<<
>>

ЖЕРТВЕННИКИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ В ФРАКИИ

Мария Чичикова

(Болгария)

Усиленные археологические исследования в Болгарии в течение последних лет дают возможность не только охватить более целостно куль­турное развитие фракийцев, но и пролить свет на вопросы происхождения их культуры и ее связей с древней цивилизацией Средиземноморья.

Осо­бый интерес в этом отношении представляет своеобразная группа культо­вых памятников, обнаруженных в Севтополисе, на которых я хотела бы остановиться в настоящей статье.1 Севтополис не был известен в письменных источниках. Он был обнаружен случайно, во время спасительных раскопок, которые велись в районе водохранилища „Георги Димитров", недалеко от города Казанлыка. Город был основан фракийским династом Сентом III, которому после победы над Лизимахом о 313 году удается создать независи­мое фракийское государство в области южнее Старой плаиины по верхнему течению реки Тонзос, а по подобию современных эллинистических владе­телей — и свою столицу, названную его именем.[354][355] В хорошо укрепленном и благоустроенном согласно принципам эллинистической фортификации в урбанизации городе были расположены общественные здания и жилища владетеля и его приближенных.[356] Царская резиденция возвышалась в се­веро-восточном укрепленном углу города и представляла монументальное здание-дворец и одновременно храм Великих самофракийских богов, о чем можно судить но данным обнаруженной в нем надписи[357] (обр. 1). Как дворец, так и другие жилища в своем архитектур но-планировочном ре­шении следует современным образцам эллинистического строительства, но отличаются некоторыми особенностями, которые говорят о более старых традициях. Одной из характерных черт севтопольского жилища является наличие в его главном помещении глинобитного жертвенника. При раскоп-

Обр.

I. Дворец храм из Севтополиса

ках было обнаружено около 30 сравнительно хорошо сохранившихся та­ких жертвенников. У них квадратная или прямоугольная форма различной величины — от 0,65 м до 1,50 м. Они вылеплены из глины с обильной при- мссыо кварцового песка в виде низких площадок, возвышающихся над полом до 0,10 —0,15 м. Это ядро было обмазано со всех сторон тонким слоем хорошего сорта глины. Тщательно заглаженная поверхность украшена штампованным орнаментом, сделанным с помощою шнура или специальной печати. После обжига поверхность площадок становилась твердой и по­лучала крепкость и гладкость цемента, тогда как внутренняя часть, обожженная до кирпичнокрасного цвета, оставалась сильно рыхлой.

В каждом жилище было обнаружено по одному жертвеннику, причем следов переделок или вторичной обмазки нс было установлено.Только в двух жилищах были найдены более старые и разрушенные площадки жертвен­ников. Во дворце было два жертвенника—один из них, более сохранившийся, был обнаружен в святилище Великих богов (обр. 2 и 3), а второй, сильно разрушенный — в тронном зале. Это самый большой жертвенник, который был обнаружен в Севтополисе. Длина его сторон около 3 м в соответствии с большими размерами зала — 18?12 м. В большинстве случаев жертвен­никам уделялись наибольшие центральные или угловые помещения жилища, которые нс сообщались с соседними комнатами, а имели вход только с портика, опоясывающего внутренний двор. Жертвенники расположены против входа, посередине помещения, с ориентировкой по направлению его стен. Одна часть из жертвенников имеет в центре округлое углубление.

Обр. 2. Святилище Великих богов с жертвенником

напоминающее фиалу, вокруг которою расположен узор. Другие отлича­ются ровной поверхностью и более простым узором преимущественно с гео­метрическими мотивами — квадратами, прямоугольниками и кругами, образованными из штампованных шнуром линий. Чаще всего украшение этой группы жертвенников состоит из одного квадрата, охватывающего центральную зону жертвенника.

