<<
>>

§ 4. Из истории вопроса

Считаем лишним останавливаться на взглядах исследовате­лей прошлого века, которые, как некогда Нибур, брали по ∣. сомнение достверность единогласного свидетельства древних об этрусском владычестве в Кампании.

Уже в конце прошлого столетия Дун пытался доказывать, что язык тогда еще недав­но найденных надписей на кампанских сосудах отличен от этрусского, что отличен от этрусского и алфавит этих текстов. Однако крупнейший этрусколог-эпиграфист того времени Лат- тес решительно опроверг его доводы. Латтес устанавливает,[261]* что большинство элементов языка кампанских надписей соот­ветствует этрусским, что специфических для позднейших оск­ских надписей начертаний букв в них нет и, наоборот, сохрани­лись некоторые черты архаического этрусского алфавита. Лаг- тес указывает на наличие в этих текстах частицы mi, столь специфической для этрусских посвятительных надписей. Нако­нец, Латтес указывает на отсутствие в кампанских надписях патронимиков и матронимиков на -al, что характерно и для древнейших надписей собственно Этрурии.

Хотя вопрос о проникновении этрусков в Кампанию в на­стоящее время решен окончательно, однако в оценке этого исторического явления среди современных исследователей все еще существуют разногласия по принципиальным вопросам. Дата появления этрусков в Кампании, пути их проникновения, роль в этих колонизационных предприятиях центров двенад- цатиградия Этрурии, значение этрусского элемента в Кампа­нии, пределы его распространения в данной области и ряд дру­гих проблем остаются нерешенными. Несомненно, основной причиной прЛиворечивых суждений является недостаточность сведений о поселениях этрусков в данной области.[262]

Не так давно Чечи, воспроизводя взгляды Каро, утверж­дал,[263] что можно говорить не о владычестве этрусков в Кам­пании, а только об их пребывании в этой области, причем зна­чение этрусков в сфере культуры представлялось Чечи ограни­ченным.

Необходимо отметить аналогичные суждения и у авто­ра новейших этрускологических работ Паллотино,[264][265] который высказывает сомнение относительно этрусского характера архаических кампанских терракот и бронзовых изделий, считая недоказанным, что Капуя в VI в. политически, культурно и этнически была городом этрусским. Он одобряет Рииса, автора рецензируемой им работы, за то, что тот приписывает упомяну­тым изделиям положение, промежуточное между вещами западногреческими и среднеиталийскими. Здесь вопрос о зна­чении этрусского элемента в Кампании рассматривается как часть проблемы возникновения общеиталийской культурной κσ'.vη.mРиис в своей книге отводит этрусско-кампанскому искусству и его посреднической роли особый отдел. Так посту­пает он и в отношении этрусского колониального искусства Северной Италии и этрусского искусства в Риме. Этим Риис совершенно правильно подчеркивает своеобразие культуры трех зон этрусской экспансии и их отличие от культуры Этрурии.

Культурное своеобразие Кампании является косвенным под­тверждением того, что центры двенадцатиградия Кампании, как заявляет Паллотино,[266] были земледельческими и имели с собственно Этрурией неясные и теоретические связи. Это отрицание политической зависимости от метрополии колоний, созданных этрусскими выходцами, противостоит теории, надо сказать, без достаточных данных настаивающей на наличии такой связи. Такова теория Эргона, который в колонизации Кампании этрусками усматривает акт планомерной торговой политики городов двенадцатиградия Этрурии.[267]

О путях проникновения этрусков существуют две точки зре­ния, причем эти точки зрения отчасти варьируют в зависимости от того, как исследователи решают вопрос о времени появле­ния этрусков в Кампании.

Одни исследователи высказываются за проникновение этрусков через Лаций, точнее через внутренние районы этой области, через Пренесте и долину р. Лириса,[268] причем некото­рые полагают, что этруски обладали в Лации только коридо-

ром.[269] Маюри настаивает,[270] что этруски не имели выхода1 к морю вплоть до Поспдонийского (Пестанского) залива, так как морское побережье было в руках греков и морским сноше­ниям этрусков здесь препятствовала Кима.

