<<
>>

РАЗДЕЛ УСУНИ И ВОЙНА C KAHПОЕМ

Оставим на короткое время Хуханье и Чжичжи и посмот­рим, что происходило на западе. Западным краем для китай­цев и хуннов были горы Тяньшань, где обитали усуни, и места, по которым проходил караванный путь, вплоть до Фер­ганской долины.

Когда в 59 г.

хуннский жичжо-князь, страшась казней Уянь-Гюйди-шаньюя, передался Китаю, китайцы заняли се­верную караванную дорогу вплоть до Яркенда и учредили там новое наместничество9. В задачу наместника входило наблю­дение за Кангюем и Усунью, где в это время возникли серь­езные осложнения.

Еще в 64 г. скончался Унгюйми-Фэйван, враг хуннов и верный союзник Китая. Перед смертью он попытался укре­пить свои позиции браком старшего сына Юаньгюйми с ки­тайской царевной и передать ему престол. Но в разгар сватов­ства Унгюйми умер, и старейшины возвели на престол, со­гласно прежнему условию, его племянника Ними.

Ними был сын хуннской царевны, и хуннофилы, кото­рых среди усуней было немало, возлагали на него большие надежды. Однако положение хуннов скоро стало столь пе­чально, что ориентироваться на них было бессмысленно. Ними принял титул Куан-ван (китайский титул: ван — царь), же­нился на китайской царевне Гяй-ю, которая родила ему сына, но между супругами не было согласия.

В 52 г. в Усунь приехали послами китайские вельможи: Вэй Хо-и и Жень Чан. Царевна договорилась с ними убить мужа. На пиру китайский ратник ударил Ними мечом, но промахнулся; меч скользнул, и раненый князь успел вско­чить на коня и ускакать. Старший сын Ними поднял народ против изменницы-мачехи, и несколько месяцев толпы усу­ней осаждали дворец, где жила царевна, и китайское по­сольство в городе Чигу. Только подкрепления, посланные наместником Западного края, вызволили их. Китайский двор был недоволен их самоволием, началось следствие, при ко­тором выяснилось полное непонимание китайским правитель­ством усуньских дел.

Самовольные вельможи были привезе­ны в клетках в столицу и обезглавлены. Крамольную царевну следователь бил по голове и ругал, за что по ее жалобе был казнен. Посол, приехавший с сочувствием и извинениями к усуньскому князю, по возвращении был отправлен в шелко- дельню за то, что не убил Ними, имея к тому возможность. Короче говоря, правительство растерялось.

В это время в Усуни восстал Уцзюту, сын Унгюйми от хуннской царевны. Он заявил, что из «дома его матери ско­

ро придут хуннские войска»10, и народ собрался к нему. Ви­димо, китайский протекторат изрядно надоел усуням. Уц- зюту напал на Ними и, убив его, захватил власть.

В западных владениях Китая начали уже готовить крепос­ти к обороне, но все уладила одна из приближенных царевны Гяй-ю, которая долго была замужем за усунем и пользова­лась уважением и влиянием. Она сначала поехала в Китай и сообщила императору о положении в Усуни. Затем, уже в роли посланницы, вернулась обратно и уговорила Уцзюту по­делиться властью со своим единокровным братом, сыном Гяй-ю, Юаньпойми. Юаньпойми получил титул старшего гуньмо и 60 тысяч юрт, а Уцзюту — титул младшего гуньмо и 40 тысяч юрт, но народ был привязан к младшему князю. Юаньгюй- ми вскоре умер от болезни, и ему наследовал его сын, Син- ми, человек безвольный и ничтожный. Царевна вернулась в Китай с тремя детьми. Она получила земли, дворец, хоро­шее содержание, но скоро умерла. Однако дело ее рук не погибло: распри продолжали раздирать Усунь, и усуни уже не были опасны для китайского господства в Западном крае.

Положение Усуни еще больше осложнялось возникшей войной с Кангюем. Царство Кангюй, расположенное в сте­пях между Аральским морем и Балхашом, было и осталось союзником Хунну.

В середине I века до н.э. Кангюй описан как кочевое владение, лежащее от Давани, т.е. Ферганской долины, на расстоянии 2000 ли”, т.е. около 900 км. Значит, Кангюй находился в холмистой степи Восточного Казахстана, между озером Балхаш и Иртышом. От Средней Азии, или Турана, его отделяли бесплодная степь Бет-Пак-Дала и пески Муюн- кум.

