<<
>>

ЦАРЬ-МОНАХ

За двенадцать лет своего царствования Тоба Сюнь боролся разве только что с пьянством. Эта откровенная пассивность правительства, равно терпевшего даосов и буддистов, позво­лила последним полностью овладеть общественным мнением страны.

Даосы успели опостылеть всем — и китайцам, и «вар­варам», а буддизм был ничей и годился для всех, кто нуж­дался в утешении. А кто в нем не нуждался!

В 465 г. на престол вступил Тоба Хун I. Он был искрен­ний и ревностный буддист, ознаменовавший свое царствова­ние сооружением не дворца или парка с павильонами для наложниц, а гигантской статуи Будды, на которую пошло неимоверное количество меди и золота. Впрочем, набожность не помешала ему удачно разрешить сложные проблемы внеш­ней политики. В 466-469 гг. табгачи победили южных ки­тайцев, заняли Шаньдун и провели границу по реке Хуай, а в 470 г. нанесли поражения тогонцам и жужаням, чем заста­вили тех и других приостановить грабительские набеги на им­перию Вэй. В 471 г. Тоба Хун отрекся от престола в пользу своего малолетнего сына и ушел в буддийскую обитель спа­сать душу, но продолжал руководить политикой, к великой досаде своей жены, императрицы Фэн1, ставшей регентшей. В 475 г. царь-монах издал указ, запрещающий приносить в жертву животных, так как в любом из них может оказаться душа человека (путем метампсихоза). Другим указом он вос­претил казнить родственников преступника, как это прак­

тиковалось в Китае, ограничиваясь казнью самого виновника. Но среди первых же нескольких чиновников-плутов, которых он казнил, оказался фаворит императрицы Фэн. Эта энергич­ная дама вскоре отравила своего мужа и взяла власть в свои руки (476 г.). Политическая линия при этом не изменилась.

Достигнутый компромисс с буддийскими монахами дал возможность Тоба Хуну I усилить нажим на своих китайских подданных. В 465 г. был запроектирован закон о землеполь­зовании и рабовладении.

Неизвестно, был ли осуществлен этот закон, но сам смысл его говорит о многом. Согласно этому закону, предполагалось ввести земельные наделы — по 80 му мужчинам и по 40 му женщинам во временное пользо­вание; по достижении мужчиной предельного возраста — 66 лет надел возвращался в казну. Надо думать, что наделялись не все подданные империи, а только сяньбийские воины, на что указывает установление предельного возраста держателя надела: старики для службы не годились. Таким образом, можно рассматривать надел как бенефиций — раннефеодаль­ное учреждение. Тот же закон ограничивал рабовладение: свободным людям (т.е. простым воинам) и мелким чиновни­кам разрешалось иметь до 60 рабов, а знати — от 100 до 3002. Интерпретируя смысл этой реформы независимо от того, осуществилась ли она, мы видим, что направлена она была против китайской земельной аристократии. Именно в север­ных районах Китая располагались громадные латифундии, приобретенные пограничными генералами, образовавшими чиновные династии вроде Юаней или Ma. Обрабатывались эти земли либо крестьянами, которых всемогущие вельможи могли к этому легко принудить под любым предлогом, либо рабами из военнопленных. Обращение с рабами было весьма жестоким, например, однажды за прелюбодеяние раба с ра­быней хозяин хотел их казнить, но, сжалившись, лишь на­казал влюбленных, дав обоим по 40 палок3.

Очевидно, что табгачи, овладев Северным Китаем, ликвидировали китайскую земельную аристократию, и из латифундий составился земельный фонд казны. Первое вре­мя кочевники жили за счет своих стад и военной добычи: война кормила войну, но долго так продолжаться не могло — нужно было изыскать внутренние средства для содержания

постоянной армии. Эти средства могла дать земля, обраба­тываемая рабами. Итак, земельная реформа Тоба Хуна I была своеобразным феодально-рабовладельческим гибридом, по­зволявшим приостановить завоевательные, т.е. грабитель­ские войны и перенести центр тяжести на эксплуатацию уже завоеванных территорий.

Такая система была равно не похо­жа ни на китайскую (значит, китаизация табгачей была чисто внешней), ни на хуннскую, где, как известно, хозяином земли был род. Она проистекала из принципа «орды», т.е. формы военной демократии «варваров», и из фактической необходимости кормить досыта войско, не давая воинам от­влекаться от военных упражнений мирным трудом. Возмож­ность продажи земли отпадала, так как с III века в самом Китае натуральный обмен заменил денежный. В качестве денежных единиц стали употребляться зерно и ткани, а у ко­чевников — шкуры и скот. Последний без земли не мог быть накоплен4.

Однако табгачские вельможи от этой реформы не пострада­ли, так как ограничение землевладения не затронуло бенефиции, которыми владели чиновники. Больше того, за ними были закреплены наделы от 600 до 1500 му (36,15 — 93,6 га), в зависимости от ранга. Рабовладельцы, сверх того, получали наделы на рабов, которые, таким образом, из пленных ста­новились колонами. А кто были рабовладельцы, понятно: воины и воеводы, имевшие возможность захватить пленных, т.е. табгачи, а отнюдь не китайские подданные империи. Эта деталь заставляет думать, что под властью косоплетов Север­ный Китай отнюдь не процветал: площадь обрабатываемых земель сокращалась, и поэтому надел стремились дать каждому, кто был в состоянии его обработать. Но из этого числа исключа­лись лица, явно не лояльные правительству, т.е. китайская знать. В принципе табгачское правительство ничего не име­ло против крупного землевладения. Например, оно стало на­делять огромными имениями буддийские монастыри. Но оно хотело получать налоги с наделов5 и желало, чтобы сяньбий- ские воины использовали труд рабов на земле6, т.е. превра­тились в мелких помещиков. Это уже, бесспорно, феодаль­ная система; жаль только, что неизвестно, была ли она осу­ществлена. Зато точно известно, что она была недолговечна.

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ЦАРЬ-МОНАХ:

  1. Глава 9 УПРАВЛЕНИЕ ГОРОДОМ. ЦАРЬ
  2. § 1. Хетте кий царь и царица — сакральные символы коллектива
  3. ЦАРЬ ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ И БОГ ТАЕЖНОГО НАРОДА
  4. «Сообщение о Происхождении и Правлении Инков», составленное на основании сведений кипукамайоков, Хуана де Бетансоса, Франсиско де Вильякастина (1542), и других лиц, и подготовленное монахом Антонием 11 марта 1608 года для ревизора Педро Ибаньеса.
  5. § 3. Царь Хаммураби, его управление и его законы.
  6. А КТО ВЫИГРАЛ?
  7. Хемачандра. Повествование о Чанакье и Чандрагупте (из книги «Паришиштапарван»)
  8. Оканья, Диего де
  9. 36. Проблема самозванства в истории России. Лжедмитрий I
  10. Социально-политический кризис Московского государства в началеXVII в.
  11. Надпись Асархаддона
  12. 2. СИРИЙСКИЕ ХРОНОГРАФЫ И ИСТОРИКИ
  13. Свинопас Франсиско — покоритель Перу
  14. Монтоя, Антонио Руис де.