<<
>>

ГЛАВА 4. Всемирный розыск

В 1444 г. в городе Губбио, расположенном в древней итальянской провинции Умбрия и некогда бывшем античным городом Игувием, в подземном склепе были обнаружены девять больших медных досок, покрытых надписями.

Две доски были увезены в Венецию, и с той поры о них никто не слыхал. Остальные поместили на хранение в городскую ратушу. Две из семи оставшихся досок, как оказалось, написаны по-латыни буквами латинского алфавита. Пять досок были написаны на неизвестном языке и буквами, на латинские походившими, однако во многом отличными от них.

Разгорелся спор: чьи это письмена, чей язык они скрывают? Буквы называли «египетскими», «пуническими» (карфагенскими), «письмом Кадма», т. е. древнейшей разновидностью греческого письма, по преданию принесенного в Элладу финикийцем Кадмом. Наконец, решили, что письмена этрусские, а язык их «навсегда потерян». И только после долгих дискуссий и кропотливых исследований выяснилось, что письмена эти все же не этрусские, хотя их буквы родственны буквам этрусского алфавита. А язык этих текстов, получивших наименование Игувиенские таблицы, вообще не имеет ничего общего с этрусским языком.

В Италии в 1 тысячелетии до н. э., помимо латинян-римлян, обитало еще несколько народов, родственных им по культуре и по языку: самниты, сабелы, оски, умбры. На языке умбров и написаны Игувиенские таблицы. Доказал это около полутораста лет назад немецкий исследователь Рихард Лепсиус, позднее прославившийся своим ценнейшим вкладом в дело дешифровки египетских иероглифов.

Ну, а как же письмена этрусков? В том же XV в., когда были найдены Игувиенские таблицы, только не в его середине, а в самом конце, в 1498 г., выходит труд доминиканского монаха Аннио де Витербо «Семнадцать томов о различных древностях с замечаниями бр. Иоанна Аннио де Витербо». Тут приводятся отрывки из трудов различных античных авторов, которые комментируются де Витербо.

А помимо того, он публикует этрусские тексты. И даже расшифровывает их с помощью языка библейского Ветхого Завета — древнееврейского…

Проходит немного времени — и вот выясняется, что де Витербо принадлежат не только комментарии, но и… некоторые тексты. Он их сам сочинил! Доверие к «Семнадцати томам о различных древностях» потеряно. Но вот ключ, с помощью которого он попытался проникнуть в тайну языка этрусков, — древнееврейский язык — долгое время считался правильным. Логика тут была простой: этруски — самый древний народ Италии; древнееврейский — самый древний язык в мире (ведь иероглифы Египта в ту пору прочтены не были, «глиняные книги» Двуречья вообще не были открыты, и Библия считалась самой древней в мире книгой).

В середине XVI в. Винченцо Транквилли и Юста Липсиа публикуют первые собрания этрусских надписей. Тогда же Пьетро Франческо Джамбуллари, один из основателей Флорентийской академии, переводит некоторые из них, разумеется, с помощью древнееврейского языка.

Но вот уже упоминавшийся нами Томас Демпстер публикует обширное собрание этрусских надписей. А вслед за ним, в 1737–1743 гг. во Флоренции выходит трехтомный труд «Этрусский музей», написанный А. Ф. Гори, где также приводится множество текстов, написанных по-этрусски. И становится ясно, что язык Библии не может служить ключом к языку древнего народа Италии.

Может быть, этот ключ дадут другие древние языки Италии, называемые италийскими, — оскский, умбрский, латынь? Многие исследователи XVIII–XIX вв. считали, что язык этрусков родствен италийским. Именно это доказывал лучший этрусколог XVIII столетия, итальянец Луиджи Ланци, выпустивший в 1789 г. в Риме трехтомное исследование, посвященное языку этрусков, переизданное в 1824–1825 гг.

А через три года после переиздания труда Ланци выходит объемистый двухтомник немецкого ученого К. О. Мюллера (не утративший во многом своей ценности и по сей день), в котором показано, что Ланци, считая язык этрусков родственным латыни, стоял на верном пути.

