<<
>>

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД

Захоронение покойника считалось у гуннов событием} социального значения, для его со­вершения собирался коллектив людей, види­ма, близких родственников. Отношение к CMepTiw как явлению у ігунніф носило двой­ственный характер.

∣C одной стороны, боязнь пагубного действия смерти на !благополучие коллектива, с другой, вера в загробную жизнь, покойника. Все (ритуальные действия гуннов, связанные с погребением покойника, отражали эту двойственность представлении. Чтобы помешать пагубному действию смерти на живое, собравшиеся родственники крика­ми и громкими рыданиями, грохотом бараба­нов и звоном создавали шум, видимо, веря, чтс это отпугнет злые силы смерти. В ритуал обряда погребения входило также нанесение ножами и мечами порезов трупу (Мовсес Ka- ланкатуаци. I. С. 193). В литературе выска­зано (мнение, что в ритуале нанесения поре­зов покойнику отразились рудименты более архаичных действий: члена общины, ставшего старым и слабым, когда-то убивали, чтобы предотвратить его послабляющее действие на

благополучие коллектива (Велеикая Η. Н. 1978. С. 47, 59; Гаджиева С. Ш. 1985. 292).

Подобный обычай, по данным ал-Мас’удіи, имел место среди жителей ас-Сарира. Он пи­сал: «Когда ,кто-нибудь из них умрет, они кладут его на нооилки и !выносят его на от­крытое место (майдан «площадь?»), пде ос­тавляют его на три дня на носилках. Затем жители города садятся на коней и облачаются в 'панцири1 и кольчуги. Они едут на край (наз­ванного) места (и оттуда) со своими копьями устремляются на мертвее тело, (лежащее) на носилках. Они кружат вокруг носилок, на­правляя копья на тело, но не пронзая его» (ал-Ма(с’уди. II. С. 219—220). Этот обычай, по утверждению автора, бытовал v жителей этого города 300 лет (примерно с 600 г.). Подобное замечание ал-ЛАас’уди свидетель­ствует о том, что описанный похоронный об­ряд не был CB1OiHCTBCHeH ДЛЯ MeCTHbI1X племен.

Погребальный Обряд пуннов, возможно, сопровождался ритуальной музыкой, воспри­нятой очевидцем в виде грохота и звона. По мнению исследователей, музыка в представ­леннях язычников являлась посредником двух миров, средством общения с предками, а так­же богами (Белецкая Η. Н. 1978. С. 151).

Ритуальные действия, связанные с погре­бением умершего, включали в себя также самоистязание участников погребального об­ряда: нанесение порезов на лицо и тело (Мов- сес Каланкатуаци. II. С. 124, 128). Агафий описывает эпизод, когда в период опасности, грозящей гибелью, гуннские воины «... резали себе даже щеки ножами, выражая тем по

обычаю свою горесть» (Агафий. С. 158)« Нанесение порезов, в результате которых про­ливалась кровь, видимо, являлось рудимен­том более архаичных действий, состоявших в человеческих жертвоприношениях божест­вам. Ритуальные действия самоистязания в похоронной обрядности древних тюрок от­мечены в китайских хрониках. По сведениям китайского автора, относящимся к VI — пер­вой половине VII в., знатного тюрка хорони­ли следующим образом: «Тело покойника по­лагают в палатке. Сыновья, внуки и родст­венники обоего пола закалывают лошадей л овец и, разложив перед палаткою, приносят в жертву; семь раз объезжают вокруг палат­ки на верховых лошадях, потом перед входом в іпалатку ножом надрезывают себе лицо и производят плач, кровь -и слезы совокупно льются. Таким образом поступают семь раз и оканчивают. Потом в избранный день берут лошадь, на которой покойник ездил, и вещи, которые он употреблял, вместе с покойником сжигают; собирают пепел їй зарывают в оп­ределенное время года в могилу... В день похорон, так іже, как и в день кончины предлагают жертву, скачут на лошадях и надрезывают лицо...» ('Бичурин Н. Я. 1950. С. 230).

А. П. Новосельцев считает, что описанный МовсесохМ Каланкатуаци обряд нанесения по­резов на лицо в тело, как выражение скор­би, в какой-то степени схож с погребальным обычаем скифов, что, по его мнению, «доказьг вает преемственность между древней р а неки­ми кочевниками и хазарами VII в.» (Ново­сельцев А.

П. 1990. С. 145). Нам кажется,

что это не совсем так, хотя что-то общее в обычаях скифов и жителей «страны гуннов» просматривается, но это общее может быть связано !преемственностью населения Великой степи в древности и раннем средневековье. Геродот пишет: «Те, к кому привезут покой­ника'... отрезают себе часть уха, обстригают кругом волосы, надрезают руки, расцарапы­вают лоб и нос и протыкают стрелы сквозь левую руку» (Геродот. С. 271). Как видим, лицо у скифов не надрезывалось. Аммиаи Марцеллин, видимо, зная об этом обычае у гуннов, связывал его с определенными дей­ствиями, предотвращаївшими рост волсс на лице мужчин. Oihписал, что гунны разрезают щеки детям, чтобы не росли волосы (Аммиан Марцеллин. II. C.. 1021).

А. П. Новосельцев с некоторым недоверием относится к данным Мовсеса Каланкатуаци о похоронном обряде, .полагая, что автор «по­рой их искажает, жела'Я показать «хонов» дикарями...» (Новосельцев А. П. 1990. С. 145). Между тем, следы ритуала, сопровож­дающегося нанесением ран на лицо, как вы ражение скорби по умершему родственнику за фикси р OBsaiH ы этнографами у некоторых

народов Дагестана (Пржецлавский П. 1860. С. 297; Гаджиева С. Ш. 1961. С. 281; 1985. С. 294, 298; Агаширинова С. С. 1978. С. 249; Гаджиеваї С. Ш. и др. 1980. С. 49, 51; Гаджи­ев Г. А. 1980. С. 39—40; '1991. С. 143; Алимо­ва Б. Wl. 1992. С. 169, 171). В поэтической

<< | >>
Источник: Гмыря Л.Б.. Страна гуннов у Каспийских ворот. — Махачкала: Дат. кн. изд-во,1995.—228с.. 1995

Еще по теме ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД:

  1. Г.А.Брыкина ПОГРЕБАЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ И ОБРЯДЫ ФЕРГАНЫ I тысячелетия н.э.
  2. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ЗАХОРОНЕНИЯХ И ПОГРЕБАЛЬНЫХ ОБРЯДАХ АРМЕНИИ
  3. УКРАШЕНИЯ, ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД, ИСКУССТВО И МИФОЛОГИЯ
  4. Историография о классификации погребального обряда и могильных сооружений ранне- и среднебронзового века Северного Кавказа
  5. ОБ ИСКУССТВЕ, УКРАШЕНИЯХ И ПОГРЕБАЛЬНОМ ОБРЯДЕ НЕОЛИТА И РАННЕЙ БРОНЗЫ
  6. Выделение и систематизация обрядов ингумации по Кубано-Терскому междуречью в памятниках ПМ ДК времени. Обоснование единства обряда погребения
  7. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ РИТУАЛ
  8. Погребальные обычаи
  9. Глава 8 ОБРЯДЫ И ЛЕТОПИСИ
  10. ПОМИНАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ
  11. § 2 Основной обряд праздника — «большое собрание»
  12. Использование и семантика посуды в обрядах
  13. § 3, Основные действия (функции) в обряде «большое собрание»
  14. Историография о классификации керамического инвентаря в погребальных памятниках среднебронзового века Северного Кавказа
  15. Кристобаль де Молина. Доклад о Сказаниях и Обрядах Инков. (1575)