Размеры его различны — 0,30, 0,50 или 0,70 м в зависимости от величины жертвенника. У трех жертвенников во внутреннем квадрате вписаны диагонали (обр. 4), а у другого - из углов квадрата спускаются небольшие эллипсовидные привески (обр. 5). В цент­ральном квадрате третьего жертвенника изображены четыре маленьких прямоугольника, расположенных крестообразно (обр. 6). Очень ориги­нальной является композиция большого дворцового жертвенника, кото­рую можно восстановить весьма точно графически — около центрального квадрата со стороной в 1,50 м расположены четыре прямоугольных панно той же длины, окаймленных тесными поясами, на которых изображен узор из листьев и плодов плюща, переданных тремя точками. Очень интересным также является украшение жертвенника, обнаруженного южнее жилища № 12. В его центре небольшой круг с листом из плюща посередине. Из круга расходится крестообразно четыре пары зигзагообразных линий, изображаю­щих. по-видимому, молнии. Весь узор охвачен двумя рамками — внутренней квадратной и внешней крестообразного оформления, которые образованы из нескольких параллельных линий (обр. 7). К жертвенникам с ровной по­верхностью можно причислить еще три жертвенника, которые украшены концентрическими, вписанными в круг, окружностями (обр. 8 и 9). У дру-

Обр. 3. Тот же жертвенник

гих жертвенников окаймляющая центральный круг полоса украшена так же, как и у жертвенников следующей группы, характеризующейся круг­лым углублением посередине, с глубиной от 0,03 до 0,06 мис различным диаметром —0,20, 0,23, 0,30, 0,35 и 0,50 м. И здесь, как и у первой группы, встречаются жертвенники с весьма простым узором, состоящим лишь из двух или трех концентрических, вписанных в квадраты, кругов. У большей части жертвенников окаймляющая центральное углубление полоса запол­нена декоративными мотивами растительного происхождения: гирлян­дами из розетт и листьев из плюща, из чередующихся листьев и плодов плюща и пр.

(обр. 10 и 11). У трех жертвенников по периферии центральной полосы расположен венок из лавровых листьев (обр. 12). В сочетании с растительным орнаментом на одном из жертвенников изображены три змеи, выходящие радиально из центра конкавного круга (обр. 13). Узор и у этой группы заключен в две или три четырехугольные рамки, составленные из нескольких параллельных линий разнообразного оформления в углах. У двух жертвенников из жилищ № 11 и № 12 центральный узор окаймлен рамкой из двойных меандровидно изломанных линий, в пустых ланях среди которых изображены небольшие фигурки — розетты, листья, гроздья и пр. (обр. 14). Поверхность другого жертвенника напоминает красивую ткань, отдельные паля которой окрашены в красный и синий цвет. Здесь впервые появляется спираль в виде декоративного мотива (обр. 15). Укра­шения жертвенников являются проявлением художественного чутья мест­ных мастеров. Несмотря на известное повторение мотивов — кругов, ква­дратов и прямоугольников, им удалось достигнуть большого разнообразия

Обр. 4.Жертвенник жилища № 6

Обр. 5. Жертвенник жилища № 3

Обр. 6. Жертвенник из Севтополиса

при оформлении рамок узора оригинальной комбинацией линий, изло­манных под различным углом и разной численности. Репертуар раститель­ного орнамента такой же как и в период ранней эллинистической эпохи, однако способ орнаментировки оттиском шнура носит следы старых тради­ций позднебронзового века. Богатый узор, имеющий нс только декоративное, но и символическое значение, окрашенная поверхность жертвенников и их обнаруживание в тронном зале и в святилище Великих богов дворца являются несомненным доказательством того, что эти жертвенники не были воздвигнуты для обычайного домашнего употребления, а являются первыми свидетелями неизвестного до недавнего времени в Фракии типа культовых памятников и связанных с ними верований и обычаев.В последнее время куль­товые жертвенники были обнаружены и при раскопках фракийского города Кабиле/ Об их культовом характере свидетельствует также обстоятельство, что такие жертвенники были найдены и в фракийских курганных некропо­лях IV в.

до н. э. Еще в 1934 г. Геза Фехер сообщает о глиняной плите, обна­руженной в центре могилы кургана № 2 у с. Свещари (бывшего Мумджи-

6По сведениям зам. гл. руководителя раскопок н. с. Александра Димитрова- Милчева.

Обр. 10. Жертвенник жилища № 2

лар) Разградского округа, предназначение которой объяснить не может., Плита гораздо меньше и ниже, чем севтопольскис алтари—она представляет из себя квадратную площадку (0,42 м X 0,05 м), украшенную вписанными квадратами, очерченными углубленными линиями (обр. 16). Обнару­женные в 1973 году новые культовые жертвенники в курганном некрополе у с. Голямо Извор, Разградского округа,7показывают еще раз, что алтари- жертвенники занимали свое место не только в домашнем, но и в погребаль-

• Г е з а Фехер. Могильные находки у Мумджилар. ИАИ VIII, 1934, с. 110 сл. Обр. 93. Впервые Д. П. Димитров правильно связыват этот памятник с куле­выми жертвенниками биз Севтополиса, срв. Д. П. Димитров. — Севюполь- -фра­кийский город близ с. Кояринка, Казанлыкского района. Сов. археология, № I, 1957, с. 208. заб. 1.

7Доклад руководителя раскопок Apa Maproc на заседании Античной секции при археологическом институте.

Обр. II. Жертвенник жилища № 5

ном культе фракийцев. В основе фракийских религиозных верований, свя­занных с культовыми жертвенниками, лежат старые традиции, которые ведут свое начало от критско-микенского культа. Первообраз этих алтарей- жертвенников мы обнаруживаем еще в среднеминойском периоде (конец HI — начало II тыс.

до н. э.). В критских жилищах домашний очаг был центральным пунктом и культовым местом дома, из которого развился алтарь-жертвенник и стол для даров, на котором совершались возлияния и воздавались почести домашним божествам.[358] Во дворце, „священном доме" царя-жреца, также был культовый жертвенник, на котором сам владетель лично совершал возлияния и приносил дары богам. Поразительным является сходство культового жертвенника из дворца в Фестосе с фракийскими ал­тарями. Он также вылеплен из глины и имел прямоугольную форму C округлым углублением в центре и богатым, нанесенным штамповкой, ор­наментом по периферии.[359] Ясно, что из дворца и дома алтарь-жертвенник перешел и в могилу — вечный дом покойника. В одной из центральных комнат некрополя у ChrysoJakkos на полу обнаружен круглый глинобит-

Обр. 12. Жертвенник святилища Великих богов

ный алтарь с яйцевидным углублением посередине, в котором устанавли­ваются следы либо горевших светильников, либо курений.[360][361]

Фракийские алтари находятся в еще большей близости с алтарями дворцов в Микенах, Пилосе и Тиринфе, в континентальной Греции поздне­бронзового века (вторая половина II тыс.).11 Алтари этих центров также рылеплены из глины и расположены посередине мегарона. Они, однако, круглой формы с диаметром 3,70 м в Микенах, 4 м в Пилосе и 3,59 м в Тиринфе. Их поверхность украшена спиралью и другими орнаментами, не­которые из которых окрашены, а другие отпечатаны шнуром. Монументаль­ные размеры, богатый узор и занимаемое ими место у трона владетеля не вызывает сомнений в том, что они играли важную роль во время официаль­ных культовых церемоний, выполняемых царями. Те же функции выпол-

Обр. 13. Жертвенник из Севтополиса

нял и алтарь тронного зала в Севтополисе. По своим размерам он прибли­жается к микенским, и на нем, подобно микенским владетелям, фракийский царь совершал приношения. Вместе с другими памятниками IV в. до н. э. обнаруженные в Фракии фракийские алтари-жертвенники свидетель­ствуют о тесной связи с критско-микенским культом и являются пережитком доэл л и некой культуры Средиземноморья II тысяч, в Фракии в IV — начале III в. до н. э., а также далеким отголоском ранних контактов Фракии с микенским миром.[362] Об отношениях балканских земель того времени с островной и материковой Грецией и о проникновении юж­ных культурных влияний в самые отдаленные области Полуострова сви­детельствуют разные археологические памятники, среди которых особое значение играет алтарь из Wietenberg близ Sighisoara в Румынии, который по времени соответствует алтарю из мегарона в Микенах.[363] Эти связи кос-

Обр. 16. Жертвенник из кургана у с. Све- щари. Раз градскою округа (по Геза Фехср)

нулись также районов Северного Причерноморья, а также некоторых частей по течению реки Днепр, о чем свидетельствуют культовые жертвен­ники раннсскифского поселения у с. Жаботин, Черкасского района, УССР (обр. 17). Па одном лучше сохранившемся алтаре круглой формы обнару­живаем орнамент из спиралей и меандров, хорошо известных из критско- микенской орнаментики.[364]

Алтари-жертвенники обнаружены также в нескольких укрепленных поселениях лесостепных районов Приднепровья IV—IlI вв. до н. э. Неко­торые из них имеют посередине округлое углубление и украшены концен­трическими кругами. Несомненно, что эти культовые памятники также отражают старые культурные традиции Восточного Средиземноморья. Влияние этих традиций можно проследить и в западных частях Средизем­номорского бассейна. В опидуме у JIa Рок (южное побережье Франции) в слоях IV—III вв. обнаружены глинобитные алтари.[365][366]У них форма низ­ших площадок с ровной поверхностью, украшенной врезными орнамен­тами меандры, трискели и квадрискели, который является своеобразным декоративным синтезом античных и местных мотивов.

Широкое распространение алтарей-жертвенников в различных обла­стях Средиземноморья в период VI—III вв. и их большая близость по форме, предназначению, размерам, устройству и орнаментам с критско-микенскими культовыми памятниками несомненно является результатом их возникно­вения на базе общего прототипа, созданного в культуре критско-микен­ского мира.

Обр. 17 Жертвеник из с. Жаботины (по Е. Ф. Покровской)

Обр. 18 Жертвенник из Попешти

(по Р. Byntne)

Самые поздние представители алтарей-жертвенников относятся к 11—I вв. В этот период они появляются в гетских поселениях в Румынии, распо­ложенных около Дуная и в Молдавии. Оба жертвенника из Пояна-Маре16 отличаются простым орнаментом из очертанных двойными врезными ли­ниями квадратов, тогда как орнамент одного из жертвенников, обнаружен­ного во дворце поселения у Попешты (обр. 18), гораздо богаче и разнообраз­нее.[367] Мотивы очень близки к стилю орнамента жертвенников из Ссвтопо-

лиса. Это дает нам основание считать, что этот тип культовых c∞py- женмй появляется севернее Дуная под влиянием южных фракийцев. Геты, со своей стороны, оказывают воздействие на религиозные верования и куль­товые обряды скифского населения степных районов Поднепровья. Об этом свидетельствует введение в употребление в II—I вв. ряда культовых сосудов и предметов средн населения скифского городища у Золотой Балки.18 В одном из помещений здесь обнаружен также алтарь-жертвенник прямо­угольной формы с округленными углами, орнамент которого представляет, возможно, солнечный символ. Такие жертвенники в степной Скифии более раннего периода неизвестны, и их появление связывается с гетским влиянием. Проникание гетских элементов в культуру причерноморских степей особенно усиливается в течение II—1 вв. В это время значительному расширению связей между Западным и Северным Причерноморьем способствуют также и некоторые политические события.19 Вблизи жертвенника из Золотой Балки и жертвенников позднего слоя у La roque обнаружены глиняные „коньки" с головками баранов. По-видимому, это ритуальные предметы, связанные с культом к огню и к очагу. В Севтополисе также были обнару­жены глиняные предметы призматической формы в виде бруска. Условия находок не дают возможности определить, существовала ли связь между ними и алтарями. Самые старые алтари в критско-микенском культе обык­новенно связываются с богиней, покровительницей огня, домашнего очага и семьи, развившейся из домашней змеи, и которая позже была персонифи­цирована с греческой Гестнен.20 Весьма возможно, что часть алтарей в Сев- тополисе также была посвящена богине, покровительнице дома, атрибут которой — змею обнаруживаем на одном жертвеннике. Изображение молнии могло бы означать почитание бога, повелителя неба, а гирлянды из листьев и плодов плюща можно объяснить культом к продуктивным силам природы или к Дионису, о почитании которого в Севтополисе существуют как эпи­графические, так и археологические данные.21 Если о почитании всех этих божеств можно только гадать, то материал из Севтополиса дает возможность с уверенностью установить, что алтари-жертвенники Севтополиса находи­лись в тесной связи с культом Великих самофракнйских богов, в святилище которых именно был обнаружен один из обоих алтарей дворца-храма. Это открытие дает новое направление будущим исследованиям культа Великих самофракнйских богов и связанных с ним ритуалов. Это дает нам право также заключить следующее. Если в частных домах на алтаре- жертвеннике совершались возлияния и курения и приносились жертвы в честь домашних божеств, то дворцовые алтари были связаны с самым важным официальным культом города, главным жрецом которого кажется являлся сам царь.

ls M. І. В я з ь м і т і н а. Золота Балка. Киев, 1962. с. 213. Обр. 86,7; М. И.В я з ь м MTHH а. Фракийские элементы в культуре населения городищ нижнего Днепра. Древние фракийцы в Северном Причерноморье. M., 1969. с. 128 сл. и с. 132 сл.

,9 M. В я з ь м и т и н а. Фракийские элементы . . с. 120 сл.

20 M. R. Nilsson. Op. cit. р.427—428; часть жертвенников Севтополиса видимо была в честь домашней богини. По Геродоту, богиня царского очага Табити'была са­мым почитаемым скифским божеством, срв. Б. II. Г р я к о в. Скифы, M., 1971. с. 81 и сл. и 3 л. Г о ч е в а. Бої и фракийцев и скифов по сведениям Геродота. Studia thracica I, р. 142 sqq.

21 Д. П. Д и м и т р о в. Към въ проса за религнята на траките от раннослини- стическата епоха. Ист. преглед, XIII, 1957. с. 69сл.

ALtar hearths from the Hellenistic period in thrAcE

M. Citikova

(Summary)

The present paper is a study of the altar hearths from Thrace. Λ great part of them (about 30) were discovered during the excavations at Seuthopo- lis, the capital of the Thracian ruler Seuthes III of the late 4th century B.C. While the city and its dwellings were built according to the Hellenic city­planning and architecture, these hearths represent an element of an older tradition. Each dwelling had an open hearth in the middle of the main room. In the palace temple there existed two hearths: one in the sanctuary dedi­cated to the Great SamothracianDeitiesandanother in the throne room. They are low, square or rectangular platforms of clay rising 0.10—0.15 m above the floor. Some of the hearths were smooth, others had a round hollow in the centre around which there was a rich ornamentation of stamped concentric bands filled in with ivy leaves, rosaces and other motifs. Three snakes, placed radially, were engraved in the centre of one of these hearths, while on another there were four pairs of zig-zag lines placed in the form of a cross, probably meant to depict thunderbolts. They were not only of a decorative nature, but also bore a particular symbolic message. The painted surface of some hearths and their special position in the dwelling, their presence in the throne room and in the sanctuary of the palace are eloquent proof of their religious and ceremonial function. The fact that such hearths are found in Thracian tumuli of the 4th century B.C. is also evidence of their ritual func­tion. There is no doubt that these hearths were not the ordinary domestic hearths, they were altar hearths — rσχ⅛cu — connected with the cult of various deities. Altar hearths of this kind were well known in the Creto- Mycenaean civilization of the second millcnium. The Thracian altar hearths alongside with some other monuments from Thrace represent a late survival of the Creto-Mycenaean cult traditions — an echo of past contacts between Thrace and the Aiycenaean world. Similar altar hearths were discovered also in other regions: the Ukraine, Romania and South France over the 6th to 1st century B.C. The great resemblance in their shape, ornament and de­stination shows that they appear on the basis of a common prototype created in the civilization of the Eastern Mediterranean world in the Creto-Myce- naean period. The latest altar hearths from the Getae settlements of the 2nd and 1st century B.C. situated along the Danube and in Moldavia appeared probably under Thracian influence. Meanwhile the Getae exerted an influ­ence on religious beliefs and rites of the Scythians along the lower ranges of the Dnieper. The altar hearths from Seuthopoliswere connected with the cult of various deities. The altar from the temple in the palace throw new Iigtit on the cult of the Great Samothracian Deities and the rites related to it. It was one of the principle cults in the city whose high priest was probably the King himself.

STtlDIA THRACICA. І

ФРАКО-СКИФСКИЕ КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ

Sofia . 1975 . София

<< | >>
Источник: ΦΡΑΚΟ-СКИФСКИE КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ. ИЗДАТЕЛЬСТВО БОЛГАРСКОЙ АКАДЕМИИ ИАУК. София - 1975. 1975

Еще по теме ЖЕРТВЕННИКИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ В ФРАКИИ:

  1. Глава 23 НАУКА, ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ эпохи
  2. № 94. ПОЛОЖЕНИЕ КОЛОНОВ ВО ФРАКИИ (IGRR, I, 738)
  3. § 3. Колонии на берегах Фракии, Пропонтиды и Понта.
  4. № 85. ОСНОВАНИЕ АФИНСКОЙ КОЛОНИИ БРЕИ1 ВО ФРАКИИ
  5. Медный век во Фракии
  6. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О РАЗЛОЖЕНИИ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА И УСТАНОВЛЕНИИ КОЛОНАТА В * РИМСКОЙ ФРАКИИ И МЕЗИИ
  7. ГЛАВА XXXVIII ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
  8. Глава 22 СТОЛИЦЫ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ЦАРСТВ
  9. ПАЛЕСТИНА В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКО-РИМСКИЙ ПЕРИОД [109]
  10. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  11. 2. ХОЗЯЙСТВО И ОБЩЕСТВО ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА