<<
>>

Кабарда. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК) по металлокомплексу

По региону Кабарда учтено 120 памятников КТК. Число 120 -сумма всех погребений (металлоносных, без металла, но с керамикой и безинвентарных). Из них безинвентарных насчитывается 16 погребений (14 %) (табл.

34). Выделено семь типов погребений по призна­ку сочетания категорий инвентаря из разного материала. Погребений, содержащих только металл - 12; металл и керамику - 34; металл и камень без керамики -7; металл, керамику и не-керамику -8; некерамических -28. Общее число погребений, содержащих металл наряду с другими категориями инвентаря, равно 61 = (12+34+7+8).

Число, от которого рассчитываются процент погребений каждого типа, равно 104 и 120 (табл. 34). Согласно данным табл. 34 показательной характеристикой для сравнения разных регионов Кубано-Терского междуречья является соотношение типов комплексов.

Из таблицы следует, что в Кабарде число погребений КТК с металлом равно числу комплексов, не содержащих металла. Отсутствие бронзовых предметов, возможно, являет­ся хронологическим признаком, свидетельствующим о древности погребения. Культурная

атрибуция металлокомплекса Кабарды может быть установлена, так как практически все ме­таллоносные погребения содержали керамику (только 16 % от 61 погребения с металлом не содержали керамики). Таким образом, задача сводится к определению атрибуции этих 16 % бескерамичных памятников Кабарды и соотношению их с богатыми наборами бронзовых ук­рашений, зафиксированных в комплексе с керамикой КТК.

Таблица 34

Распределение памятников КТК Кабарды по типам погребального комплекса

М КК Н М+К М+Н К+Н М+К+Н б/и Инв Всего
Ч.11/ц Ч.1/5 Ч.39/ц 4.II 16/ц Ч.1/6 Ч.15/1 17 20
Ч.27/2 Ч.1/7 Ч.12/1 4.I 21/ц Н Ч.І 5/1 104
4.II 1/5 Ч.38/ц 4.II 34/ц 4.I 9/2 Ч.ІІ 39/ц
4.I 34/ц Ч.40/ц 4.II 33/ц 252 Ч.20/ц Л.7/4

Л.7/6

Л.4/п

№215 4.II 8/ц 4.I 48/ц 213 4.I 27/1
№212 4.I 41/ц 4.II 35/ц 214 4.II 15/ц
№210 4.I 43/ц 4.I 28/ц 211 4.I 36/ц
К. 4.II 5/ц 4.I 27/3 Пост. Л.1/1
№247 4.I 37/ц 4.I 7/ц 1929 г. Л.10/4
№248 4.I 40/ц 4.II 23/ц
К.Ш/27 4.I 38/ц 4.II 38/ц
К.Ш/16 4.II 30/ц 4.II 41/ц
4.I 9/н 215а
4.I 27/1 295
4.I 5/н 296
4.II 40/ц 216
4.II 48/ц 216а
К.Ш/10

К.Ш/17

К.Ш/11

246
К.Ш/14 249 Условные обозначения:
К.Ш/19 253 Ч ,4.I ,Ч II -Чегем I Чегем II.
Л.19/1 250 К. - Карабулакская
К.Ш/6 251 К.Ш - Кызбурун III
Л.2/1 259 Л.
-Лечинкай
Л.5/ц К.Ш/25 210 и др. - комплексы Дегена - номера в Каталоге.
Л.3/1 Л.18/1 ∑ - сумма комплексов
Л.10/3 Л.18/2 Соотношение типов комплексов, %:
К.Ш/18 Нижняя строчка 1 - % от 104
К.Ш/28 Нижняя строчка 2 - % от 120
К.Ш/3
К.Ш/4
9 К.Ш/7 Тип (М+К):(МКН):М:К:(МН):Н:(К+Н) б/и
Л.10/5 Части 34: 8: 12 :29: 9: 28 : 8: 17
Л.10/8
∑ =12 ∑ = 28 ∑ = 34 ∑=7 ∑ = 8 ∑ = 8 ∑ = 17 104 20
11.6 % 27.1 % 33.0 % 4.8 % 7,8 % 7.7 % 14 % 86 %
10.0 % 23.3 % 28.3 % 4.1 % 6,6 % 6.6 %

В таблице 35 показан состав металлосодержащих комплексов и число типов в комплек­сах.

По одному экземпляру бронзовых предметов находилось в 8 погребениях; по 2 - в 13 пог­ребениях; по 3 украшения - в 8 погребениях; по 4 - в 6 погребениях; по 5 - в 4 погребениях; по 6 - в 3 погребениях; по 7 - в 3 погребениях; по 10 - в одном: по 12 - в одном. Наибольшее число погребений (26 %) содержало по 2 типа бронзовых артефактов. В комплексах типа «М» и типа «М+К» находилось от одного до семи типов украшений. В комплексах типа «М+Н» встречались по 2 и 5 украшений. Значит, объем металлокомплекса не зависел от типа комплекса.

Таблица 35

№№ п/п Комплекс по Каталогу Тип

комплекса

Число типов Типы некерамического инвентаря
1 210 М 3 35, 70, 55
2 211 М+К 5 35, 37, 38, 39
3 211а М+Н 2 55, 74
4 212 М 7 10, 35, 38, 40а, 41, 44
5 213 К+Н 1 74
6 214 К+Н 1 74
7 215 М 4 33, 36, 58б, 25
8 216 К+М 4 1,21,35, 41
9 216а М+К 3 25, 36, 41, 55
10. 217 М+К+Н 2 35, 40а (или 40)
11. 219 М+К 1 71
12. 225 М 1 52
13. 226 М+К 2 26, 25
14. 227 М+К 1 71
15. 228 М+К 5 29а, 33, 35, 56, 71
16. 229а М 2 55, 70
17. 230 М 2 37, 21
18. 232 М+К 4 21, 25, 26, 38
19. 234 Н 1 73
20. 235 М+Н 3 27, 31, 73
21. 237 М+К 3 25, 37, 39
22. 238 М+К 7 38, 39, 39а, 52, 58, 56, 71
23. 239 М+К+Н 2 38, 41
24. 242 М 2 32, 49а
25. 243 М+К 3 21, 54, 71
26. 244 К+Н 2 41, 53
27. 245 М+К 7 30, 31, 35, 33, 50, 53, 57
28. 246 М+К 6 1,21,49, 35, 37, 47, 31
29. 247 М+К 3 47, 53, 57
30. 248 М+К 1 50
31. 249 М+К 3 21, 29а, 53
32. 250 М+К+Н 1 33
33. 251 М+К 4 36, 52, 58
34. 252 М+К 2 50, 73
35. 253 М+К+Н 2 71, 73
36. 263 М+Н 2 71, 73
37. 287б М+К 2 71, 70
38. 295 М+К 3 35, 36, 43а
39. 313 М+К+Н 2 71, 74
40. 310 М+К+Н 7 30, 32, 35, 38, 41, 54, 73
41. 309 М+К+Н 12 1-19, 10, 24, 33, 35, 39, 39+38, 41,43ахб, 36, 55, 70, 71
42. 306 М+К+Н 4 1,34, 35, 39, 71,74
43. 317 М+К 6 10, 24, 33, 29а, 55, 70
44. 334 М 6 33, 35, 45, 47, 52/53, 75
45. 319 М+К 4 33, 37, (31?), 58, 52
46. 323 М+К+Н 10 21, 25, 33, 35, 36, 47, 31, 30, 58, 53
47. 324 М+К 5 21, 33, 38, 52
48. 329 М+К 3 21, 33, 34
49. 332 М+К+Н 21 1-19, 33, 39
50. 333 М+Н 5 1,21,24, 51а, 51,56

Состав металлоносных комплексов КТК Кабардино-Балкарии.

Типы комплексов - М, (М+К), (М+Н), (М+К+Н)

Условные обозначения: комплексы обозначены номерами по Каталогу; типы металлических украше­ний обозначены арабскими цифрами - номерами номенклатуры некерамического инвентаря; в рисун­ках арабская цифра обозначает таблицу, а римская - рисунок конкретного комплекса.