Во времена Луиджи Ланци еще не было создано сравнительно-историческое языкознание. Мюллер выпустил свой труд в ту пору, когда были уже заложены его основы и показано, что существует огромная семья родственных языков, названная индоевропейской, куда входят славянские, германские, кельтские, греческий, индийские, иранские, романские (латынь, французский, испанский, итальянский и многие другие) языки, что между этими языками существуют определенные звуковые соответствия, подчиняющиеся строгим законам. И если доказывать всерьез, что язык этрусков — италийский, надо показать «формулы соответствий» этрусских слов латыни и другим италийским языкам. А тот факт, что некоторые этрусские слова и имена богов родственны латинским, еще ничего не доказывает. Их могли заимствовать римляне у этрусков либо этруски у римлян, ведь они были ближайшими соседями и находились в течение многих веков в тесном контакте (так, в румынском языке очень много славянских слов, однако же язык этот — романский, потомок языка, на котором говорили римские легионеры; а не язык славян, с которыми были лишь близкие и длительные контакты).

Мюллер призывал к «всеобъемлющему сравнению языков», прежде чем делать вывод о том, к какому из них ближе всего стоит язык этрусков, чей он родственник. Сам исследователь полагает, что этруски были пеласго-тирренцами, отдаленными родичами греков. Другие исследователи считали, что этрусский язык — прямой родственник языка эллинов. Третьи, преимущественно итальянские исследователи, остались верны взглядам Ланци, только стали доказывать его правоту уже с помощью методов сравнительно-исторического языкознания: выявлять законы соответствий звуков этрусского и италийских языков, законы изменений звуков самого этрусского языка со временем и т. д.

В 1874–1875 гг. известный знаток латинского языка немецкий профессор В. Корссен выпускает двухтомник, названный «О языке этрусков». В нем он, казалось бы, убедительно доказывает, что язык этот родствен италийским наречиям, хотя многие слова в нем — греческие.

Например, слово ТАУРА в языке этрусков означает «бык» (греческое «тавр» — вспомните Минотавра, быка критского царя Ми-носа), слово ЛУПУ или ЛУПУКЕ означает «изваял» (греческое «глипе» — «высекать, лепить»; отсюда наше «глиптика»). Мы уже говорили, что среди этрусков было очень широко распространено имя Авл (или Ауле). Корссен нашел, что есть еще одно похоже звучащее имя — АВИЛС. И оно также употреблялось очень часто. Причем на саркофагах и погребениях, разбросанных по всей Этрурии, к тому же в сочетании со словом «лупу» или «лупуке», т. е. «изваять», «высекать».

Корссен сделал вывод о том, что Авиле — это родовое имя династии скульпторов и ваятелей, чьими талантами обслуживалась Этрурия и чьи имена, словно «фабричное клеймо» или «знак качества», ставились на деле рук их — погребальных урнах и саркофагах, в которых были погребены представители самых знатных этрусских родов…

Но едва вышел в свет второй том монографии маститого ученого, как в том же году небольшая, в 39 страниц, брошюрка его соотечественника Вильгельма Дееке камня на камне не оставляет от построений Корссена с его Авилсами, греческими словами в этрусском и родства последнего с италийскими языками.

Дееке убедительно показывает, что ТАУРА, которое Корссен считает греческим словом «бык», заимствованным этрусками, на самом деле означает «могила». Слово ЛУПУ или ЛУПУКЕ — это не «изваять» или «высекать», а глагол «умер»; слово АВИЛС значит «год», а не собственное имя. «Лупу» и «авил» очень часто образуют устойчивое сочетание, причем между ними латинскими цифрами указано число лет. Вот вам и «династия скульпторов», открытая Корссеном в результате многолетнего кропотливого изучения этрусских текстов!

Сам Дееке считал, как и К. О. Мюллер, что народ этрусков «принадлежит к семье греческих народов, хотя и был, без сомнения, ее отдаленным членом». Однако далеко не все с этим соглашались. Еще в XVIII в. была выдвинута гипотеза, что этруски — первая волна кельтских племен, вторгшихся в Италию (вслед за которыми пришло другое кельтское племя, галлы, которые и нанесли этрускам смертельный удар). В 1842 г. в столице Ирландии Дублине вышла книга (в двух томах) под названием «Этрурия кельтская». Ее автор, В. Бетам, доказывал, что язык этрусков родствен вымершим кельтским языкам, вроде языка галлов, и также современным — ирландскому, бретонскому, валлийскому.

