<<
>>

Германцы в преддверии Переселения народов

В широко известном феномене Великого переселения народов немалую, если не решающую роль сыграли германцы. Германцы - это племена индоевропейской языковой группы, занимавшие в преддверии Переселения народов земли между Се­верным и Балтийским морями, Рейном, Дунаем, Вислой и Южной Скандинавией.

Германские племена довольно поздно оказались в поле зрения античной письмен­ной традиции. Первое упоминание о германских племенах относится к 222 г. до н.э.[1]Римляне стали проявлять к своим беспокойным соседям живой интерес. Но их пред­ставления о германцах до появления сочинений Цезаря и Тацита были весьма скуд­ными. Сведения о германцах в сочинениях римских, как и позднее раннесредневеко­вых авторов отличаются фрагментарностью, тенденциозностью, путаницей этниче­ской терминологии.

Прародиной германцев являлась Северная Европа, откуда началось их движе­ние на юг. Это переселение столкнуло германские племена с кельтами[2], что приве­ло в одних районах к конфликтам, в других - к союзу и этническому взаимовлия­нию[3]. Сам этноним “германцы” кельтского происхождения. Сначала кельты назы­вали так племя тунгров, а затем всех населявших левый берег Рейка и их зарейнских сородичей[4]. Уже в раннее время германцы занимались земледелием[5]. Примитивная система земледелия требовала больших площадей для прокормления сравнительно немногочисленного населения. Поиски таких земель приводили в движение целые племена. Шел захват владений соплеменников, а позже и удобных земель на терри­тории Римской империи. До начала Переселения первенствующая роль в хозяйст­венной жизни германских племен принадлежала скотоводству. Скот - “единствен­ное и самое любимое их достояние”[6]. В этой отрасли хозяйства были заняты глав­ным образом мужчины[7]. Уже в это время у германских племен развивалось ремес-

Рис.

1. Германские женщины. Реконструкция с рельефа колонны Марка Аврелия в Риме

ла, продукция которого была не слишком разнообразна: оружие, одежда, утварь, орудия труда. Гер­манские женщины преуспели в тка­честве и гончарном деле. Весьма активно германские племена зани­мались торговлей. Внутри герман­ского племенного мира преобладал натуральный обмен8. В качестве средств платежа часто использо­вался скот. Лишь в пограничных с Империей областях в ходе торго­вых операций употреблялись рим­ские монеты9. Они, кстати, цени­лись и как украшение. Центрами внутренней торговли были укреп­ленные поселения набирающих си­лу германских правителей. Центра­ми германо-римской торговли яв­лялись Кельн, Трир, Аугсбург, Ре­генсбург и др. Торговые пути про­ходили по Дунаю, Рейну, Эльбе и Одеру. В зону торговых контактов

входило Северное Причерноморье. Купцы плавали по Северному и Балтийскому морям. Торговля с Римом играла значительную роль[8][9][10]. Многие племена имели специальную привилегию свободы посреднической торговли. Так, гермундуры[11] вели торговые операции по обе стороны верхнего течения Дуная и даже проникали в глубь провинций Империи. Батавы[12] перепра­вляли в прирейнские области скот. Торговля являлась одним из мощных стимулов готовности германских племен к передвижениям. Контакты с римскими купцами давали им не только информацию о новых землях и путях в эти земли, но и спо­собствовали формированию “притягательных целей” их будущих переселений.

В преддверии Переселения род играл значительную роль в жизни германских племен[13]. Членов рода объединяла общая территория, на которой они проживали, собственное имя, религиозные обычаи, общая система управления (народное собра­ние, совет старейшин), неписанное право[14]. Род являлся опорой любого члена это­го рода, ибо сам факт принадлежности к нему давал определенную защищенность. Постоянные же контакты разделившихся родственников обусловливали сохране­ние клановых связей и сакральное единство.

У германских племен не было частной собственности на землю[15]. Общее владение землей объединяло их при нападении врагов. Они совместно строили деревянные или земляные укрепления, помогавшие выдержать натиск противника. Социальное расслоение было довольно слабым.

Проявлялась тенденция возвышения герман­ской знати[16]. Она формировалась из предста­вителей старой родовой знати и вновь нарож­дающейся верхушки племени, так называе­мой “новой знати”, которая стала приобре­тать в племени все больший вес по мере за­хвата дружинниками и их вождями во время военных походов различной добычи и об­ширных земель[17]. Однако накануне Пересе­ления статус семьи каждого германца зависел не столько от богатства, сколько от числен­ности, происхождения, авторитета его пред­ков, общего мнения о семье и роде в целом[18][19]. Знатность рода, хотя и не проистекала от бо­гатства, но давала определенные преимуще­ства материального свойства, например, при дележе земель!9.