Этот путь через, внутренние районы Лация имел, как утверждают, исключитель­ное значение для сношений Этрурии с Великой Грецией.[271]

Другие исследовали считают, что колонизация Кампании этрусками была проведена с моря. К ним следует отнести Патрони,[272][273]который датировал проникновение морем тиррено- эгейских племен каким-то очень ранним временем, что делает его концепцию близкой к предположениям Шахермейра,[274]'' утверждающего, что тиррены на своем пути из Малой Азии, еще- до высадки в Этрурии, создали на побережье Лация и Кампа­нии опорные пункты, стоянки для судов. Опорные пункты были использованы этрусками при их продвижении в эти обла­сти. Шахермейр считает владычество этрусков здесь непродол­жительным и относящимся к позднему времени. Таким обра­зом, Шахермейр признает два этапа проникновения этрусков. Аналогичную гипотезу теперь предлагает Зефлунд, утверждаю­щий существование некой архаической тирренской экспансии вдоль западного побережья Средней Италии.281 Паллотино так­же считает, что колонизация Кампании происходила с моря.[275]

Противоречивы мнения исследователей и но вопросу о дате начала колонизации и продолжительности этрусского преобла­дания в этой области. К более или менее раннему времени отно­сят начало колонизации те авторы, которые признают продол­жительным этрусское владычество в Кампании. Таковы Патрони. Боэтиус, датирующий основание Капуи 598 г., Блок, считаю­щий началом колонизации первые годы VI в., а из более ран­них исследователей — Габричи, который относил начало экспан­сии к VII в., но отличал от него оккупацию этрусками Капуи во второй половине VI в. Длительным считает этрусское влады­чество и Сольяпо.[276] За позднее начало (после битвы поп

Алалии),[277] а стало быть, и за кратковременность этрусского, владычества высказываются Чьячери и Эргон. Последний от­носит основание Капуи и вообще начало этрусского преобла­дания к 524 году — году нападения этрусков на Киму.[278][279]

В приведенных мнениях исследователей может быть отме­чено стремление различать отдельные этапы этрусского влады­чества в Кампании. В новейших работах находим попытки дать периодизацию истории Кампании и вместе с тем этрус­ского владычества в этой области.

Маюри делит [280]историю Кампании на три периода: с 600 по 530 г. — время морского могущества кимейцев и оккупации этрусками внутренних райо­нов области; с 530 по 474 г. —время этрусского преобладания, захват этрусками южных гаваней Кампании и Салернского залива (что было важно для торговых связей с Посидонией); с 474 по 425 г — конец этрусской талассократии, утверждение сиракузского влияния и последовавшая затем гегемония Неа­поля. Паллотино, рецензировавший работу Маюри, делает ряд замечаний, касающихся исторической периодизации. Паллоти­но считает, что Маюри особенно прочно устанавливает суще­ствование в V в. греческой фазы в истории Помпей (см. ниже). Более спорной является реконструкция отношений греков и этрусков в архаический период как в смысле предполагаемой кимейской талассократии, так и традиционного представления о первоначально континентальном владычестве этрусков в Кам­пании. В той же рецензии Паллотино, ссылаясь на уже опубли­кованную статью,[281] делает такое замечание. В отличие от Маюри он доказывает проникновение этрусков с моря. Этрус­ское владычество, заявляет Паллотино, на сплошной террито­рии вдали от моря и с центром в Капуе является скорей резуль­татом конфликта с греками в конце VI — начале V вв. В отно­шении Помпей взгляды Маюри в основном соответствуют помпеянским открытиям. Помпеи в течение среднего и позднега архаизма находились на грани эллинской и этрусской полцтико- культурных сфер. После 474 г. Помпеи, как и все побережье, оказываются в районе эллинского влияния. Это было скорее неаполитанское, чем кимейское преобладание.

Возникновение двепадцатиградия Кампании Паллотино неког­да относил288 κVII в., а его окончательное оформление —к середи­не VI в. В недавних высказываниях Паллотино по данному вопро-

су особенно странным представляется нам его стремление считать первым упоминанием об этрусках па побережье Кампании известие Дионисия об этрусках, плененных при Ариции и затем ставших на­емниками Аристодема и содействовавших захват}' им власти над Кимой.

Неужели этот филэтрускизм тирана Аристодема доказы­вает, что Кима в конце VI в. была в зоне этрусского преобладания, а Капуя тогда еще не попала в его сферуP2fb

Здесь уместно указать, что вопрос о значении этрусков в ранней истории Помпей является предметом неоконченной дискуссии. Маюри считает [289][290] оккупацию Помпей этрусками эпизодической. Паллотино, как мы видели, в данном случае его поддерживает.[291] Боэтиус также ограничивает роль этрусков в создании Помпей. Временем их владычества в этом центре он считает 500—440 гг. По его мнению, памятники Помпей не имеют ничего специфически этрусского; черты их характерны для общеиталийской культуры.[292] Геркан считает,[293] что Пом­пеи основаны не этрусками, расширение померия города вызва­но не этрусской колонизацией, а притоком самнитов. Последнее разделяет и Боэтиус. Геркан относит расширение города к последним десятилетиям V в.

