<<
>>

ГЛАВА 10. Поиски, находки, тупики

Геродот сообщает, что этруски — это выходцы из Малой Азии, обособившаяся ветвь лидийцев. Ну а кто такие лидийцы? Раскопки археологов показали, что в VII в. до н. э. Лидия была процветающей державой, здесь впервые в истории стали чеканить монеты (из золота), здесь процветали ремесла и торговля, а богатство одного из лидийских царей, Креза, даже вошло в поговорку.

Расцвет Лидии относится к VII в. до н. э., в следующем столетии она была захвачена персидским царем Киром, и об этом государстве вплоть до нашего века практически ничего не было известно.

Только в 1910 г. археологи начали раскопки лидийской столицы, города Сарды, которые не завершены и по сей день. Но уже первые раскопки принесли драгоценные находки — надписи на лидийском языке. Сделаны они были алфавитными знаками, похожими на древнейшие буквы греческого алфавита. К счастью, имелись и билингвы, параллельные тексты на лидийском и арамейском, хорошо известном ученым, языке. Так что без особого труда удалось прочитать тексты, перевести их. А затем определить, что лидийский входит в великую семью индоевропейских языков.

Семья эта, однако, очень велика. Она состоит из многих ветвей (славянская, романская, германская и др.) и изолированных языков — греческого, армянского, албанского. Если мы находим, что язык — индоевропейский, это, так сказать, родство большого масштаба; надо еще найти, к какой ветви этого великого древа оно относится. Анализ показал, что язык лидийцев — родственник древней ветви индоевропейских языков, на которых говорили в Малой Азии в течение нескольких тысячелетий и которые бесследно исчезли примерно в ту же пору, что и язык этрусков, — в начале нашей эры. Это так называемые анатолийские языки (от древнего наименования Малой Азии — Анатолия). Наиболее известен из них язык хеттов.

«Народ хеттейский» упоминается в Библии, причем наравне с самими египтянами. В иероглифических надписях страны пирамид также говорится о сражениях и мирном договоре (первом мирном договоре в истории нашей планеты!) между знаменитым фараоном Рамсесом II и хеттским царем Хаттусилисом.

О сражениях с хеттами сообщают ассирийские «глиняные книги». Раскопки городов в Сирии и Малой Азии показали, что действительно Хеттское царство было третьей великой державой древнего мира наряду с Египтом и Двуречьем (Шумером, Вавилонией, Ассирией).

Кем были хетты, на каком языке они говорили? При раскопках археологи обнаружили в хеттских городах огромное число «глиняных книг», клинописных надписей, сделанных на табличках из глины. Часть из них, написанных на аккадском языке, была легко прочтена и переведена. Аккадский язык в ту пору выполнял роль «языка дипломатии», подобно тому как в XVII–XVIII вв. эта же роль была отведена французскому; на аккадском вели переписку между собой повелители Египта, хеттов, Ассирии, Вавилонии. Другая часть переводу не поддавалась, ибо язык этих текстов был столь же неизвестен, как язык этрусков. Читать тексты, написанные привычными клинописными знаками, ученые могли, но не понимали в них ни слова!

Но вот в годы первой мировой войны полковой писарь Бедржих Грозный (в мирное время бывший профессором востоковедения Пражского университета) находит ключ к загадочному языку хеттов, который, подобно языку этрусков, пробовали расшифровать с помощью древнееврейского, египетского, языков Кавказа и даже Центральной Америки и Японии. Выдающийся чешский ученый показал, что язык этот — индоевропейский. Далее выяснилось, что он вместе с другими родственными ему языками Малой Азии образует особую — анатолийскую — ветвь в семье индоевропейских языков. И самые последние изыскания свидетельствуют, что ближе всего друг к другу стоят языки хеттов и лидийцев. Если верить сообщению Геродота, то, стало быть, этрусский язык должен находиться в родстве с языком лидийцев и их более древних родственников — хеттов.

В 1928 г. на первом Международном съезде этрускологов, проходившем во Флоренции, Бедржих Грозный делает доклад о том, что этруски и хетты — родственники. Он отмечает сходные верования (например, гадание на печени), а главное, приводит сходные хеттские и этрусские слова, а также элементы грамматики.

Однако подавляющая часть этрускологов к этой гипотезе отнеслась скептически. Слишком малоизвестны были языки хеттов и этрусков, близкое родство лидийского и хеттского в ту пору еще не было доказано.

