<<
>>

Классификация керамики пост-майкопского и докатакомбного времени в Дзуарикау. Выделение КТК традиции Северной Осетии

Следующим шагом является стратиграфическое и типологическое разделение керами­ческой коллекции Дзуарикау по гомогенным сериям; выделение массовых и единичных ти­пов, культурно-специфических форм керамики; установление хронологических диапазонов их бытования.

Задача описывемой ниже процедуры состоит в том, чтобы объективно отделить куро- аракскую керамическую традицию от культуры среднебронзового века Северо-Осетинского региона, которую мы называем КТК.

2.4.1. Эмпирическая классификация керамики Дзуарикау

Как указывалось выше, в могильнике Дзуарикау содержались захоронения трех разных культур, относящихся к периодам ранне- и среднебронзового века. Не существует сложнос­тей с отделением майкопских памятников от остальных погребений бронзового века в курга­нах Дзуарикау. В то же время в силу причин исторического характера памятники двух других культур (КАРК и КТК) имели некоторые общие черты. Общность выражалась в ряде общих типов керамики и в сходстве технологии ряда форм и сходстве дополнительных элементов (ручки, выступы, орнамент или отсутствие его).

Для объективного разделения памятников по культурам в первой публикации мате­риалов курганов Дзуарикау [Николаева, Сафронов 1980] мы обратились к метрическим ха­рактеристикам керамики, которая является культурно-дифференцирующим признаком ар­хеологической культуры (в данном случае основным признаком). Для этого предварительно были рассчитаны все формообразующие отношения основных параметров сосуда [Прил. 2, с. 64-73, табл. 1][24].

В соответствии с их значением и дополнительными не-метрическими признаками весь керамический фонд могильника Дзуарикау был разделен на типы (Приложение 3 рис. 24 и 25). Выделено 32 эмпирических типа (обозначены римскими цифрами) с вариантами= подтипами (обозначены буквами).

Эти типы и варианты типов представляют тривиальную номенклатуру, где тип представ­ляет собой совокупность характеристик, но эти характеристики не могут быть поняты без гра­фической иллюстрации или словесного описания.

Один и тот же тип, сохраняя все признаки формы, имеет некоторые особенности в одной культуре, отсутствующие в другой. Чтобы отметить эти различия, были выделены подтипы = варианты. Варианты (типы с буквенным индексом) и варианты (типы с цифровым индексом) обозначают одну и ту же форму сосуда, но первые воспроизводятся в КАРК традиции, а вто­рые - в КТК традиции. Это касается прежде всего формы двуручного сосуда (тип XI).

Таким образом, данная классификация позволяет проводить сравнение как на уровне типов, так и на уровне их вариантов. (Прил. 3. рис. 25)

Используя данные классификации, состав каждого комплекса из погребений Дзуари- кау может быть обозначен набором цифр - символами типов, к которым принадлежат сосуды (например. Прил. 3, рис. 33-34). Например, состав комплекса, содержащего амфору с 4-мя ручками на плечиках, двуручный сосуд, кувшин и кружку, выразится набором цифр (XXXII+ XI+ XIII+ XIV). В соответствии с этим связь культур устанавливается на уровне сравнения типов, если один и тот же тип обнаруживается хотя и в разных вариациях в разных керамических традициях (КАРК и КТК). Степень взаимовлияния культур определяется по числу вариантов общих форм.

Поскольку в каждом комплексе Дзуарикау представлено, в основном, по несколько со­судов (до 10 экз.), то каждый комплекс из нескольких сосудов представляет собой естествен­ное корреляционное поле, в котором каждый тип совстречается с числом сосудов от 2 до 10. Такие комплексы подтверждают реальность выделяемого типа. Например, в одном комплек­се (Дзуарикау 1/19 - Прил. 2, рис. 3) присутствовали одинаковые двуручные сосуды, но раз­ных пропорций. В другом бы случае они могли быть отнесены к одному типу, но нахождение их в одном комплексе предполагает их разную функцию. С учетом этого их отнесли к разным типам: приземистые формы были выделены в тип XI, а сосуды вытянутой формы, которые больше по величине - в тип IX.

2.4.2. Описание корреляционного графика

Для проверки правильности выделения эмпирических типов и наглядной иллюстрации степени связи типов между собой, был построен график взаимовстречаемости эмпиричес­ких типов [Прил.

2, рис. 24а и 24 б]. По горизонтали и вертикали были отложены эмпиричес­кие типы, обозначенные римскими цифрами; точка на корреляционном поле обозначалась номером комплекса - дробью, где в числителе - номер кургана, в знаменателе - номер пог­ребения.

На корреляционном поле графика обозначилось несколько группировок типов керами­ки, не связанных друг с другом, соответствующих либо одному комплексу, либо группе ком­плексов.

