<<
>>

Глава VII ДУНАЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

I период

Непосредственно к северу от Дуная (в Сербии) и от Савы начинаются покрытые лёссом равнины и склоны, которые, хотя и не без значительных перерывов, тянутся до самого края моренных отложений в Польше, Гер'-йетнии и Бельгии.

Эти лёссовые области Центральной Европы в ориньякекую и солютрейскую эпохи часто посещали охотники на мамонтов и северных оленей, но мезолитические преемники таких собирателей уцелели только в послеледниковых лесах, на северной и западной окраинах этих областей. Производители же пищи на этих хорошо орошаемых, не слишком лесистых и легких для обработки лёссовых землях могли применить наипростейший из всех возможных видов земледелия. Обладая неограниченными возможностями в области снабжения водой и, казалось, бесконечной территорией, земледельцы всякий раз, как их поля начинали проявлять признаки истощения, могли свободно перенести свои хижины на другое место и обработать новый кусок целины. Действительно, во всей Центральной Европе преобладала примитивная система кочевого земледелия, которую и следовало ожидать от древнейших производителей пищи, не связанных никакими природными ограничениями.

На всей территории распространения лёсса культуры1, основанные на такой системе хозяйства, отличаются большим единообразием. Хотя временный характер поселений исключает образование теллей, а следовательно, и возможность определения хронологии по данным

1По недостаточно документированным здесь вопросам см. С h i I d e, Danube. '

139

стратиграфии, последовательность культур установить нетрудно. До начала раннего бронзового века можно проследить по всей территории три основных периода; ранний бронзовый век совпадает с IV периодом. В I периоде можно различить три основные группы1, культура Кёрёша в Юго-Восточной Венгрии и в Бана-те, культура Бюкка в Северо-Восточной Венгрии и Словакии и I дунайская культура, распространенная от Западной Венгрии до северных пределов лёссовых об­ластей.

Культура Кёрёша

Культура Кёрёша1 является, в сущности лишь одним из составных элементов культуры, обнаруженной в самых глубоких слоях Винчи; может быть, она представляет собой культуру Винчи, только без усовершенствований, внесенных оседлой жизнью. В основе ее лежали разведение крупного рогатого скота, коз, овец и чвиней, кочевое земледелие, охота и рыболовство. Охотники ловили зверей в ямы и, возможно, убивали их с помощью стрел, оснащенных костяными наконечниками, заостренными с обоих концов; рыбаки пользовались пре­имущественно сетями. Поселения представляли собой небольшие группы хижин, перемежавшихся с ямами самого различного назначения; обычно они бывали расположены на берегах рек и водоемов. Простые хижины с двумя сторонами в форме трапеций, плетеные и обмз'-занные глиной с примесью соломы, имели каркас из двух пар поставленных с наклоном внутрь столбов, поддерживавших жердь, образующую конек крыши2.

Наличие пряслиц и грузиков для ткацких станков (рис. 45) свидетельствует о ткачестве. Самым распространенным плотничьим орудием, как во всех дунайских культурах, а также в моравской культуре, является тесло с одной выпуклой стороной; вероятно, оно прикреплялось к рукоятке посредством втулки из оленьего рога. Однако имеются и каменные топоры с отверстием, про­деланным с помощью полого сверла, и просверленные

1 К u t s i a n, The Koros Culture, Dissertationes Pannonicae, серия II, N 23 (Budapest, 1944—1947).

2 Dolg., IX—X, 75.

140

орудия из оленьего рога. Так же как в Винче и Стар-чеве, изготовлялись костяные лопаточки. Гончары умели лепить сосуды различных форм, характерных для керамического производства, с плоским дном или даже с кольцеобразными поддонами, но без настоящих ручек. Некоторые сосуды имеют вместо кольцеобразного поддона четыре соскообразные ножки или четырехлепест­ковое основание. Характерными формами являются полу-тарные чаши, шаровидные узкогорлые

кувшины и

Рис.

