<<
>>

ХУННЫ ПОД ПРОТЕКТОРАТОМ КИТАЯ

Хуханье-шаньюй умер в 31 г. до н.э., оставив много де­тей. По завещанию он передал престол старшему сыну вто­рой жены, с тем чтобы ему наследовал младший брат. Это распоряжение в последующие годы приобрело силу закона.

Наследник принял титул Фучжулэй-жоди-шаньюй.

При­ставка «жоди» означает «почтительный» (подразумевается — к императору) и указывает на отказ от суверенитета. В 25 г. он сам явился ко двору с изъявлением покорности и получил в награду много шелка и бумажной ваты. В 20 г. он умер, передав престол своему младшему брату Сэусйе-жоди-шаньюю. Сэусйе-жоди послал сына в Китай на службу. В 12 г. Сэ- усйе умер, и престол перешел к его двоюродному брату — Гюйя-жоди-шаньюю. После смерти Гюйя-жоди в 8 г. шань- юем стал его младший брат Учжулю-жоди. Все перечислен­ные шаньюи отправляли старших сыновей на придворную службу в Китай, где те жили на положении почетных заложников. Политическое господство в степи, несомненно, принадле­жало Китаю. Но не следует думать, что 30 лет покоя и под­чинения вредно отозвались на состоянии хуннского народа. Хуннское общество усваивало китайскую культуру. Достиже­ния цивилизации перестали казаться диковинками, и соблаз­ны ее уже меньше пленяли воображение кочевников. Вместе с тем шла переработка и обновление степных традиций. Пусть с Чжичжи погибло много тысяч богатырей — за 30 лет эта утрата возместилась. Это явственно показало событие 5 г. до н.э., само по себе маловажное. Один из усуньских князьков попытался по примеру отцов напасть на хуннские кочевья в поисках богатства и славы. Сперва он имел успех и награбил немало, но Учжулю-шаньюй явился с войском и так разгро­мил князька, что последний не только вернул добычу и плен­ных, но даже отправил своего сына в заложники в хуннскую ставку, закаявшись нападать на столь опасного соседа9.

Вскоре по возведении Учжулю на престол китайское прави­тельство попыталось обрезать земли хуннов.

Посланник пред­ложил шаньюю уступить небольшой клин, вдавшийся в китай­ские владения. Ценность этой земли заключалась в том, что там рос лес, годный на древки для стрел, и водились орлы, перья которых употреблялись для стрел. Шаньюй отказал и обратился с претензией к императору, на что ему ответили, что посол превысил свои полномочия и должен бы быть каз­нен, но подошел под амнистию и просто переведен на юг. В 1 г. до н.э. шаньюй приехал ко двору и получил больше

hJ о о

100

Срединная Азия около 30 г. до н.э.

подарков, чем его предшественники. Ханьское правитель­ство старательно поддерживало мир Но в 1 г. н.э. Ай-ди умер, и на престол вступил малолетний Пин-ди. Регентшей была объявлена императрица-бабка, а фактическим правителем стал ее фаворит Ван Ман. Он был преисполнен чувства собствен­ного величия и резко изменил внутреннюю и внешнюю по­литику Китая.

В 4 г. китайский пристав10 запретил ухуаням давать дань хуннам. Когда приехал сборщик дани, ухуани отказали ему, и тот повесил за ноги ухуаньского старейшину. Раздражен­ные сородичи казненного убили сборщика. Шаньюй напра­вил восточного чжуки-князя на усмирение, и несчастные ухуани принуждены были, бросив юрты и семьи, спасаться в горах. Около тысячи женщин и детей хунны увели в плен и не вер­нули даже за выкуп11. Ван Ман ничем не помог спровоциро­ванным им ухуаням.

Тем временем Усунь распадалась. Дети младшего гуньмо Уцзюту погибли в междоусобной борьбе, и престол был передан китайцами новым князьям. Старший гуньмо Цилими стал насаждать у себя в уделе китайские порядки и запретил сородичам пасти скот на его пастбищах. Те возмутились и убили его. Китайцы ответили на это репрессиями, покатились головы виновных и невинных12, и тогда, в 11 г. до н.э., один из князей увел 80 тысяч усуней в Кангюй. Там он просил по­мощи у кангюйского правителя для отвоевания своей стра­ны, но, по-видимому, не получил ее и попытался догово­риться с Китаем.

