<<
>>

Глава III АНАТОЛИЯ - ЦАРСКАЯ ДОРОГА В ЭГЕЙСКИЙ МИР

В пятом веке Царская дорога, соединявшая Месопотамию с Эгейским миром, вела не только к Левантийскому побережью, она шла и дальше, через Анатолийское плато, этот огромный мыс Азии, выступающий в сторону Европы.

По этой дороге шли персидские войска, стремившиеся навязать Греции свою восточную культуру, по этой же дороге ездили дипломаты, ученее, купцы, которые более мирным и более успешным путем насаждали в молодых ионических полисах идеи, распространенные в Вавилоне. Но еще за два тысячелетия до этого Анатолийское плато уже служило мостом, через который купеческие караваны доставляли в варварскую Европу продукты месопотамской цивилизации. Рудные богатства Тавра привлекали ассирийских купцов, которые образовывали в Каппадокии целые колонии и поддерживали постоянную связь с городами на Тигре и Евфрате. Но еще раньше местные поселки были вынуждены, сообразуясь со спросом в городах Двуречья, пожертвовать своей автаркией ради выгод промышленности и торговли и начали превращаться в небольшие поселки-города. К тому времени, которое стало нам известно благодаря недавним археологическим раскопкам в Турции, этот процесс достиг уже значительных результатов; в самых нижних из вскрытых слоев медь уже соперничает с кам­нем и костью.

Эта местная культура медного века, проникнутая чертами еще более восточных культур, захватывает территорию к западу от Тавра до побережья Геллеспонта. В результате тщательного исследования материала было обнаружено, что в рамках общей единой культуры, зани- 5 Г.- Чайлд в5

мающей эту обширную территорию, имеется ряд местных вариантов. В Северо-Западной Анатолии эта культура носит уже почти европейский характер. Древнейшее поселение этой области представлено керамикой, найденной на уровне материка при раскопках Кум Тепе1 в Троаде. Особенно интересны кубки на поддонах, похожие на кубки, найденные на плато в древнейших слоях Ллишара и на Балканах, а также посуда, украшенная лощеными лолосками, встречающаяся на Самосе и нередко в Европе.

Дальнейшее развитие этого местного варианта мы видим в Гиссарлы-ке (древняя Троя), который, занимая господствующее положение на побережье Геллеспонта, одновременно держал под своим контролем и судоходство на проливах и сухопутную дорогу в Европу. В прошлом столетии Генрих Шлиман установил наличие в этом месте семи налегающих один на другой доисторических городов. Но он оставил неразрешенными много серьезных вопросов, потребовавших проведения более научно поставленных раскопок; результаты раскопок, однако, все еще не были опубликованы даже в 1946 г. Для удобства дальнейшего изложения мы приведем здесь сводную таблицу последовательности культур, основанную на материалах последних предварительных сообщений 2:

Троя VII — „Гомеровский город", отнесенный на основании микенского импорта к началу XII — концу XIII веков до н. э. до н. э.

Троя VI — разрушена землетрясением; относится, на том же лгяппяшш. ко воемени от 1ЕОО до 1300 г.

основании, ко времени от н. э.

ДО

н. э.

Троя V — представлена культурным наслоением, достигающим в некоторых местах толщины 2,5 м; может быть разделена на 4 или 5 фаз. . Троя IV — насчитывает от 2 до Г фаз; культурный слой — 1,85 .и.

Троя III — культурный слой 1,8,см.

Троя II — культурный слой 1,6 м; троекратная реконструкция городской стены отмечает три фазы — а, Ь и с, но над уровнем 11с можно различить еще два или три дополнительных наслоения; последний из них .---след страшного пожара.

Троя I — культурный слой 4,4 м; насчитывает четыре основные фазы, из которых каждая делится на подфазы. AJA, XXXIX, 33.

Там же, XLI (1937), 563—566, 5%.

Помимо чисто стратиграфических измерений, установлению даты наиболее древних слоев способствуют следующие соображения. В Трое VI древнейшие датированные черепки посуды, привезенной из Греции, принадлежат к позднеэлладскому I и позднеминойскому II, но в более глубоких слоях того же города -наряду с греческой керамикой среднеэлладского периода встречается и местлая «минийская» посуда, которая появляется впервые только в V d.Начиная с V а и вплоть до I dраспространена привозная раннеэлладская керамика, которая в большей части Греции вышла из употребления около 1850 г.

до н. э. '. С другой стороны, типичная для Трои V «чаша с красным крестом» (стр. 79) была найдена в древнейшем напластовании (времен Хеттского царства) многослойного телля близ Мерсина в Киликии; начало этого напластования относится приблизительно к 1450 г. до н. э.2. В то же время серая, похожая на минийскую, посуда является самым распространенным видом керамики в соответствующих по времени слоях хеттской сто­лицы БогазкёйА В Гёзлу Кале близ Тарса вариант типичного для Трои III сосуда, изображенного на рис. 19, 5, был найден в культурном слое, который на основании обнаруженных в нем отпечатков датированных «каппадокийских» печатей может быть отнесен ко времени между 1970 и 1870 гг. до н. э.4. В значительно более ранних слоях Алишара был найден кубок, относящийся к типу сосудов, не встречающихся позже Трои IIB5, что дает возможность датировать эту фазу временем до 2200 г. до н. э. (Эти кубки, подобно другим троянским сосудам, воспроизводят по форме золотые и серебряные сосуды, найденные в Аладжа Хейюк и других местах, которые в качестве предметов торговли обычно получали быстрое распространение.) Таким образом, едва ли возможно относить начало Трои II ко времени на много позже 2500 г., а Троя I вполне может быть отнесена к

1 AJA, XLI (1937), 563—566, 595; BSA, XXXVII, 10—12.

2 JAAA, XXVI, 132; дата слишком занижена.

3 MDAG, LXXV (1937), 38.

4 AJA, XLIV, 65.

5 В i 11 e 1, Prahistorische Forschungen in KJeinaslen (Istan-buler Forschungen, 1934), 18—20; van

der Osten, QIC Publications, XXVIII—XXX, 1937. . ...

5* 67

"2750 г. до н. э. Более высокие даты Бледжина 1вызывают (всеобщее (возражение.

Троя I представляла собой уже небольшой поселок-город, окруженный массивной каменной стеной 2. Управление, вероятно, находилось в -руках какого-то вождя; длинный прямоугольный зал 12,8X5,4 м со входом через портик, расположенный в западном конце, очевидно, был его дворцом 3.

Но до тех пор, пока не будут опубликованы данные всех новейших открытий, более полная и точная картина древнейшей цивилизации в Северо-Западной Анатолии может быть создана путем дополнения материалов, собранных в Трое, данными, добытыми при раскопках мобильника в Иортане, в Мизии и пяти налегающих один на другой городов Терми 4на Лесбосе, из которых I—IV соответствуют по времени Трое I.

Даже древнейшее поселение состояло из тесно лепившихся друг к другу двухкомнатных домов (часто в виде длинных прямоугольников), которые образуют хорошо различимые, но кривые и узкие улицы. Стены из сырцового кирпича покоились на основаниях из камней, положенных иногда (в Терми I и IV и в Трое I) не горизонтально, а наклонно, «в елку», — способ, часто применявшийся при кладке кирпичей в архитектуре раннединасти-ческого Шумера. Двери, как и в Месопотамии, вращались на оси, в углублениях пяточных камней. В некоторых домах в Терми имелись низкие глиняные печи со сводчатым верхом высотой только 90 см. В полях зданий ('Особенно в Терми III) часто можно встретить ямы (бофры), тщательно обмазанные глиной5.