45. Глиняные грузики от ткацких станков и костяная лопаточка культуры Кёрёша. своеобразные бутыли, плоские с одной стороны и снабженные рядами уш'кообразных ручек — с другой; очевидно, ушки предназначались для того, чтобы носить бутыль за спиной. Обычным орнаментом, так же как в Винче и Старчеве, является искусственная неровность поверхности сосудов, но несколько ваз культуры Кёрёша украшены лепными барельефными изображениями людей и домашних быков или оленей1. Этот выпуклый орнамент из фигур сохраняется во II период на сосудах местной ‘культуры Тиссы и .встречав гея в Винче и Тордоше. Сходство этих лепных фигур с фигурами, украшавшими сосуды раннего бронзового века на Кипре и хеттские со­суды из Алишара, поразительно. В то же время нельзя отрицать сходство керамики с искусственно неровной поверхностью, покрытой отпечатками ногтей и пальцев,

1 Dolg., XIII (1937), 45—48.

141

некоторых узоров, выполненных вышеуказанным способом, и даже больших шаровидных кувшинов с древнейшей неолитической керамикой Южной Италии. Сосуды из некоторых поселений культуры Кёрёша близ Ходмезёвашархель, покрытые красным ангобам и иногда украшенные белой росписью, возможно, были привезены из области распространения вардарской культуры (например, из Старчева).

Торговля была развита настолько, что жители равнин получали камень для зернотерок и тесел из горных мест, обсидиан для ножей — из Северной Венгрии и даже браслеты из раковин Tridacna и Spondylus — со Средиземного моря. Они копировали из глины азиатские печати-клейма1; одна печать из Ходмезевашархель — Котацлар-та, имеющая прямоугольную форму и украшенная изоб­ражением заполненного креста, особенно точно копирует излюбленную форму печати в Центральной Анатолии.

Сохраняется большая часть вардар-моравского ритуального инвентаря — глиняные женские фигурки, треугольные алтари и столики для возлияний (маленькие чаши на четырех ножках). Покойников хоронили с соблюдением несложного погребального ритуала в скорченном положении в ямах для отбросов между хижин; вещей в могилу клали мало или не клали совсем.

Еще не вполне установлено, правильно ли относить группу Кёрёша к I периоду. Остатки хижин культуры Кёрёша были повреждены могилами III пери-ода2. Поселения культуры Кёрёша занимают пространство, которое в противном случае осталось бы белым пятнам на карте I периода. Во II период это пространство оказывается занятым культурой Тиосы. В Винче привозная керамика Тиосы3 появляется стратиграфически позднее, чем посуда с искусственно неровной поверхностью, костяные лопаточки и столики для возлияний культуры Кёрёша 4. С другой стороны, глиняные клейма в более северных областях относятся ко II периоду5. Неясно > Dolg., XI, табл. XVII, 4—6.

2 Там же, IX—X, 76.

3 Marburger Studien, I (1938), 30.

4 Dolg., XI, 122; BRGK, XXIV—XXV, 51.

5 Но эти печати имеют более отдаленное сходство с анатолийскими образцами.

142

также, следует ли предположить, что люди культуры Кёрёша — выходцы из вардар-моравских групп, ушедшие на поиош более легкой, хотя и менее благоустроенной жизни на равнинах, или что это местные собиратели усвоившие некоторые элементы вардарокой культуры'. Область их распространения простирается на значительное расстояние к востоку от Ти-ссы и к северу ог Дуная до Кёрёша. Но, как мы увидим, элементы культуры Кёрёша обнаруживаются и дальше к северо-западу, в I дунайской культуре. Таким образом, можно предполагать, что группа Кёрёша является посредником проникновения неолитической культуры в более западные лёссовые области.

Культура Бюкка

Хотя культура Бюкка ' и занимает территорию, смежную с группой Кёрёша, нельзя считать, что она отражает переход от группы Кёрёша к классической I дунайской культуре. Вместе с этим ее сходство с описываемой ниже I дунайской культурой так велико, что достаточно остановиться только на существующих между ними различиях. Экономика культуры Бюкка базировалась на сельском хозяйстве в сочетании с охотой и ловлей рыбы (на удочку и сетями).

В качестве жилищ широко использовались пещеры, но, по мнению Гиллебранд-та2 преимущественно только для укрытия от зимних холодов. Летом обитатели этих пещер занимались охотой и рыболовством на прилегающих к Тиссе равнинах. Обычная дунайская форма тесла с одной выпуклой стороной сочетается здесь с просверленными полым сверлом каменными топорами и проушными топорами из оленьего рога. Гончары, как и в I дунайской культуре, подражали иногда сосудам из тыквы, но в остальных случаях следовали, как в Троаде, образцам посуды, сделанной из кожи. Некоторые сосуды снабжены трубко-образными носиками, имеются кубки на полых поддонах, совпадающие по форме с классическими сосудами II периода, или, как в Терми, кубки на ножках в виде человеческих ног. В основе орнаментации лежит дунай-

1 Arch. Hung., V-VI, 19-38; BRGK, XXIV-XXV, 32-39.

2 AE, XLIV (1930), 301; ср. АЕ, 1943, 22

143;

екая система спиралей, очень сложных, нанесенных тонкими углубленными линиями. Иногда дунайские мотивы сочетаются с условными изображениями человеческого лица или даже целых фигур в стиле Западной Анатолии '. Помимо серой -посуды, изготовлялись также сосуды красновато-коричневого цвета с черной росписью в виде спиралей, нанесенной до обжига. Люди культуры Бюкка держали под своим контролем залежи обсидиана в Хедялье близ Токая и, павидимому, не только сами пользовались этим материалом, но и вывозили его. Определению места культуры Бюкка в хронологий

1 периода способствуют погребение в Надьтетене (Пешт) с сосудами типа Бюкка I и I дунайской культуры и стратиграфия Тальи (Земплин), где ранняя керамика культуры Бюкка была обнаружена под слоем, содержавшим черепки посуды культуры Тиссы, относящейся ко II периоду2. На основе керамики можно сделать вывод, что культура Бюкка просуществовала до II периода 3, а затем превратилась в неотъемлемую часть культуры Тиссы. Связь расписной керамики Бюкка с керамикой Старчева и Ариушда и кубков на поддонах с соответствующей формой в двух названных поселениях и во II дунайской культуре остается еще спорной.

Дунайская культура I периода

Лёссовые области к западу и к северу от Дуная бы'-ли первоначально населены неолитическими общинами, культура которых сохраняла до мельчайших проявлений полное единообразие на всем пространстве от Венгрии до Северной Германии и от Галиции до Бельгии 4. Эта наиболее изученная культура Центральной Европы является, пожалуй, самым классическим образцом нео­лита во всем древнем мире. Поэтому она может на за­

' Arch. Hung., V—VI, табл. XVIII, 5; XXIV, 13.

2 АЕ, XLIX, 86, 70.

3 Dolg., XII, 49.

4 О распространении этой культуры в Венгрии см. BRGK, XXIV—XXV, 30—32; АЕ, XLIV, 30 и ел.; в Польше и Восточной Германии— Bl.f.d. Vorg., VII (1930), 18—52; в остальной части Германии — В u 111 е г, D о п а и; в Чехии — Stocky, Boh. Preh.; в Бельгии —Bui. Soc. r. Beige d'Anthrop. et de Prehistoire (Brussels, 1936), XII, 25—106.

144

конном основании именоваться дунайской культурой I периода в предпочтение неточным названиям «культура ленточной керамики» или «культура спирально-ме-андрового орнамента». В основе хозяйства дунайской культуры I периода лежало возделывание на маленьких участках, обраба'-тывавш'ихся с помощью каменных мотыг, ячменя, полуполбы и, возможно, также пшеницы-двузернянки1, бобов, гороха, чечевицы и льна. Скот держали только в небольшом количестве; в поселениях было найдено немного костей овцы, быка и свиньи, но нигде в обмазке стен хижин не встречается примеси навоза, как это обычно бывает в местах, где скотоводство играло значительную роль. Охотой дунайцы не занимались. Все лёссовые области густо усеяны местами поселений I дунай-.ской культуры, но ни в одном из этих поселений нет следов продолжительного пребывания людей. Это является следствием примитивности техники, применявшейся дунайцами в сельском хозяйстве, — техники мотыжного земледелия, которая до сих пор практикуется у некоторых африканских племен. Они возделывали участок до того времени, пока он не переставал родить, после чего брались за другой, и так до тех пор, пока не

использовали всей земли вокруг селения. После этого они переселялись со всем имуществом куда- нибудь на новое место, неподалеку от прежнего.

