<<
>>

ЗАГНИВАЮЩИЙ ФЕОДАЛИЗМ

Пятнадцатилетнее царствование императора Юань Ко протекало слишком благополучно. «Слишком» — втом смысле, что благополучие было обманчивым. Внешнеполитическая ситуация сложилась в пользу империи Юань-Вэй.

На юге, в междуречье Хуай — Янцзы, северяне одерживали победы над южанами. Эти победы, ничего не решая, давали только лишние участки территории, населенной китайцами, что усиливало антитабгачский элемент в империи, но сам факт побед льстил самолюбию императора и его двора. На севере Жужань сла­бела, изнемогая в войне с восставшими западными телеута- ми, и, следовательно, была неопасна. Эфталиты, еще не­давно угрожавшие Западному краю, увязли в Индии, где местное население ополчилось против них и в 510 г. разгромило их войска. У императора Юань Ко были все основания почивать на лаврах своих предков, иначе говоря, проводить досуг в гареме. Так он и поступал.

Тут-то и проявила себя традиционная ненависть к варва­рам, пусть даже миролюбивым и доверчивым. На этот раз против остатков табгачской традиции выступила сила жен­ских чар фаворитки Гао. По ее навету император позволил убить своего «наставника», завещанного ему отцом в каче­стве главы правительства. Власть перешла от табгача к китай­цу Гао Чжао, брату фаворитки.

Следующий шаг совершила другая дама — Ху. В 510 г. она забеременела и заявила, что готова отдать свою жизнь

ради того, чтобы принести отцу и императору наследника- сына. Эта самоотверженность столь тронула окружающих, что после того как родился мальчик, его мать не убили. Ви­димо, правившие в этот момент китайцы не сочли необходи­мым проливать кровь зря. Но через пять лет император Юань Ко умер, четырехлетний Юань Сю был возведен на престол, а его мать стала полновластной правительницей страны, по­тому что табгачи еще не разучились уважать женщин. Мать хана была для них особой неприкосновенной.

Это сочувствие значительной части двора и вельмож позво­лило даме Xy расправиться с дамой Гао.

В 515 г. первый министр Гао Чжао был убит, а его сестра с обритой головой отправлена в буддийский монастырь, где ее продержали три года, а затем тоже убили. Но дама Xy быстро забыла, чем она обязана табгачской династии. Она была развратницей и ханжой. От табгачских полководцев она легко избавилась, отправив их воевать против Южного Китая, где они в 516 г. овладели городом Сюй-ши, а сама завела фаворитов и, что­бы замолить грехи, в 518 г. объявила буддизм государствен­ной религией Северного Китая. В последнем она была не оригинальна: годом раньше ту же религиозную реформу про­вели император династии Лян — У-ди и хан жужаней Чеуну. Фактическими господами всей Восточной Азии сделались от­рекшиеся от мира монахи. А это означало усиление налого­вого пресса и сокращение жалованья императорским чинов­никам, потому что государственные доходы были обращены на строительство кумирен и оплату миссий в Западный край и Индию за религиозными рукописями, стоившими по тем временам немалых денег. Жертвой безответственного хозяй­ничанья чиновников, пользовавшихся покровительством все­сильной буддийской общины, стали даже драгоценные па­мятники китайской старины. В 518 г. были разбиты 46 мра­морных досок с изображениями древних царей, уцелевшие в многострадальном Лояне со времен ханьского императора Лин­ди (167—189). Мрамор понадобился для строительства паго­ды, и, вместо того чтобы выломать и привезти плитняк, унич­тожили дивные произведения искусства. Когда же правительница по просьбе культурных чиновников приказала изъять разби­

тые куски и реставрировать плиты, то ее приказ просто забы­ли выполнить1.

Легкомысленное поведение правительницы и полное ее небрежение к государственным делам дало возможность принцу Тоба И при содействии гвардейского капитана Лю Тэна произ­вести дворцовый переворот. В 520 г. заговорщики ввели войска во дворец, арестовали регентшу, казнили ее фаворита и про­возгласили императором одиннадцатилетнего Юань Сю, вну­ка Тоба Хуна II. Дама Ху, мать царя, была оставлена в жи­вых.

Ее заключили в крошечную комнату во дворце и держа­ли впроголодь, только чтобы она не умерла. Юный импера­тор даже не знал, где томится его мать.

Новый правитель Тоба И оказался еще хуже, чем дама Xy и ее фавориты. В 523 г. поднялась кровавая заря народной войны. Но узурпатор удержал власть до 525 г., когда в его отсутствие даме Xy удалось выбраться из темницы и увидаться со своим сыном-императором. Со слезами она умоляла сына отомстить за обиды матери. Тот, будучи все-таки табгачом, растрогался и немедленно возвел ее в звание регентши. Пос­ле этого дворцовая стража закрыла ворота перед вернувшимся Тоба И. Для узурпатора все было кончено. Его семью унич­тожили, имущество конфисковали, а ему самому была ока­зана последняя милость — дозволено покончить жизнь само­убийством.

Почтительный сын вскоре разочаровался в своей мама­ше. Дама Xy спешила наверстать время, проведенное в тюрь­ме. Она доверила власть фаворитам, делившим с ней ложе, а сына держала под строгим надзором, скрывала от него все государственные дела и удаляла симпатичных ему людей. Вскоре вместо искренней сыновней любви она снискала столь же ис­креннюю ненависть, а исторические события развивались своим путем и вели страну к гибели.

Дворцовые перевороты и связанные с ними опалы, пресле­дования семей опальных, интриги и т.п. не могли не ска­заться на военной мощи империи Юань-Вэй. За десять лет (с 516 по 526) гегемония в Восточной Азии была утрачена. Южнокитайская империя Лян перехватила инициативу в во­енных операциях и вернула пятьдесят городов в бассейне реки

Хуай. Самой тяжелой утратой для северян была потеря в 526 г. крепости Шоуян — это свело на нет все успехи Тоба Хуна II и Тоба Ко.

На западе в 525 г. отложился Тогон. Маленький свободолю­бивый народ использовал свое географическое положение, для того чтобы изолироваться от общего процесса этнической деформации, протекавшего на просторах Срединной равни­ны и Великой степи. В VI веке Тогон превратился в реликт эпохи переселения племен, но именно сохранение традиций кочевого быта обеспечило ему столетие независимости.

Владения Западного края также вышли из-под контроля Северного Китая, так как эфталиты, господствовавшие в Xo- тане, Кашгаре и Куче и державшие в своих руках караванный путь на Запад, с 516 г. вступили в переговоры с империей Лян2 и затем заключили с ней союз, отрезав империи Вэй путь в Индию и Среднюю Азию.

На севере усилилась Жужань, в 524 г. победившая запад­ных телеутов. Хан Анахуань возглавил борьбу за восстановле­ние своей кочевой державы и к середине VI века перехватил гегемонию у империи Юань-Вэй, ту самую, которую его предки уступили империи Тоба-Вэй. Видимо, смена названия отра­жала процесс коренной ломки, кризиса, определившего грань между остывающей золой испепеленной древности и буйны­ми ростками страстного Средневековья. Но прежде чем да­вать определения, академически строгие или литературно-об­разные, проследим ход событий последнего десятилетия су­ществования империи Вэй, как табгачской (Тоба), так и ки­таизированной (Юань).

<< | >>
Источник: Гумилев Л.Н.. История народа хунну / Лев Гумилев. — M.,2010.-700, [4] с.. 2010

Еще по теме ЗАГНИВАЮЩИЙ ФЕОДАЛИЗМ:

  1. 30. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛИЗМА В РОССИИ
  2. ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ
  3. Становление «раннефеодальных» отношений на Руси: происхождение термина «феодализм», основные понятия и особенности феодальных отношений.
  4. Часть 2 ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ
  5. ГОРОД И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ В ЭПОХУ ПЕРЕХОДА ОТ АНТИЧНОСТИ К ФЕОДАЛИЗМУ В ОСВЕЩЕНИИ РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ КОНЦА XIX— НАЧАЛА XX в.
  6. К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА
  7. ПРИМЕЧАНИЯ
  8. 33) Социально-экономическое развитие России во 2-ой половине 19в.
  9. В. Я. Гросул. Труды по теории истории. / [Текст]. - М.,2014.-548 с., 2014
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