<<
>>

К ВОПРОСУ О РАННЕЙ ДАТЕ НЕКОТОРЫХ КИНЖАЛОВ ТАК НАЗЫВАЕМОГО КАБАРДИНО-ПЯТИГОРСКОГО ТИНА

В. И. Козенкова

(СССР)

Исследование культурных контактов Карпато-Дунайского бас­сейна и Балкан с областями Восточной Европы и Северного Кавказа в предскифское время — проблема не новая, но тем не менее по-прежнему мало разработанная как в советской, так и в зарубежной археологии.

При­чина такого положения вещей кроется в разрозненности и единичности известных науке фактов, не позволяющих достаточно полно и ясно рекон­струировать картину многосторонних связей, имевших место между этими удаленными областями в древности. В частности, болгарские исследователи (Р. Попов, А. Милчев, Д. П. Димитров, И. Венедиков, М. Чичикова) не­однократно агмечали среди фракийских древностей чуждые местной куль­туре предметы, определяемые как кавказские, точнее — кобанские1. В то же время на Северном Кавказе, по мере углубленного исследования, ра­стет число вещей определенно импортных из Центральной и Юго-Восточ­ной Европы, в том числе и из ареала раннефракийской культуры, а также местных, северокавказских предметов, аналогии которым в указанных облас­тях имели место в культурах фрако-киммерийского хронологического пласта.

К последним относятся биметаллические кинжалы т. н. кабардино­пятигорского типа, обширная историография которых отражает большое разнообразие точек зрения на их происхождение, типологию и хронологи­ческую классификацию[210][211].

Морфологическое богатство вариантов самих бронзово-железных образ­цов, а также появление в последнее время серии целиком бронзовых или це­ликом железных предметов этого типа ставит исследователей перед необхо­димостью дифференцированного подхода к их характеристике. Даже визуаль­ное рассмотрение кинжалов показывает, что широкая датировка всей группы VIlI — началом VIl века до и. э., не всегда соответствует имеющимся данным, а потому не может удовлетворять исследователей.

В нашей статье предпринята попытка, на основе анализа биметалличе­ского кинжала из станицы Змейской (Северная Осетия), выделить из всей группы кинжалов кабардино-пятигорского типа предметы наиболее древние.

Кинжал из ст. Змейской был случайно обнаружен в 1959 г. во время работы Северокавказской археологической экспедиции на площади сред­невекового могильника (Рис. ГА, 2). Е. И. Крупнов лишь бегло упомянул об этой находке, и, по сути дела, она осталась вне поля зрения исследо­вателей3.

Предмет этот, однако, заслуживает самого пристального внимания, особенно в свете новых археологических данных, выявленных за последние годы. Хотя точное место находки осталось невыясненным, совершенно ясно, что к средневековым захоронениям кинжал не имеет отношения. В то же время отсутствие на площади средневекового могильника могил раннего железного века дает основание предполагать, что кинжал относился к слою Змейского поселения X—VIII вв. до н. э., раскоп которого находился в 1959 г. в 150 —2000 м от позднего некрополя.

От кинжала сохранилась лишь бронзовая рукоятка с небольшим ку­ском железного клинка у основания перекрестия. Рукоятка плоская, с грибовидным навершием и перекрестием в виде широких лопастей под­треугольной формы. В центре перекрестие полос. Именно в нем и был за­креплен железный клинок. Интересна ажурная орнаментация рукоятки, состоявшая из одного ряда кружков с рельефным циркульным рисунком. Длина рукоятки 11,7 см; ширина в области навершия 2,9 см; ширина на переходе к перекрестию 2 см; толщина 0,6 см. Перекрестие в сечении пло­ское, утолщенное лишь в центре. Ширина его 5 см; толщина 0,3—0,8 см. C одной стороны у края перекрестия имелось круглое сквозное отверстие.

Спектрально-аналитические исследования металла рукоятки, произве­денные Т. Б. Барцевой в лаборатории Института археологии АН СССР, пока­зали сложный состав металла с высоким содержанием олова (8%) в медной основе. В металле довольно высокий процент сурьмы (1,5%) и мышьяка (1,5%), что, по мнению Т. Б. Барцевой, характерно для выделенной ею восточной (чечено-ингушской) металлургической группы Сев. Кавказа пред- скифского времени4.

По общим параметрам рукоятка из ст.Змейской бесспорно относится к многочисленной и весьма разнообразной коллекции кинжалов VIII—VII вв.

до н. э., известной в настоящее время не только на Северном Кавказе, но и в Повольже, Северном Причерноморье и в Центральной Европе и Ηa- Востучной Европы*4. M.. 1969. с. 275—281; Н. Л. Ч ленов а. Хронология памятни­ков карасукской эпохи. M., 1972. с. 132—135; V. Podborsky. Stramberska dyka s Wi- Zovym jіIcem a otazka rozsifeni, puvodu a datovani IAchto dyk v EvropA. Archeologi- cke TOZhkIedy, XIX—1967, 2. Praha. 219—220.

3E. И. К р у η и о в. Древняя история Северного Кавказа. . . с. 203.

•Т. Б. Барцсва. Цветная металлообработка на Северном Кавказе в раннем железном веке. Автореферат каид. диссертации, M., 1974. с. 9—12.

Рис. 1

А/ — бронзовая фибула из слоя Змейсхого поселення: А 2— рукоятка биметаллического кинжала из ст. Змсйской; В 1—3 —часть комплекса погребения № 28 могильника на Мебельной фабрике в г. Кисловодске; (' бронза и железо; 2 — бронза; 3 — глина); C — предметы из слои Бамутского поселення: 1 — роговой псалий; 2 — каменная литейная

форма; 3.4 — оттиски из литейных форм

■считывающей более 50 экземпляров. Из них на долю Северного Кавказа приходится Зі экземпляр (т. е. более 60%). При ближайшем рассмотрении, однако, круг аналогий кинжалу из ст. Змейской значительно сужается. В эту группу, кроме него, можно, на наш взгляд, отнести лишь следую­щие находки.

1. Целиком бронзовый кинжал из погребения № 70 Сержень-Юр- товского могильника в Чечено-Ингушетии (Рис. 3, 4).

2. Биметаллический кинжал из погребения № 28 (раскопки 1971 г.) могильника на Мебельной фабрике в Кисловодске5 (Рис. 1В, /).

3. Биметаллический кинжал из разрушенного погребения № 6 там же[212](Рис. 2, 4).

4. Биметаллический кинжал из окрестностей Кольца-горы в Кисло­водске[213] (рис. 2, 5).

5. Биметаллический кинжал из клада № 5 с поселения близ с. Штрам- берк в Чехословакии[214][215] (Рис. 2, /).

6. Биметаллический кинжал из Гамова в Польше® (Рис. 2, 2).

7. Биметаллический кинжал, случайно найденный на горе Матра в Венгрии[216][217][218][219][220] (Рис. 2,

<< | >>
Источник: ΦΡΑΚΟ-СКИФСКИE КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ. ИЗДАТЕЛЬСТВО БОЛГАРСКОЙ АКАДЕМИИ ИАУК. София - 1975. 1975

Еще по теме К ВОПРОСУ О РАННЕЙ ДАТЕ НЕКОТОРЫХ КИНЖАЛОВ ТАК НАЗЫВАЕМОГО КАБАРДИНО-ПЯТИГОРСКОГО ТИНА:

  1. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАННЕЙ ПАРФИИ*
  2. § 6. «Так называемые “диаконы”»: эволюция «сакрального служения» в раннехристианской литературе
  3. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ХУННОВ
  4. Раздел V Некоторые вопросы взаимодействия культур
  5. РАСКОПКИ ЭШЕРСКОГО ГОРОДИЩА И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ДИОСКУРИИ
  6. А БЫЛО ТАК
  7. ИСТОКИ РАННЕЙ ГРЕЧЕСКОЙ НАУКИ
  8. Ход дальнейшего развития обществ, сложившихся в Ранней Древности.
  9. Глава 5 РОДСТВО. ЧТО РИМЛЯНЕ НАЗЫВАЛИ АГНАЦИЕЙ (РОДСТВО ПО ОТЦУ)
  10. № 43. ХАРАКТЕР РАННЕЙ ТИРАНИИ
  11. ВОЗНИКНОВЕНИЕ РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА. ЭПОХА РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ
  12. Лекция б РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО В ЭПОХУ РАННЕЙ ИМПЕРИИ
  13. 13.1. Система власти в период ранней республики (V–III вв. до н. э.)