Подробности этого процесса, который, вероятно, повторялся без изменений на всей территории распространения дунайской культуры I периода, известны из раскопок в Кёльн-Линдентале2. Первыми сооружениями, воздвигнутыми здесь, были амбары, построенные, очевидно, жителями какого-то селения, расположенного в нескольких километрах отсюда. Через некоторое время я сами земледельцы с домами и семьями перебрались поближе к своим новым полям. Они соорудили около двадцати пяти землянок, перенесли на новое место

1 Указания на пшеницу-двузернянку имеются только в долине Рейна и в Бельгии, на обыкновенную пшеницу— только в Польше. Оба эти сорта, возможно, были заимствованы у населения, характеризовавшегося другими культурами Ср. BRGK, XX (1930), 30.

2 В u 111 е г, Н а Ь е г у, Das bandkeramische Dorf Koln-Lmdenthal (Romisch-Germanische Forschungen, II, Berlin, 1936).

Ю г. Чайлд 145

некоторые житницы и в конце концов обнесли всю группу построек канавой и частоколом от диких зверей. Спустя некоторое 'время жители покинули поселок, и место оставалось необитаемым до тех пор, пока на нем не поселилась какая-то родственная группа с несколько отличающейся керамикой. По этому примеру мс-жно судить о том, каким образом и почему люди I дунайской культуры расселились по такой обширной территории; они просто были вынуждены каждые десять-двадцать лет передвигаться на новую землю.

Этот простой способ добывания пищи, конечно, несовместим с каким-либо благоустройством или накоплением богатства. Поскольку дома все равно приходилось бросать, не было смысла особенно заботиться об их благоустройстве. Раньше даже полагали, что поселения ду-найцев состояли из землянок — 'Неправильных овальных ям длиной от 3 до 10,5 м, вырытах в лёссе на глубину 0,45— 0,75 м, с плетеной, обмазанной глиной с примесью соломы наземной частью, которая опиралась на окаймлявшие яму столбы. Теперь кажется более вероятным, что в действительности жилищами в I дунайской культуре служили прямоугольные строения, которые поддерживались пятью рядами толстых столбов и достигали иногда 27 м в длину и 6 л* в ширину'. Раньше эти строения определяли как «амбары».

Все остальное оборудование дунайцев тоже состояло из изделий домашнего производства. Каменные клиновидные топоры с одной выпуклой стороной (рис. 46), прикрепленные к Г- образной рукоятке, служили мотыгами или теслами, а проушные — топорами или молотками. Ножи, серпы и скребки изготовлялись из крем«я. Ничто не свидетельствует о текстильном производстве — ни пряслица, ни груэики для ткацких станков; лен, зерна которого были найдены в Кёльн-Линдентале, выращивался, возможно, для изготовления масла. В Стате-нице в Чехии2 был найден костяной инструмент, похожий на лопаточки культуры Кёрёша.

Сосуды изготовлялись двух видов (рис. 47): полу-тарные чаши и шарообразные бутыли с тремя, шестью

' Germanla, XXVI (1942), 84—103; ср. XXI (1937), 213, 217. "Stocky, Boh. Preh., 62.

146

или девятью ушками (иногда плоские с одной стороны для ношения на спине), которые, несомненно, ведут свое происхождение от сосудов из тыквы. Это еходст

Рис. 46. Клиновидные топоры с одной выпуклой стороной. По Зегеру.

Рис. 47. Керамика I дунайской культуры.

нередко усиливается благодаря нарезным зигзагообраз; ным линиям, воспроизводящим ремни, употребляющиеся для ношения сосудов из тыквы. Но вместо этих скево-морфных1 узоров земледельцы часто покрывали свои сосуды сплошным орнаментом из углубленных спиралей или меандров, которые считаются отличительной чертой

1 Скевоморфные узоры — узоры, подражающие естественным формам образца. (Прим, ред.)