В таблице 36 иллюстрируется частота встречаемости типа некерамического инвента­ря.

50 комплексов с бронзовыми украшениями принадлежали к следующим типам: (М+К), (М+К+Н), М, (М+Н). Соотношение между типами комплексов - 6.8: l.5: 2.0: 1.0. Самыми харак­терными были комплексы, содержащие металл и керамику. Их было в три раза больше, чем бескерамичных комплексов с металлом. Культурная атрибуция комплексов типа (М+К) одно­значна.

По одному типу украшений содержалось в 8 из 50 погребений (16 %), по 2 - 4 типа в 27 погребениях (ок. 50 %); по 5 - 12 типов - в 15 погребениях (21 %). Более двух типов встречено в 70 % комплексов. Большие комплексы с числом типов больше трех (42 %) представляют со­бой естественное корреляционное поле, а корреляция украшений позволяет выявить устой­чивые их сочетания как локально-хронологические варианты.

Согласно обработанным данным в металлосодержащих комплексах Кабарды встреча­ются с разной частотой 36 типов бронзовых украшений[45].

Самым распространенным предметом инвентаря оказалась кольцевидная подвеска со шнуровой орнаментацией (тип 35); встречалась в 13 погребениях. Она проходит по несколь­ким этапам КТК.

Также часто, в 11 погребениях, встречались кабардино-пятигорские топоры 2-х типов. Все топоры относились к III-V этапам КТК.

Рожковидные булавки, которые являются эндемичными для предгорной Кабарды (1 экз. найден нами в 1976 году в Дзуарикау 3/2), были зафиксированы в 7 погребениях. Молоточко­видные и посоховидные булавки встречаются по 8 раз. Все три типа булавок практически не встречаются вместе в одном комплексе, поскольку выполняют одну и ту же культовую функ­цию, и являются этно-культурным признаком, разделяющим три традиции (степную «новоти- таровскую», кубано-терскую и куро-аракскую).

Всем типам булавок сопутствуют бусы и разные подвески (ложковидные, сегмен­товидные, стержневидные, кольцевидные, дисковидные и т.д.), которые воспроизводят в бронзе клыки и резцы животных, или связаны с символами плодородия как стерженьки- подвески и дисковидные подвески. Предположение, что булавки - не просто украшения, а предмет культа - изображение божества плодородия [Николаева 1910], подтверждают­ся функцией подвесок. Все в целом является ключом к пониманию семантики всего ком­плекса с булавками. Они символизируют возрождение, и вполне понятно их помещение в могилу с умершим. Орнамент на булавках связан с сельскохозяйственной символикой и идеей возрождения. Символы возрождения и плодородия передаются изображением полного колоса, воды, солярных символов, сжатого снопа, воды. Многомолоточковидные булавки с соответствующим комплексом украшений продолжают нести ту же функцию, что и комплексы с двумолоточковидными булавками, только на более позднем хроноло­гическом этапе^ этап КТК).

Таблица 36

№№ п/п Номер типа (по Номенклатуре) Число комплек­сов с типом Удельный вес Комплексы (номера по Каталогу)
1. 10 3 0.03 212, 309, 317
2. 21 6 0.05 216,232,243,246, 249
3. 24 2 0.02 309, 317
4. 25 6 0.06 216а, 232, 237

х, х

5. 26 2 0.02 232, 226
6. 27 1 0.01 235
7. 29а 3 0.03 228, 249
8. 30 2 0.02 245, 310
9. 31 2 0.02 235, 245
10. 32 2 0.02 242, 310
11. 33 8 0.08 Л.15/1,К.,14/1

Л.18/2,215,228, 245,250

12. 35 13 210,211,212,216, 217,228,245,246,

295,334,309,310

13. 36 4 0.04 215,216а,251,295
14. 37 6 0.06 211,230,237,246, х,310
15. 38 7 0.07 211,212,232,238, 239,310
16. 39 5 0.05 309,306,211,237, 238
17. 39а 1 0.01 306
18. 40а 2 0.02 212, 217
19. 41 7 0.07 212,216,216а,309,310,244,239
20. 43а 2 0.02 309, 295
21. 44 1 0.01 212
22. 45 1 0.01 334
23. 47 3 0.03 334, 246, 247
24. 50 3 0.03 245, 248, 252
25. 51 1 0.01 Л.18/2
26. 52 5 0.05 334, 225, 238, 247, 251
27. 53 3 0.03 244, 245, 249
28. 54 2 0.02 310, 243
29. 55 7 0.07 210,211,229а,216а, 309,317,ЧШ,38/ц
30. 56 4 0.04 228, 238, К.Ш
31. 57 2 0.02 245, 247
32. 58 3 0.03 238,251,К.Ш/18
33. 58 б 1 0.01 215
34. 70 3 0.03 Л.18/2, 4/1, Ч.Н 41/ц, 229а
35. 71 10 0.1 219, 227, 228,238, 243, 263, Л., Л.4/1, 253, 287б
36. 73 6 Л., 219,227,228238,243,263

Л.7/4,234,235,252263,253

37. 74 5 Н.1929, 211,213, 214, Л.
38. 75 1 К

Частота встречаемости типов некерамического инвентаря в погребениях КТК Кабардино-Балкарии

(номера типов - по Номенклатуре; номера комплексов - по Каталогу)

Условные обозначения: Л. - Лечинкай; Ч1 - Чегем I; Ч.И - Чегем II; К.Карабулакская; К.Ш - Кызбурун III. Номера 73-74 - топоры- не учитывались при подсчете удельного веса каждого типа бронзового укра­шения.

Таблица 37

Совстречаемость типов бронзовых украшений в погребениях КТК Кабардино-Балкарии

По таблице сопряженности типов металлокомплекса (табл. 37) были выявлены наибо­лее часто встречаемые типы. Они располагаются в ряду: 35, 33, 25, 38, 41,55, 56, 37, 39, 21,52 (т.е. 11 массовых типов с весом типа от 0.13 до 0.05).

Была выведена комбинаторная характеристика типа, представляющая собой отноше­ния числа типов, с которым комбинируется данный тип, к числу сочетаний типа. В соответс­твии с ее значением мы получаем ряд номеров типов: 35, 41, 36, 37, 38, 25-26, 58, 52, 55, 56. Отсюда следует, что самыми продуктивными в образовании комплексов украшений являются в порядке уменьшения удельного веса в комплексе кольцевидная бляха, стерженек-под­веска, ложковидные подвески, бляшка-медальон, сегментовидная пронизка, посо­ховидная булавка, кованая выпуклая бляха, рожковидная булавка, молоточковидная булавка.

На графике совстречаемости типов (табл. 37) выделяется несколько групп типов, связь между которыми теснее, чем с окружающими: I группа - тип 21-26 (типы бус); II группа - типы 31-35 (подвески); III группа - типы 35-41 (ложковидные, дисковидные и стерженьки-подвес­ки); IV группа - 47, 53, 57 (многомолоточковидные булавки и литые умбоны); V группа - 35, 52, 58 (кованые умбоны и посоховидные булавки). Эти группы отвечают и составу реальных комплексов.

Состав групп металлокомплекса зависит от их разной хронологической позиции, поэ­тому они могут быть положены в основу периодизации культуры. Металлокомплекс Кабарды отражает все этапы КТК, но этот вывод основывается на типологии. а не на четких стратигра­фических данных, как в Осетии.

Коэффициент связи региона Кабарды и Осетии по сводному металлокомплексу равен 0.68; с Верхним Прикубаньем - 0.61; с Пятигорьем - 0.53, со Степью (Суворовская, Терская) - 0.41. Эти коэффициенты являются наряду со структурой керамического комплекса и соотно­шением ведущих типов керамики в нем основанием для выделения степного и предгорного варианта и в Кабарде.

Важную работу по анализу состава металла и металлокомплексов бронзового века Ка­бардино-Балкарии проделал С.Н. Кореневский [Арх.иссл.1984, с. 259-300]. Он выделил в Ка­барде две группы комплексов: «Предгорная 1» и «Предгорная 2». Обе группы делились им на подгруппы по типу булавки, входящей в комплекс. Основой ПР-1а стала Т-образная булавка. Сопровождающий ее комплекс включал бусы, подвески, браслеты. Основой ПР-1б стала У- образная булавка с набором украшений таким же, как и в ПР-1а. Группа ПР-2а включала брон­зовые молоточковидные и посоховидные булавки, которые входили в устойчивое сочетание с коваными бляхами с пунсонным орнаментом, но не встречались с браслетами. Группа ПР-2б представлена комплексами с многомолоточковидными булавками и большими дисковидны­ми медальонами. [Арх. иссл. 1984, рис. 25]. Помимо названных, С.Н. Кореневским была выде­лена горная группа бронзовых украшений, обнаруженных в высокогорье (могильники Айлама и Былыма около г. Тырнауза) [Арх. иссл. 1984, с. 146-164]. Стратиграфия и хронология внутри групп не была им определена. Нижняя граница металлокомплекса Кабарды в целом опреде­лялась 22 в. до н.э., а верхняя 14 в. до н.э. [Арх. иссл. 1984, с. 276-277]. Эти группы украшений были отнесены С.Н. Кореневским к северокавказской КИО, хотя для ПР-1 были указаны все аналогии в Закавказье, в области пост-куроаракской культуры, а для ПР-2 были указаны ана­логии в степных районах к северу, западу и востоку от Кабарды.

Поскольку Предгорная 1б (ПР-1б) и Предгорная 2а (ПР-2а) включали ряд одинаковых типов «украшений окружения» и занимали один и тот же ареал, то С.Н. Кореневский отнес их к одной, северокавказской культуре или культурно-исторической общности, игнорируя раз­ные опорные типы комплексов (У-образные рожковидные, молоточковидные и посоховидные булавки) и их культовую функцию в этих группах. Комплексы с молоточковидными булавками, изготовленными из бронзы, следует относить к новотитаровской культуре, поскольку там, как и в позднеямных погребениях, найдены костяные молоточковидные булавки, по образу ко­торых сделаны бронзовые булавки, и граница новотитаровской культуры в настоящее время отодвинута до Пятигорья.

Комплексы с посоховидными булавками связаны с вытянутыми погребениями. Воп­рос о происхождении «вытянутого обряда» для погребений на Северном Кавказе остается нерешенным. Действительно, для майкопско-новосвободненской эпохи (но не культуры и не КИО - Н.Н.) характерны «скорченные на боку с руками перед лицом» захоронения. В степях Предкавказья «вытянутые» погребения многочисленны [Державин 1990, с. 19-49], но их по­явление там связывалось с импульсом с Северного Кавказа на основании группы вытянутых погребений в курганах Калмыкии с северокавказским импортом в виде кабардино-пятигор­ских топоров и посоховидных булавок [Сафронов 1974, с. 67-77]. С другой стороны, прику­банская группа вытянутых погребений связывается с аналогичными по обряду погребениями Приазовья, Нижнего Подонья, с пост-мариупольскими погребениями Волго-Днепровского региона [Кияшко В.Я. 1974; Ковалева 1979, с. 61-80; Трифонов 1991, с. 104, 123] и датируется нижним слоем Михайловки [Трифонов 1991, с. 104]. Этот обряд существует в Прикубанье до катакомбного времени. Следовательно, можно сделать вывод, что вытянутый обряд распро­страняется в Кубано-Терском междуречье с более западных районов, с Прикубанья и Заку- банья, и не является исконным на территории Кабарды. Смена обряда «скорченно на боку» на «вытянутый» обряд погребения сопровождается и сменой металлокомплекса. Вероятно, сочетание нового обряда с новым металлокомплексом является этнодифференцирующим признаком для IV этапа КТК и горизонта «В-С» в степях.

Если в Кабарде на раннем этапе металлокомплекс включает большое число типов 35, 36, 25, 38, 55, 51 (а, б), представляя собой комплекс с эндемичными гигантскими рожковид­ными бронзовыми булавками и.т.д., то в Верхнем Прикубанье и Пятигорье этот комплекс

отсутствует во всей его полноте; от него сохраняются только отдельные украшения. Это поз­воляет ставить вопрос о Кабардино-Балкарии как о древнейшем центре металлообработки КТК, откуда отдельные украшения на II-III этапах КТК, (но не весь комплекс) распространя­лись по всему Кубано-Терскому междуречью, а с III этапа - в прилегающую степь в массив новотитаровских (?) памятников.

Именно бронза и центр металообработки в центре Северного Кавказа стали объектом интереса степных племен и обусловил контакты Степи и Предгорий в это время, что привело к чресполосице разнокультурных погребений и в Кабарде, и в Пятигорье, и в Верхнем При­кубанье. В результате сложился металлокомплекс Предгорная 2а, по Кореневскому, и IV/V этапа, по нашей периодизации, который более устойчив по всему региону Кубано-Терского междуречья, однако часть его с молоточковидными и посоховидными булавками можно ус­ловно относить к КТК, если там присутствует керамический комплекс КТК. В другом случае (без керамики) его следует относить к новотитаровской группе. Он включает типы 38, 39, 52, 58, 36, 25 и др. по номенклатуре.

Комплекс V этапа еще более выдержан: это типы 47, 53, 57, 31 и типы окружения.

Таким образом, в регионе Кабардино-Балкария прослеживается та же картина по ме- таллокомплексу, что и в Северной Осетии.

Металлокомплекс 1(табл. 14 № 1,3,4,5,6) характеризует ранний II-III этап КТК и опреде­ляется опорными типами - рожковидной булавкой и браслетами. В Кабарде этот металлоком­плекс представлен шире (Каталог, Рис. 74, 77)и показывает, что все типы окружения, извест­ные в металлокомплексе 2, появились уже на II-III этапе (Каталог, Рис. 58. 61. 63, 65, 74, 77).

Металлокомплекс 2(табл. 14 № 8) не характерен для предгорной КТК как в Осе­тии, так и в Кабарде, но встречается в степных курганах Кабарды. Он определяется по­соховидной (Каталог, Рис. 78, 79) или молоточковидной булавками и бляхами коваными с пунсонным орнаментом (Каталог, Рис. 49, 81). Уникальный комплекс из Чегема II 34/ц (Каталог, Рис. 49) показывает, что молоточковидная булавка с слабо выпуклыми двумя бляхами и другими типами окружения включена в инвентарь скорченного правобочного погребения в яме с юго-западной ориентировкой, с куявской четырехушковой амфорой и кувшинообразным сосудом. Погребение из Кызбуруна III к/27 в деревянном ящике в яме с каменной наброской совершено по обряду. известному как «древнеямный» на спине скорченно, головой на восток (Каталог, № 333. Рис. 81-II). «Скорченно на спине» и «согну­то на боку» обряды погребения предшествуют появлению в Кабарде обряду «вытянуто на спине», с которыми нами связывается и появление посоховидных булавок, поскольку их прототипы находятся в Закубанье (Новосвободная и Ульский аул). Это позволяет от­носить погребения Чегем II 34/ц и Кызбурун III к/27 к III этапу КТК, ко времени более ран­нему, чем комплексы с посоховидными булавками в этом микрорегионе. Судя по керами­ческому комплексу Чегем II 34/ц, аналогичному Дзуарикау 1/19 с топором продвинутого «новосвободненского типа» [Кореневский 1973, 1981], можно предположить, что между I и III этапами КТК хронологический промежуток незначителен, что позволяет омолаживать комплекс Дзуарикау 1/19. и относить его к началу II тыс. до н.э. (Подробнее о периодиза­ции КТК ниже). Что касается культурной атрибуции подобных комплексов, содержащих предгорный компонент в виде керамики и степной - в виде булавок компоненты, то их следует признать синкретичными, смешанными из двух культурных традиций.

Металлокомплекс 3(табл. 14, № 10-16) характеризует V этап КТК и определяется тре­мя опорными типами: многомолоточковидной булавкой, дисковидным зеркалом-подвеской и литыми выпуклыми бляхами.

Вместе с тем поэтапная культурная преемственность по металлокомплексу обеспечи­вается не опорными типами, а типами окружения. К таковым относятся разные бусы и под­вески.

Идентичность типов сопровождения является основанием и для синхронизации комплексов. отнесения их к одному этапу КТК. Однако при консервативности формы ук­рашений меняются детали, которые являются указанием на более молодой возраст пред­мета. Например, появляется «зернь» на разных бусах и подвесках и булавках, что служит свидетельством более поздней даты изделий с «зернью» относительно предметов укра­шения без зерни.

Осталось определить, какие украшения (качественно и количественно) считать необ­ходимым и достаточным основанием для атрибуции комплекса, чтобы он считался частью системы металлокомплекса КТК. Вероятно, таковыми следует считать опорные типы и неко­торые из сопровождающих их типов.

Для III этапа ими могут быть типы 56, 51, 35, 36, 70, или 55, 35, 70, или комбинация из этих типов.

Для IV этапа таковыми могут быть 58, 52, 35, 25, 36, 41, а также 56, 52, 35, 25, 36.

Для V этапа культурно-значимая часть металлокомплекса состоит из типов 57, 53, 47, 26, 37, 41, 42.

Следовательно, металлокомплекс КТК представляет собой систему типов, которые в диахронии дают хронологические варианты булавок и сопровождающих подвесок и бус (см. номенклатуру) и таким образом, многие из них существуют от начала возникновения метал­локомплекса КТК (III этап КТК) до его конца (V этап).

Типы 40, 41, 36, 37, 25, 26, 21, 29 и 30, 33, 34,существуя на всем протяжении существо­вании металлокомплекса, обеспечивают культурную преемственность и доказательства су­ществования металлокомплекса как системы.

4.4.

<< | >>
Источник: Николаева Н.А.. Этно-культурные процессы на Северном Кавказе в III-II тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока - М.: Издательство МГОУ,2011. - 536 с. 2011

Еще по теме Кабарда. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК) по металлокомплексу:

  1. Пятигорье. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК?) по металлу
  2. 3.4. Кабарда. Обоснование однокультурности комплексов c керамикой ПМ ДК времени Кабарды и Северной Осетии
  3. Пятигорье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Пятигорья и (Кабарды + Северной Осетии)
  4. Верхнее Прикубанье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Верхнего Прикубанья и (Пятигорья + Кабарды + Северной Осетии)
  5. Погребальные сооружения КТК, их классификация, относительная хронология по данным курганной стратиграфии. Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье по форме могильного сооружения
  6. Выделение керамической традиции на основе классификации с элементами систематизации (методика). Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье и воссоединение КТК керамической традиции в Кубано-Терском междуречье
  7. Выделение и систематизация обрядов ингумации по Кубано-Терскому междуречью в памятниках ПМ ДК времени. Обоснование единства обряда погребения
  8. Обоснование выделения степного варианта КТК
  9. Обоснование физико-географических границ ареала КТК
  10. Верхнее Прикубанье (Предгорье). Культурная атрибуция металлокомплекса в погребениях ПМ ДК времени
  11. Верхнее Прикубанье (Степь). Культурная атрибуция металлокомплекса в погребениях ПМ ДК времени (постановка вопроса)
  12. Оценка степени связи КТК с соседними культурами во времени и пространстве
  13. Классификация керамики пост-майкопского и докатакомбного времени в Дзуарикау. Выделение КТК традиции Северной Осетии
  14. КАБАРДА
  15. СТЕПНОЙ ВАРИАНТ КТК (Северная Осетия)
  16. Выделение традиции металлообработки КТК: Дзуарикау, Ногир и Хазнидон (Прил. 3: Номенклатура бронзовых украшений, рис. 27)
  17. Представление не-керамического комплекса системообразующей категорией КТК
  18. Периодизация керамической традиции КТК в Северной Осетии (Прил. 3, рис. 28-37)