<<
>>

ПОТЕРИ ХУННОВ

После описанного события о мире не могло быть и речи, но первые четыре года ни та, ни другая сторона не предпри­нимала крупных операций. Летучие отряды хуннов произво­дили грабежи в разных областях Северного Китая, китайцы ограничивались обороной.

Но особенно интересно, что рынки, расположенные в степи за границами Китая, торговали весь­ма интенсивно, и хунны отнюдь не посягали на китайских купцов, продававших им шелка и лакомства. Опасность уг­рожала купцам с другой стороны. В 129 г. китайский двор решил положить конец утечке национальных средств к вра­гам и запретить свободную торговлю. Для этого были направ­лены четыре девятитысячных конных корпуса. Вот тут-то хунны показали себя.

Талантливый китайский полководец Вэй Цин ухитрился застать врагов врасплох и захватил в Лунчэне 700 пленных. Кто были эти пленные — хунны или китайские купцы — хро­ника не сообщает. Следующий полководец, ничего не до­бившись, ушел обратно без потерь. Третий потерял 7 тысяч из 10 и отступил с остатками своих разбитых войск, а четвер­тый даже сам попал в плен к хуннам, но впоследствии бежал

и возвратился на родину. Два последних полководца были преданы суду, но это не поправило дела на фронте.

Окрыленные успехами, хунны усилили набеги, а в следующем, 128 г. их двадцатитысячное войско вторглось в Ляоси, уничтожило стоявшие там войска, затем, перейдя в Яймынь к западу от Пекина, разгромило эту область и ушло, уведя 3 тысячи пленных. В ответ на этот набег про­тив хуннов снова выступил Вэй Цин с 30 тысячами всадни­ков, которым удалось захватить несколько тысяч пленных.

Вэй Цин ворвался в Ордос и покорил обитавшие там племена лэуфань и баянь, захватив пленных и множество скота. Для усиления Ордоса китайцы восстановили старые крепости по берегам Желтой реки и построили новую крепость Шофан. В ответ на это хунны захватили область Цзаоян — восточный участок Великой стены.

Зимой 126 г. умер Гюньчень-шаньюй, внук Модэ. Он не уронил достоинства державы, созданной его дедом, и вы­держал шестилетнюю борьбу с противником, который был во много раз сильнее. Потеря Ордоса не была для хуннов тяжелой, так как его населяли тангуты, чуждые хуннам. Зато собственно хуннские земли в Иньшане даже расширились, торговля продолжалась, а китайские пограничные области были разорены, и китайские войска оказались в бою слабее хунн- ских. Но У-ди был человек упорный и продолжал войну.

Смерть Гюньчень-шаньюя вызвала междоусобицу. Его брат, восточный лули-князь Ичисйе, «сам объявил себя шаньюем» и разбил сына Гюньчень-шаньюя Юйби «в сражении»6. Юйби бежал в Китай, где был принят и обласкан, но вскоре умер. Распря князей закончилась в несколько дней и отрицатель­ных последствий для Хунну не имела. Ичисйе с удвоенной энергией продолжал войну с Китаем. Летом и осенью 126 г. были разграблены северо-восточные области Китая (совре­менные провинции Хэбэй, Ляоси и Ляодун), так как именно здесь хунны имели опору в лесистых отрогах Иныианя. И на западе было неспокойно. В 125 г. западный чжуки-князь ворвался в Ордос, разрушил Шофан и увел много «пленных из чиновников и народа».

100

Срединная Азия около 135 г. до н.э. (по данным путешественника Чжан Цяна)

Тогда У-ди применил новую тактику ведения войны, которая хотя и была осуждена и раскритикована впоследствии, но все- таки принесла плоды. Для борьбы с конным противником стали создаваться конные легковооруженные отряды, снабженные провиантом. Этим отрядам надлежало перенести войну в хуннские степи. Подготовка таких отрядов была делом трудным и доро­гим. Кроме того, они не годились для обороны и не спасали страну от ответных набегов озлобленного противника, но при­думать что-либо лучшее было невозможно7.

Предводителем конной наступательной армии был назна­чен тот же Вэй Цин.

Весной 124 г. китайская армия числен­ностью 100 тысяч8 человек выступила из Ордоса и, напав на западные кочевья хуннов, застала их врасплох. В ставке за­падного чжуки-князя шло веселье и пьянство, когда китай­ская конница, пройдя форсированным маршем 700 ли (око­ло 300 км), ночью окружила ставку. Сам чжуки-князь спас­ся бегством, но в плен попали более 15 тысяч человек, в том числе десять низших князей.

