<<
>>

Раннеэлладский бронзовый век

Наплыв в период В новых поселенцев не повлек за собой немедленного преобразования экономической жизни Эллады. Несмотря на наличие медных топоров в Ди-мини, период В на таком же законном основании может быть назван неолитическим, как и период А.

Следы цивилизации, относящейся по исем признакам к бронзовому веку, появляются в теллях Средней Греции только в последующую стратиграфическую фазу. Эта цивилизация получила название «раннеэлладского периода». Подобно раннеминойскому, он может быть разделен на три фазы: раннеэлладский I, раннеэлладокий II, раннеэлладский III.

Излишки неолитического населения, возросшего в фазу В за счет иммигрантов, возможно, искали себе применения в торговле и ремесле. Во многих случаях ранне-злладские города были выстроены на местах неолитических поселков; иногда в древнейших жилищах брон­зового века встречаются специфически неолитические элементы, как, например, керамика типа Димини. Но в целом создается впечатление, что новое хозяйство было введено новыми завоевателями, пришедшими из Анатолии. Несколько раннеэлладских поселков-городов было основано заново в местах, при выборе которых люди руководствовались больше интересами торговли, чем сельского хозяйства. Архитектурные приемы, такие, как кладка камней в елку (Эвтресис, Айос Космас) и углубления в полах (бофры), и нововведения в производстве керамики — одноцветные пиксиды, кувшины с узкими скошенными шейками, чаши с трубчатыми и рогообраз-ными ушками, прилепленными к загнутому внутрь краю, и асии — наводят на мысль о проникновении из-за Эгейского моря анатолийской культуры. Но если это и была колонизация, она, во всяком случае, представляла собой

1 Abh. Bayer. Akad. (phil. hist. KL), cm. (1931), 31; Dlegen, Prosymna, 371; Hesperia, VI (1937), 498.

102

сложный процесс. Нововведения появляются не все одно-нременно. Один из наиболее ранних сосудов Асины напоминает скорее сосуд медного века из Алишара, чем какую-либо из западноанатолийских форм'.

Черты ки-кладской культуры на Пелопоннесе и в Аттике указывают на то, что путь колонистов шел через острова, где они, может быть, временно задерживались. Напротив, в Средней Греции особенно заметны черты троянского и маке­

донского влияния. Это дает возможность предположить, что миграция сюда шла в основном сухим путем. На западе обнаруживаются явно македонские черты (например, якореобразные украшения с Левкады); с другой стороны, Хертли2 приводит данные, позволяющие предполагать, что на Итаку большая часть колонистов явилась из Коринфской области. Вообще начало раннеэлладского периода, очевидно, совпадает по времени с концом неолитического.

Во всяком случае, образовавшаяся в конце концов раннеэлладская цивилизация носит вполне очевидный городской характер. Правда, в основе экономики всех поселений еще лежит сельское хозяйство, часто сочетающееся с рыболовством. Виноградные косточки из Айос Космаса служат достоверным свидетельством наличия виноградарства. Однако повсюду избыток населения находил себе применение в торговле и ремесле. Повсюду добывали или ввозили, распространяли и обрабатывали медь, олово, свинец и серебро. Каменные топоры еще встречаются по крайней мере в поселках, но при изготовлении ремесленных орудий, должно быть, очень широко использовался металл. Из этих орудий до нас дошли лишь немногие, но среди них мы имеем топор-тесло и нож пламевидной формы из слоя раннеэл­ладского II в Эвтресисе, напоминающий троянский образец на рис. 20,/. Обсидиан продолжал употребляться для изготовления наконечников стрел (с выемчатым основанием), ножей и вкладышей для серпов.

Люди жили обычно в длинных двухкомнатных домах, прямоугольных или апсидообразных в плане (Орхомен) или в домах, представлявших собой скопления мелких 'Frodin, Persson, Asine, 204. 2 BSA, XXXV, 39.

103

помещений (Зигурис). Стены имели каменные основания, но верхняя часть стен, на которой покоилась крыша, часто бывала сложена из сырцового кирпича. К ранне-злладскому III входит в употребление черепица.

Дома обычно были расположены близко друг к другу. Некоторые поселения (например, Эгина) были уже обнесены стенами, но площадь их неизвестна. В поселках- городах Средней Греции, таких, как Орхомён, дома были в плане овальными или апсидообразными и были расположены не так тесно друг к другу. В Тнринфс1 и Орхомене были воздвигнуты монументальные круглые здания, предназначавшиеся, вероятно, не для жилья, а для каких-то ритуальных целей.

Гончарный круг еще не вошел в употребление; все раннеэлладские вазы изготовлены от руки. Сперва (начиная с раннеэлладского I) появляются темные одноцветные сосуды, лощеные и украшенные нарезным и вдавленным орнаментом. В более позднюю фазу (ранне-элладский II) начинается употребление красновато-коричневой керамики, покрытой темной блестящей краской с подражание более древней лощеной посуде. Наличие этой керамики, известной под названием «древней лаковой», свидетельствует, вероятно, о критском влиянии 2, хотя подобная блестящая краска употреблялась для покрытия красной посуды и во времена позднего нео лита. В раннеэлладский III она употребляется в качестве средства для нанесения темных геометрических узоров по светлому фону (преимущественно на Пелопоннесе) или в качестве фочна, на котором такие же узоры нарисованы белой краской (в Средней Греции). Прямолинейный орнамент, светлый по темному фону, напоминает критские узоры раннеминойского II—III, но он также предвосхищен на материке в росписи черных сосудов неолитического периода В.

Отличительными формами керамики раннеэлладского II—III являются соусник (также из золота3), кувшин с расширяющимся горлом формы песочных часов, аск и шаровидный пифос для воды

1 Круглые сооружения в Орхомене также относятся скорее к раннеэлладскому периоду, чем к неолиту; Abh. Bayer. Akad., VIII, 1934, 8.

2 Fro din, Persson, Asine, 433.

3 JHS, XLIV (1924), 163.

104

первоначально с кольцеобразными ручками', а позднее с плоскими, расположенными на боках, ушками с вертикальными отверстиями (рис.

35).

Р и с. 35. Раннеэлладские формы керамики: соусник, аск, кружка и широкогорлый кувшин.

Размах и широкие связи раннеэлладской торговли' сказываются не только в использовании привозных материалов, но и в наличии готовых чужеземных изделий и копий с них, изготовленных местными мастерами. К этим изделиям относятся амулеты в виде ног, рас­пространенные на Крите и в Египте (Айос Космас), ки-кладские костяные трубочки (Айос Космас и Левкада), сковороды (Айос Космас, Эвтресис, Асина), мраморные идолы, каменные плитки для растирания красок (Айос

1Эта форма напоминает амфоры культур шнуровой керамики, рис. 83 (ср. F и с h s, Die griechische Fundgruppen der fruhen Bron-zezeit, 1937), но наряду с этим и некоторые типичные формы анатолийских сосудов (Germania, XXIII, 62).

105

Космас) и булавка с головкой в виде двух спирален (рис. 27, 9)(Зягурис). На связь с Азией указывают найденный в одной из могил на Левкаде цилиндрический спиральный браслет из серебряной проволоки (подобный золотому браслету из Трои II) и местная копия кубка с двумя ручками (рис. 19, 5), -найденная в Орхомане вместе • с другими троянскими формами. В слое раннеэлладско-го III в Асине были найдены комочки глины с оттисками печатей раимвминойекого III—средшемииойекого Служившие, вероятно, на Крите пломбами для тюков с товарами и кувшинов с маслом. Да и сами раннеэлладские купцы уже ощущали потребность в печатях. Печати, по всей вероятности, привозные, были найдены в Айос Кос- масе, Асине и других поселениях. Одна из них, из Аси-ны, имеет почти полное сходство с египетской печатью времен шестой династии. В число предметов вывоза, может быть, входило олово из Кирры1.

Оборонительные укрепления некоторых поселений и наличие наконечников стрел заставляют отказаться от мнения, что эти внешние связи всегда носили совершенно мирный характер. Анатолийские формы и изделия из Орхомена и в слоях раннеэлладекого III Эвтресиса и на Эгине, ручки в виде птичьей дужки1 от македонской посуды из Лианоклади (Орхомен), якореобразные украшения из Орхомена, с Левкады и Итаки и черепки шнуровой керамики из Айи Марины и из слоев раннеэлладекого III Эвтресиса — все это могло явиться результатом наплыва новых поселенцев из Троады, Македонии и более северных областей.

Мраморные статуэтки кикладского типа, возможно, свидетельствуют о каком-то культе, вроде культа «богини-матери». Глиняные посвятительные рога из Асины указывают на обряды, подобные обрядам минойской и анатолийской культур. Но основным толчком к накоплению богатств служило суеверное стремление обеспечить себе соблюдение установленного погребального обряда. На Пело-

1Между Дельфами и Крисой на берегу Коринфского залива «О. Дэвис обнаружил места открытых разработок; запасы руды были полностью исчерпаны, но в одном месте были найдены черепок, относящийся, возможно, к раннеэлладскому периоду, немного шла-,ка без всяких следов олова и тигель с приставшим к нему небольшим количеством окиси олова; JHS, XLIX (1929), 93—94.

106 псмшесе и в Аттике покойников хоронили за пределами поселений в семейных склепах. В Зигурисе для этой цели служили катакомбы или высеченные в скале шахтовые гробницы, в одной из которых было найдено четырнадцать костяков. В Айос Космасе (в Аттике) более ранние склепы представляют собой каменные ящики с ложной дверью, обращенной в сторону поселения. Позднее каменные ящики заменяются более сложными сооружениями (как на рис. 25, /), которые все еще служат в качестве коллективных гробниц; во всех случаях покойников опускали через отверстие в крыше; хоронили их в скорченном положении. На Левкаде покойников хоронили в пифосах и каменных ящиках, или в скорченном положении, или в отдельных случаях, как полагают, после трупосожжения. Обычно эти индивидуальные по­гребения объединялись в круглом каменном сооружении диаметром от 5 до 9 ж, которые напоминают не покрытые землей каменные курганы (так же как одна из коллективных гробниц в Мальфи); дополнительной деталью таких погребений являются золистые слои, которые Дерпфельд называет «погребальными кострищами». Погребения в каменных ящиках и в пифосах соответствуют анатолийскому обычаю, но скопление в круглом сооружении ставит их в один ряд с семейными склепами Аттики и Коринфской области. Коллективные погребения практиковались на Крите и в Леванте, но они не были распространены в Анатолии.