147

10»

дунайской культуры. Некоторые, возможно, более поздние узоры должны, очевидно, изображать человеческие фигуры, двойные топоры и другие предметы. Отдельные грубые сосуды имеют, как в Кёрёше, искусственно неровную поверхность. Ушки, как на Вардаре и Мораве, напоминают иногда головы животных. Углубленный орнамент в виде двойных топоров мог возникнуть под влиянием Крита .или Северной Сирии ', но он, вероятно, относится уже ко II дунайской культуре. В принципе это хозяйство было автаркичным2, но фактически материалы приходилось тщательно выбирать и часто переправлять на большие расстояния. Зеленый сланец, применявшийся в Кёльн- Линдентале для изготовления тесел, приходилось доставлять на расстояние 100—110 км с Гунсрука или Таунуса. В Бельгии для зернотерок применялась лава из Нидермендига близ Майен- ньг3. Такое пристрастие к определенным материалам, не разрушая автаркии, способствовало установлению сношений между различными общинами. Действительно, несколько сосудов, сделанных из сортов глины, известных только в дрлине Майна, оказались в Кёльн-Линдентале, на расстоянии 80 км. Более того, в Моравии, Чехии, Тюрингии и даже в долине Рейна носили украшения, сделанные, как в Фессалии и на Среднем Дунае, из средиземноморской раковины Spondylus, занесенной путем какого-то межплеменного обмена с Эгейского или Адриатического моря! Таким же образом слоновая кость попала из Африки-в Фламборн, близ Бориса4. Этот'то- варообмен превратился в нечто вроде регулярной торговли. В разных местах, особенно на окраинах области распространения дунайской культуры — в Бранденбурге, Гольштейне и Западной Пруссии, — попадаются клады5, состоящие из тесел с одной выпуклой стороной. Подоб­но более поздним кладам бронзовых орудий, они, вероятно, представляют собой склады товаров специальных

1 IPEK, XI (1936—1937), 16 и ел.; XL (1934—1935), 3.

2 Словом «автаркичный» (самодовлеющий, удовлетворяющий свои потребности) переводится здесь и

далее английский термин Self — sufficing. (Прим, ред.)

3 В uttler, Donau, 32.

4 Там же, 36; Marburger Studien, I, 27—29.

* JST, XXIII (1935), 73; Bl. f d. Vorg., VII, 51; В uttler, Donau, 21.

148

странствующих торговцев. Очевидно, что к этому jspe-мени отдельные лица уже взяли на себя, по крайней мере в виде приработка, труды по удовлетворению склонности людей дунайской культуры. I периода к каким-то определенным материалам и расширили свою деятельность, обслуживая наряду с этим другие, все ещё мезолитические племена. Эти люди были предшествен­никами тех торговцев бронзовыми орудиями, о которых говорится на стр. 173. Обнаруженные в некоторых поселках остатки мастерских1, возможно, указывают дажл на выделение ремесла внутри общины.

Дунайцы вели мирный образ жизни. Единственными видами оружия, найденными в их поселениях, являются дисковидные булавы, такие же, как и в додинастическом Египте, да немногочисленные кремневые наконечники стрел. Они жили на демократических и, возможно, даже первобытно-коммунистических началах; ничто не свидетельствует о наличии вождей, которые сосредоточивали бы в своих руках все общинные ценности. Не выполня* ли этого назначения и какие-нибудь божества. До нас сохранилось только несколько глиняных женских ста-туэток — ничего похожего на то обилие ритуальных предметов, которое было отмечено в Винче и Македонии. Погребений найдено мало. Покойников обычно хоронили в скорченном положении, реже сжигали. Все исследованные черепа принадлежат долихоцефалам и относятся по общим признакам к средиземноморской расе. В одном из эльзасских могильников был найден трепанированный череп 2.

Первый ключ к разрешению вопроса о происхождении людей I дунайской культуры мы находим в их керамике. Они, невидимому, научились лепить глиняные сосуды и придавать им форму употреблявшихся до этого сосудов из тыквы в каком-то месте, где тыквы вызревают до надлежащей твердости. Это явление не наблюдается севернее Среднедунайской равнины,

которая,, таким образом, может приблизительно служить северной границей возможной прародины дунайцез. Если принять такую границу, то теория о более или менее юж-. « Germania, XXII, 220.

* Там же, ХХУГ(.1Э42), 177—181.