В основе хозяйства Анатолии лежало возделывание пшеницы6, ячменя, проса, вероятно, овощей, а, возможно, также винограда и фруктовых деревьев, разведение крупного рогатого скота, овец, коз и свиней и, наконец,

'Milojcic, BSA, XLIV (1949), 258—306.

2 AJA, XLI, 667.

3 Там же, 18, план типичен для азиатских построек; там же,

XLVIII, 342 и ел.

4 Lamb, Excavations at Thermi in Lesbos.

5 О бофрах вообще см. JHS, IV (1935), 1—19.

6 Полуполба (Triticum monococcum), хотя и несколько позднее, засвидетельствована в Трое и Rycype (Arch., LXXXVI, 10), двузернянка или эммер (Triticum dicoccum)—только в Терми, где имеются также следы виноградарства.

ловля рыбы на удочку и сетями. Топоры и изредка тесла изготовлялись путем шлифовки и полировки из различных камней и из оленьего рога, е котором делалось проушное отверстие; в качестве ножей и вкладышей для серпов употреблялись кремневые пластинки, обработанные просто отжимной техникой.

В Терми I или II встречаются уже каменные боевые топоры с цилиндрическим обухом; их форма свидетельствует о местном происхождении богато украшенных топоров, подобных образцу на рис 21, 1.(Каменные боевые топоры применялись в четвертом тысячелетии в Месопотамии, хотя они и известны только по глиняным моделям культуры аль-Убаид1.) Заостренные с обоих концов костяные отщепы служили наконечниками - стрел. Имелось и другое оружие: камни для пращи и шаровидные каменные булавы.

Между тем благодаря торговле появился уже металл даже на Лесбосе. В Терми I и Трое I имелись уже специальные мастера по металлу. В Терми на уровне материка был найден тигель; во всех слоях сравнительно часто попадаются металлические булавки и мелкие украшения. Большинство предметов изготовлялось из чистой меди, но одна булавка из Терми II содержит целых 13% олова; там же в IV городе был найден браслет, сделанный целиком из этого редкого металла. Ко времени Терми II и III металл стал настолько обычен, что люди теряли даже крупные орудия, которые теперь обнаруживают современные археологи. Среди этих орудий попадаются долота с округлым обушком, встречающиеся в Египте и во времена Джемдет Насра в Шумере, плоские топоры, один топор с образованными путем отковки небольшими закраинами 2и кинжалы с плоским черешком, но еще без ярко выраженного продольного ребра, типа образцов на рис. 20, 2—4.Хотя мы и не находим среди металлических изделий Западной Анатолии столь типичного для Месопотамии проушного топора3, достаточно

» JNES, II (1943), 150, табл. XVIII и ел., 5.

2 Такой же топор был найден в Ахлатлибеле близ Анкары.

3 В Лувре имеются медный боевой топор из Иортана и два проушных топора из могильника бронзового века в Ахлатлибеле близ Анкары, напоминающих топор, изображенный на рис. 11,./; Turk Tarih Arkeologya ve Etnografya Dergisi, II (1934), 90; Archiv f. Orientforschung, XI (1936), 47, рис. 7.

69

кинжалов и булавок, чтобы убедиться, что местные металлурги были последователями скорее азиатской, чем египетской школы ремесла '.

Однако торговля велась не только с одной Азией, и круг товаров не был ограничен рудой и металлическими изделиями. Киклады вывозили в Анатолию корундовые и мраморные сосуды. Медные булавки из Терми I с головками в виде птиц и полированные костяные трубочки (см. рис. 27, 1)из Терми III и IV свидетельствуют о дальнейшем развитии торговых сношений с островами Эгейского моря.

