<<
>>

О методических принципах выделения археологических культур

Вопрос доказательности выделения археологических культур - далеко не праздный. Особенно остро он встает при решении проблемы генезиса культуры и при установлении культурной этнической и лингвистической атрибуции памятника, то есть при сопоставлении как археологических массивов между собой, так и археологической выборки с выборкой лин­гвистических данных.

Для решения вопросов происхождения бронзового века Северного Кавказа необходи­мо располагать рядом гомогенных археологических культур, в которых заключен имеющий­ся археологический материал, причем уровень формализации археологического материала, используемого для сравнительно-типологического анализа, должен быть одинаков.

Существует два способа обособить массив археологических памятников. Первый спо­соб - хронологический. В нашем случае это «памятники ПМ ДК времени». Второй способ - через систему культурно-интегрирующих признаков, которые свойственны данному массиву памятников, и в то же время выделяют его из ряда других, то есть установить соответствие массива памятников археологической культуре.

1.3.1. Наименование археологических культур как способ обособления одно­родного массива памятников до процедуры выделения культуры

Существует три способа обозначения археологической культуры. Первый способ - гео­графический по региону, где встречены памятники данного типа. В.И. Марковин считал весь Северный Кавказ регионом с однородными памятниками среднебронзового века (1961 и 1994). Недостаток такого способа именования культуры наглядно виден в дискуссии о пра­вомерности названия «СКК» по отношению к памятникам среднебронзового века Северно­го Кавказа (см. выше): сначала В.И. Марковин согласился, что Северо-Восточный Кавказ не входит в ареал СКК. Затем «по умолчанию» принял тот факт, что Западный Кавказ и Прику­банье могут исключаться из ареала СКК. Оставшись только с ареалом Верхнего Прикубанья, Кабардой и Осетией, В.И.

Марковин продолжал утверждать, что эти памятники и есть «СКК». Географические рамки разошлись с археологическим содержанием.

Второй способ - название по эпонимному памятнику. «Новотитаровской» названа куль­тура с повозками в Западном Прикубанье и Восточном Приазовье конца III - начала II тыс. до н.э., первые памятники которой обнаружены в ст.Новотитаровской [Козенкова 1973 ?].

Для этих же памятников с повозками был предложен нами[11] термин «кубано-днеп- ровская культура». Название было дано по двум регионам, где были отмечены крупные

анклавы культуры с повозками. А.Н.Гей не принял наше название «кубано-днепровская куль­тура», назвав прикубанские памятники «новотитаровской культурой». Более осторожно обоз­начил эти памятники В.А. Трифонов, назвав их «новотитаровской группой». На наш взгляд, способ обозначения памятников культуры по эпонимному памятнику затрудняет объедине­ние однокультурных памятников, когда они занимают большую территорию, разделенную ад­министративными границами. Разительным примером являются культуры энеолита Балкан и Подунавья. Так, культура Старчево бывшей Югославии, называется культурой Кереш в Вен­грии, Криш в Румынии, Караново 1-2 в Болгарии, буго-днестровской на Украине, поэтому их надо перечислять все, если стоит задача обозначить культуру во всем ареале ее бытования. Если ареал археологической культуры многократно превышает ареал эпонимного памятника, то обозначение культуры через название эпонимного памятника неприемлем.

Третий способ наименования культуры связан с выделением яркой черты культурного комплекса, не повторяющейся в других, и переносом этого названия на весь комплекс даже, если там отсутствует данная характеристика. Так названы, например, культура воронковид­ных кубков, культура шнуровых керамик, культура шаровидных амфор, культура лицевых урн, дольменная культура и многие другие. Этот способ наименования предпочтителен, но вызыва­ет трудности при появлении новых памятников той же культуры, где эта яркая специфическая черта отсутствует.

Например, далеко не все комплексы культуры шаровидных амфор содержат ту «круглодонную с шаровидным туловом и с двумя ручками на основании горловины» амфору, которая дала название культуре, и тем не менее они относятся также к этой культуре.

При таком способе названия культуры содержание ряда комплексов археологической культуры не соответствуют названию. Вместе с тем уже в названии фиксируется наиболее су­щественная характеристика культуры.