Таким образом, этот обычай не мог быть занесен пришельцами из Анатолии и мог развиться скорее из местных неолитических погребений в пещерах (рис. 61). Из шести черепов, найденных в Айос Космасе, три принадлежало длинноголовым и два — короткоголовым1.

По данным стратиграфии, на смену раннеэлладской культуре приходит другая культура, появление кото-рой считается началом нового, среднеэлладского периода. 3>тот период в свою очередь переходит в микенский, который для полной аналогии с минойской системой называют также позднеэлладоким. Из 6,5 м всего культурного слоя в Эвтресисе 4 м приходится на развалины, относящиеся к раннеэлладскому периоду, таким же обра- Соо п, Races, 144.

107

зам, в Кораку из 4,5 м 2 м принадлежат раннеэллад-ской культуре. Связи с Критом дают возможность установить абсолютные даты элладских периодов. Керамика, типичная для развитой культуры среднеэлладского периода, была найдена в Филакопи, на Мелосе, в сочета­нии с привозными критскими изделиями среднеминой-ского Ib, привозные предметы среднеминойского II встречаются в поселении среднеэлладского периода на Эгине. Печати и оттиски типа раннеминонского III попадаются в слое раннеэлладского III в Асине, где была также найдена египетская печать шестой династии'. Если мы будем исходить из этих данных, конец раннеэлладского периода в целом может быть отнесен самое позднее к 1800 г. до н. э., а начало раннеэлладского III восходит по меньшей мере к 2200 г. до н. э. Таким образом, по крайней мере для Пелопоннеса и Аттики, раннеэлладский I — то есть «бронзовый век» — можно, по вполне достоверным расчетам, отнести к 2750 г. до н. э. Но в периферийных областях раннеэлладекая культура, судя по керамике, просуществовала, невидимому, дольше, чем в центральных пунктах ее распространения. На Левкаде колющий меч длиной 45 см из погребального кострища раннс-элладского каменного кургана R7 и золотая оправа из 'кургана R17 приближаются по типу к аналогичным предметам из шахтовых гробниц, распространенных в Микенах около 1600 г. до н. э. Если раннеэлладская культура дожила на окраинах до такого позднего времени, о>на могла и начаться там с соответствующим за­позданием. Таким образом, появление в фессалийских жилых холмах над культурными наслоениями неолита черепков раннеэлладской культуры не дает точного terminus ante quern для периодов А и В каменного века в этих областях. Действительно, известен случай, когда •вместе с керамикой типа Димини был найден аск раннеэлладской формы 2, и другие случаи, когда неолитическая посуда попадала на Крит в раннеминойский период (стр. 101). Отсюда следует, что здесь неолитический период А должен быть отнесен к IV тысячелетию до н. э.

1 Fro din, Persson, Asine, 234; ср. R e i s n e r, Naga ed. Der, III (1932), 118.

2 AM, LVII (1932), 115; cp. BSA, XLIV (1949), 258—306.

108

<< | >>
Источник: Гордон Чайлд. У истоков Европейской цивилизации . Лондон, 1950. 1950

Еще по теме Раннеэлладский бронзовый век:

  1. Бронзовый век
  2. Бронзовый век на Пиренеях
  3. Бронзовый век Бретани
  4. НЕОЛИТ И БРОНЗОВЫЙ ВЕК
  5. Бронзовый век на Кавказе
  6. Ранний бронзовый век в Южной Италии
  7. Бронзовый век в Центральной Германии
  8. Бронзовый век в Верхней Италии
  9. § 3. Бронзовый век (период расцвета минойской культуры
  10. Бронзовый век в Иране и Средней Азии
  11. Культура Хараппы Период энеолита и бронзовый век на северо-западе Индии
  12. Раннеэлладский период (XXX–XXII вв. до н. э.)
  13. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчёк, О. А. Воротникова, А. Глобус, А. С. Кишкин, Е. Ф. Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. А. Островцов, Т. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, А. И. Трушко, С. А. Харевский, М. Шайбак.. Всемирная история. Том 2. Бронзовый век,
  14. СИНХРОНИСТИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА (XVI ВЕК ДО Н.Э. — Il ВЕК Н.Э.)
  15. Заря среднего бронзового века
  16. Надписи на бронзовых сосудах
  17. ПРОБЛЕМЫ ДАТИРОВКИ ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО ВЕКА НА БОЛГАРСКИХ ЗЕМЛЯХ