовкой рогов, хотя и очень редко, встречаются и разветвления рогов в виде птичьих голов.

Два раза олень с разветвленными рогами в виде птичьих голов встре­чается на золотых пластинках из одного и того же захоронения, датируе­мого первым десятилетием V в. до и. э. Пластинки относятся к Иличев- скому комплексу надгробных могил.17 На одной из пластинок изображена большая голова оленя, над которой вразброс расположены птичьи головы, очевидно, образующие рога (рис. 3). Но их беспорядочное расположение, с одной стороны, и значительная поврежденность пластинки, с другой сто­роны, не позволяет нам видеть, каким образом расположены птичьи головы над головой оленя. Во всяком случае, и здесь пустое пространство под го­ловой, как и пустое пространство на матрице из Гырчинова между живот­ными, занято самостоятельно изображенными птичьими головами или розетками, трактованными как отдельный орнамент. Очень важна, хотя так же поврежденная, другая пластинка, на которой изображения ясно видны (рис. 4). Как на матрице из Гырчинова, так и на этой пластинке мы видим несколько животных, среди которых олень занимает центральное место. Он с вытянутой шеей и подогнутыми под себя ногами — как будто силится подняться и отбросить своих нападателей: спереди змею; сверху льва, вцепившегося лапой в его плечо и вонзившего зубы в грудь (видна верхняя челюсть снизу); а сбоку орла, нападающего на его бедро. Здесь

12 M. !.Artamon ov. Goldschatz der Skythc∙n. Praga Leningrad. 1970 Abb. 29; Taf. 113' ,

Artamonov.

o. c. Tai 17.

uА г t a m о η о v. о. с. Abb. 3. 64 . 65 . 78; 131; Taff. 80. 114. 129. uArtamonov. о. с. Taf IO.' 13. 21. 50. 52 64.

16А г t a m о η ον. о. с. Abb. 57. 63. Taf. 128. 130.

,7 A. JI ее к о в. Новые сокровища курганов Украины (A. Leskov. Tresaures from the Ukrainian barrows: latest discoveries. Leningrad. 1972. p. 50—52 pl. 12—13-

Рис. 3. Пластинка из Или· невского комплекса

Рис. 4. Пластинка из Или- чевского комплекса

так же, ка и на матрице из Гырчинова и на кубках из Аджигела рога оленя представляют из себя гирлянду, опоясывающую верхний край предмета. Гирлянда дана таким образом , как бы была дана гирлянда, составленная из цветов лотоса, или пальметта — отдельные элементы соединены только снизу. Вот почему и в южнорусских, и в фракийских изображениях, головы повернуты клювами всегда вверх, как будто при этом соблюдается одна закономерность, данная в статуэтке оленя из Севлиева.

Если сравним матрицу из Гырчинова с пластинкой из Ил невского комплекса, то увидим и другие сходные элементы — в обеох памятниках на оленя с рогами в виде птичьих голов нападают трое животных, т. е. и в обеих случаях мы сталкиваемся с одним и тем же сюжетом. Тут нечего сомневаться в связи между матрицей из Гырчинова и второй пластинкой из Иличевского комплекса.

Третий случай,18 где мы встречаем оленя со стилизованными рогами в виде птичьих голов,— это пластинка из Журовки, найденная в 401 могиле, датируемой второй четвертью V в., т. е. на два-три десятилетия позднее двух вышеуказанных пластинок (рис. 5.). Здесь голова оленя изображена в профиль, причем из темени, между глазом и ухом, выступает широкий рог с шестью симметричными разветвлениями вперед и назад. Все развет-

“Artamonov, о. с. Abb. 32.

Рис. о. Пластинка из журовки

вл ен и я рогов изображены в виде птичьих голов, шеи которых повернуты к рогу, а клювы наружу. Так что и здесь тот же мотив: оленя с одним рогом

<< | >>
Источник: ΦΡΑΚΟ-СКИФСКИE КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ. ИЗДАТЕЛЬСТВО БОЛГАРСКОЙ АКАДЕМИИ ИАУК. София - 1975. 1975

Еще по теме ФРАКИЙСКИЙ МОТИВ В ИСКУССТВЕ СКИФОВ:

  1. ВЛИЯНИЕ ТЕХНИКИ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРИ ОФОРМЛЕНИИ СТИЛЯ и МОТИВОВ В ТОРЕВТИКЕ ФРАКИЙЦЕВ И СКИФОВ
  2. ДАКИ (лат.Daci, Dacae, грен,∆dκoι, ∆ακαι) - фракийские племена, родственнъЕ гетам, обитавшие к северу от Дуная до отрогов Карпат. C VII по IV вв. до н.э. z⅛- ки находились под влиянием кочевников-скифов, а с Ш по П в, до н.э. - кельте» В I в. до н.э. при Буребисте дак
  3. Изобразительные мотивы и их мифологемы
  4. № 154. ФУКИДИД О ГОСУДАРСТВЕ СКИФОВ
  5. Фракийские племена
  6. № 39. КОЛОНИЗАЦИЯ ГРЕКАМИ О. ФАСОСА И ФРАКИЙСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ
  7. НОВЫЕ ФРАКИЙСКИЕ ЭПИТЕТЫ АСКЛЕПИЯ И ИХ ТОЛКОВАНИЕ
  8. Античные мотивы в комедии Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын»
  9. К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ СКИФОВ
  10. К ПРОБЛЕМЕ САМОБЫТНОСТИ ФРАКИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ В РИМСКОЕ ВРЕМЯ*
  11. ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ СКИФОВ
  12. БОГИ ФРАКИЙЦЕВ И СКИФОВ ПО СВЕДЕНИЯМ ГЕРОДОТА
  13. По своему служебному статусу Татьянины и Мунины примерно равны. Мотив брака, по всей видимости, поземельное соседство.
  14. О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ФРАКИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ ТИРИЗИСА
  15. № 155. ОПИСАНИЕ СКИФОВ У СТРАБОНА (География, VII, 3 2, 6, 7).