Первая группировка соответствует комплексам Дзуарикау 1/7 и 1/8. В этих комплексах встречены сосуды типов I-V. Первая группировка (сосуды майкопской культуры) не связана набором типов с последующей, второй группировкой (Прил. 2, рис. 3-II-V, 8-II, III).

Вторая группировка (сосуды КТК) включала сосуды типов VI-XIII, входящих в ранние комплексы Дзуарикау 1/19, 6/1, 7/4 (Прил. 2. рис. 3-1, 15, 16).

Третья группировка включала типы XI1, XIII a2 - варианты типов XI, XIII, а также единич­ные типы XV, XVI, XVII и представляла только один комплекс 5/2 (Прил. 2, рис. 14), погранич­ный с древнейшими Дз.1/19, 6/1, 7/4. (Прил. 2. рис. 3-1. 15, 16). Общими типами являются XI и XIII. Тип XVII связывает 5/2 с 1/15 и 2/2.

Четвертая группировка включала сосуды КАРК традиции - типы XI a, XIII b, XIII a1, XVIII, XIIb, XIIIa, XI2, характерные для комплексов 7/1, 7/3, 5/5, 1/15, 2/2 (Прил. 2, рис. 17, рис. 14, 4-1. 7-III). Группировка изолирована от КТК.

Сосуды погребений КТК - 4/1 и 3/1,2 (Прил. 2, рис. 12-II, рис. 9,10-1) образуют две отде­льные группировки, но в них есть и связующие типы, общие и для 1/13-14.

Ряд общих типов присутствует в группировке, образованной синкретичными комплек­сами 9/2, 9/3, 9/1 и 3/2. Все четыре погребения содержат несколько одинаковых сосудов - типы XXI, XI, что является связующей нитью с КТК. Совершенно отдельно отстоит группировка типов XXIX, XXX, XXXI.

Разделение всей керамической коллекции Дзуарикау на корелляционном графике на группировки типов соответствует разделению погребений Дзуарикау на три культурные груп­пы: майкопскую, куро-аракскую (КАРК) и кубано-терскую, а также промежуточную, объединя­ющую КАРК и кубано-терскую традиции.

Группировки, не имеющие общих типов, принадлежат либо к разным культурам, либо к разным хронологическим периодам одной культуры, отдаленным друг от друга во времени[25].

Типы сосудов КТК керамической традиции четко отделяются от куро-аракских. Они яв­ляются как единичными, так и массовыми (сосуды с высоким стандартом формы). И те, и дру­гие могут иметь высокий коэффициэнт корреляции с другими типами керамики.

Единичные типы - VI (Дз. 1/2-4); VII (Дз. 6/1;); VIII (Дз. 1/19); IX (Дз. 1/19); XV (Дз. 5/2); XVI (Дз. 5/2); XVIII (Дз. 5/5); XXII-XXV, XXVI (Дз. 4/1); XXVIII-XXXI (Дз. 10/1) (Прил. 2 рис. 1-23, а так­же рис. 25 а-г) были выделены, исходя из уникальности дополнительных элементов или из-за

неотчетливости формы в связи с малыми размерами. Эта расплывчатость критериев позво­ляет сближать единичные типы с массовыми и уменьшить, в принципе, их число. Так, тип IX по форме тулова и двум ручкам может быть сближен с типом XI, а по форме тулова и месту крепления ручки с типом VIII, а тип VIII как одноручный сосуд может быть сближен с типом XIII. Однако в погребении Дзуарикау 1/19 встречены все три типа, поэтому они рассматривались не как варианты одного типа, а как независимые типы.

Массовые типы- X, XI, XII, XIII, XIV, XVII, XIX, XX, XXI, XXXII. Они представлены каждый числом до 24 сосудов [Прил. 2].

Каждый массовый тип был разделен на подтипы. Всего выделено 33 подтипа без май­копских и единичных сосудов, а без куро-аракских - 26 подтипов.

Каждый тип представляет собой систему признаков с неустановленной иерархией. Чтобы выявить их внутренние и внешние связи, необходима процедура систематизации, под­ходы к которой обозначены в главе 3.

2.4.3. Массовые типы керамики и керамический стандарт КТК в регионе Север­ная Осетия[26] (Приложение 3, рис. 25 и 26)

Массовые типы керамики определяют керамический стандарт в культурной традиции, а также говорят о выделении керамического производства как отдельного вида ремесла даже, если нет свидетельства применения гончарного круга. Сам факт существования стандартных форм керамики в их массовом воспроизведении говорит об устойчивости и гомогенности культурной традиции.

В курганных могильниках рассматриваемого периода в Северной Осетии насчитывает­ся шесть устойчивых и массовых типов (XI, XIII, XIV, XVII, XXI, XXXII), которые сочетаются между собой в разных комбинациях(Прил. 3, рис. 26).

ТИП XI(кратеры)[27] охватывает 23 сосуда из могил Дзуарикау. Это двуручные сосуды не­большого размера(8-15 см в высоту) с широким устьем и сосуды больших размеров (25 см высотой). Ручки либо непосредственно отходят от венчика (1/19, 2/2, 6/1, 2/1, 1/15, 2/6), либо от основания невысокой горловины (7/1, 9/2, 9/3). Корпус вписывается либо в квадрат (Н/Д = 1.01, 0.97, 0.9), либо в прямоугольник, высота которого меньше диаметра (Н/Д = 0.5-0.8).

Выделяется 5 вариантов этого типа. Варианты КТК обозначены цифрами. Варианты КАРК - латинскими буквами.

Вариант XI1(приземистые двуручные горшки с отношением Н/Д = 0.5) Вариант XI2(Н/ Д=1.0) выделены по пропорциям. Выполняются по КТК технологии, исключение представляет Дзуарикау 2/2.

Вариант XIa выделяется на основании крепления ручек ниже венчика. Этот вариант - чисто куро-аракский (Дзуарикау 7/1, 3).

Вариант XIb (сосуды с полушарными ручками) выделяется по типу ручек, которые связа­ны с КАРК традицией (полушарные и псевдо-полушарные); встречены соответственно в Дзу­арикау 6/1 и Дзуарикау 2/1.

Вариант XI d (большие двуручные сосуды) выделен по размерам (выше 20 см), форме и месту крепления ручек. Ручки крепятся ниже горловины. Угол оси ручки относительно оси со­суда меньше 90 градусов. Комплексы, в которых встречен этот подтип, представляют собой соединение двух карамических традиций КТК и КАРК (Дзуарикау 5/1, 9/2, 9/3).

Таким образом, критерии, положенные в основу выделения типа - это функциональные признаки (количество ручек). Критерии, положенные в основу выделения вариантов (место крепления и форма ручек; размеры), более конкретны; указывают на культурную атрибуцию и позволяют провести более тонкое разграничение между однотипными сосудами разных культурных традиций, одновременно подтверждая факт взаимодействия этих культурных традиций.

Тип XI является связующим и сквозным. Значение типа XI заключается не только в том, что он позволяет связать две разнокультурные керамические традиции, но и в том, что поз­воляет доказать однокультурность как комплексов КТК в границах могильника Дзуарикау, так и однокультурность таких памятников, как Хазнидон и Дзуарикау, поскольку сосуды типа XI присутствуют в каждом комплексе КТК как в могильнике Дзуарикау, так и в могильнике Хаз­нидон (Прил. 1).

Тип XI является культурно-значимым, однако на его происхождении кавказоведы не останавливали своего внимания. Единичные двуручные сосуды встречаются в Закавказье в куро-аракских памятниках [Археология 1994, с. 54, табл. 15: 107, 131], но мы рассматриваем этот факт результатом взаимодействия первых мигрантов КТК сносителями пережиточной КАРК традиции. Происхождение типа XI связывается с культурой шнуровой керамики При­карпатья. Правомерность гипотезы поддерживается исторической ситуацией: направлением миграции населения из Центральной Европы на Кавказ в конце III тыс. до н.э. и хронологией (КВК, КША и КШК - автохтоны на севере Центральной Европы, тогда как КТК не имеет корней на Северном Кавказе.)

При определении «структуры сводного комплекса» в дальнейшем, применительно к типу XI, мы используем название «КРАТЕРЫ».

ТИП XIII(кувшины) представлен одноручными сосудами с узким относительно высоким горлом, вытянутых пропорций (Н/Д = 1.83-0.86; Д/Д1 = 1.68-1.20). Абсолютные размеры со­судов колеблются (высота от 3.5 до 29.5 см), но средние размеры следующие: шесть сосудов имеют высоту в пределах от 8.0 до 10.0 см; восемь сосудов - от 11.0 до 13.0; три сосуда имеют высоту 14.0 см; четыре сосуда имеют в высоту от 17 до 30 см. Таким образом, 20 из 28 сосу­дов XIII типа имеют среднюю высоту в пределах 8-14 см. Кувшины представлены как чисто куро-аракскими формами, так и смешанными вариантами и являются привносной формой в керамике КТК.

Функциональные признаки, положенные в основу выделения этого типа, - узкое горло и одна ручка. Это соответствует общим представлениям о кувшинах и кувшинообразных сосу­дах. Сосуды этого типа отмечены в следующих погребениях КТК в могильнике Дзуарику: 2/6, 3/1, 3/2, 4/1 (Прил. 2). Кроме того, этот тип встречен как в могилах КАРК (Дзуарикау 7/1, 7/3), так и в погребениях, сочетающих в инвентаре традиции КАРК и КТК (Дз. 5/2, 6/1) (Прил. 2). Хронологически этот тип встречается от РБ III (Дз. 7/1, 7/3) до СБ Ib-с (Дз. 4/1, 2) [Николае­ва, Сафронов1980, с. 39, 49] и служит доказательством однокультурности погребений КТК на хронологическом отрезке СБ ta-с, а также взаимодействия КАРК и КТК керамической тради­ций в этот период.

