<<
>>

ДЕФОРМАЦИЯ ХИМЕРЫ

Оглянемся назад. Империя Тоба-Вэй в V веке объедини­ла все племена Срединной равнины, ассимилировала их и противопоставила как нечто монолитное китайскому населе­нию страны. Тоба Хун II реформой 495 г.

положил конец этому противопоставлению и создал Юань-Вэй, т.е. табгач- ско-китайскую химеру. Люди, жившие в этой стране, стали

рассматриваться не как табгачи или китайцы, а только как подданные императора. Конечно, его современники не мог­ли сразу забыть свои обычаи и нормы поведения, но их дети, рожденные около 490 г., выросли в обстановке не только утраты, но прямого запрещения всех традиций. К двадцатым годам VI века они достигли зрелости, и, хотя еще помнили, что их отцы были табгачами или китайцами, сами уже не были ни теми, ни другими. Весь сознательный период их жизни прошел в обстановке жестокого правительственного зажима, основанного на подчинении народа грубой силе. В качестве же идеологического утешения им был предложен буддизм, рекомендовавший не придавать значения мирским благам, поскольку и горе, и радость — иллюзия. Однако налоги взимались отнюдь не иллюзорно и службу приходилось выполнять неукоснительно, так что действительность ежеми­нутно вступала в конфликт с идеалами. Поскольку тяготы жизни увеличивались, а правительство постепенно теряло силу, то дети табгачей и китайцев совместно выступили против вы­родившейся династии. В 423—426 гг. народные восстания потрясли Северный Китай.

Однако, хотя этнические традиции иссякли, инерция их еще ощущалась. Все восстания возникли севернее Хуанхэ, и заводилами были дети кочевников. Атам, где население было сплошь китайским, в Хэнани и Шаньдуне, оно оставалось в покое, несмотря на то что лянские войска двигались на север и несли освобождение от «варваров». Но освобождение за­поздало, его перестали желать и ждать.

В 523 г. восстало население шести северных округов к востоку от Цинь и Лун (восточная Ганьсу) и к северу от Цзи и Бин (северная Шаньси)3.

Поводом к восстанию послужили насилия чиновников правителя-узурпатора Тоба И. Эти ок­руга были населены главным образом южными телеутами. но и китайское население примкнуло к повстанцам. Во главе восстания был некий Полу Хань Ба-лин, судя по первой ча­сти имени — жужань. Чиновники, застигнутые врасплох, были перебиты, а три армии, брошенные на подавление в 524 г., двигались столь медленно и боязливо, что были наго­лову разбиты повстанцами. Вэйское правительство обрати-

Рис. 8.Пепел. Деформация химеры

лось за помощью к жужаням, и хан Анахуань привел степную конницу, которая одержала скорую и решительную победу, разграбив при этом север Китая.

Но этим иностранным вмешательством дело не кончи­лось. В 525 г. восстание перекинулось в Хэси, где некий Моци Чоу-ну объявил себя императором4. В Шаньси, очи­щенном жужанями, появились хунны под именем ши ху; их вождь Лю Ли-шэн принял титул хана5. Но самым грозным оказалось восстание в Хэбэе, возглавленное популярным пол­ководцем табгачом Гэ Жуном, к которому примкнули массы китайского населения. В 526 г. Гэ Жун разбил вэйский ка­рательный корпус, занял город Ин-чжоу (Хэцзянь в Хэбэе) и провозгласил себя императором государства Ци. Любопыт­но, что табгач, ставший вождем китайцев, избрал для свое­го государства название Ци, наименее «варваризованное» из всех древнекитайских царств. А как мы убеждались раньше, название заключало в себе политическую программу.

В 527 г. власть Гэ Жуна распространилась на весь Хэбэй, северную Хэнань и часть Шаньси. Правительственные вой­ска отступали перед повстанцами.

Причина поражения вэйских войск крылась не столько в снижении боевых качеств воинов, сколько в руководстве из дворца. Так, направляя в поход против Гэ Жуна одного полко­водца, ему придали в качестве помощника его личного не­друга. Полководец просил доверить операцию кому-либо од­ному из них, но юный император оставил в силе оба назна­чения, и соперники-полководцы погибли вместе с вверен­ной им армией6.

Этот эпизод показывает, что безответственность и беспринципность придворных превратилась в национальное бедствие. Пользуясь слабостью противника, Гэ Жун осадил город Е.

И вот тут в историю вошел последний яркий представи­тель эпохи и носитель «духа времени» — Эрчжу Жун. Это был «вождь племени», очевидно сяньбийского, осевшего в Шосяне, в северной Шаньси7. Род Эрчжу, подобно другим знатным сяньбийским родам, получил большие земельные владения, и былые старейшины стали латифундистами. Эр­чжу Жун, не удовлетворенный спокойной жизнью, в 527 г.

продал свои земли и на вырученные деньги нанял бродивших без дела солдат. Принимал он к себе, очевидно, с большим выбором, потому что его средств хватило всего на 7 тысяч чело­век. Зато это были отборные вояки. C этим отрядом в 528 г. он выступил на защиту престола и около E напал на стотысячное ополчение Гэ Жуна. Как не раз бывало в истории, крестьян­ское войско при сильном ударе рассыпалось и покинуло вож­дя, попавшего в плен. Эрчжу Жун и не стал преследовать бегущих. Он удовлетворился тем, что доставил Гэ Жуна в Лоян, где тот был казнен. На этом закончилась народная война про­тив деспотического режима императрицы Xy8.

Теперь попытаемся предложить осмысление событий. Гэ Жун возглавил поколение «детей» из народных масс и высту­пил против своих вельможных сверстников. Эрчжу Жун, воз­росший на окраине империи, по складу относился к поколе­нию «отцов», т.е. остался сяньбийцем. Но к себе в войско он навербовал не членов рода, а «внуков», т.е. молодых лю­дей смешанного происхождения, без домашнего воспитания, без традиций, принципов и даже без воспоминаний о тако­вых. По существу его отряд был бандой профессиональных убийц, кондотьеров, но ведь и при конце славной династии Хань такой же кондотьер Лю Бэй таким же образом подавлял крестьянское восстание «желтых повязок». И так же, как Лю Бэй не ужился с Цао Цао, Эрчжу Жун, по смыслу истории, должен был поссориться с императрицей Xy и ее придворны­ми, которых он спас от ярости народной. Разрыв был неиз­бежен потому, что императрица, ублажая себя, вела страну к краху и не имела ни ума, чтобы это понять, ни реальной военной силы, чтобы себя защитить, а Эрчжу Жун обладал и тем и другим. Поэтому события покатились, как лавина.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ДЕФОРМАЦИЯ ХИМЕРЫ:

  1. 45. духовное развитие российского общества на протяжении 90-х гг. оцените изменения духовной жизни российского народа, назовите основные характеризующие духовную жизнь на протяжении 90-х гг., ценности, которые являются для вас ориентиром в сегодняшней жизни.
  2. 47. Политика “большого скачка” в СССР в конце 1920-х - 1930-е годы. Курс на индустриализацию и коллективизацию.
  3. ОТЕЦ И СЫНОВЬЯ
  4. ЭТНОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС
  5. 2. РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ
  6. 1. ВОЙСКО ГУННОВ
  7. Архитектура и искусство
  8. НОИН-УЛА
  9. Основные концепции исторического процесса
  10. 25) Россия в Первой Мировой войне (1914-1918 гг.)
  11. 3. Идеология и культура Китая до серединыI тысячелетия до н. э