Риє. 2. Знатный германец. Реконструкция с рельефа колонны Марка Аврелия в Риме

Основой общественной структуры гер­манцев было племя. Народное собрание, в котором участвовали все вооруженные сво­бодные члены племени, являлось высшим органом власти. Оно собиралось время от времени и решало наиболее значительные вопросы; выборы предводителя племени, разбор сложных внутренних конфликтов, посвящение в воины, объявление войны и заключение мира[20]. Вопрос о переселении племени на новые места также решался на собрании племени. Одним из органов власти являлся совет старейшин[21]. Однако накануне Переселения его функции и традиции фор­мирования изменились. Наряду с мудрыми патриархами племени в совете прини­мали участие представители новой родоплеменной знати, в лице вождей и наибо­лее влиятельных лиц племени. Власть старейшин постепенно становилась наслед­ственной.

Совет старейшин обсуждал все дела племени и лишь затем выносил важнейшие из них на одобрение народного собрания, на котором представители старой и новой знати играли наиболее активную роль[22]. Выразителем высшей ис­полнительной власти являлся предводитель племени, обозначаемый античными авторами как principes, dux, гех, что в смысловом значении приближалось к обще­германскому термину koπung[23]. Возможности конунга была весьма ограничены. “Конунги не обладают у них безграничным и безраздельным могуществом”[24]. Их власть основывалась и поддерживалась личным авторитетом, примером и способ­

ностью убеждать. Они “больше воздействуют убеждением, чем располагая вла­стью приказывать”[25].

Уже накануне Переселения особое место у германцев занимали военные дру­жины. Они формировались не по признаку родовой принадлежности, а на основе добровольной верности предводителю. Первоначально дружины создавались с це­лью разбойничьих набегов, грабежей и военных рейдов в соседние земли[26]. Соз­дать дружину мог любой, обладавший способностью военного лидера, склонно­стью к риску и авантюре. Закон жизни дружины - беспрекословное подчинение и преданность предводителю. Считалось, что “выйти живым из боя в котором пал вождь - бесчестье и позор на всю жизнь”[27][28][29]. Дружинниками становились либо мо­лодые люди из знатных семей, гордящиеся своим происхождением, древностью рода и стремящиеся приумножить его славу, либо маргинальная часть племени, те, кто не имел крепких семейных связей, не особенно дорожил родовыми тради­циями, пренебрегал и даже противостоял им28. С дружиной у племени было нема­ло хлопот. Своими набегами она нарушала заключенные мирные договора. Но в критических ситуациях именно дружина составляла ядро племенного войска, обеспечивая ему военные успехи. Заметим, что в ходе Переселения дружина ста­ла основой военной власти конунга. Накануне Переселения дружина служила не конунгу, а своему предводителю, и он зачастую становился соперником вождя племени. Вожди отдельных дружин нередко становились военными вождями це­лых племен, а некоторые из них превращались в конунгов. Но авторитет таких конунгов был непрочным, если он не сопровождался знатным происхождением29. “Новая знать” не могла претендовать на монопольное распоряжение “обществен­ным полем”.

Итак, к началу Переселения германские племена уже представляли собой до­статочно организованную и мобильную часть племенного мира европейского Барбарикума. В дальнейшем это дало возможность им неоднократно занимать лидирующие позиции в мощных миграционных потоках первой половины I тыся­челетия н.э. .

2.

<< | >>
Источник: Буданова В.П.. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. - М.: Наука,2000. - 544 с., ил.. 2000

Еще по теме Германцы в преддверии Переселения народов:

  1. Глава 6 «ТЕМНЫЕ ВЕКА» И ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ (XI-IX BB. ДОН. Э.)
  2. Переселение «заречных племён» и «народов Моря».
  3. Глава II “ГУННСКИЙ” ЭТАП ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
  4. Преемники Константина до переселения народов (337—375 гг. после Р. X)
  5. Глава V ЭТНОНИМИЯ ПЛЕМЕН ЭПОХИ ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
  6. «Великое переселение народов» и его влияние на этнополитическую картину Северного Причерноморья и Кавказа.
  7. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ И ПАДЕНИЕ ЗАПАДНОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (375-591 гг. после Р. X.)
  8. Буданова В.П.. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. - М.: Наука,2000. - 544 с., ил., 2000
  9. Германцы
  10. Взаимоотношения германцев с Римской империей
  11. “Тихая экспансия” славян и “бурный финиш” германцев
  12. Русь и соседние народы в IX-XII вв. Народы Северного Кавказа.
  13. Русь и соседние народы в IX-XII вв. Народы Поволжья, Урала и Севера.
  14. ПОХОДЫ АВГУСТА ПРОТИВ ГЕРМАНЦЕВ. ДОМАШНЯЯ ЖИЗНЬ АВГУСТА. СМЕРТЬ ЕГО. (30 г. до Р. ХЛ 14 г. п. Р. X.)
  15. Переселение дорян. Колонии (1100 г. до Р. X.)
  16. Между переселением и расселением
  17. Походы Августа против германцев. Домашняя жизнь Августа. Его смерть (30 г. до Р. X. — 14 г. после Р. X.)