149

нам происхождении дунайцев получает почти полное признание. Большинство немецких ученых считает центром их распространения Чехословакию. Но мы не имеем сведений ни о каком-либо мезолитическом населении В этой стране, ни о наличии там пригодных для возделывания хлебных злаков. Кроме того, традиционное предпочтение, которое дунайцы отдавали средиземноморским раковинам, указывает на их более южное происхождение. Можно было бы построить несколько теорий.

1. Люди дунайской культуры I периода пришли с беретов Средиземного моря или из Анатолии, но, пока они имели возможность пользоваться тыквами, они не изготовляли гляняных сосудов, и поэтому следы их существования появляются только с того времени, как они достигли Венгрии.

2. По мере того как чрезмерно разросшееся население моравских поселков продвигалось все дальше и дальше на север, люди отказывались от всего, что было для них излишней роскошью, так что их культура свелась к вышеописанному скудному минимуму.

3. Какие-то еще не известные нам мезолитические группы получили от людей моравской культуры или культуры Кёрёша хлебные злаки и прирученных овец и овладели гончарным мастерством и другими неолитическими навыками. Непреложным фактом является только то, что экономика дунайской культуры I периода стоит двумя ступенями ниже экономики вардар- моравской культуры, точно так же, как та в свою очередь отстает на две ступени от Эгейского мира.

II период Культура Тиссы

В Юго-Восточ'ной Венгрии и прилежащих областях культура Кёрёша уступает место другой культуре, специально приспособленной к эксплуатации рыбных богатств Тиссы и ее притоков и охоте на многочисленную дичь в ее бассейне. Поселение близ деревни Кёкень-домб1

' Dolg., VI (1930), 50—150, ср. PZ, XXI, 185 и ел.; АЕ, 1943,22. 150

состояло из вытянувшихся в один ряд вдоль берега реки прямоугольных жилищ размерами до 7,2 X 3,4 м. Вход располагался с широкой стороны дома. Жилища были украшены вылепленными из глины расписными бычьими головами. Рыбаки пользовались гарпуном из оленьего рога (рис. 43) (как в Винче) и сетями, снабженными двойными или тройными костяными кольцами1. Однако основные средства существования людям культуры Тиссы давали скотоводство и земледелие. Зерно хранили в больших глиняных кувшинах или в прямоугольных сосудах размерами 70 X 50 X 65 см, очень похожих на деревянные закрома, которыми местные жители пользуются в наши дни 2

Экономика в целом сохраняла свой неолитический характер. Материалы для топоров переправлялись из Балата, Трансильвании и Северной Венгрии, но доставка обсидиана прекратилась. Все еще импортировались раковины с южных морей, типичные местные сосуды вывозились в Винчу и Силезию (стр. 133), но глиняные печати-клейма вышли из употребления. Керамические изделия, в число которых входят цилиндрические широкогорлые кувшины и большие овальные миски, удобные для приготовления рыбы, бывают иногда снабжены ушками и зубцами раннемакедонского типа и короткими трубкообразными носиками, как в группе Бкжка. Украшением служат грубые борозды, проведенные в толстом слое ангоба, и роспись, нанесенная после обжига красной и желтой краской, в виде меандров, концентрических окружностей и условных изображений лииа, но не спиралей. Узоры группируются в вертикальные полосы. Изготовление глиняных фигурок прекратилось, но погремушки в виде животных, возможно, имели ритуальное назначение. Иногда в виде украшения люди носили на лбу бляхи из раковины или мрамора с петлеобразным ушком.

Покойников хоронили в слегка скорченном положе-нии в небольших могильниках, иногда после предварительной ампутации ступней.

BRGK, XXIV-XXV, 43; Dolg., VI, табл. Ш, VI. АЕ, XLV (1931), 253.

Дунайские культуры II периода

' Ряд культур, современных культуре Тиссы, но с ме-!нее .специализированным хозяйством, занимают пространство от Дравы1 и верхнего течения Тиссы до Ниж-'ней Баварии, Центральной Германии, Силезии и Галиции2. Хотя эти культуры и менее однородны, чем I дунайская культура,

их можно ввиду широкого распространения объединить под одним названием культур II дунайского периода. Термин «культура Тиссы», введенный в употребление Томпой3 вместо старого названия «культура Лендель 4— Иордансмюля» и усвоенный некоторыми немецкими археологами, следует сохранить, для обозначения только что описанной группы, которая стоит совершенно обособленно.

