<<
>>

СВЯЗЬ ВРЕМЕН И ТРАДИЦИЙ

Китайская историко-географическая традиция сохранила смутное сведение об «отрасли дома Хунну от Западного края (так назывался в древности бассейн Тарима. — Л.Г.) на За­пад». Это, безусловно, слух о державе Аттилы, то есть гун­нах, по легенде начисто истребленных соседями; уцелел лишь один 9-летний мальчик, которому враги отрубили руки и ноги, а самого бросили в болото.

Там от него забеременела волчи­ца. Мальчика все-таки убили, а волчица ушла на Алтай, спря­талась в пещеру и родила там десять сыновей. По прошествии нескольких поколений некто Асянше (Аслан-шад) вышел из пещеры и признал себя вассалом жужаньского хана. Дальше идет история каганата, включающая наряду с изложенной легендой еще две версии происхождения тюркютов (древних тюрок), хотя и менее романтичных, но более вероятных и, по-видимому, более верных.

Разумеется, понимать легенду буквально — неправомер­но. Но важны отдельные детали, сохраненные ею. Мальчик брошен в болото — похоже на озеро Балатон, около которого гунны потерпели сокрушительное поражение. Венгерское его название произошло из славянского «болото», так что гунн­ский перевод верен. Волчица, родившая от искалеченного ребенка десять сыновей, — образ такой же, как «галльский петух» или «английский леопард» Плантагенетов. Пещера, в которой скрылись потомки волчицы, — центральная часть Горного Алтая, место весьма пригодное для укрытия. И на­конец, тюркские ханы сами себя считали по психической структуре волками, а слово «ашина» обозначало у них «бла­городный волк», хотя корень слова — монгольский.

Этот сюжет был введен в китайскую хронику как одна из версий тюркского этногенеза, но на самом деле это поэма, а

не история. Подумать только: перед нами четверной перевод. Гуннский вариант переведен на древнетюркский язык, тот — на китайский, а последний — на европейские языки. Известно, что каждый перевод поэтического текста снижает его эстети­ческое достоинство на порядок.

Так поэма превратилась в изложение сюжета, как если бы кто-либо составил сухой пе­ресказ «Песни о Нибелунгах», убрав из нее все поэтические удачи. «Песнь о Нибелунгах» здесь приведена не случайно. Она такой же отзвук гуннской трагедии, как и перевод леген­ды о волчице и ее потомках, только сохранилась западная версия полнее, потому что пергамент лучше сопротивляется губительному Хроносу, чем береста.

Но что дает этот скудный пересказ науке, стоит ли эта недостоверная информация того, чтобы уделять ей внима­ние? Пожалуй, стоит. Она показывает, что при полной по­литической раздробленности идейное единство хуннов и гун­нов сохранялось, что этническая традиция, она же — сиг­нальная наследственность, была не нарушена и, наконец, что западный поход Истеми-хана в 555 г. был идейно связан с хуннскими миграциями II века, то есть что 400 лет между этими двумя походами были не провалом в этнической памя­ти, а поводом для преодоления исторической несправедли­вости, ибо гуннам и тюркютам предательство гепидов и сара- гуров представлялось именно таковым. Эстетическое восприятие прошлого — это сила, способная вдохновить народ на вели­кие дела. Тюркюты их совершили потому, что незабытые деяния хуннов и гуннов вдохновляли их.

Так сомкнулись две нити повествования: историко-гео­графическая и этнологическая, причем первая подтвердила правильность второй.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме СВЯЗЬ ВРЕМЕН И ТРАДИЦИЙ:

  1. Выделение керамической традиции на основе классификации с элементами систематизации (методика). Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье и воссоединение КТК керамической традиции в Кубано-Терском междуречье
  2. Классификация керамики пост-майкопского и докатакомбного времени в Дзуарикау. Выделение КТК традиции Северной Осетии
  3. Определение условий существования единой культурной традиции пост-майкопскогои докобанского времени в Северо-Осетинском регионе (методика, терминология)
  4. Древняя центральная Азия и ее связь с севером Америки
  5. 2. Подходы к изучению истории, её принципы, методы и связь с другими науками.
  6. 2- Генезис традиции курганов
  7. ВОЙНА ТРАДИЦИЙ
  8. РЕАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ И ЛЕГЕНДАРНАЯ ТРАДИЦИЯ
  9. СКИФСКАЯ МИФОЛОГИЯ И СЛАВЯНСКАЯ ТРАДИЦИЯ
  10. 1. Традиции русского летописания
  11. Выделение куро-аракской керамической традиции (КАРК) по материалам могильника Дзуарикау
  12. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ЗАХОРОНЕНИЯХ И ПОГРЕБАЛЬНЫХ ОБРЯДАХ АРМЕНИИ
  13. Периодизация керамической традиции КТК в Северной Осетии (Прил. 3, рис. 28-37)
  14. 31. Зарождение революционной традиции в России. Движение декабристов.
  15. Выделение майкопской керамической традиции в коллекции Дзуарикау
  16. АНТИЧНЫЕ ТРАДИЦИИ И ЭЛЕМЕНТЫ В КУЛЬТУРЕ КУВШИННЫХ ПОГРЕБЕНИЙ АЗЕРБАЙДЖАНА