В том же XVIII в. было высказано предположение, что этруски — первая волна не кельтов, а древних германцев, которые спустя много веков вторглись в Римскую империю, достигли Италии и сокрушили Рим. В XIX в. родство этрусского языка с германскими доказывали многие ученые: немец фон Шмитц, англичанин Линдсей, голландец Маак, датчанин Нибур.

В 1825 г. из Варшавы, где он был в течение нескольких лет профессором, на родину в Италию возвратился ученый Чьямпи. Он тотчас же призвал своих коллег отказаться от поисков ключа к языку этрусков с помощью слов греческого и латинского языка. По его мнению, надо обращаться «к другим древним языкам, происшедшим от первоначального, а именно — к славянским». Вслед за тем выходит книга Коллара «Славянская древняя Италия» (1853) и А. Д. Черткова «О языке пеласгов, населивших Италию, и сравнение его с древнесловенским». По мнению Черткова, славяне «происходят, по прямой линии, от пеласгов», а поэтому именно славянские языки могут дать ключ к прочтению этрусских надписей. Позднее эстонец Г. Трусман вносит уточнение в работы Коллара и Черткова. Не славяне, а балто-славяне являются родственниками этрусков. То есть не только славянские языки (русский, украинский, белорусский, чешский, польский, сербский), но и балтийские (литовский, латышский и исчезнувший в результате немецкой колонизации прусский) могут дать ключ к языку этрусков. Публикуя свою работу в Ревеле (нынешний Таллин), Трусман отмечал, что ему было «отказано в опубликовании работы в академическом издании, поэтому автор издает ее сам».

Почему академические издания в XX в. (книга Трусмана увидела свет в 1911 г.) отказывали в издании работ, посвященных языку этрусков, и авторам приходилось издавать их самим? Да потому, что к этому времени поиски ключа к этрусским письменам сильно подорвали доверие ко всяким попыткам найти его, особенно если они предпринимались неспециалистами. «Все эти провалы, которые зачастую происходили из-за недостаточной лингвистической подготовки любителей и из-за наивных претензий на видимость удачи в „переводе“, — констатирует в этой связи этрусколог Реймон Блок, — навлекли на этрускологию несправедливое недоверие некоторых здравых умов». Ибо не так-то просто было провести границу между работой в области этрускологии, пытающейся найти ключ среди известных языков мира, и писанием «этрускомана», во что бы то ни стало желающего «перевести» этрусские тексты, не имея при этом достаточных знаний.

«Я посетил секретаря одного парижского еженедельника, — повествует один из энтузиастов-этрускологов. — Это был серьезный молодой человек с прекрасными манерами. И тут-то я ему сказал в упор, что работал над расшифровкой этрусского текста. Он пошатнулся, как будто бы я нанес ему удар в челюсть. Какую-то долю секунды земля колебалась под его ногами, и ему пришлось прислониться к камину. Я невозмутимо смотрел на него. Наконец, подняв голову, как ныряльщик, всплывающий из-под воды, он сказал с широкой улыбкой: „А! Вы занимаетесь этрусским языком!“. Нужно было слышать это „А!“. Это была целая симфония сочувствия и жалости. Он не помещал меня, конечно, на прямую АБ, где пункт А занимает искатель философского камня, а пункт Б — фальшивомонетчик. Чтобы серьезно говорить о расшифровке этрусского языка, ему был нужен автор „Античной истории“ в трех томах или по крайней мере заведующий кафедрой. Но услышать, как об этом говорит человек обычный, да еще желающий поместить в его журнале маленькую статью, — это был для него удар! Я это понял и не обиделся. Ведь действительно речь шла об опасном предприятии».

Вспомните ошибки Корссена. Маститый ученый сочинил целую историю о «семье скульпторов» Авилсов, делал глубокомысленные выводы, хотя все это строилось на абсолютно неправильном понимании слова «авилс». Можно представить себе, куда уводили ошибки и неправильные толкования людей, не имеющих столь академической подготовки и осторожности, какую, безусловно, имел Корссен.

Вот небольшой перечень. Один исследователь находит сходство языка этрусков и языка одного индейского племени, живущего в джунглях Ориноко. Отсюда вывод: Америку открыл не Колумб, а этруски! Другой обнаруживает, «прочитав» этрусские тексты, свидетельство о гибели Атлантиды. Этрусский язык пробуют расшифровать с помощью эфиопского, японского, коптского, арабского, армянского, вымершего урартского, наконец, китайского языков!

Перечень этот далеко не полный. Вот, например, как пытались связать этрусков, живущих в Италии, с жителями далекой Индии. В 1860 г. в Лейпциге выходит книга Бертани под названием «Опыт дешифровки нескольких этрусских надписей» — дешифровка ведется на основании священного жреческого языка Индии, санскрита.

Санскрит — язык индоевропейский, он родствен славянским и иным языкам. И если этрусский язык действительно родствен санскриту, то разумно было бы ожидать, что между Италией и Индостаном найдутся другие индоевропейские языки, которые будут еще ближе к этрусскому. Например, С. Бугге в 1909 г. выпускает книгу, где доказывает, что язык этрусков — это особая ветвь в семье индоевропейских языков и ближе всего к нему стоят греческий, армянский и балто-славянские языки.

Однако очень многие ученые решительно восстали против того, чтобы язык этрусков зачислялся в великое индоевропейское семейство. Помимо индоевропейских (древний санскрит, современные хинди, бенгали, маратхи и многие другие) в Индостане говорят на языках другой семьи — дравидийской, в основном на юге полуострова (тамильский, малаяли и др.). В 1904 г. норвежский филолог Стен Конов публикует работу, причем в таком солидном издании, как «Журнал Азиатского Королевского общества», под названием «Этруски и дравиды». В ней сравниваются отдельные этрусские и дравидийские слова, имеющие сходное значение и звучание.

Вслед за тем другой исследователь, Дж. Ядзини, сопоставляет этрусские буквы со значками на изделиях из глины, обнаруженными в Центральной Индии и относящимися к III тысячелетию до н. э.

Правда, неизвестно, являются ли эти значки буквами и вообще письменными знаками.

В 20—30-х гг. нашего столетия в долине Инда открывают великую цивилизацию, современную Древнему Египту, Шумеру, Криту. Обнаружены иероглифические надписи. В 1933 г. итальянский этрусколог Дж. Пикколи публикует таблицу. В ней он сравнивает иероглифы Индостана и значки, встречающиеся на некоторых этрусских надписях — в самом их начале, а также поставленные на некоторые погребальные урны. Пикколи находит, что около полусотни этих значков похожи на иероглифы Индостана… Ну и что же? Ведь иероглифы Индостана не расшифрованы, а об этрусских значках, по словам самого же автора сопоставления, практически ничего не известно. Одно неизвестное — уж это-то известно! — нельзя решать через другое неизвестное.

Видный итальянский ученый и полиглот Альфредо Тромбетти решил отказаться от сравнения этрусского языка с одним языком или семьей. Он полагал, что языки нашей планеты находятся меж-до собой в родстве, в них можно выявить некий общий пласт, слова, имеющие одинаковое значение и очень близкое звучание. И если какое-либо этрусское слово звучит похоже с теми, что относятся к общечеловеческому пласту, стало быть, оно должно иметь то же самое значение.

Например, в этрусском есть слово ТАКЛТИ. Тромбетти полагает, что это какой-то падеж слова «така». Затем он находит «общечеловеческое» значение «крыша», которое в древнеперсидском языке выражается словом «тег» (дом), в санскрите — «стхагати» (закрывать), в чеченском — «тчаув» (крыша), в арабском — «даг» (закрывать), в латинском «тего» (закрываю), отсюда и «тога», в греческом — «стеге» (крыша), в африканском языке бари — «ло-дек» (крыша). И Тромбетти делает вывод: слово «така» в языке этрусков имеет значение «крыша» (т. е. «закрывающая»).

Но, во-первых, неясно, действительно ли слово «таклти» является падежной формой слова «така». Во-вторых, возможность ошибки при «методике Тромбетти» еще больше, чем при обычном сопоставлении «языка с языком». А в-третьих, никому еще не удалось доказать и даже привести сколько-нибудь серьезные доводы в пользу того, что действительно во всех языках мира есть некий пласт (и если они происходят из одного общечеловеческого корня, то уж разделение языков и народов началась за много тысяч лет до того, как над головой людей появилась крыша и слово, ее обозначающее!).

С помощью всеобщих законов, языковых универсалий пытался проникнуть в тайну этрусского языка и академик Н. Я. Марр. Применял он метод, названный им «палеонтологическим анализом».

Согласно Марру, любое слово любого языка состоит всего-навсего из четырех элементов. На эти-то элементы он «четвертовал» слова самых разных языков, от абхазского до баскского. Подверглись марровскому «четвертованию» и этрусские слова. Но пользы от этого этрускология не извлекла.

В 1935 г., подводя итоги многовековых поисков этрускологов, Ф. Мессершмидт писал: «Проблема находится ныне еще в более запутанном состоянии, чем ранее». В 1952 г. вышла в свет монументальная монография «Языки мира», обобщающая итоги работы лингвистов по изучению родства языков. И в ней было написано: «До сих пор этрусский язык не удалось отнести ни к какой лингвистической группе».

В 1966 г. советские читатели знакомятся с переводом книги З. Майяни «Этруски начинают говорить», выпущенном издательством «Наука». И в ней они читают о том, что наконец-то «этрусская Бастилия взята… Да, ключ существует, и я его только что нашел. Он очень действен, и я отдаю его в руки всех этрускологов… Думаю, что, если дешифровка этрусского языка выйдет на более Широкую и овеваемую свежим ветром дорогу, этрускологи почувствуют себя крепкими и лучше защищенными от своих истинных и мнимых горестей. И тогда они смогут, наконец, вырваться из порочного круга, в котором находятся теперь. С этой целью я и вношу мою лепту».

Значит, ключ действительно найден?

На этот вопрос, вы, надеюсь, найдете ответ и сами, прочитав следующую главу.

<< | >>
Источник: А. Кондратов. Этруски — загадка номер один.

Еще по теме ГЛАВА 4. Всемирный розыск:

  1. А. Н. Бадак, И, Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история. Т. 6 Римский период,
  2. 55. Всемирные и региональные неправительственные организации. Назовите их, укажите их предназначение, покажите на конкретных примерах их роль в урегулировании и предотвращении межгосударственных конфликтов и сохранении мира на рубеже XX-XXI вв.
  3. Беккер К.Ф.. Мифы древнего мира. Всемирная история.— Саратов, «На­дежда»,1995.- 720 с, ил., 1995
  4. 54. Всемирные и региональные правительственные организации. Перечислите их, назовите функции, которые на них возложены, приведите примеры деятельности по сохранению мира на рубеже XX-XXI вв.
  5. А. Н. Бадак и др.. Всемирная история: В 24 т. Т. 12. Начало коло­ниальных империй. — Мн.: времен. литератор,1999. - 592 с., 1999
  6. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек, О. А. Воротникова, А. Глобус, А, С. Кишкин, Е. Ф, Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. Л. Островцов, Г. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Тругико, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 4. Эллинистический период,
  7. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчёк, О. А. Воротникова, А. Глобус, А. С. Кишкин, Е. Ф. Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. А. Островцов, Т. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, А. И. Трушко, С. А. Харевский, М. Шайбак.. Всемирная история. Том 2. Бронзовый век,
  8. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчек, О. А. Воротникова, А. Глобус, А. С. Кишкин, Е. Ф. Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. А. Островцов, Т. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, А. И. Трушко, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 3 Век железа,
  9. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Η. М. Волчёк, О. А. Воротникова, А. Глобус, А, С. Кишкин, Е. Ф, Конев, П. В. Кочеткова, В. Е. Кудряшов, Д. М. Нехай, А. Л. Островцов, Г. И. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Тругико, С. А. Харевский, М. Шайбак. Всемирная история. Том 1. Каменный век,
  10. Глава 3 ПЕРВЫЙ ПЕРЕВОРОТ