В 1962 г. болгарский академик Владимир Георгиев выпускает монографию «Хеттский и этрусский язык». В ней этрусский рассматривается как один из диалектов анатолийской ветви индоевропейских языков, а «именно ближайше родственный хеттскому и его потомку — лидийскому. Этрусский есть не что иное, как продолжение хеттского», — так писал крупнейший болгарский лингвист в начале своей книги, а затем проводил многочисленные случаи совпадения слов и грамматических показателей в хеттском и этрусском языках.

Правда, многие этрускологи и специалисты по хеттскому языку нашли, что большое число этих совпадений — результат неправильной трактовки, натяжек и т. п. Критика заставила Георгиева заново пересмотреть свои доводы в пользу родства этрусского и хеттского языков. В 1970–1971 гг. в Софии выходят два выпуска его «Исследований этрусского языка», где проведен более строгий отбор хеттско-этрусских параллелей. Но концепция ученого осталась прежней. Во время своего пребывания в нашей стране Георгиев делал доклад о своих изысканиях в области языка этрусков. На вопрос автора о том, какое место в анатолийской семье он отводит языку этрусков, академик Георгиев ответил, что, собственно говоря, никакого особого места отводить ему не надо. Ибо это просто-напросто диалект хеттского языка. Только памятники этрусков моложе памятников хеттов — вот чем и объясняются черты различия этрусского и хеттского языков.

Одним из важных аргументов этрусско-хеттского родства, по мнению Георгиера, является сходство местоимений этих языков. Например, этрусское ИКА и хеттское «ка» имеют смысл «этот»; соответственно ИЛА и «ила» означают «она, та», ИТАНИ и «едани» — «в этом» и т. д. Но, возражают Георгиеву другие лингвисты, с таким же успехом можно доказать и родство этрусскому латыни. «Она, та» по-латыни звучит «илла»: «этот» — «хик» (а местоимение «вот» по-латыни еще ближе к этрусскому «экке»); этрусское ИТА, означающее «это», близко латинскому «ид» («это, оно»).

Глагол «строить» в этрусском языке звучит как ТЕМИ, в хеттском — «тами», в лидийском — «там». Но ведь глагол этот может заимствоваться из языка в язык. По мокша-мордовски он звучит «строямс» (заимствовано из русского); по-азербайджански — «бина этмяк» (из арабского «бина»); по-японски «кэнтику суру» или «кэнсэцу суру» (заимствовано из китайского языка) и т. д. Заимствованиями можно объяснить и другие черты сходства между словами хеттского и этрусского языков. А когда ученые начинают пробовать прочесть этрусские тексты прямо «по-хеттски», они сталкиваются с очень серьезными трудностями.

Правда, многие тексты этрусков получили «хеттские чтения». Но качество этих «чтений» немногим отличается от сомнительного качества «чтений» на русском, албанском и других языках. Если делать натяжки и рискованные допущения, то тексты этрусков можно прочитать на любом языке, и даже на одном и том же языке один и тот же текст — по-разному (вспомните пародию Паули; он же, кстати, ведя полемику со сторонниками этимологического метода, прочитал один этрусский текст по-литовски, — текст, который был «прочитан» до него с помощью латыни!).

Может быть, этрусский язык — не прямой потомок хеттского, не его «сын», а «племянник»? Он состоит в родстве с анатолийскими языками, но не как член ветви, а как ее самостоятельный «родственник»? Причем даже не один, а вместе с двумя другими языками, памятники которых найдены на острове Лемнос в Эгейском море и на острове Кипр?

В 1885 г. французские археологи близ деревни Каминия на острове Лемнос обнаружили надгробную стелу. На ней был изображен воин с копьем и щитом, а рядом с рисунком греческими буквами был начертан текст на непонятном языке. Когда его сравнили с этрусскими текстами, стало ясно, что «лемносский» и этрусский языки очень похожи: лингвисты насчитали в них до десятка общих корней, семь суффиксов и целые выражения, подобные имеющимся в языках жителей Италии и далекого эгейского острова Лемнос! Значит, это или очень близкие, или тождественные языки.

