<<
>>

Глава 1 ИСТОКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Палеолит, или древний каменный век, разворачивается в хо­де последовательной смены оледенений, которые в течение чет­вертичного периода покрывали земли и моря севера Евразии и Америки.

Границы льда в зависимости от климата располагались более или менее близко к югу. Однако в течение 400—500 тыся­челетий наиболее северные территории современных Англии, Германии, Польши, России и скандинавских стран в целом были необитаемы. Известно, что на остальной части Европы, от Ат­лантики и Средиземноморья до Урала, присутствовали более или менее многочисленные в тех или иных зонах человеческие груп­пы. В результате исследований, проводившихся с XVI в., здесь были обнаружены следы человека, датируемые периодом 600— 80-е тыс. до н. э. В XIX в. эта датировка получила научное обосно­вание. Это связано с обращением исследователей к изучению до­шедших до нашего времени предметов из камня, костяных изде­лий и, в меньшем количестве, окаменевших останков людей, весьма фрагментарных в периоды более отдаленные и более полных и многочисленных — в период среднего и позднего палеолита.

Эта книга посвящена главным образом европейской про­тоистории, поэтому мы не станем задерживаться на первых эта­пах эволюции человека. На этой стадии первобытная история гораздо больше соприкасается не с исторической наукой, а с ес­тественными науками, такими как геология, палеонтология че­ловека и животных, изучение флоры и климата. Специалисты по первобытной истории заимствуют методы этих наук, чтобы

расширить направление поисков, выработать собственные мето­дики и уточнить хронологические рамки. Кроме того, вряд ли имеет смысл рассматривать историю европейского палеолита отдельно, поскольку в своих основных и важнейших чертах она относительно мало отличается от истории мирового палеолита. Не должно смущать использование европейских названий для обозначения различных культурных слоев и типов.

Их универ­сальное использование — следствие произведенных ранее на на­шем континенте открытий — иллюстрирует, напротив, относи­тельное единообразие палеолитических культур.

Наиболее ранними следами деятельности человека являют­ся лишь грубо обработанные кремневые орудия: рубила из Шел­ля, Абвиля и Сент-Ашеля или полученные путем откалывания эолиты из Клэктон-он-Си. Примитивный характер этой инду­стрии, долгое время считавшейся «фантазией природы», и все­общее убеждение, что человек «вписан» лишь в эпоху гораздо более позднюю, объясняют скептицизм, распространенный в на­учных кругах уже почти целое столетие. Тем не менее последние открытия позволяют утверждать, что эти предметы имеют связь с ископаемыми останками людей. Нам хорошо известны некото­рые данные об этих людях, хотя бы то, что они жили охотой и собирательством. Недавнее открытие в районе современной Ниц­цы доказывает, что люди эпохи палеолита жили небольшими группами в примитивных сезонных постройках — деревянных хижинах. Следы таких жилищ были найдены на отмели, в поч­венном пласте, вышедшем на поверхность во время отлива. Со­временные ученые стараются выявить признаки, отличающие европейский палеолит. Абвиль, ашель, клэктон соответствуют скорее техникам (дробление камней), чем культурным типам. Вместе с тем обнаружены продукты смешанных техник, в част­ности, в Сатани-Дар в Армении и в Маркклеберге близ Лейпцига отмечена синхронность ашельских, клэктонских и даже леваллу- азьенских форм в одном из геологических пластов минделя. К периоду минделя принадлежит, по-видимому, и необычное ме­стечко Вертешсёллёш в Венгрии, которое французский исследо­ватель Жан Шаваллон сопоставил по значению со знаменитыми залежами Шукутен. Во Франции, «классической» стране палео­литических поисков, первые следы человеческой деятельности

также восходят к минделю: это абвильские рубила, найденные вместе с древними окаменелыми останками животных. Ашель, который аббат Брейль характеризовал длительным развитием и обширным географическим ареалом, сосуществовал с культура­ми эолитов.

В Италии недавние находки свидетельствуют о сме­шении форм и типов, тогда как в Испании ясно прослеживается устойчивость весьма архаичной техники обработки гальки (галеч­ная культура).

Относительная хронология палеолитических культур все еще остается дискуссионной: например, в Англии клэктон, по- видимому, следует за абвилем и предшествует ашелю; то же самое мы видим в Бельгии. В любом случае преемственность культур связана с техническим прогрессом и модернизацией тра­диционных способов изготовления орудий.

В Западной Европе в пространственно-временном отноше­нии техники эолитов и техники рубил различаются в большей сте­пени, нежели в Европе Центральной и Восточной. Но в любом случае они оказывают взаимное влияние, и в конце ашеля мы найдем рубила, обработанные на манер эолитов. Эти взаимосвязи благоприятствовали развитию технических новшеств, характер­ных, в частности, в конце нижнего палеолита и на протяжении всего следующего периода для леваллуа-мустьерских культур.

Эта эволюция сначала осуществлялась медленно, измеря­ясь тысячелетиями, бесконечная череда которых нас удивляет. Однако люди нижнего палеолита оказались способны закрепить техническую эволюцию рядом усовершенствований и взаимных контактов и заложили основы для дальнейшего развития.