Осенью того же года хунны отплатили за набег, ворвав­шись в Дайгюнь (западный Хэбэй). Китайские пограничные войска были разбиты, и хунны увели с собой тысячу пленных.

В 123 г. Вэй Цин совершил еще два набега на восточные кочевья, но успехи были значительно меньше, а потери — больше. Один из его отрядов, блокированный хуннами, при­нужден был сдаться. Командир этого отряда Чжао Синь был из числа низших хуннских князей, убежавших в Китай во время последней распри. Ичисйе-шаньюй, захватив его, не вспомнил старого зла, а, наоборот, женил его на своей се­стре и советовался с ним по всем вопросам, связанным с Китаем. Чжао Синь посоветовал шаньюю отнести свою став­ку на север, за пустыню Гоби, чтобы китайцы не могли за­стигнуть его врасплох; равно предполагалось заманивать ки­тайские войска в глубь степей и потом, пользуясь их устало­стью, уничтожить их. Шаньюй согласился с этим мнением и откочевал на север. Одновременно он пытался продолжить активные боевые действия, но набег 122 г. мало что дал.

Тем временем У-ди закончил реорганизацию армии, и весной 121г. китайцы снова перешли в наступление. Полко­

водец Xo Цюй-бин с десятитысячной конницей напал на за­падные кочевья хуннов, разгромил их, захватив много плен­ных и золотого идола, которому хунны приносили жертвы. Летом того же года Xo Цюй-бин напал на хуннские кочевья у подножий Тяныпаня; были захвачены 30 тысяч пленных, в том числе 70 низших князей и предводителей.

Потерпев полное поражение на западе, хунны усилили на­ступление на востоке. Они окружили брошенный против них китайский отряд (4 тысячи копий и сабель), половина которо­го полегла в бою.

Только немедленная помощь других китай­ских войск спасла от истребления остатки разбитого отряда.

Борьба становилась все более ожесточенной. В 120 г. хунны опустошили области Юбэйпин и Динсян (в Шаньси) и увели много пленных. Пламя войны разгоралось с каждым днем.

Ичисйе-шаньюй допустил крупную ошибку. Разгневан­ный неудачами на западной части фронта, он — справедливо или нет — возложил ответственность за них на князей родов Хючжуй и Хуньше и решил их казнить. Поняв безнадежность своего положения, Хуньше-князь предпочел измену смерти. Он убил колебавшегося Хючжуй-князя, увлек за собой свой и его народ и перешел на сторону Китая. Всего перешедших было 120 тысяч человек9. Предательство Хуньше-князя ра­дикально изменило положение на фронте. Набеги хуннов на Северо-Западный Китай (Хэси) стали более редкими. Это позволило У-ди снять половину обученных ратников с севе­ро-западной границы и заменить их бедными крестьянами из Гуандуна, которых превратили в военнопоселенцев10. Хоро­шо обученные войска понадобились предприимчивому импе­ратору для осуществления нового плана, который при удаче сулил скорое завершение затянувшейся войны.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ПОТЕРИ ХУННОВ:

  1. № 98. ИЗБИЕНИЕ СПАРТАНЦАМИ ИЛОТОВ ПОСЛЕ ПОТЕРИ ПИЛОСА
  2. УСПЕХИ ХУННОВ
  3. ПОРАЖЕНИЕ ХУННОВ
  4. ПРЕДЫСТОРИЯ ХУННОВ
  5. ГИБЕЛЬ ХУННОВ
  6. ВОЙНА ХУННОВ C ГОСУДАРСТВОМ ЦИНЬ
  7. ПРОДВИЖЕНИЕ ХУННОВ НА СЕВЕР
  8. ЗАРОЖДЕНИЕ ХУННОВ
  9. СОСЕДИ ДРЕВНИХ ХУННОВ
  10. ПЕРВОЕ ВТОРЖЕНИЕ ХУННОВ В КИТАЙ
  11. О ЯЗЫКЕ ХУННОВ
  12. СТАНОВЛЕНИЕ ХУННОВ
  13. МОНГОЛИЯ ДО ХУННОВ
  14. РЕЛИГИЯ ХУННОВ