<<
>>

УРАГАН

В 367 г. во всех трех государствах, располагавшихся на берегах Хуанхэ, произошли столь коренные перемены, что этот год можно назвать переломным. Хунны поссорились с табгачами, и Лю Вэйчэнь бросился в объятия Фу Цзяня, ум­ножив в царстве Цинь число инородцев; тангутские князья возражали против политики царя, и после их казни собствен­но тангутский элемент потерял в империи Цинь изрядную долю значения; в сяньбийской империи Янь скончался муд­рый и опытный «наставник царя», т.е.

глава правительства Муюн Ко, покровитель талантливого полководца принца Муюна Чуя. «Наставником» царя стал завистливый и недалекий Муюн Пин. Императрица-мать, ненавидящая Муюна Чуя, вместе с правителем решила избавиться от своего лучшего полко­водца. Муюн Чуй, вовремя предупрежденный доброжелате­лями о готовящемся покушении на его жизнь, бежал к Фу Цзяню II, который, надо сказать, принял его радушно.

Для Муюнов это была большая потеря, вызванная исключи­тельно завистью, злобой и глупостью лиц, в то время стояв­ших у власти. Вступила в силу закономерность хода событий. Как лавина, она набирала силу постепенно и сметала все на своем пути, пока не уляжется в глубокой долине, на трупах людей и животных, потеряв инерцию толчка, произведенно­го либо по мудрому расчету, либо по легкомысленному по­рыву — лавине это безразлично.

Конец 369 г. был как нельзя более удачным моментом для замыслов Фу Цзяня II. Муюн Пин был не только завист­лив, но и жаден. Он собрал огромное, поистине несметное богатство, облагая налогом воду в источниках, но при этом не платил жалования солдатам. Естественно, что те не хоте­ли отдавать за этого скупердяя жизнь.

Циньские войска под командой способного полководца Ван Мэна одним ударом взяли Лоян. Затем, в начале 370 г., они ночной атакой уничтожили укрепленный лагерь сяньбийцев и сожгли в нем склады с военным снаряжением. Яньский импе­ратор Муюн Вэй приказал распределить богатства своего «на­ставника» между воинами и после этого двинул армию на тан- гутов.

Поздно! Энтузиазм тангутского патриотизма был выше стимула денежных наград. Сяньбийцев смела атака тангутов, и Муюн Пин в одиночестве бежал с поля боя в крепость Е, которую тангуты немедля осадили. Так как в тангутских войс­ках была крепка дисциплина и строго запрещен грабеж, девяти­миллионное23 китайское население Хэбэя вернулось к мирным занятиям, предоставив сяньбийцев их участи.

Муюн Вэй и Муюн Пин бежали, покинув крепость, к себе на родину, а Фу Цзянь II, явившийся в Е, ввел Муюна Чуя в царский дворец, из которого тот был некогда изгнан своими соплеменниками. На этом кончилась война. Муюн Вэй не нашел поддержки на родине. Ему пришлось защи­щать свою жизнь от разбойничьих шаек, и спасло его только то, что тангуты взяли его в плен. Фу Цзянь принял юного пленника милостиво и поселил его вместе с другими плен­ными сяньбийцами в еще не восстановленной полностью Чанъ- ани, чтобы они служили своему благородному победителю. После этой громкой победы царства Лян и Тогон признали себя вассалами империи Цинь24.

Схватка тибетского яка с сяньбийским тигром весьма бла­гоприятствовала китайскому дракону, но этот неуклюжий ящер опять все прозевал. Вместо того чтобы быстро двинуть войска на север, Хуан Вэнь провел 370 г. в бездействии, а в 371 г. произвел государственный переворот, сменил императора, стал регентом и пробыл в этой должности до смерти, насту­пившей в 373 г. За эти три года Фу Цзянь реорганизовал свою

армию, пополнил ее сяньбийцами и сам начал наступление на китайцев.

В 373 г. тангуты пересекли хребет Циньлин и захватили Сычуань. Этим они обезопасили свою южную границу. В 376 г. одним ударом было завоевано царство Лян, примы­кавшее к тангутским землям с запада. В тот же год храбрый табгачский хан Шеигянь был убит своим побочным сыном, истребившим заодно всех своих братьев. От этой жуткой рез­ни был спасен только малолетний внук Шеигяня — Гуй. Вос­пользовавшись замешательством в ставке табгачей, Лю Вэй- чэнь привел в нее тангутские войска, которые казнили убий­цу, но одновременно прикончили и самостоятельность таб- гачского ханства. Степь была административно разделена на восточную (от Ордоса) и западную (Ордос и Алашань) час­ти, управление которыми было доверено хуннским князьям: восток — Лю Кужэню, а запад — Лю Вэйчэню, верным со­юзникам тангутского царя, или, что то же, императора Цинь. Успехи тангутского оружия так поразили воображение совре­менников, что даже корейские царства Когурё и Силла25 при­слали в Чанъань послов с дарами, которые, по китайскому церемониалу, были приняты как дань. Объединение Север­ного Китая, на горе китайским патриотам, закончилось об­разованием еще одного инородческого царства!

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме УРАГАН:

  1. Глава 6 «ТЕМНЫЕ ВЕКА» И ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ (XI-IX BB. ДОН. Э.)
  2. ЗНАЧЕНИЕ МЕТАФОРЫ
  3. 9. Россия в XVIII в: эпоха дворцовых переворотов. Просвещенный абсолютизм Екатерины II.
  4. № 57. ПРИРОДА И НАСЕЛЕНИЕ АТТИКИ
  5. Первая княжеская междоусобица. Личность Владимира Святославича. Языческая реформа.
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. «НАПИТОК БЕССМЕРТИЯ»
  8. Индоевропейские корни этрусков
  9. Тавантінсую після завершення "ве­ликих завоювань".
  10. 3.2. Преобразование сельского хозяйства
  11. тяготы войны
  12. Государственный строй
  13. Шамши-Адад I.
  14. ГЛАВA I ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ
  15. § 1. Рим и его ближайшие соседи в V в. до и. э.
  16. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В 1920-1940-е ГГ.