В 3 г. н.э. он был захвачен врасплох ки­тайским отрядом и убит.

После этого почти исчезают упоминания об усунях, только под 436 г. сообщается, что под давлением жужаней усуни покинули родные кочевья и переселились в «Луковые горы»13, т.е. в западные отроги Тяньшаня. К этому времени они стали так малочисленны, что на них никто не обращал вни­мания. Остатки их, видимо, ассимилировались с таджи­ками.

Владетели Западного края были отнюдь не в восторге от подчинения Китаю, но ничего не могли поделать. Отноше­

ние их к Китаю было отрицательным. Так, например, когда владетель Кучи ввел в своем дворце китайскую одежду и об­ряды, о нем зло говорили: «Осел — не осел, лошадь — не лошадь, разве назвать его лошаком»14. Но о свержении ки­тайского ига они и думать не могли: слишком неравны были силы.

Бывает в жизни, что ничтожные причины влекут за со­бой большие последствия. В 3 г. китайский чиновник арес­товал Гугюя, владетеля Заднего Чеши. Последний пробовал спастись при помощи взятки, но безуспешно. Зная, что ему грозит долгая тюрьма и смерть, он рискнул и убежал к хун- нам. Вместе с ним передался хуннам Танду, офицер китай­ской службы, по происхождению хунн. Он боялся Ван Мана, с приспешниками которого у него были личные счеты. Ша- ньюй принял было перебежчиков, но по настоянию Ван Мана выдал их китайскому послу. При этом он просил пощадить Гугюя и Танду, но оба были обезглавлены15. Отношения между шаньюем и правителем были испорчены. Несмотря на это, был подтвержден старый договор, гласивший: «Отныне впредь Хань и Хунну будут составлять один Дом; из рода в род не будут ни обманывать друг друга, ни нападать друг на друга. Если случится воровство, то взаимно извещать и производить казнь и вознаграждение, при набегах неприятелей взаимно вспомоществовать войском. Кто из них прежде нарушит до­говор, да воспримет кару от Неба и потомство его из рода в род да постраждет под сею клятвою»16. К этому договору те­перь было добавлено, что хунны не должны принимать пере­бегающих к ним китайцев, усуней, жителей Западного края и уханей17. Сверх того, шаньюю было предложено называть­ся односложным именем, так как в Китае Ван Ман запретил двусложные имена. Учжулю-шаньюй не стал спорить и свое личное имя Нанчжиясы изменил на Чжи.

Пока все это были мелочи, но после вступления на пре­стол Ван Ман захотел большего — неограниченной власти внутри и вне Китая. Такой власти до него никто не имел, даже китайские императоры считались с законами своей страны.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ХУННЫ ПОД ПРОТЕКТОРАТОМ КИТАЯ:

  1. ХУННЫ И ГУННЫ
  2. ВОСТОЧНЫЕ ХУННЫ
  3. ЖУНЫ И ХУННЫ
  4. ХУННЫ ПРОТИВ ТАБГАЧЕЙ
  5. ХУННЫ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
  6. Хунны в Китае
  7. ХУННЫ В АЗИИ И ЕВРОПЕ
  8. ОТЛОЖЕНИЕ ХУННУ ОТ КИТАЯ
  9. Политическая история Китая є VIII— V ее. до н.э.
  10. Культура древнего Китая
  11. 5. ИДЕОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА КИТАЯ III—VI вв.
  12. 3. Идеология и культура Китая до серединыI тысячелетия до н. э
  13. ПОЛИТИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ ВЛИЯНИЕ КИТАЯ НА СОСЕДНИЕ СТРАНЫ
  14. КРУШЕНИЕ ДРЕВНЕГО КИТАЯ
  15. ТОРГОВЫЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ КИТАЯ
  16. № 84. ИЗ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ТРАКТАТА ДРЕВНЕГО КИТАЯ «ГУАНЬЦЗЫ»
  17. Глава 8. Рабовладельческое общество Китая в XII–VI вв. до н. э
  18. Лекция 28 ИДЕОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА КИТАЯ ПЕРИОДА РАСЦВЕТА РАБОВЛАДЕНИЯ