Но, может быть, лемносская стела — памятник какому-то знатному этруску, умершему на острове и погребенному здесь? Ведь нашли же в Египте самый обширный памятник этрусской письменности, но никто не будет утверждать, что и египтяне пользовались этим письмом и языком! Однако позднее на Лемносе обнаружили и другие, правда очень краткие, надписи, язык которых был подобен этрусскому.

Более столетия назад на острове Кипр были открыты загадочные письмена, начертанные странными линейными знаками. Затем посчастливилось найти билингву, текст, написанный кипрскими и финикийскими письменами. С ее помощью письмена Кипра были прочтены. Это было слоговое письмо, которым пользовались греки, поселившиеся на Кипре около трех тысяч лет назад. Большинство текстов и было прочитано по-гречески… за некоторым исключением. Оказалось, что ряд этих текстов скрывает другой язык, язык древнейшего населения острова. Язык этот был назван этеокипрским, и ситуация с ним такая же, как и с языком этрусков: тексты мы читаем, но языка их не понимаем.

После кропотливой работы удалось определить значение двух слов. «Ана матори» означает «этот город»; по всей вероятности, этеокипрское «ка» является указательным местоимением «это» или «то»; другим указательным местоимением является слово «та».

В сентябре 1966 г. в Киеве состоялась Всесоюзная конференция по классической филологии. Этрусколог А. И. Харсекин, неоднократно упоминавшийся нами, сделал доклад, в котором доказывал, что этеокипрский язык имеет сходство с языком этрусков. Например, в обоих звучат совершенно одинаково указательные местоимения ТА, КА, АНА, имеет сходство ряд суффиксов. Сходны с этрусскими словами и ряд этеокипрских слов, правда остающихся нерасшифрованными (например, МАНА, МАРИ, ТУСУ, ЭКИ и ряд других). «Они едва ли могут быть объяснены, как простая случайность», — делает вывод Харсекин, однако правильно оговорившись, что «сопоставления эти остаются гипотезой, поскольку действительный смысл отмеченных слов еще не выяснен».

Если этеокипрский язык действительно родствен этрусскому, мы имеем не один только этрусский, а три родственных языка — один распространен был в Италии, второй — на Кипре и третий — на острове Лемнос в Эгейском море, от которого до берегов Малой Азии рукой подать. Правда, от того, что у этрусского найдутся такие «родичи», расшифровка этого языка далеко не продвинется: ведь и лемносский, и этеокипрский языки столь же, если не больше, не изучены, как и этрусский…

Но если удастся доказать родство этрусского языка не только лемносскому и этеокипрскому, но и древним языкам, распространенным в Малой Азии, — анатолийским? Мысль некоторых ученых можно сформулировать так: в глубокой древности от анатолийской ветви отделилась группа языков или даже один язык, который позже стал «отцом» этрусского, этеокипрского и лемносского. А в Малой Азии наряду с хеттским, лувийским, палайским — анатолийскими языками, имеющими большую древность, — появились «малые хеттские» языки — лидийский, ликийский, карийский и другие.

Значит, все эти языки могут быть привлечены для расшифровки языка этрусков? Правда, все анатолийские языки в значительной мере сами требуют расшифровки, многие слова и обороты еще неясны лингвистам.

Проникать в тайны анатолийских языков помогает то, что они состоят в родстве с языками, хорошо известными, — латынью, древнегреческим, славянским, в том числе и русским (по-хеттски «небис» означает «небеса», «ватар» — «вода», «три» — числительное 3 и т. п.). Анатолийские языки — ветвь великой индоевропейской семьи. Но если язык этрусков — родственник, хотя бы и дальний, анатолийским, это означает, что он также индоевропейский!

Если это так, то тайна этрусского языка может быть раскрыта в ближайшие годы. Ведь современное сравнительно-историческое языкознание обладает мощным аппаратом исследования. Мы можем «вычислить», какую форму, какой звуковой облик должно иметь то или иное слово в определенном индоевропейском языке или его ветви. Например, задолго до того как были открыты памятники хеттского языка, лингвисты предсказали существование определенного звука, так называемого «ларингала». Ни в одном из известных языков индоевропейской семьи такого звука не было. Но он, утверждали лингвисты, должен был быть! Он «вычислялся», выводился логически наподобие того, как «вычислено» было астрономами существование Нептуна или Плутона. И действительно, «ларингал» оказался в языке хеттов!

