<<
>>

ГЛАВА 11. Этруски и ЭВМ

Число этрусских текстов, поступающих в руки ученых, неуклонно растет. Каждый год раскопки археологов приносят новые надписи. Скромные, вроде какой-нибудь однословной, начертанной на вазе или урне, или сенсационные, вроде золотых пластинок из Пирг.

Совсем недавно при раскопках в Санта-Маринелла обнаружили свинцовую пластинку, на двух сторонах которой нацарапан текст, состоящий более чем из 60 слов. Не исключено, что в будущем посчастливится найти и новые билингвы: финикийско-этрусские, латинско-этрусские…

Но это — надежда на будущее, надежда на археологическое счастье, на «милости природы». А сейчас? Современные этрускологи не стремятся «с налета» отыскать какой-то ключ к загадочному языку и перевести все или почти все тексты целиком и полностью. Горький опыт таких «переводов» научил их осторожности, тщательности и терпению. Например, Карл Ольцша, интерпретатор «льняной книги», учел критику в его адрес. И в своих последних работах он дает вдумчивый и доказательный анализ отдельных частей ритуального текста, написанного на «пелене» из Загреба: объясняет (и выясняет!) смысл отдельных терминов, ищет отдельные «италийско-этрусские» связи в жреческой терминологии (но не считает уже Игувиенские таблицы своего рода билингвой). По этому пути идут и советский этрусколог А. И. Харсекин, и итальянец Паллотино, и австриец Пфиффиг, а также другие этрускологи-лингвисты: изучение структуры и особенностей языка, выявление заимствований, объяснение смысла отдельных слов, расчленение их на корни и суффиксы, определение устойчивых «формул», которые помогают расшифровке…

У этого верного и трудного пути есть одна беда: его темп. Судите сами. Основы современного комбинаторного анализа были заложены еще в 1789 г. Луиджи Ланци, когда вышла его книга, посвященная этрусскому языку, т. е. почти два века назад. Около ста лет назад, в начале восьмидесятых годов прошлого века, Паули и Дееке окончательно формулируют его принципы.

Этим методом с различными его вариациями изучаются этрусские тексты и по сей день («комплексный метод» Харсекина, метод «искусственной билингвы» Ольцши и др.). Что же удалось достичь за истекшее столетие или, если отсчитывать от Ланци, то за истекшие 188 лет комбинаторных изысканий? В наши дни известно значение около 150 этрусских слов, причем многие из них все-таки стоят под вопросом (возможны разные толкования их смысла). Получается, что в год дешифруется одно-единственное слово этрусского языка (или даже слово в два года).

Список этрусских слов, значение которых предстоит определить, велик: их гораздо больше тысячи. Значит, даже к концу III тысячелетия нашей эры, что-нибудь к трехтысячному году тайна этрусского языка не будет полностью разгадана? Конечно, нет. На помощь дешифровщикам начинают приходить верные и надежные помощники: ЭВМ — электронные вычислительные машины.

Правда, первые опыты по применению кибернетики в дешифровке сопровождались ненужной шумихой и рекламой. Чего только не писалось! «Электронный Шампольон», «машина переводит древние рукописи» и т. п. — это в те времена, когда исследователи пытались как следует научить машину перевести с русского на английский хотя бы один абзац нормального, а не специально «отпрепарированного» текста. Шумиха, к счастью, кончилась. Настало время серьезной работы: а что мы можем, в самом деле, получить от «электронного филолога», каким образом он сумеет оказать помощь в работе дешифровщика, в том числе и этрусколога?

Разумеется, прежде всего машине можно поручить создание «справочного аппарата», так называемых конкордансов. Что это такое? Словарь, в котором приведено не просто слово, а еще указано, где, в каких надписях оно встречается. Плюс к нему дается «контекст», выписываются слова, окружающие его. Благодаря этому исследователь получает возможность проверить свою гипотезу по всем контекстам, не противоречит ли она им. Ведь если в одной надписи слово, казалось бы, правильно прочтено, это еще не значит, что так оно и есть.

Надо проверить, а как оно читается в других текстах (или, если надпись длинная, в контексте той же надписи).

Этрускологи так и поступали. Но попробуйте-ка перерыть 10 000 этрусских текстов и проверить, где то или иное слово встречается, дабы произвести проверку по контексту! Иметь этрусский конкорданс — это было заветной мечтой всех, кто пытался проникнуть в тайну языка этрусков. Сейчас такой конкорданс создан. Его автором является электронная вычислительная машина СЛС 1604 Висконсинского университета (город Мэдисон, штат Висконсин, США), и, разумеется, ее программисты М. Фаулер и Р. Вольф.

Например, вы хотите определить, что это за слово — ТУШНУ. Раньше вам пришлось бы вести долгие поиски, чтобы отыскать все тексты, где оно встречается, затем выписать его контексты, т. е. слова, что окружают это слово. Теперь же, заглянув во второй том «Материалов для изучения этрусского языка» (он вышел в 1965 г.), вы легко можете проверить свою гипотезу. Вот как выглядит конкорданс этого слова:

ВЕЛ. АНЕШ. ТУШНУ (текст № 1726)

АР. ЛАРКИ. ТУШНУ (текст № 3594)

ЛТ. МИ(НАТЕ)ТУШНУ (текст № 2249, 3 строка)

АР. КАИШ. ТУШНУ. ЛС. КАЛЕРИА (текст № 3781)

(У)ЛЕШ, ФЕЛУСКЕШ, ТУШНУТ… ПАНА(Л)АШ МИ НИ МУЛ (УВАН)ЕКЕ (текст № 5213)

Л. ТЕТИНА. В. ТУШНУТ(НАЛ) (текст № 810)

Больше оно в текстах не встречается. Вы видите, что слово это есть в конце надписей, в середине, но не в начале и т. д.

Если вас интересует, что это за АНЕШ стоит перед словом ТУШНУ, вы можете найти слово АНЕШ и опять-таки просмотреть его контексты: там будут надписи ВЕЛ АНЕШ КЛАУКЕ, ВЕЛ АНЕШ ТУШНУ, ВЕЛ АНЕШ АРНТАЛ… Словом, вы увидите, что АНЕШ входит в «формулы», связанные с именами и «фамилиями» (ибо ВЕЛ — распространеннейшее этрусское имя, АРНТАЛ — «фамилия»), В конкордансах указаны номера надписей, и вы можете узнать, на каком же именно предмете они начертаны, — на вазе ли, склепе, урне и т. д.

Вот таким сухим, но бесценным для этрускологов материалам и отведено 400 страниц второго тома «Материалов для изучения этрусского языка».

Ну, а первый том? В нем приведены правила транскрипции этрусских текстов (например, части надписи, взятые в скобки. Означают предполагаемое написание слов, в самом тексте плохо различимое и т. д.), свод этрусских надписей, подвергавшихся обработке, частотный словарь этрусского языка (т. е. сколько раз в текстах употребляется то или иное слово), алфавитный словарь и «обратный» словарь, в котором слова даны по окончаниям (для русского языка, например: баба, судьба, борьба, забава, ватага, дворняга, надежда, невежа и т. п.). А ведь до выхода этого тома единственным словарем, которым располагали этрускологи, был словарик А. Фабретти, вышедший в 1867 г., т. е. до находки «загребской пелены», черепицы из Капуи и других крайне важных текстов!

Ясно, что два тома «Материалов для изучения этрусского языка» должны стать настольной книгой каждого, кто пытается проникнуть в его тайну. Имеется одно «но». Дело в том, что обработаны были далеко не все имеющиеся тексты — лишь 6 тысяч из 10. Понятно, насколько это снизило ценность статистических материалов, да и подорвало доверие к полноте словаря и конкордансов. Кроме того, американские программисты не учли, что в транскрипцию этрусских текстов, которой они пользовались, за последние годы внесено очень много исправлений, причем порой весьма существенных.

Машина обрабатывала надпись АУЛЕ АНЕИНИ, в то время как сейчас ее читают АУЛЕ КАПЕНАТИ; надпись АРН ХУСТИТЕ, обработанную на ЭВМ, надо читать как АРН РУСТИКЕ. Разница весьма существенная. Так, не существующие на самом деле слова АНЕИНИ и ХУСТИТЕ помещены в словарь, на них приведен конкорданс, окружение других слов, слова АУЛЕ и ИРН получат «в спутники» слова АНЕИНИ и ХУСТИТЕ, в то время как подлинные КАПЕНАТИ и РУСТИКЕ обработке не подвергались… А ведь только один А. Пфиффиг в работе 1964 г. внес поправки к полутораста надписям, ранее неверно транскрибированным.

