<<
>>

ЛЕГЕНДА ОБ ОЛЕНЕ, ИЛИ НЕПРЕДВИДЕННАЯ ПОБЕДА

К 370 г. стало ясно, что аланы войну с гуннами проиг­рали, но до полного разгрома и покорения ими аланов было очень далеко. Мобильные конные отряды гуннов контроли­ровали степи Северного Кавказа от Каспийского моря до Азов­ского76.

Но предгорные крепости аланов взяты не были, не была захвачена и пойма Дона, что вообще было не под силу кочевникам, базирующимся на водораздельные степи77. Ни­зовья Дона обороняли эрулы, этнос, по-видимому, не скан­динавский, а местный78, но покоренный Германарихом и впо­следствии огерманившийся. В Италии, которую они поко­рили под предводительством Одоакра в 476 г., этот этнос известен как герулы. Эрулы отличались чрезвычайной под­вижностью и высокомерием. Они поставляли соседям лег­кую пехоту. О столкновении их с гуннами сведений нет. Это указывает на то, что гунны не пытались форсировать низовья Дона. Они нашли иной путь.

Согласно сообщению Иордана, в 371 г. гуннские всад­ники увидели на Таманском полуострове пасущуюся там сам­ку оленя и погнались за нею. Притиснутая к берегу моря олениха вошла в воду и, «то ступая вперед, то приостанавли­ваясь»79, перешла в Крым. Охотники последовали за ней и установили место подводной отмели, по которой шел брод. Они вызвали сюда своих соратников, перешли пролив и «по­добные урагану племен... захватили врасплох племена, си­девшие на побережье этой самой Скифии», то есть Северного Крыма80. Дальнейшее легко представить. Гунны прошли че­рез степи до Перекопа и вышли в тыл готов, которые, буду­чи союзниками аланов, сосредоточили свои войска на Дону, обороняя его высокий правый берег от возможного вторже­ния гуннов. Гуннам никто не мог помешать развернуться на равнине Приазовья.

Автор V века Евнапий писал: «Побежденные скифы (готы) были истреблены гуннами, и большинство их погибло. Од­них ловили и избивали вместе с женами и детьми, причем не было предела жестокости при их избиении; другие, собрав­шись вместе, обратились в бегство»81.

Конечно, тут не обо­шлось без преувеличений. Многие остроготы остались с гун­нами и сражались на их стероне на Каталаунском поле, а потом против них на реке Недао. Но важнее другое: держава Германариха представляла собой не союз племен, а «лоскут­ную империю». Разбив остроготов, гунны дали возможность завоеванным готами племенам освободиться и, надо думать, рассчитаться с захватчиками.

М.И. Артамонов полагает, что «Черняховская культура полей погребений» по своему характеру должна быть припи­сана готам. Она бытовала всего два века — HI и IV. Даже если эта культура не была этнически монолитна, т.е. вклю­чала готов, сарматов и, возможно, славян (антов), то оста­ется фактом ее исчезновение в IV веке, что совпадает с гунн­ским нашествием82. Доводы М.И. Артамонова убедительны, но остается только одно сомнение: Черняховская культура размещена в лесостепи; гунны — степняки. Не помогли ли им местные славянские, литовские и угро-финские племена? От нашествия гуннов пострадали также эллинские города

бывшего Боспорского царства, втом числе Пантикапей (Керчь). Эта область сохранила тень самостоятельности под римским верховным владычеством, но в IV веке была покинута рим­лянами на произвол судьбы. В эпоху Августа и Тиберия южнобережные города имели ценность как торговые центры, а греки привозили вино и предметы роскоши83. Но в III веке готы заставили боспорцев предоставить им корабли для пи­ратских набегов на Малую Азию и Грецию84. После этого предательства римляне потеряли симпатию к Боспору. И когда пришли с Северного Кавказа гунны, они уничтожили все города бывшего Боспорского царства85. Почему же сдались эллинские крепости, если гунны осаждать и брать города не умели? Почему боспорцы даже пошли на почетную капитуля­цию? Ведь гунны были достаточно покорны своему вождю Баламберу и, следовательно, дисциплинированны. Да и ко­рабли у греков были, и море под боком... Немного энергии, и можно было отбиться или спастись!

Вот что такое фаза обскурации в процессе этногенеза.

В этой фазе легче погибнуть, чем сопротивляться. А если бы и нашелся энергичный грек, предложивший способ спасения, то его бы постигла судьба Стилихона и Аэция86, ибо таково действие статистических закономерностей этногенеза. Вследствие погрома, учиненного гуннами эллинским городам бывшего Боспорского царства, Восточная Римская империя, становящая­ся Византией, оказалась в числе врагов гуннов.

Пройдя Перекоп, гунны столкнулись не с обскуранта­ми, а с этносами, находившимися в фазе подъема. Энергии у них было даже слишком много, но доминанты, которая бы направила эту энергию в заданное русло, не было. Германа- риху было уже НО лет, и он в силу своей дряхлости не мог быстро находить выходы и применяться к изменившейся си­туации. Визиготы тяготились его властью, ибо их королей сделали просто «судьями»87, лишив титулов и власти. Всеми силами старались добиться независимости и гепиды, но хуже всех было венедам (славянам). Росомонку Сунильду Герма- нарих за измену супругу приказал разорвать на части дикими конями. Тогда ее братья Cap и Аммий нанесли ему удар88. Хотя Германарих не умер и не выздоровел, но стал управлять делами как больной старик, то есть очень плохо.

Еще до этого Германарих подчинил «достойных презре­ния» венетов89, которые были многочисленны и пробовали сначала сопротивляться. Он подчинил также эстиев (литов­ское племя айстов)90, приобретя, таким образом, еще одних подданных, которые ненавидели остроготов. Поскольку гунны, в отличие от готов, искали не врагов, а друзей, то все оби­женные племена и народы вошли с ними в контакт. В 375 г. Германарих, видя неизбежность гибели, вонзил в себя меч, а остроготы частью подчинились гуннам, а частью ушли к визиготам, твердо решившим не сдаваться. Они управлялись родом Балтов (храбрых), издавна соперничавших с королев­ским родом Амалов (благородных), и отчасти поэтому при­няли решение, которое, как впоследствии оказалось, пове­ло к этнической дивергенции — разделению одного этноса на два взаимно враждебных.

Гунны между тем продолжали идти на запад. Визиготы ждали их на Днестре. Отряд гуннов переправился через Днестр там, где не было охраны, напал на визиготов с тыла и вызвал у них панику. Большая часть готов бросилась бежать к Дунаю и там просила убежища у императора Валента. В 376 г. они с разрешения властей империи переправились через Дунай и крестились по арианскому обряду91. Меньшая, языческая часть визиготов во главе с Атанарихом укрепилась засеками в гус­том лесу (Гилее) между Прутом и Дунаем. Но, поняв безна­дежность дальнейшего сопротивления гуннам, Атанарих до­говорился с императором Феодосием и в 378-380 гг. пере­вел свое войско на службу империи на правах федератов — союзников с автономным командованием.

Иначе сложилась судьба остроготов. Готы после гибели Германариха попытались вернуть себе независимость. Пре­емник Германариха Винитарий «с горечью переносил подчи­нение гуннам»92. В конце IV века он попробовал «применить силу, двинул войска в пределы антов. В первом сражении он был побежден, но в дальнейшем стал действовать реши­тельнее и распял их короля Божа с сыновьями его и с семи- десятью старейшинами»93. Как понять такое странное само­вольство? Видимо, рассказ Евнапия о свирепости гуннов яв­ляется преувеличением. Иначе откуда бы взяться у острого­

тов большому войску, после того как в 376 г. ушли визиготы и увели часть остроготов, а гепиды, хоть и готское племя, но отделились от остроготов при первом же их ослаблении94.

Анты были «многочисленны и сильны»95. Война с ними была трудной и в конечном счете гибельной. Это был как бы вызов гуннам путем ликвидации их союзника. В ответ на это через год после казни Божа гуннский царь Баламбер, призвав на помощь тех остроготов, которые остались ему верны, на­пал на Винитария и после нескольких неудач разбил и убил его в бою на реке Эрак (Нижний Днепр). После этого в степи наступил долгий мир.

Гунны в начале V века продвинулись на запад, но без военных столкновений.

На первый взгляд это удивительно, но посмотрим на ход событий и на историческую географию этносов Паннонии. В Дакии укрепилось готское племя гепи- дов, вождь коих Ардарих был личным другом Аттилы. Ост- роготы, ушедшие с визиготами в римские пределы, не ужи­лись с ними. В 378 г. полководцы Алатей и Сафрах увели своих остроготов в Паннонию и поселили на берегах Дуная96. В 400 г. на этой реке появились гунны. Мятежный готский федерат Гайна, проиграв столкновение с населением Кон­стантинополя, бежал за Дунай, был схвачен гуннами и обез­главлен97. Около того же времени сын римского полководца Гауденция, Аэций, будучи заложником у гуннов, тоже по­дружился со своим сверстником Аттилой и его дядей Руги- лой, который затем стал царем гуннов. Итак, гунны заняли Паннонию без войны, при поддержке многих племен, среди которых, вероятно, были анты и руги. Так выглядело «губи­тельное вторжение гуннских орд»?!

Но были у гуннов и враги. Точнее, это были враги со­юзных с гуннами племен. Это были свевы — враги гепидов, вандалы — враги ругов, бургунды и злейшие враги самих гуннов — аланы. Эти этносы покинули свою родину, стра­шась гуннов. В 405 г. они ворвались в Италию. Вождь их Радагайс дал обет принести в жертву богам всех захваченных сенаторов, но сам был окружен войсками Стилихона, пре­дан и казнен. Только этот поход и можно считать послед­

ствием гуннского нажима на этносы Европы. А ведь Вели­кое переселение народов, по общепринятому мнению, на­чалось в 169-170 гг. с маркоманской войны98, перехода го­тов «из Скандзы», но никак не с появления в заволжских степях гуннов.

Главная ставка гуннских вождей в начале V века находи­лась в степях Причерноморья. Туда направлялись византий­ские посольства до 412 г. Тем не менее переселение гуннов на берега Дуная шло неуклонно; венгерская пушта (степь) напоминала им заволжскую родину, которую к V веку гунны покинули, поскольку климатический сдвиг от вековой засу­хи к повышенному увлажнению степной зоны вызвал расши­рение сибирского леса и лесостепи к югу.

Полоса сухих сте­пей сузилась, а значит, сузился и гуннский ареал.

Экстенсивное кочевое скотоводство требует больших про­странств с редким населением. Лошади и овцы, привык­шие к степным травам, не могут жить на лесных влажных кормах, а тем более добывать корм из-под глубокого снега. Следовательно, необходимы сенокосы, а этого ремесла гунны не знали. Поэтому они сдвинулись на территории завоеван­ные, где было можно использовать труд покоренных абори­генов. Но тех надо было либо держать в страхе, для чего у малочисленных гуннов не было сил, либо компенсировать их военной добычей. Европейские пассионарные варвары знали, что компенсацию они могут получить только в Рим­ской империи. Но без должной организации их вторжения были сначала неудачны, потом полуудачны: римляне впусти­ли бургундов в долину Роны, вандалов, свевов и аланов — в Испанию, визиготов — в Аквитанию, франков — в Гал­лию, но остальные варвары тоже хотели урвать свою долю римского пирога, а умный правитель, как известно, счита­ется с пожеланиями масс. Ругила был правителем умным и осторожным. Когда в 430 г. гунны достигли Рейна, он попы­тался наладить с Римом дипломатические контакты и даже да­вал империи свои войска для подавления багаудов в Галлии. Но он умер в 434 г., и власть перешла к Аттиле и Бледе — детям его брата Мундзука.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ЛЕГЕНДА ОБ ОЛЕНЕ, ИЛИ НЕПРЕДВИДЕННАЯ ПОБЕДА:

  1. Хеттский миф и легенда
  2. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ СЕВЕРНЫХ ЛЕГЕНД
  3. к ПРОИСХОЖДЕНИЮ ЛЕГЕНДЫ ОБ ОГУЗ-КАГАНЕ
  4. Легенда о стране Фусан
  5. Арабские мореходы: легенды и факты
  6. Глава 5 КУЛЬТ ОСНОВАТЕЛЯ. ЛЕГЕНДА ОБ ЭНЕЕ
  7. № 5. ЛЕГЕНДА ОБ ОСНОВАНИИ РИМА (Тит Ливий, I, 3—7).
  8. № 4. ЛЕГЕНДА ОБ ОСНОВАНИИ РИМА (Дионисий, Римские древности, I, 72—73)
  9. Инопланетяне или соплеменники?
  10. ВОСТОК ИЛИ СЕВЕР?
  11. «Диффузионисты» или «изоляционисты»?
  12. ЧИБЧА, ИЛИ МУИСКА
  13. ГЛАВА 2. «ДИФФУЗИОНИСТЫ» ИЛИ «ИЗОЛЯЦИОНИСТЫ»!
  14. плоды ПОБЕД
  15. ПОБЕДА ГРУППИРОВКИ ТОКУГАВА
  16. ИНДИЙСКИЕ АРИЙЦЫ ИЛИ ИНДУСЫ
  17. § 9. Халдейское, или нововавилонское, царство.
  18. Индийские арийцы, или Индусы