Значит, и с этрусским языком можно производить подобные же «вычисления»: брать индоевропейский корень, имеющий такой-то и такой-то конкретный смысл, затем определять, какой вид он примет в языке этрусков, а затем отыскивать его в текстах. Это будет уже не подгонка, не втискивание этрусских слов в заранее выбранное прокрустово ложе языка-ключа, вроде албанского или любого другого, а настоящая исследовательская работа… Вся беда в том, что язык этрусков, по всей видимости, не является индоевропейским!

Как определили родство индоевропейских языков, казавшееся сначала удивительным и невероятным (еще бы: родственниками оказались литовский и санскрит, таджикский и исландский, греческий и белорусский и т, д.)? Прежде всего, по совпадению «основных слов» языка, которые не заимствуются. А это, в первую очередь, термины родства и числительные. Судите сами о сходстве наименований числительных в русском языке и священном языке Индии, санскрите. Вот как по-санскритски звучат числа от 1 до 10: эка, два, три, чатур, панча, шаш, сапта, нава, даща! Нетрудно увидеть, что похоже звучат и числа в английском, немецком, испанском, греческом, латыни и многих других языках. А в этрусском? Вспомните споры о надписях на костях. Вспомните и тексты золотых пластинок. Числительное 3 по-этрусски «КИ». Ничего общего с русским, хеттским, санскритским «три», немецким «драй», латинским «трэс», латышским «трис» и т. д. И вообще числительные в языке этрусков от 1 до 6 не имеют ничего общего с индоевропейскими числительными. Правда, в наименованиях числительных 7, 8, 9 можно найти соответствия в индоевропейских языках. Но ведь первоначальная система счисления у предков этрусков могла быть не десятичной, стало быть, и числа свыше шести (а, может, и «шестерка», если была пятеричная система счисления) могли быть заимствованы позднее у какого-то индоевропейского народа, будь то греки, италики или хетты.

Сравнения нескольких сотен языков, судеб их слов во времени показывают, что числительные свыше пяти легко заимствуются, 4 и 5 заимствуются очень редко, а 1, 2 и 3 — никогда! А названия их в этрусском, безусловно, неиндоевропейские. Та же самая картина в терминах родства. Русское «дочь» родственно английскому «дота», немецкому «тохтер», древнеиндийскому «духитар», исландскому «доухтир», древнерусскому «дщерь». В языке этрусков оно звучит как СЕКх или СЕК. Ничего похожего! И такая же ситуация со словом КЛАН, т. е. «сын», и другими терминами родства у этрусков.

Правда, по-этрусски «мать» звучит как АТИ, очень похоже на древнерусское «мати», испанское «мадре» и т. п. Однако слово это относится к так называемой «лепетной» лексике, наименования отца и матери почти во всех языках мира звучат одинаково, ибо происходят из «детского» языка. Вот почему по-древнекитайски слово «мать» звучит «ма», в языках жителей Южной Индии, дравидов — «амма», по-узбекски и по-хеттски она «ана» и т. д. и т. п. (подробней о родстве языков вы можете прочесть в книге автора «Земля людей — земля языков»).

Не только числительные и термины родства, но и такие важные элементы грамматики, как показатель родительного падежа (в этрусском —Л, в формах — АЛ, —ИЛ, —УЛ) и множественного числа (суффикс —Р), также непохожи на индоевропейские суффиксы, выполняющие эти функции. Отсюда вывод: этрусский не родствен индоевропейским, хотя они оказали на него влияние, скорее всего, языки анатолийской ветви этой семьи.

Средиземноморье — колыбель древнейших культур, созданных народами, жившими от Испании до Малой Азии. Говорили эти народы на языках, с индоевропейскими родства не имеющих. В Пиренейских горах таким островком является язык басков, он стоит совершенно особо среди языков мира. На особом языке говорили создатели цивилизации острова Крит, минойцы (позднее поглощенные греками), и предшественники хеттов в Малой Азии, так называемые хатты (и хаттский, и минойский языки не расшифрованы, и ситуация с ними такая же, что и с этрусским — тексты мы читаем, а языка их не знаем). Древнейшими жителями Италии античные авторы называют лигуров, чье имя сохранилось в наименовании Лигурийского залива. Скорее всего, именно на какое-то лигурийское племя или группу близких племен и «наслоились» пришедшие из Малой Азии тиррены, родственные хеттам, а позже пришли и италийцы. В результате слияния этих трех компонентов и образовались этруски с их удивительным языком.