Однако другие исследователи придают роли этрусков в создании города важное значение. Сольяно и Патрони видят[294]"1 в городской планировке Помпей доказательство их этрусского происхождения. Каррингтон считал,[295] что градостроительство происходило около 524 г. Город строили этруски, чтобы при­нять там умбров и давнов. В этом мнении проявляется стремле­ние связать с историей Помпей известное сообщение Дионисия Галикарнасского. Несколько подробнее на некоторых аргумен­тах полемизирующих исследователей мы остановимся ниже.

Известие об участии умбров в колонизации Кампании нахо­дит признание у ряда исследователей.[296]

Наконец, вопрос о значении Сибариса как могущественного союзника этрусков также привлек внимание многих. Нельзя признать удачными замечания по этому вопросу Альтхейма, что уже было отмечено нами.[297]C одной стороны, Альтхейм заяв-

ук. соч., стр. 24 и сл.:

ляет, что после победы союзных сил этрусков и карфагенян над фокейцами при Алалии греческое судоходство вдоль западного побережья Италии было затруднено, греческие товары в гава­нях Великой Греции будто бы перегружались на этрусские и карфагенские корабли.

C другой стороны, он утверждает, что переброска товаров через владения Сибариса в гавань Лаос на Тирренском море имела целью избежать опасности плавания вдоль подверженных бурям берегов Бруттия и нападений этрусских пиратов. При этом Альтхейм утверждает, будто местом назначения этих товаров была Кима. Мы считаем, что связь с Кимой Сибариса представляется совершенно неправдо­подобной. Альтхейм, правда, правильно отмечает,[298] что Сиба- рис торговал с этрусками, используя сухопутье, и что огромные барыши от этой торговли явились причиной его вражды с Кро­тоном, но этим полностью не обрисована картина острых про­тиворечий между италийскими греческими колониями.

Другие исследователи проявили, несомненно, больше прони­цательности. В суждениях Чьячери по этому вопросу [299] особен­но следует выделить положение о том, что обострение отноше­ний с фокейцами и кимейцами привело этрусков к союзу с Си- барисом. Оставляя сейчас без обсуждения вопрос о том, на­сколько обоснованно мнение, что у этрусков первоначально были дружественные отношения с халкидскими колонистами, отме­тим признание со стороны Чьячери существования двух враж­дебных группировок греческих городов в Италии: к одной при­надлежал Сибарис, к другой — Кима и фокейцы. Некоторые исследователи извлекают из скудного предания еще данные, расширяющие наши представления об участниках этих группи­ровок. Берар указывает [300] на основание в 531 г. Дикеархии самосцами, противниками Милета, который был торговым ком­паньоном Сибариса. Эргон много внимания уделяет[301] всем во­просам, связанным с греко-этрусскими отношениями, в частно­сти обстоятельствам, которые создали угрозу гегемонии Сиба­риса. Кэлэвей в специальном исследовании [302]касается торговых связей, путей и колоний Сибариса на побережье Тирренского моря. Соперниками Сибариса и Милета были Фокея и Регий; после Алалии фокейцы находят приют в Регии и затем при под­держке регийцев основывают Гиелу (Элею), на что обращал внимание еще Чьячери.

<< | >>
Источник: H. Н. ЗАЛЕССКИЙ. К ИСТОРИИ ЭТРУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ ИТАЛИИ в VII-IV вв. до н.э.. ЭТРУСКИ В КАМПАНИИ ЭТРУСКИ. ГРЕКИ И КАРФАГЕН в V и IV вв. до н. э. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА - 1965. 1965

Еще по теме § 4. Из истории вопроса:

  1. ИСТОРИЯ ВОПРОСА
  2. § 1. Из истории вопроса
  3. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ХУННОВ
  4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАННЕЙ ПАРФИИ*
  5. История России. Ответы на вопросы к экзамену, 2019
  6. Ответы на экзаменационные вопросы по истории России, 2019
  7. Ответы на экзаменационные вопросы по истории России, 2019
  8. Ответы на вопросы к экзамену по истории России, 2019
  9. Отечественная история. Ответы на вопросы к экзамену, 2019
  10. Отечественная история. Ответы на вопросы к экзамену, 2019
  11. Ответы на вопросы к экзамену по курсу Отечественная история, 2019
  12. РАСКОПКИ ЭШЕРСКОГО ГОРОДИЩА И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ДИОСКУРИИ
  13. ГЛАВА ПЕРВАЯ ЭТРУСКИ В КАМПАНИИ, источники И ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА
  14. ЭТРУСКИ В ПАДЛНСКОЙ ОБЛАСТИ И В АЛЬПАХ. ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА, источники
  15. ИЗ ИСТОРИИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ экономики (h вопросу о торговой конкуренции Bocnopa и Египта в Ш веке до н. о.)
  16. История как наука. Место истории России в мировой истории.
  17. Функции историю Предмет, задачи и принципы изучения Отечественной истории.
  18. Содержание курса “История России” и цели его изучения, принципы истории как науки.