Несмотря на специализацию металлургического ремесла и широкие торговые связи Анатолии, гончарное ремесло* не было достаточно развито для употребления гончарного круга. Одноцветные лощеные сосуды различного типа — от интенсивно черного до кирпично-краснрго, нередко подражающие сосудам из тыквы или из кожи,— представляют традицию, свойственную всей Анатолии. Характерной чертой, присущей также всей области в целом, является широкое распространение, наряду г простым ушком, настоящих ручек. Отличительными формами Западной Анатолии служат миски с ушками, прилепленными к загнутому внутрь краю (рис. 17, левый ряд, Л), кувшины со срезанной наискось шейкой (рис. 17, средние ряды), сосуды на трех ножках и пиксиды с низкой -прямой шейкой, на которую надевалась крышка с дырочками для продевания шнурка, шнурок продевался также через боковые ушки (рис. 17, правый ряд, В)2. На основе стратиграфии Терми можно проследить некоторые важные изменения в формах сосудов. У мисок края трубчатого ушка постепенно вытягиваются и ко времени Терми III образуют ушко с рогообразными отростками. Одновременно ножки трехногих сосудов приобретают форму человеческой ноги. Украшения состояли из шишечек выпуклого ребристого орнамента, лощеных желобков и нарезных линий, а позднее в Иортане — из прямо-

1 Об итогах см. С h i I d e, Bronze Age.

2 Кубки на высоких полых поддонах в Трое, Иортане и Терми отсутствуют, но они были найдены в Кум Тепе — поселении, невидимому, более раннем, чем Терми, — ив древнейших слоях Алишара; van der Osten, Ehe Alishar Hiiyuk, OIP, XXVIII, 67; AJA, XXXIX, 33 и ел.

70

линейного орнамента, нанесенного тонким слоем белой краски.

В число домашних отраслей производства входили также прядение и ткачество. Об их значении

можно судить по большому количеству пряслиц, часто орнаментированных. Снабженные отверстием глиняные дужки длиной до 9 см, встречающиеся в Терми III, может быть,

Рис.17. Керамика из Терми I—II (Л) и III—IV (В). По В. Лэмбу, BSA, XXX.

принадлежали ткачу и, возможно, были предвестниками более узких серпообразных грузиков для ткацкого станка, столь обычных в хеттских слоях Кусуры и Алишара '. Многочисленные каменные и глиняные женские статуэтки указывают на распространение среди сельского населения домашнего культа плодородия. Каменные статуэтки выполнены всегда в высшей степени условно, в стиле образцов, изображенных на рис. 8, 13—162. Глиня-

' Arch., LXXXVI, 35, рис, 15; Alishar, рис. 30.

3 Очень похожие, очевидно, привозные, фигурки встречаются изредка в Месопотамии и относятся приблизительно ко времени около 2750 г. до н. эД S р e i s e r, Тере Gawra, табл. LUIb; Frankfort, Iraq Excavations, OIC, Communication, 19, рис, 24.

71

ные статуэтки в Терми появляются позднее; иногда ноги у них бывают отделены одна от другой. В самой Трое «богиня-мать» (если это была она) изображалась и в более монументальных формах: за самыми городскими воротами была найдена стоявшая вертикально каменная

I . J J

Рис. 18. Дворец типа «мегарона», Троя II.

плита высотой 1,27 м с вырезанным на ней барельефным изображением какого-то лица, похожего на сову1. Но глиняные фаллы из Терми, а возможно, и рогатая глиняная подставка для вертела (алтарь?), напоминающая скорее критские посвятительные рога, относятся опять к домашнему культу. Взрослых покойников, судя по Иортану, хоронили, очевидно, в больших пифосах в постоянных могильниках за пределами города.