Конечно, дело это поправимое. Программисты в содружестве с этрускологами думают не столько о поправках к сделанному, сколько о новых исследованиях, новой помощи ЭВМ.

Тексты, написанные по-этрусски, происходят из различных районов Италии (а один, процарапанный на пластинке из слоновой кости, был обнаружен в Карфагене и гласил МИ РИУМЕЛ КАРТАЦИЕС, т. е. «Я собственность Риумия-карфагенянина») и различаются между собой в написании отдельных слов и букв. Что это — особенности письма? Или, может быть, правы те исследователи, которые полагают, что единого языка этрусков не было, он распадался на несколько самостоятельных диалектов или даже языков? Споры об этом ведутся очень давно, но никому не удалось ни доказать, ни опровергнуть эту гипотезу. Слишком уж трудоемкой была бы работа по выявлению всех особенностей фонетики и правописания в 10 000 этрусских текстов. Теперь же с помощью ЭВМ такая работа может быть проделана. Тексты нужно разбить на отдельные группы в зависимости от районов и своего «жанра» (посвятительная, погребальная и т. п. надпись).

А затем можно будет провести сопоставление этих текстов, ответить на очень важный для этрускологии вопрос.

Это вопрос о разделении этрусского языка в пространстве. Но ведь памятники его охватывают большой промежуток времени, с VIII до I в. до н. э., а если учесть, что «льняная книга» написана в I в. н. э., то он будет равен чуть ли не тысячелетию! Понятно, что за это время язык сильно изменился. Но как, каковы были общие тенденции его развития, как сказывалось влияние соседних италийских языков и постепенное вытеснение латынью этрусской речи? На эти вопросы ответов нет, да и быть не могло. Ибо объем работы здесь необычайно велик, так как надо все время делать «поправку на пространство», на то, из какой провинции происходит тот или иной текст (чтобы не смешать различия «во времени», т. е. в развитии языка, с различиями в «пространстве», т. е. диалектными особенностями). В наши дни решение этих задач по плечу этрускологам, если они «научат» электронного филолога, ЭВМ, произвести необходимые подсчеты и снабдить исследователей нужными материалами.

Но, может, электронные вычислительные машины удастся использовать не только для заготовки «сырья», различных справочных материалов, пускай необходимых, но все-таки материалов, а не результатов? Нельзя ли привлечь ЭВМ к участию в расшифровке самого языка, к комбинаторной работе?

«В принципе электронно-вычислительная техника может быть использована значительно шире, — пишет А.

И. Харсекин, говоря о работе Фаулера и Вольфа. — В частности, не исключается возможность комбинаторной обработки этрусских текстов с помощью ЭВМ. Правда, такая обработка в известной степени повторяла бы работу, уже ранее проделанную „вручную“. Но проведенная с исчерпывающей полнотой и объективностью, доступной только машине, она могла бы привести к обнаружению не замеченных ранее закономерностей, особенно в морфологии, и, следовательно, дать определенные положительные результаты».

На наш взгляд, электронная вычислительная машина может оказаться незаменимым помощником в выявлении абстрактной структуры этрусского языка. На первом этапе мы отказываемся от гипотез, начинаем с нуля, т. е. с того, что об этрусском языке мы не имеем ровным счетом никаких сведений, кроме тех, что данные тексты, которые предстоит обработать, — это тексты, написанные на «языке икс». И для контроля берем тексты такого же объема, написанные на языке, который мы хорошо знаем, например на русском. А вслед за этим начинаем строгие, формальные процедуры, которые может проделать и человек, и машина, — разница здесь будет лишь в скорости обработки, а не принципиальная.

Первый вопрос: что свойственно «языку икс» — префиксы (т. е. приставки и т. п.) или суффиксы? Подсчитываем частоту букв во всех текстах, а затем смотрим, какой процент слов начинается и заканчивается на А, К, Е и т. д. Оказывается, что в этрусских словах начальные буквы встречаются примерно так же часто, что и в середине слова, а финальные — нет. Одна пятая часть всех этрусских слов имеет окончание на букву А, одна шестая — на И, а вот на П или Ц заканчивается ничтожный процент всех этрусских слов. Значит, этрусскому языку свойственны суффиксы, а не префиксы (примерно такая же картина и в русском языке, только в начале слов будут отклоняться буквы «п», «в» и «с» — за счет приставок «во», «со», «по» и т. п.). Этот вывод подтверждает и статистика окончаний не отдельных букв, а их сочетаний (АА, ЕА, КА; АЕА, АКА и т. д.).

Если бы язык этрусков походил на некоторые языки Кавказа, которым свойственны префиксы, а не суффиксы, дальнейшая работа велась бы с алфавитным словарем. Раз это не так, мы берем «обратный словарь». На букву А заканчивается более 20 процентов всех этрусских слов. Но означает ли это, что А — грамматический показатель? Может, не просто А? Может, употребление А в конце слов зависит от того, что она входит в состав более длинных суффиксов, заканчивающихся на «А», например, ИА, СА, НА и т. п.?

Чтобы проверить это, мы переходим ко второму этапу исследования. Как отличить в языке случайное от закономерного? На помощь здесь приходит математическая статистика, изучающая случайные процессы. Если какое-то сочетание букв, слогов, слов встречается редко или часто в тексте, это еще ни о чем не говорит. Следует проверить, опираясь на законы теории вероятностей, чем вызвано оно: тем ли, что просто-напросто эти буквы, слоги или слова, встретившиеся вместе, имеют большую частоту, или же тем, что они отражают какую-то особенность, какое-то свойство языка.

Буква «я» в нашем алфавите не только самая последняя, она и встречается реже, чем буквы «а», «о» и ряд других. Между тем в окончаниях слов она очень часта. Почему? Да потому, что входит в состав окончаний, вроде «-ся», «-ая», «-яя» и т. д. С точки зрения теории вероятностей и окончание «-ая» и окончание «-яа» должны встречаться одинаково, ведь частота букв, образующих эти сочетания, не изменилась. Между тем, обратившись к текстам, мы встретим тысячи окончаний на «-ая» и ни одного на «-яа». Ибо «-ая» является грамматическим показателем, а окончание «-яа» — нет.

Теперь, вероятно, вы поняли принцип выявления этрусской грамматики, вернее, суффиксов этрусского языка. Берется определенная буква, допустим буква А. Затем подсчитывается, как часто встречаются в тексте ее сочетания с буквами Е, К и всеми остальными. Потом вычисляется, а сколько бы таких сочетаний должно было образоваться, если бы все эти окончания ЕА, КА, АА, СА образовывались случайно, т. е. не отражали бы какие-то законы грамматики (нам пока неизвестные), а были бы порождением лишь самих частот букв, образующих эти сочетания. Полученные величины сравниваются. И тут оказывается, что, например, сочетание СА должно бы по теории вероятностей встретиться в этрусских текстах 50 раз, а на самом деле оно встречается 450 раз. Значит, никакой случайности тут не может быть, это закономерность, продиктованная особенностями этрусского языка: в нем есть суффикс СА, он-то и дал такое частое употребление «абстрактному» сочетанию С и А.

Ну, а может быть, есть суффикс не СА, а более длинный? Например, ИСА, или ЕСА, или АСА? Процедура подсчетов повторяется, только на сей раз мы рассчитываем вероятность «встречи» сочетания СА с буквами А, Е, К, Т и т. д. (т. е. АСА, ЕСА, КСА, ТСА и т. д.). Потом снова проводится сравнение расчетных и реальных величин. И далее, рассматриваются сочетания четырех букв и т. д.

В русском языке, который был также подвергнут такой «дешифровке», четко выделяются сочетания двух букв, вроде «-ая» или трех, вроде «-щая», «-щий» и ряд других. Выделяются и падежные окончания, например, к корню «бок» как бы «приклеиваются» окончания «а», «у», «ам», «ами», и они же «приклеиваются» к корню «бык» и т. д. Этрусский язык в этом смысле подобен русскому, там также выявляются падежные окончания, показатели множественного числа и суффиксы. Разумеется, конкретного значения мы определить с помощью такой методики не можем, да и не это было ее целью. Зато мы можем сказать другое: она подтверждает выводы этрускологов о том, что слова этрусков изменялись по падежам, имели суффиксы и т. п.

Программа выявления структуры «языка икс» может быть опробована на любом языке, известном или неизвестном. Целью эксперимента, о котором мы рассказали, было выяснение: может ли этрусский язык изучаться подобным методом? Полученные результаты показывают: да, может. Но, сказав «а», надо говорить и «б». Следующим этапом должна быть уже не проверка результатов, достигнутых этрускологами (или, скорее, проверка программы, резултаты которой сравниваются с тем, что уже известно после комбинаторного анализа), а достижение новых результатов. А для этого предстоит сделать еще очень много.

Пути к «автоматическому» выявлению грамматики языка этрусков автор этой книги стал искать несколько лет назад. В настоящее время над этой проблемой под его руководством работает выпускница отделения математической лингвистики Ленинградского университета Е. Д. Савенкова. Ею составлена программа машинной обработки текстов (до сей поры работа, о которой рассказывалось выше, велась вручную). Но прежде чем засылать этрусские тексты в электронную память машины, необходимо внести в них исправления, которые не учли Фаулер и Вольф, разделить на группы, в зависимости от места и времени надписи и т. д.

Но даже если абстрактная грамматика, «формула этрусского», будет выведена, разумеется, это не принесет разгадки тайны языка этрусков, а лишь даст возможность исследователям оперировать со словами, значение которых неизвестно, но известна их «категория» (т. е. это слово существительное, это — глагол и т. д.). Ну, а как значение слов? Останется ли его определение уделом людей, и помощь ЭВМ здесь лишь в доставке нужного «сырья»?

Работы последних лет в области математической лингвистики показывают, что и проблемы значения слов могут быть в сфере ее интересов. Более того: «поиски значения» являются в наши дни ведущим направлением в математической лингвистике. А это вселяет надежду, что в недалеком будущем ЭВМ можно будет давать задания по поиску значения отдельных этрусских слов, исходя из контекстов, характера надписей и других данных. И тогда, казалось бы, очень далекая от проблем века космоса и кибернетики область знания, как этрускология, пойдет рука об руку с ультрасовременной математической лингвистикой и кибернетикой, конечная цель которых — моделировать деятельность человеческого мозга, мышления, которое невозможно без языка!

<< | >>
Источник: А. Кондратов. Этруски — загадка номер один.

Еще по теме ГЛАВА 11. Этруски и ЭВМ:

  1. ЭТРУСКИ[143][144]. ИСТОЧНИКИ ОБ ЭТРУСКАХ И ВОПРОС* О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЭТОГО НАРОДА
  2. Глава 7 ЭТРУСКИ
  3. Глава I ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭТРУСКОВ
  4. Глава Il ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЭТРУСКОВ О МИРЕ И ЕГО СТРОЕНИИ
  5. ГЛАВА ПЕРВАЯ ЭТРУСКИ В КАМПАНИИ, источники И ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА
  6. H. Н. ЗАЛЕССКИЙ. К ИСТОРИИ ЭТРУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ ИТАЛИИ в VII-IV вв. до н.э.. ЭТРУСКИ В КАМПАНИИ ЭТРУСКИ. ГРЕКИ И КАРФАГЕН в V и IV вв. до н. э. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА - 1965, 1965
  7. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ЭТРУСКИ, ГРЕКИ И КАРФАГЕН ПОСЛЕ БИТВЫ ПРИ ГИМЕРЕ. БИТВА ПРИ КИМЕ И КОНЕЦ ЭТРУССКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В КАМПАНИИ
  8. § 3. Этруски и их культура.
  9. Г лава IV ЭТРУСКИ НА МОРЯХ
  10. Индоевропейские корни этрусков
  11. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЭТРУСКОВ
  12. Источники об Этрусках и вопрос о происхождении этого народа.
  13. § 5. Кампанские этруски и греки (до битвы при Киме)
  14. Общественно-политический строй этрусков.
  15. I Этруски и италики
  16. Лекция 22 ЭТРУСКИ И РАННИЙ РИМ