Тип XIII делится на подтипы: XIII a, b, c, d, e[Прил. 3. рис. 24, 25; Николаева, Сафронов 1980, с. 77 - 78].

Выделение подтипов было проведено по значениям отношения Д/Д1, из чего следу­ет что: XIIIa - вытянутые узкогорлые кувшинчики с узким дном [Николаева. Сафронов 1980, рис. 17:1 - 4, 8; 11 - 3, 4]; XIII b - одноручные сосуды с широким устьем, Д 1 меньше Д, но при­ближается к нему; дно- широкое; ручка отходит от венчика [Прил. 2, рис. 17:1 - 7, 9]. Подтип XII^ - одноручные сосуды с короткой горловиной. Деление таких сосудов на приземистые и удлиненные по пропорции основных параметров соответствует обозначенено как XIII с1 и XIII с2 [Прил. 2, рис. 9:2]. Тождественные сосуды встречены как в куро-аракских, так и в кубано- терских погребениях [Николаева, Сафронов 1980, рис. 17:9 и рис. 10:23]. Это - подтип сме­шанной культурной традиции КАРК/КТК. Как и в случае с обособлением типа XI, тип XIII важен тем, что позволяет установить взаимодействие керамической традиции КАРК и КТК.

Происхождение типа XIII не вполне ясно; возможно, он происходит из КАРК культуры, поскольку в КТК кувшины сделаны небрежно без проработки горловины. Хотя некоторые кув­шины XII^ близки к кружкам, вряд ли с типом XIII надо связывать сложение формы «круж­ки»- тип XIV. Кружки, кубки характерны, как и «кратеры» (тип ХО, для комплексов культуры

шнуровых керамик Прикарпатья, которая приняла участие в формировании КТК.[Николаева 1980, табл. 1-7]. Хронологический интервал бытования «кувшинов» РБ IIb -СБ 1. Позже такая форма исчезает.

ТИП XIV(кружки) представлен открытыми сосудами с широким устьем с одной ручкой, высота которых меньше наибольшего диаметра. Отношение Н/Д, изменяющееся в пределах 0.86-0.50, показывает, что данная форма варьирует от более удлиненных к более приземис­тым формам. В то же время отношение Д/Д 1, указывающее на относительный диаметр устья, стабильно. Эти признаки связаны с нашими представлениями о сосудах, имеющих функцию кружки, особенно если учесть абсолютные размеры этих сосудов от 5.5 см до 11.8 см. Тип XIV - достаточно массовый; охватывает 14 сосудов, происходящих, в основном, из могил Дзуари­кау и 1/13 - 14, 8/6, 9/1 - 9/3 (Прил. 2, рис. 5, 18, 20; Прил. 3, рис. 26).

Сосуды типа XIV разнятся между собой по оформлению перехода от плечевой к при­донной части: в одних сосудах этот переход выражен ребром с горизонтальным уступом или сопряжением [Прил. 2, рис. 20:6, рис. 20:1:3; Прил. 3, рис. 25 и 26].

Этот тип существует только в погребениях одного хронологического периода (Дзуари- кау 9/1-3, 1/13-14) и относится к СБ 1 а1- СБ 1 а3 (Прил. 2, рис. 20, рис. 5-VII).

Венчик оформляется либо в виде жгута, либо отогнут наружу. Все кружки данного типа представляют собой биконические сосуды, в которых высота плечевой части равна высоте придонной части. Кружки этого типа характерны для инвентаря могил КТК в Ногире (Прил. 1, рис. 94), но в отличие от кружек Дзуарикау они большего размера (от 16 см). Этот тип продол­жает свое существование и в катакомбах Северной Осетии [Сафронов 1981, рис. 2; 3:1; 6:1; 10, 14, 15], являясь частью почти каждого катакомбного комплекса. В курганах Хазнидона таких кружек не было.

К типу XIV близко примыкают единичные типы XXII и XXIII (Прил. 2) [Николаева 1981, с. 97]. Эти типы представляют собой сосуды, которые функционально являются теми же круж­ками, но конструктивно представляют собой соединение не двух конусов, как в типе XIV, а цилиндра и конуса. Цилиндрическая горловина по абсолютным размерам диаметра больше придонной части, и отношение Н 2/Н 1 больше 1.0. Эти так называемые кубки встречены в Дзуарикау в гробнице 3/2 (КТК, СБ 1 А2) (Прил. 2, рис. 9:3-5). Сосуды названных типов редки как в Дзуарикау, так и в целом в Северной Осетии, в Кубано-Терском междуречье. Однако они встречаются вместе с типом XXI, который в западноевропейской литературе называется сак- со-тюрингскими амфорами.