На востоке он примыкал к Тарбагатаю, на западе гра­ничил с государством Яньцай, т.е. аланами12. На китайских картах Западного края указаны границы Кангюя: восточная — у озера Алакуль, южная — у хребтов Киргизского Алатау (причем по историческим сведениям Таласская долина была окраи­ной Кангюя), западная — у реки Сарысу, а северо-западная у озера Тенгиз, где Кангюй граничил с Уи-бэй-го — Север­ным Уи, в названии которого нетрудно усмотреть этноним угры; по данным археологии, они именно там и обитали13.

«История Старшей династии Хань» сообщает, что Кангюй имел пять вассальных владений. На карте они помечены на северном берегу Чу. Расстояние между ними приводятся: мак­симальное от Янгуань (крепость недалеко от Дуньхуана) — 8555, минимальное — 7525 ли, т.е. между ними расстояние около 500 км. Это как раз протяжение Чу от Чу-илийского хребта до Сыр-Дарьи, около Кзыл-Орды. Китайские назва­ния владений (Сусйе, Фуму, Юни, Ги Юегянь)14 ничего не дают для идентификации их с местными названиями или с названиями, известными из Страбона. Эти небольшие ли­митрофные княжества заслоняли Кангюй от Согда, Ирана и Греко-Бактрии, а позднее Кушана. Зато с парфянами кан- гюйцы должны были непосредственно сталкиваться: по лево­му берегу Сырдарьи, ниже Кзыл-Орды, сохранились разва­лины древних городов15, а, согласно Страбону, на восточ­ном берегу Аральского моря жили да’и, основное парфян­ское племя16. Но характер связей Кангюя с Парфией остался неизвестным.

Отношения Кангюя с Китаем были всегда враждебными. Во время похода Ли Эршиского кангюйцы хотели оказать по­мощь осажденному Гуйшуану, но опоздали. В дальнейшем китайских послов они принимали весьма грубо17. Вероятно, именно противодействие Кангюя парализовало китайское влияние в Да­вани. Возможно, не без кангюйского участия вспыхнуло вос­стание в Яркенде в 65 г., когда были убиты китайский посол и владетель-китаефил18. Впрочем, восстание было подавлено.

Кангюйское царство было в это время значительным: насе­ление исчислялось в 600 тысяч человек, строевое войско — в 120 тысяч.

Это немалая цифра для тех времен. Почти столько же было персов в эпоху Кира и лишь вдвое больше греков. Для нас важнее знать, кем Кангюй был населен и в каких отношениях находился со своими соседями. В «Истории Стар­шей династии Хань» сказано, что западный сосед Кангюя — Яньцай — от него независим19, в «Истории Младшей динас­тии Хань» говорится, что от Кангюя зависимы и Яньцай и его северный сосед — Янь20. Подчинение Кангюем этих сосе­дей произошло уже в I-II веках н.э. Волгу кангюйцы не пе­реступили.

Кангюй сильно враждовал с Усунью. Подчинение же Усуни Китаю вызвало военное вмешательство Кангюя, причем разде­ленная и дезорганизованная Усунь не могла защититься. Однако и кангюйцы не были в состоянии полностью разгромить Усунь без посторонней помощи, поэтому они искренне желали ус­пеха хуннам. Усуни же, признав протекторат Китая, пол­ностью порвали с хуннами. Даже Уцзюту, сын хуннской царев­ны, отказался от родства ради сохранения престола.

Вообще Усунь сравнительно с Хунну была государством слабым и ничтожным. Страсти, волновавшие князей и дружинников, были тут и там одни и те же, но Хунну похо­дило на взбаламученное море, а Усунь — на потревоженный пруд. Таково было главное различие между этими двумя на­родами, сходными по происхождению, культуре и образу жизни. Вся дальнейшая история Усуни состояла из мелких распрей, доносов, измен, предательских убийств и особого интереса не представляет.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме РАЗДЕЛ УСУНИ И ВОЙНА C KAHПОЕМ:

  1. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ
  2. РАЗДЕЛ ДЕРЖАВЫ
  3. Раздел III Западное Красноморье
  4. РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ ДРЕВНИЙ РИМ
  5. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ ДРЕВНИЙ ВОСТОК
  6. РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ древняя ГРЕЦИ
  7. Глава 3. Раздел римской империи
  8. Раздел V Некоторые вопросы взаимодействия культур
  9. Раздел IV Юго-западные области Красноморского бассейна
  10. Раздел I Красноморский мир с древнейших времен по IV тыс. до н. э.
  11. Раздел I. Россия и мир с древнейших времен до конца XVIII в.
  12. Раздел II Восточная и северная зоны Красноморского бассейна с III по I тыс. до н. э.
  13. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА.