<<
>>

ПОЗДНИЕ динлины

Динлины сыграли немаловажную роль в катастрофе, по­стигшей Чжичжи. Восстание 71 г. до н.э. вернуло им само­стоятельность. В 57 г. южные соседи динлинов — хагасы (гяньгунь) приняли участие в гражданской войне; во главе их стоял сын Ли Лина31.

Хотя в 48 г. Чжичжи снова покорил и динлинов и хагасов, восстановив хуннское владычество в За­падной Монголии и Минусинской котловине, его уход на запад дал возможность динлинам и хагасам вернуть свободу. В дальнейшем оба эти народа слились и составили единый народ— енисейских кыргызов32.

Для того чтобы более четко представить себе этот интерес­нейший народ, мы должны дополнить наши сведения данны­ми раскопок.

Согласно китайским сведениям, «жители вообще рослы, с рыжими волосами, с румяным лицом и голубыми глазами. Черные волосы считались нехорошим признаком, а с карими глазами почитались потомками Ли Лина»33. Это описание кор­ректируется данными раскопок. В таштыкскую эпоху (II век до н.э. — IV век н.э.), к сожалению, практиковался обычай трупосожжения, но вместе с этим на останки клали погре­бальную маску, которую С.В. Киселев считает портретной34. Сводит он все типы масок к трем группам:

1. Лица крупные, со слабо выраженной скуластостью, довольно полными губами, прямо поставленными глазами, выдающимся вперед подбородком и тонкими, длинными но­сами с горбинкой.

2. Лица крупные, более широкие, с полными губами, прямо поставленными глазами, прямыми носами.

3. Лица более тонкие, удлиненные, со слабо выражен­ной скуластостью, тонкими губами, прямо поставленными глазами, умеренными подбородками и миниатюрными, слегка вздернутыми прямыми носами.

Лишь лица последней группы приближаются к маскам, найденным в тагарских курганах и грунтовых таштыкских мо­гилах типа Оглахты35. Маски были антропологически иссле­дованы Г.Ф. Дебецем, который дал следующую характерис­тику:

«В общем таштыкские маски представляют смешение евро­пеоидных и монголоидных черт, напоминая больше всего со­временных шорцев и хакасов.

Впрочем, среди последних удель­ный вес монголоидного компонента, по-видимому, несколько больше»36.

Тут мы встречаем несоответствие письменного свидетельства с вещественным. Однако следует учесть, что маски были произведениями искусства, значит, были дороги и недоступны бедным людям. Мало того, они не вполне воспроизводили существовавший тип. Вспомним, что в могилах Пазырыка были обнаружены монголоиды с каштановыми подвесными бородами. Здесь же речь идет о подгонке под монголоидность. Несомненно, что динлинские старейшины подражали своим хуннским хозяевам и в одежде, и в манерах, и во вкусах, а это должно было отразиться в первую очередь на искусстве. Добавим к этому, что маски разрисованы очень изящным узо­ром37, а мы знаем, что в хуннский церемониал входило рас­писывание лица38. Итак, хуннское влияние на динлинов, по- видимому, имело место.

Еще более важно изменение погребального обряда: старин­ное трупоположение заменяется трупосожжением. Это знаме­нует смену религиозных представлений, причем новая ре­лигия перешла по наследству к древним тюркам (тюркю- там) и дожила до IX века. К сожалению, скудость находок предметов культа не позволяет высказать суждения о духе новой религии, а письменные сведения относятся уже к позднейшему периоду — IX веку, когда все могло изме­ниться.

Несомненно китайское влияние на динлинов; в погре­бении Уйбат обнаружены остатки церемониальных зонтов, так же как в Ноин-ула — большом хуннском кургане. Оче­видно, динлины китаизировались параллельно со своими господами, хуннами. Самой интересной находкой, харак­теризующей это время, является китайский дом ханьского времени около города Абакана. Открывшая его Л.А. Евтю- хова доказала, что это дворец Ли Лина и его потомков39. Но вместе с обновлением культуры продолжали существо­вать древние динлинские обычаи, например обычай татуи­ровать руки храбрецов40. Археологически этот обычай за­фиксирован при раскопках второго Пазырыкского курга­на.

Динлинская культура таштыкской эпохи была гибри­дом и дожила до II века н.э.

Быт подавляющего числа динлинов был прост; прими­тивное земледелие, оседлое скотоводство и охота составляли их хозяйственную основу. Одевались они в шерстяные и шел­ковые китайские ткани. В обработке металлов наблюдается прогресс: золото вошло в обиход, и началась добыча желе­за41, но бронза еще была в ходу.

Социальный строй в эту эпоху резко изменился. Рядовые могилы уже лишены оружия и ценных вещей, которых очень много в богатых могилах. С.В. Киселев полагает, что в это время уже сложилась аристократия, и это были «всадники- воины, отличавшиеся от соплеменников обрядом погребе­ния. В распоряжении этих воинов имелись подчиненные им люди, совершенно бесправные, обрекавшиеся на следова­ние за ними даже в могилу. Очевидно, это рабы...»42. Дей­ствительно, наличие рабства у кыргызов подтверждается ки­тайским источником43, и возможно, что оно существовало с хуннского времени, как заимствованный институт. Еще бо­лее схожи те элементы родового аристократизма, которые отмечает С.В. Киселев, анализируя богатые погребения44. Необходимо признать, что у динлинов с I века до н.э. нача­ло преобладать восточное хуннское влияние, а элементы за­падной культуры сохранялись как реликты.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ПОЗДНИЕ динлины:

  1. ЛИТЕРАТУРА ПОЗДНЕЙ ИМПЕРИИ
  2. 3. ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ
  3. Лекция 17 ПОЗДНЯЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ (III—V вв.)
  4. Расселение людей и природный фон позднего палеолита
  5. Часть II. Поздняя Римская империя
  6. 1. ФИЛОСОФСКИЕ УЧЕНИЯ ПОЗДНЕЙ ИМПЕРИИ[58]
  7. ИДЕОЛОГИЯ ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  8. Лекция 6 НОВОВАВИЛОНСКАЯ ДЕРЖАВА И ПОЗДНИЙ ЕГИПЕТ [46]
  9. РИМСКАЯ ДЕРЖАВА В ПЕРИОД ПОЗДНЕЙ РЕСПУБЛИКИ
  10. ГЛАВА XVII. ЕГИПЕТ ПОЗДНЕГО ВРЕМЕНИ
  11. ГЛАВА XVII ЕГИПЕТ ПОЗДНЕГО ВРЕМЕНИ
  12. 4. НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