Как амфоры типа XXI, так и кубки, кубковидные кружки чужды и майкопской, и куро- аракской культурам, представляя собой культурно-интегрирующий признак культуры эпохи средней бронзы в Северной Осетии, которую мы называем КТК. Хронологический интервал их бытования от СБ I до СБ II. Широко бытует этот тип и в комплексах катакомбного времени, ведет свое происхождение из общеевропейского горизонта шнуровых керамик.

ТИП XVII(корчаги) представлен сосудами больших размеров (27 - 36 см высотой). Они узкогорлые, узкодонные, биконической формы со скругленными сопряжением двух частей. На линии наибольшего диаметра - две ручки: жгутовидные (Дзуарикау 2/2, 1/15 - Прил. 2, рис. 4-1, 7-2), псевдо-полушарные (Дзуарикау 9/2 -Прил. 2, рис. 20 - 2-4). Все сосуды это­го типа имеют черную внешнюю поверхность, желтую или красную «подкладку». Технология изготовления этих сосудов и специфика формы, казалось бы, указывает на куро-аракское происхождение этой формы. В то же время существование подобных форм в саксо-тюринг- ской КШК [Lukas, табл. 11-6, 18-5], в памятниках культуры шнуровых керамик Прикарпатья, ямной культуры Пруто-Днестровского междуречья [Яровой 1985, рис. 20] свидетельствует об исконности этой формы для древнейших памятников КТК, в ее миграционной части. Более пристальное рассмотрение типа XVII, который встречен в куро-аракских могилах (Дз. 2/2, 2/4), и в синкретичных комплексах КАРК + КТК (Дз. 1/15, Дз. 9/2) позволяет выявить некоторые различия в типе. Так, куро-аракские сосуды типа XVII двухчастны по конструкции: коническая горловина насажена на шаровидное тулово (Дзуарикау 2/2 -Прил. 2 рис. 7:III:9) или горловина с плечевой частью соединяется с помощью небольшого уступа с придонной частью (Дзуари­кау 2/4 -Прил. 2 рис. 7:II:4). Сосуды типа XVII в кубано-терских погребениях (Дз.1/15, Дз.9/2) одночастной конструкции; биконичность выражена слабее [Прил. 2, рис. 1:7, рис. 20:2:7]; стенки плечевой части имеют выраженную кривизну. Кубано-терские корчаги типа XVII имеют серую подкладку. Тип XVII имеет важное значение для установления культурной атрибуции

погребения Ногир 1/13 [Николаева 1981, рис. 4], а стратиграфия этого погребения позволя­ет проследить эволюцию этого типа во времени. Тип XVII позволяет установить связь между курганами Северной Осетии в отношении кубано-терских погребений (Дзуарикау 9/2 - Ногир 1/13, Хазнидон 5/4) (Приложение 1;2).

Корчаги типа XVII встречены в куро-аракских памятниках северных районов Закавказья (Имеретия) в Царцис-Гора [Николаева, Сафронов 1980, рис. 27]. Этот факт укрепляет нас в мысли, что в погребениях КТК удерживаются сосуды типа XVII, поскольку они не чужды ни КАРК, ни КТК. Функционально этот тип аналогичен греческим амфорам в точном смысле это­го слова, хотя термин «амфоры» в западноевропейской археологической литературе, касаю­щейся вопросов неолита и бронзового века [Lwe, Lukas, Mattias, Nosek, Neustupny], тракту­ется в более широком смысле

ТИП XXI(амфоры с ручками на середине тулова). Это сосуды с шаровидным туловом, с достаточно узкой горловиной с Д/Д 1 =1.92; 2.06; 2.48; 1.76 Наибольший диаметр располо­жен приблизительно на середине сосуда: Н/Н = 1.84; 2.18; 1.51; 2.05. (Николаева, Сафронов 1980. с. 68. соответственно номера по каталогу сосудов № 52, 71, 111, 118]. Число ручек или их заместителей может быть 4. Элемент крепления может быть в виде шаровидных налепов (Дзуарикау 8/5), в виде сдвоенных выпуклин (Дзуарикау 9/1), в виде бруска, приплюснутого с трех сторон (Дз. 3/2, 4/1-2).

Этот тип относится к числу культурно-дифференцирующих типов, которые очень опре­деленно вычленяют погребения КТК из массива памятников бронзового века Северного Кав­каза; является ключом к установлению происхождения КТК. В курганах Дзуарикау этот тип встречен в погребениях 3/2, 4/1, 8/5, 9/1. Хронологически этот тип существует на всем про­тяжении среднебронзового века и еще встречается в самых ранних комплексах катакомбной культуры предгорной части Центрального Кавказа СБ IIa - СБ IIb [Сафронов 1981, рис. 6:1:7]. Происхождение этого типа связывается с культурой шнуровых керамик (КШК). Этот тип за­фиксирован в дольменах Новосвободной, что было нами отмечено в 1974 году [Николаева, Сафронов 1974].Частично по этому типу керамики нами обосновывалась генетическая связь культуры новосвободненских дольменов и КТК с западноевропейскими культурами неолита и восточноевропейскими культурами энеолита - ранней бронзы [Николаева 1980, с. 97-98]. В западноевропейской литературе этот тип керамики определяется как «саксо-тюринг- ские амфоры», названные по ареалу памятников КШК в области Эльбы-Заале [L we, Lukas табл. 12:1; Mattias].