В хозяйстве дунайских культур II периода скотоводство и, вероятно, охота сочетались с земледелием. Правда, несомненных свидетельств о применении плуга нет. Поселения едва ли отличались большей долговечностью, чем поселения дунайской культуры I периода, и так же переносились от времени до времени на новые места. Люди строили прямоугольные дома со входом, расположенным с узкой стороны, украшенные, как дома культуры Тиссы, глиняными бычьими головами. Так же как в дунайской культуре I периода, ярким свидетельством торговли служит доставка с юга раковин Spondylus и Tridacna. Обсидиан из Северной Венгрии встречается по всему бассейну Среднего Дуная и к северу, в Моравии, Западной Галиции, Силезии и Чехии. В более северных областях он попадается только в самых ранних поселениях; это наводит на мысль, что запасы обсидиана были занесены сюда первыми колонистами, но впоследствии уже больше не пополнялись путем торговли. Существует мнение, что глиняные кубики с отверстиями по четырем углам и одним или, в редких случаях, двумя углублениями 5(рис. 48) подражают раннеминойским ' Germania, XXII (1938), 215—218.

2 But tier, Donau, 38—43; PZ, XXI (1930), 6, 10; WA, XIV (1936), 190.

3 BRGK, XXIV—XXV, 40 и ел.

4 Эта местность (венг. Lengyel) в археологической литерату-j>e часто неправильно называется Ленгиель; • нужно Лендель.

(П ри м. р ед.) , ,

•SchranM, Bohmen, 50; ср. стр. 63 данной книги.

152

сосудам из прямоугольных каменных брусков. К более поздней фазе этого периода относятся найденные в Моравии глиняные имитации печатей-клейм. Приблизительно в то же время в Моравии и Силезии появляются мелкие украшения из меди (рис. 49, слева).

Кроме тесел с одной выпуклой стороной употреблялись треугольные топоры из диорита (рис. 49),топоры-молоты, просверленные полым сверлом, и топоры из

Рис. 48. Кубический глиняный сосуд. Стреличи I, Моравия.

Рис. 49. Медные украшения и топор

треугольной формы Иордансмюль. По

Зегеру.

оленьего рога. Несколько шаровидных булав и кремневых наконечников стрел, а в Чехии — каменные выпрямители древков стрел ', возможно, указывают на воинственные наклонности представителей дунайских культур II периода. Пряслица и грузики для ткацких станков

свидетельствуют о наличии.ткачества.

Характерными формами посуды являются кубки на полых поддонах (рис. 50,/), черпаки со втулкой для ручки (рис. 50,2), биконические сосуды (рис, 50,

<< | >>
Источник: Гордон Чайлд. У истоков Европейской цивилизации . Лондон, 1950. 1950

Еще по теме Глава VII ДУНАЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ:

  1. Глава III ДУНАЙСКИЕ ПЛАВНИ - ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ ВАРВАРСКОГО МИРА
  2. Глава VII
  3. ГЛАВА XXVI АТТИКА VII—VI вв. до и. э.
  4. Глава VII · ДОМ И ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ
  5. ГЛАВА VII ЕГИПЕТ В ПЕРИОД ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА
  6. ГЛАВА VII. ЕГИПЕТ В ПЕРИОД ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА
  7. Глава 1 Возникновение южноаравийских цивилизаций
  8. ГЛАВА XLII РАЗЛОЖЕНИЕ РОДОВОГО СТРОЯ В РИМЕ В VII—VI вв. до н. э.
  9. Глава XIII ЦИВИЛИЗАЦИЯ СИЦИЛИИ И ИТАЛИИ
  10. Глава 8 РАСЦВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ БРОНЗОВОГО ВЕКА
  11. Глава 7 ЭКСПАНСИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  12. Глава VI БАЛКАНСКИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  13. Глава IV ОСТРОВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА КИКЛАДАХ
  14. Глава 11 ВЫСШАЯ ТОЧКА РАЗВИТИЯ АНТИЧНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