Раскопки археологов последних лет показывают, что неправильно ставить вопрос о том, «откуда пришли этруски»? — цивилизация их сформировалсь здесь, в Италии, на местной почве. Другое дело, кто участвовал в этом формировании — только ли местное население или еще и пришлые народы. И какой из этих народов внес тот или иной вклад в этрусскую цивилизацию. Точно так же стоит в наши дни и вопрос об этрусском языке: язык этот, в своей основе неиндоевропейский, испытал сильное влияние сначала анатолийской, потом греческой и италийской речи.

Загадка этрусского языка, как видите, проясняется, вернее, становится четкой формулировка самой задачи… и это заводит нас снова в тупик. Что в языке этрусков — индоевропейское, что мы можем расшифровывать, опираясь на языки этой семьи, а что — не можем? На этот вопрос у нас ответа нет. Говорить о том, что такое-то и такое-то слово в этрусском имеет параллели в хеттском, в греческом или латыни, мы можем лишь после того, как определили его значение комбинаторным путем, т. е. после, а не до дешифровки! Иначе мы снова скатимся в болото недоказанных предположений и произвольных «чтений».

Родствен ли этрусский язык, вернее его древнее ядро, другим языкам, неродственным индоевропейскому, — «живому ископаемому», языку басков или вымершим языкам минойцев и хаттов? На этот вопрос мы также ответить не можем. Попытки объяснить этрусский с помощью баскского постигла судьба других попыток поиска языка-ключа. Минойский и хаттский известны нам еще меньше, чем этрусский. А решать одно неизвестное через другое, разумеется, нельзя.

Что же получается в итоге? Теперь мы знаем почти с полной уверенностью (в этрускологии 100 % уверенности не было и быть не может, поэтому мы и говорим «почти»), что в языке этрусков есть несколько компонентов: лигурийский, анатолийский, италийский, греческий (названия сосудов, культурные термины, имена богов и др.). И тем не менее мы не имеем права использовать в качестве ключа ни один из этих языков, не говоря уже о баскском и вымерших минойском и хаттском. Что же делать? Есть ли выход из этого тупика?

<< | >>
Источник: А. Кондратов. Этруски — загадка номер один.

Еще по теме ГЛАВА 10. Поиски, находки, тупики:

  1. Глава 10. Поиск путей общественного развития в 20-30-е гг. XX в. в Советской России
  2. Е.В.Антонова РЕКОНСТРУКЦИЯ СМЫСЛА АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕЩИ. ПОИСКИ ПУТИ
  3. ПОИСКИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЙ ВЕРСИИ, ОБЪЯСНЯЮЩЕЙ ПРЕИМУЩЕСТВА ГУННОВ В IV-V ВЕКАХ
  4. ПОИСКИ ПУТЕЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В 50-Е - НАЧ. 60-Х ГОДОВ. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н.С.ХРУЩЕВА
  5. 63. Социально-экономическое положение СССР в 1985-1991 гг. Поиски моделей экономического реформирования и их результаты.
  6. Глава 3 ПЕРВЫЙ ПЕРЕВОРОТ
  7. Глава 15 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА[*******]
  8. Глава 1 ИСТОКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  9. Глава X • СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
  10. Глава 2 ПАЛЕОЛИТИЧЕСКАЯ ДИКОСТЬ
  11. ГЛАВА 9. Собранные по крупицам…
  12. ГЛАВА 2. «ДИФФУЗИОНИСТЫ» ИЛИ «ИЗОЛЯЦИОНИСТЫ»!
  13. Глава IV. Дипломатия хеттской державы*
  14. Глава 9 УПРАВЛЕНИЕ ГОРОДОМ. ЦАРЬ
  15. ГЛАВА 8. Золотые пластинки из Пирг
  16. Глава 5 ГОРОДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В МЕСОПОТАМИИ
  17. Глава 9 ВЕЛИКАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ (Vlll-Vl BB. ДО Н. Э.)
  18. Глава 9 ЕВРО-АЗИАТСКИЕ ПОТОКИ. СКИФЫ
  19. Глава 10 ЛИТЕРАТУРА, БЫТ И НРАВЫ БУРНОЙ ЭПОХИ
  20. Глава XV