Антропоморфизм этих сосудов позволяет предполагать их меморативную функцию, связанную с погребальным культом (подробнее на этом мы остановимся ниже). Подобные амфоры с 4-мя ручками на линии наибольшего диаметра встречаются не часто в Северной Осетии и в Кубано-Терском междуречье. Это может объясняться тем, что в данной культуре существует еще один тип сосудов с той же функцией, который мы по аналогии с западноевро­пейскими прототипами [Николаева 1980, с. 108, рис. 3] называем «куявскими» амфорами (тип XXXII). Ручки (их четыре) в куявских амфорах крепятся на плечевой части.

ТИП XXXII(куявские амфоры) представляет собой сосуды с шаровидным и овоидным ту­ловом с выделенным невысоким цилиндрическим, коническим или вогнутым горлом, с на­ибольшим диаметром, находящимся в верхней трети сосуда. Число ручек на плечевой части сосуда - 4. Тип ручек: ленточные и полушарные. Последнее говорит о влиянии КАРК тради­ции на КТК. Существование этого типа в Дзуарикау прояснили наши раскопки в Хазнидоне в 1978 году (Прил. 1, рис. 97-112): сосуды этого типа в Дзуарикау были найдены в грабительских ямах; были сильно фрагментированы, не реставрированы, поэтому не вошли в публикацию 1980 года. Они воссоединены с соответствующими погребениями только в данной работе (Прил. 1, рис. 83, 90).

В курганах Дзуарикау сосудов такого типа - 3 экземпляра: Дзуарикау 2/3 и Дзуарикау 7/4, вероятно, Дзуарикау 1/18 (Прил. 1, рис. 85, 90). Хронологический промежуток существо­вания этого типа в Дзуарикау: РБ IIb-СБ Ib. Тип XXXII отличается постоянным местом крепле­ния ручек в верхней трети сосуда. В отличие от типа XXI, этот тип характеризуется наличием орнамента.

Как и тип XXI, тип XXXII относится к числу культурно-дифференцирующих типов керами­ки, обособляющих погребения КТК от синхронных погребений и погребений всех остальных хронологических эпох на Северном Кавказе, и даже в большей мере, чем тип XXI, поскольку

он не встречается даже в ранних катакомбных погребениях Северной Осетии. В то же время нельзя назвать его культурно-интегрирующим типом для погребений КТК даже в могильнике Дзуарикау, поскольку таких сосудов насчитывается 3 экз. из 110, относящихся к КТК. Однако, например, для керамики Хазнидона этот тип может быть назван объединяющим, поскольку встречен в каждом погребении могильника (Прил. 1, рис. 97-112)

В целом по Северной Осетии этот тип существует от РБ IIb (Дз.7/4) до СБ На (Хазнидон 5/4, 2/1, 1/1). По этому типу устанавливается и однокультурность Ногир 1/8 (Прил. 1, рис. 92) с Дзуарикау 1/18, 2/3, 7/4 и с погребениями Хазнидона.

Таким образом, перечисленными выше массовыми типами XI, XIII, XIV, XVII, XXI, ХХХН охватывается большинство сосудов КТК, а также половина сосудов КАРК культуры. Сущес­твование одного и того же типа, например, XI, XIII, XIV, XVII, XIX в погребениях и КТК, и КАРК свидетельствует о взаимодействии двух культур. В существовании подтипов отражаются культурные особенности, через которые преломляется одна и та же керамическая форма. Однокультурность памятников устанавливается не по одной форме, а по ряду взаимосвязан­ных коррелируемых форм.

Между тем керамическое содержание памятников КТК богаче, чем это выражается в ее массовых типах. Массовые типы являются культурно-интегрирующими признаками КТК, а единичные типы могут быть культурно-дифференцирующими признаками для КТК, а могут таковыми и не быть (например, невыразительный тип XIX или миски XVIII типа).

2.4.4. Единичные типы; их значение для хронологии и периодизации КТК кера­мической традиции в регионе Северная Осетия

Единичными типами керамики КТК уже назывались типы VI, VII, VIII, IX, X, XII, XV, XVI, XVIII, XXIV, XXVI, XXVII, XIX, XX (Николаева 1981, с. 99, 100, рис. 7). Единичность типа может объяс­няться 1) инновациями извне; 2) индивидуализацией процесса изготовления; 3) началом или концом существования данной культурной традиции; 4) особой функцией сосуда. Наиболее значимыми в этом смысле являются типы VIII, IX, XII (Прил. 3. рис. 26).

Остановимся подробнее на их характеристике. Эти типы из-за своей единичности и случайности формы могут являться и типами, и подтипами относительно друг друга. Только расширение коллекции внесет ясность в этот вопрос. Однако, например, типы VI, XVI, XXVII могут быть объединены в группу сосудов с одной функцией в качестве черпака, которая оп­ределяется нахождением их в большом сосуде (Дзуарикау 1/2-4, 5/2, 4/1-2, 9/1 см. Прил. 2 рис. 2-23). К этой же группе можно отнести и тип VII, отличающийся выделенной горловиной, поддоном и пропорциями. Форма черпака - случайная и нетипичная. Неустойчивость формы связана с небольшими размерами сосудов.

ТИП VIII(Дзуарикау 1/19) представляет собой одноручный сосуд. Ручка - канеллирован- ная. Тулово - шаровидное. Хорошо выражена небольшая вогнутая горловина. Цвет поверх­ности - желто-коричневый с пятнами нагара; изнутри и в изломе - черный. Сосуд - уникаль­ный, что связано с индивидуальностью изготовителя. Однако сосуд вписывается в традицию керамики КТК Орнамент - комбинации оттисков шнурового штампа и спиралей. Ближайшая аналогия в Северной Осетии - Ногир 1/15 [Николаева 1981, рис. I:II:3], но ногирский сосуд значительно больше дзуарикаусского экземпляра по высоте; не имеет ни ручек, ни выступов. Дата этого типа - РБ II b. Этот тип характеризует 1 этап КТК (Прил. 3, рис. 29).

ТИП IX (двуручные сосуды больших размеров), отличается от типа XI абсолютными раз­мерами, а также пропорциями Н/Д, которые для типа IX больше 1.0, а для типа XI меньше 1.0. Принципиальных различий между ними нет, и этот тип может быть включен в одну группу с типом XI с расширением характеристик типов по параметру Н/Д. Только совстречаемость IX и XI типа в одном комплексе Дзуарикау 1/19 предполагает разную функцию сосудов и останав­ливает пока от объединения их в один тип. Орнамент на сосуде комбинация оттисков шнуро­вого, ямочного и спиралевидного штампа. Таким образом, тип IX и XI - группа близких типов. Нижняя граница этого типа - РБ II b.

ТИП X (амфоры) охватывает три сосуда: Дзуарикау 6/1, Дзуарикау 8/8 и Дзуарикау 3/2.(Прил. 2, рис. 15:7; рис. 18:Ш;рис. 10:19). Это амфоры с узким дном и без ручек. Отноше­ние высоты сосуда к наибольшему диаметру колеблется, приближаясь к 1 (0.85; 0.97; 0.94), т.е. контур сосуда вписывается в квадрат. Устье сосуда меньше его наибольшего диаметра

(Д/Д1 = 1.55; 1.81; 1.54). Два сосуда неорнаментированы, а сосуд из Дзуарикау 6/1 орнамен­тирован налепными валиками: технология изготовления этого сосуда отлична от двух других (состав теста, формовка, наличие орнамента). Цвет сосудов - песчано-розовый. Хронологи­чески Дзуарикау 6/1 относится к РБ IIb; другие - к СБ ІА, что определяет хронологический интервал бытования типа (см. Прил. 3. рис. 28 и 30).

ТИПXII (сосуды на «ножках»).(Прил.3, рис. 26). Форма тулова сосуда, число ручек, орна­мент могут варьировать и соответствовать нескольким типам. Например, если не учитывать наличие «ножек», экземпляры этого типа в Дзуарикау 7/4 и 2/2 - это тип XIII (одноручные со­суды), «кружки» на ножках, а сосуд в Дзуарикау 1/15 относится к типу XI, представленному сосудами с двумя ручками на середине тулова. Два сосуда из Дзуарикау 1/19 и 6/1 (тип XII), подобны, но разных paзмеров, и, в свою очередь, отличаются от вышеназванных отсутствием ручек. По форме им близки сосуды из 2/2 и 1/19, но первый имеет одну ручку, как и сосуд 7/4, а у сосуда 1/19 нет ручек. Число ручек или их полное отсутствие не влияет на хронологическую позицию сосуда. Этот вывод следует из сосуществования в одном комплексе и сосуда без ручек на ножках и сосуда с двумя ручками на ножках.

Таким образом, все сосуды на ножках показывают большое разнообразие форм и могут быть разделены на подтипы: 1/19, 6/1 - XII тип; 7/4 - XI⅛ тип; 2/2 - XIIb тип; 1/2 - 4, 1/15 - XIb тип, (Прил. 3, 24, 25, 26), но такое дробление небольшой выборки ничего не дает, поскольку сравнение мы проводим на более высоком таксономическом уровне. Дифференциация сосу­дов на ножках по форме не противоречит тому факту, что эти сосуды зaнимают незначитель­ный промежуток времени (РБ II b, РБ III), благодаря чему они служат надежным хронологичес­ким репером в синхронизации ранних погребений КТК.

Сосуды «на ножках» указывают на взаимодействие КАРК и КТК керамических традиций. Кроме того, такая уникальная характеристика, как «ножки», может пролить свет на происхож­дение данной формы, а следовательно, указать направление связей КТК и ее генезис. Бли­жайшие аналогии им находятся как в комплексах типа Сачхере, так и в погребениях культуры шнуровой керамики Прикарпатья [Свешников 1985], поэтому преждевременно вести проис­хождение этих сосудов из Закавказья, как это делает Р.М. Мунчаев и солидарные с ним авто­ры [Мунчев 1986].

ТИП XIX (чугунки). Представлен 8 сосудами, которые по форме аналогичны типу XI, но без ручек [Николаева 1981, с. 79]. Это сосуды с небольшой прямой горловиной, диаметр ко­торой меньше наибольшего диаметра; с узким дном, диаметр которого меньше наибольшего диаметра и горловины, наибольшая вспученность находится в верхней трети сосуда. Абсо­лютные размеры колеблются от 5 до 10 см. Этот тип хронологически существует в довольно широких пределах: СБ 1 а1 - СБ II, а в курганах Северной Осетии и в могильнике Дзуарикау от СБ до СБ b/с. Некоторые различия типа передаются отношениями Н/D (от 0.5 до 1.0), выражаются в относительных размерах устья, дна и горловины. Тип XIX не относится к числу ярких культурно-определяющих типов КТК, поскольку широко распространен в пространстве и во времени, а также в разных археологических культурах, в том числе в кубано-днепровской (новотитаровской).

ТИП ХХ представляет собой сосуды с широкой, но не выделенной горловиной, широким дном и без ручек (Дзуарикау 5/1, Дзуарикау 1/19, 3/2). Образует с типом X группу близких ти­пов.

Выделение массовых и единичных типов, распределенных по стратиграфическим гори­зонтам, увязанных между собой, имеющих хронологическое место в системе ранне- и сред­небронзового века Северной Осетии[Сафронов 1978; 1979; Прил. 3, рис. 28-36] позволяет установить единство керамической традиции пост-майкопского и докатакомбного времени в регионе, и Кубано-Терского междуречья, для которой вводится термин «кубано-терская» [Ни- куолаева 1980; 1981; Прил. 3].

Единичные типы VIII, IX, XII иллюстрируют древнейший этап кубано-терской керамичес­кой традиции, отсутствующий в других регионах Кубано-Терского междуречья.

2.5.

<< | >>
Источник: Николаева Н.А.. Этно-культурные процессы на Северном Кавказе в III-II тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока - М.: Издательство МГОУ,2011. - 536 с. 2011

Еще по теме Классификация керамики пост-майкопского и докатакомбного времени в Дзуарикау. Выделение КТК традиции Северной Осетии:

  1. Историография о классификации металлического инвентаря погребальных памятников ранне- (пост-майкопский период) и среднебронзового (докатакомбный период) века Северного Кавказа
  2. Выделение майкопской керамической традиции в коллекции Дзуарикау
  3. Выделение керамической традиции на основе классификации с элементами систематизации (методика). Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье и воссоединение КТК керамической традиции в Кубано-Терском междуречье
  4. Выделение традиции металлообработки КТК: Дзуарикау, Ногир и Хазнидон (Прил. 3: Номенклатура бронзовых украшений, рис. 27)
  5. Периодизация керамической традиции КТК в Северной Осетии (Прил. 3, рис. 28-37)
  6. 3.4. Кабарда. Обоснование однокультурности комплексов c керамикой ПМ ДК времени Кабарды и Северной Осетии
  7. Глава 4 Некерамический комплекс пост-майкопского и докобанского времени Кубано-Терского междуречья
  8. Выделение куро-аракской керамической традиции (КАРК) по материалам могильника Дзуарикау
  9. Систематизация керамики КТК. Представление керамики системообразующей категорией
  10. Определение условий существования единой культурной традиции пост-майкопскогои докобанского времени в Северо-Осетинском регионе (методика, терминология)
  11. Погребальные сооружения КТК, их классификация, относительная хронология по данным курганной стратиграфии. Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье по форме могильного сооружения
  12. Пятигорье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Пятигорья и (Кабарды + Северной Осетии)
  13. Обоснование выделения степного варианта КТК
  14. Верхнее Прикубанье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Верхнего Прикубанья и (Пятигорья + Кабарды + Северной Осетии)
  15. Характеристика могильных сооружений и обряда погребения КТК Осетии (Прил. 1. рис. 83-111)
  16. Оценка степени связи КТК с соседними культурами во времени и пространстве
  17. Регион Северная Осетия - база для выделения культуры среднебронзового века Кубано-Терского междуречья