Как подчеркнул Андре Леруа-Гуран, трудно «отсечь», осо­бенно в мировых масштабах, один палеолит от другого. Стрем­ление вписать в предельно строгие хронологические рамки культурную эволюцию позволило отделить «наложение» одного палеолита на другой от «обособленного зарождения». Но менее строгое, характерное для Запада традиционное деление на осно­ве технических факторов сохраняет все свое значение. Сред­ний палеолит характеризуется в первую очередь производством

эолитов, высеченных из заготовленных нуклеусов, в отличие от клэктонских и ашельских эолитов, полученных посредством откалывания от необработанной основы. Но использование раз­личных техник при «изготовлении» одного типа орудий приво­дит в период среднего палеолита к двойственности, которая вы­ражена в леваллуа-мустьерской культуре, названной по двум стоянкам — Леваллуа-Перре и Мустье.

Эта двойственность, осно­ванная, согласно последним исследованиям, на «одном лишь тех­ническом движении», распространилась и на другие историчес­кие и экологические аспекты.

Это говорит о том, что значительная экстенсивность левал- луа-мустьерских индустрий в Европе и распространение по все­му древнему миру сравнимых культур подтверждают однообра­зие эволюции, отличающее всю первобытную эпоху. Сегодня из- за недостатка возможностей и знаний трудно продвинуться в изучении истоков палеолитических культур. Кроме того, не ис­ключено, что сами технические процессы были сосредоточены в весьма удаленных друг от друга местах. Со временем леваллуа- мустьерские индустрии тесно переплелись в традицию, объеди­нившую техники изготовления рубила и форм орудий, характер­ных для предшествующих индустрий эолитов. Что касается про­должительности, средний палеолит охватывает период с конца межледникового периода рисс-вюрм до высшей точки вюрмского оледенения.

Это эпоха, когда формируется новая человеческая группа, представленная палеоантропами, потомки которых по воле слу­чая получили имя «неандертальский человек». Возможно, что присутствие неандертальцев в Европе и распространение левал- луа-мустьерских культур было только случайным совпадением. Однако сам факт того, что ископаемые останки неандертальцев хронологически соотносятся со следами леваллуа-мустьерской культуры, позволяет предположить их взаимосвязь.

Мы говорили только о технике изготовления каменных ору­дий, но их использование (речь идет о скребках, наконечниках и, прежде всего, о резцах) было напрямую связано с образом жиз­ни. В эпоху среднего палеолита человек остается охотником: он должен убивать дичь, чтобы добыть пропитание. Будучи совре­менником больших жвачных животных, для поимки которых

требовались совместные усилия, существование группой, чело­век должен был также защищать себя от хищников. Изменения климата, повлекшие за собой перемещение животных, привели и к перемещению человека. Климатические скачки способство­вали сезонным миграциям, кочевничеству. Холод, усилившийся с наступлением вюрмского оледенения, заставил человека искать убежище в естественных пещерах. Но в периоды более мягкого климата человек предпочитал большие плато на лёссе вдоль рек. Его жизнь по-прежнему строго подчинялась окружающей при­роде, а способность к изобретениям ограничивалась обработкой орудий и примитивного оружия и защитой входа в убежище ка­менной оградой. Но уже первые погребения, также обнесенные камнем, свидетельствуют о зарождении представлений о загроб­ном мире.

⅛ * *

Средний палеолит, каковы бы ни были его хронологические рамки, представляет собой своего рода долгий застой по сравнению со следующим периодом, когда кривая эволюции резко поднима­ется. В евро-азиатском пространстве начало этого нового этапа, или верхнего палеолита, по данным прежде всего радиоуглеродных исследований, можно обозначить периодом между 40 и 30-м тыс. до н. э. Тем же углеродным методом удалось определить приблизи­тельную хронологию его фаз: ориньяк — 40—30 тыс. лет до н. э., граветт — 27—20 тыс. лет, солютре — 18—15 тыс. лет, отдельные стадии периода мадлен — примерно 15—10 тыс. лет до н. э.

Важным источником информации по первобытной исто­рии, наряду с каменными орудиями, являются изделия из кости, украшения, остатки жилищ и погребений и, наконец, произведе­ния первобытного искусства. Все это в совокупности позволяет нам расширить, обосновать и дифференцировать знания об этой эпохе.

До сих пор нет приемлемой универсальной хронологиче­ской шкалы, в частности для древнего мира, но более точные и основательные исследования, проводимые на Западе, вносят дра­гоценные справочные ориентиры. Каменная индустрия, следы которой распространены наиболее широко, остается основной

направляющей этих исследований. При этом изучаются как ва­риации, так и аналогии, что позволяет, с одной стороны, рассмот­реть конкретный материал в рамках общих явлений, проследить распространение относительно единых обширных культурных комплексов, таких как ориньяк, а с другой — географически клас­сифицировать культуры, установив связь между некоторыми культурными комплексами и большими природными региона­ми. Культурные вариации во времени и пространстве наводят на мысль о комплексном динамизме, свойственном историческому процессу в целом.

В данной работе не ставится задача детально рассмотреть региональные или хронологические культуры и проанализиро­вать технику, давшую толчок развитию различных типов орудий труда. За более подробными сведениями подобного рода чита­тель может обратиться к работам на эту тему, опубликованным в последние годы, в частности, во Франции.

Ограничимся рассмотрением соотношения на Западе меж­ду развитием ориньяка и появлением Homo sapiens.Человек из Гримальди был современником ориньяка, из Шанселада — солют- рео-мадленского периода, а человек из Кроманьона существовал на протяжении всего верхнего палеолита. Каким бы ни было их происхождение, образ жизни этих людей, как и их предшествен­ников, продолжал жестко зависеть от природной среды. В наибо­лее холодные периоды (конец ориньякского и начало мадленско- го) они укрывались главным образом в пещерах и под навесами скал, где обнаружены следы их деятельности, скопившиеся в раз­личных наслоениях, — источник ценных сведений для археоло­гов. Охота, и прежде всего охота на оленя, на протяжении всего периода холодов составляла основное занятие этих людей.

Как показывают раскопки в Арси-сюр-Кур, переход от сред­него к верхнему палеолиту в эпоху шательперрон (до 30 тыс. лет до н. э.) характеризуется сосуществованием каменных мустьер- ских традиций и новых элементов, которые свидетельствуют уже о более сложном образе жизни: это и крытые круглые хижины, и развитие костяного производства, и первые украшения. В оринь- якский период зарождается искусство, которое достигло своего апогея в солютрео-мадленскую эпоху. Периодом до 18 тыс. лет до н. э. датируют первые скульптурные работы на Западе и в бас­

сейне Дона. Создавая образное искусство, человек ощутил насущ­ную потребность в формировании новых представлений об окру­жающем мире, его интерпретации.

Европа, несомненно, является одним из регионов, где об­разное искусство развивалось удивительно интенсивно. Это и живопись и рельефы франко-кантабрийских пещер и Сицилии, и мобильное искусство, распространившееся повсеместно, и на­скальные гравюры, встречающиеся на севере и в Альпах вплоть до железного века.

Нельзя не уделить внимания затронутой здесь проблеме зарождения искусства и его развития. Для большинства ученых назначение обнаруженных предметов искусства сводится к их магической роли, которую они приобрели на этапе, который можно определить как дорелигиозный. В рамках этого доре- лигиозного сознания изображение дичи, прежде всего раненого животного, являлось непременным условием успеха последую­щей охотничьей экспедиции и получения крупной добычи. Согласно новым трактовкам, в этом можно увидеть рождение эс­тетической потребности, интерпретацию мира через сознание и представления человека. Ориньякские «венеры» воплощали в своих пышных формах идеал красоты, символизируя, возможно, древнейший культ плодородия. Кроме того, проявляется и нату­ралистическая тенденция, особенно ощутимая в анималистиче­ском искусстве и сопровождавшаяся тенденцией к абстракции, в то время как человеческие фигуры на более ранних изображени­ях, как правило, отсутствуют, затем выступают как второстепенные персонажи и лишь с течением времени выходят на первый план. Выделяют несколько западных и континентальных «школ» на тер­ритории современных Франции, Испании и Италии. Сицилий­ские гравюры относятся к так называемым средиземно­морским потокам, более молодым и антропоцентрич­ным. Таким образом, между 15 и 9-м тыс. до н. э.

Европа пережила один из наиболее самобыт­ных моментов своей и мировой истории.

<< | >>
Источник: Цивилизации древней Европы / Гвидо Мансуэлли в соав­торстве с Раймоном Блоком; пер. с фр. Е. Абрамовой. — Екатеринбург,2007. — 560 с.. 2007

Еще по теме Глава 1 ИСТОКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА:

  1. № 30. ПЕРИОДЫ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПО ГЕСИОДУ
  2. Гордон Чайлд. Расцвет и падение древних цивилизаций. Далекое прошлое человечества 2012, 2012
  3. У истоков мореплавания
  4. ИСТОКИ РАННЕЙ ГРЕЧЕСКОЙ НАУКИ
  5. Сельское хозяйство и его истоки
  6. Истоки и особенности формирования Древнерусской культуры.
  7. (11) Крепостное право в России: истоки, сущность, последствия.
  8. 54) Истоки и цена победы советского народа в Великой Отеч. Войне 1941-45г
  9. У истоков цивилизации. Особенности формирования производящей экономики на Пиренейском полуострове
  10. Политические, социальные, экономические истоки, предпосылки и последствия формирования нового строя
  11. Хаттские истоки СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДРЕВНЕХЕТТСКОГО ОБЩЕСТВА (Функции ДОЛЖНОСТНЫХ лиц с титулами хаттского происхождения)
  12. Гордон Чайлд. У истоков Европейской цивилизации . Лондон, 1950, 1950
  13. ГЛАВА XX. ДРЕВНИИ КИТАИ
  14. Глава 1 АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ
  15. Глава 12 ИТАЛИЯ И СТАНОВЛЕНИЕ РИМА