1 AJA, XLI, табл. XX.

72

После продолжительного периода относительно мирного развития, представленного четырехметровым слоем Трои I и четырьмя следующими один за другим города-ми- яоселками в Терми, начался период смут, приведший к концентрации власти и богатства. Несмотря на начавшееся уже сокращение населения, Терми V были обнесены массивной каменной стеной со сложными внешними укреплениями. Но и это не помогло, в скором времени город 'был покинут. В его культурном слое были найдены сосуды, привезенные из Трои На, но ни один из них нельзя отнести к более поздним троянским фазам. В Трое появились новые могущественные вожди, которые, полностью использовав ее выгодное стратегическое положение, сосредоточили в городе всю торговлю Западной Анатолии, нанеся жестокий удар своим соперникам. Троя II была окружена новой каменной стеной с парапетом из сырцового кирпича. Но хотя Троя II была и больше Трои I, она занимала площадь всего лишь 7850 кв. м, то есть меньше 1 га. Ее правитель построил себе дворец по 'плану «мегарона». Это был большой зал, длиной 20 м и шириной 10 м, с очагом в центре и распо­ложенным отереди портиком 10ХЮ м (рис. 18). Крепость несколько раз подвергалась перестройкам. Наконец, она была захвачена неприятелем и предана огню. Но еще до окончательной катастрофы ее защитники успели спрятать многие из своих ценностей. Наши сведения о металлических изделиях и драгоценных украшениях троянцев основаны преимущественно на кладах, не попавших в руки грабителей.

Троя II, до того как она 'была разрушена, если не по величине, то по характеру экономики превратилась в город. Благодаря ее монополии над всей торговлей Геллеспонта население Трои скопило столько богатств, что могло содержать ремесленников и оплачивать привозные товары. Троя получала олово в таком изобилии, что население широко пользовалось бронзой со стандартной пропорцией: 10% олова и 90% меди. Предметом ввоза служили также золото, серебро, свинец и обсидиан. В кладе, впрочем, датированном не с полной точностью, найдены ляпис-лазурь из Ирана и янтарь из Прибалтики. В этот богатый город стекались ювелиры, гончары и другие мастера, прошедшие школу азиатского ремесла. Ювелиры принесли с собой технику спайки, филиграни и секрет изготовления бус путем спаивания двух снабженных по «раю желобком золотых дисков. Все эти способы применялись в начале третьего тысячелетия шумерийцами.

Во времена Трои II b или II с был введен в употребление гончарный круг, но изделия новых мастеров по

Рис. 19. Керамика из Трои II (

<< | >>
Источник: Гордон Чайлд. У истоков Европейской цивилизации . Лондон, 1950. 1950

Еще по теме Глава III АНАТОЛИЯ - ЦАРСКАЯ ДОРОГА В ЭГЕЙСКИЙ МИР:

  1. Il ЭГЕЙСКИЙ МИР
  2. Эгейский мир в глубокой древности
  3. Глава 7. Государства Эгейского бассейна
  4. № 60. ДОКУМЕНТ ХАТТУШИЛЯ III, ПОСВЯЩЕННЫЙ ОПРАВДАНИЮ УЗУРПАЦИИ ИМ ЦАРСКОГО ПРЕСТОЛА
  5. ГЛАВА XXI ЭГЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА
  6. 1. ЦАРСКАЯ ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЦАРСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
  7. Глава II. Некоторые характерные признаки СТРУКТУРЫ ХЕТТСКОГО ЦАРСКОГО ПРАЗДНИКА
  8. Глава I. Хеттские сезонные ЦАРСКИЕ РИТУАЛЫ
  9. Дороги царства инков
  10. Глава 19 ГОРОД И МИР
  11. ДОРОГИ. ГАВАНИ. КАНАЛЫ. КОРАБЛИ
  12. Ритуалы и мифы древней Анатолии
  13. О НЕКОТОРЫХ НОВЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ В ИССЛЕДОВАНИИ ИСТОРИИ, ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУРЫ ДРЕВНЕЙ АНАТОЛИИ*
  14. Глава I ВАРВАРСКИЙ МИР МЕЖДУ ТЕВТОБУРГОМ И АДРИАНОПОЛЕМ
  15. Глава 15 ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ГОРОДАМИ. ВОЙНА. МИР. СОЮЗ БОГОВ
  16. Хронология древнейшего эгейского мира