1.3.2. Обоснование выбора названия «кубано-терская культура (КТК)»

С отказом от термина «СКК» у нас возникла задача обозначить массив памятников ПМ ДК периода Кубано-Терского междуречья, обладающий совокупностью сходных характерис­тик. Из существующих способов наименования культуры (по эпонимному памятнику; по тер­ритории; по доминирующей характеристике) мы выбрали последний, и первоначально нами было предложено название КША Северного Кавказа [Николаева 1978] для культуры таких па­мятников, раскопанных нами в Северной Осетии. Это название было дано на основании со­поставления керамического инвентаря и обряда погребения северокавказских памятников II тыс. до н.э. с культурой шаровидных амфор Польши и Украины и выявления общей доминан­ты - плоскодонной четырехушковой амфоры, которая является второй по распространеннос­ти после «шаровидной амфоры» в комплексах КША.

Наша идея о появлении носителей культуры шаровидных амфор на Кавказе подвергся организованной критике как со стороны кавказоведов, так и знатоков энеолита - бронзового века Прикарпатья [Малеев 1980; Свешников 1984; Марковин 1976]. По существу опровергнуть приводимые аналогии оппоненты не могли, поэтому они сосредоточились на неприемлемости термина. Следует сейчас признать, что автоматическое перенесение названия «материнской» культуры КША на «дочернюю» культуру на Кавказе неправомерно, учитывая ее удаленность от материнской КША, некоторый хронологический разрыв и включение инокультурных элемен­тов через воздействие нового круга культур, через которые проходила мигрирующая культура.

Однако по существу идея о миграции КША из Польши или Западной Украины на Кавказ была плодотворной, что признала и польская исследовательница Маржена Шмит, посвятившая не­сколько работ. в том числе и монографию о КША в Восточной Европе [Schmit 1994; 2003].

Памятники, которые сосредотачивались между меридиональным течением Кубани и Терека, характеризовались рядом признаков, указывающих на их большую связь между со­бой, чем с памятниками Западного и Восточного Кавказа, т.е. на возможную принадлежность к одной культуре. Мы предложили их называть кубано-терской культурой (сокращенно КТК), чтобы уйти от не имевшего смысла термина «северокавказская культура» В.И. Марковина [Николаева 1980, с. 98]. Однако название и в этом случае опережало процедуру выделения культуры, а сам подход был эмпирическим.

Процедура выделения культуры должна вестись по методике, согласованной с общи­ми принципами классификации, систематики и типологии, что создает необходимость обра­титься к теоретическим разработкам.

1.3.3. Проблема «культуры» и «типа» в археологической литературе

Археологическая культура является фундаментальным понятием археологической на­уки, и поэтому именно вокруг этого понятия всегда разворачивались самые острые дискус­сии. Этот усеченный термин подразумевает «фрагментарную культуру этноса, создателя этих материальных ценностей». Эта незавершенность термина стала или причиной, или ре­зультатом дискуссий о соответствии материальной культуры культуре этноса. Многочислен­ные определения культуры (Городцова, Брюсова, Фосс, А.П. Смирнова, Генинга, Каменецкого [Клейн 1970] были связаны с поисками той основы, которая стала бы эквивалентом этносу. Неизбежная многозначность определений «культуры» в археологии связана с тем, что для каждой эпохи специфические черты комплекса традиционно-бытовой культуры имеют свой облик, и значимость частей этого комплекса от эпохи к эпохе меняется. Кроме того, тради­ционно-бытовая культура древних народов доходит до нас в виде фрагментов. Соотношение ее фрагментированных частей может не соответствовать соотношению в исходном «живом» комплексе. Наконец, из любого определения уходит то конкретное, что может служить руко­водством к практическому применению, если определение призвано быть общим для архео­логических памятников любой эпохи.

Традиционные определения археологической культуры, из которых самым популярным было определение А.П. Смирнова [1958, с. 3-10], ориентировали на работу с категориями материала, имеющими узкий ареал распространения. Таковыми считали керамику и ее ор­наментацию. Погребальный обряд и украшения рассматривались как категории материала, наиболее сложные для выделения культуры. Вместе с тем и погребальный обряд, и керамика, и орнамент, и украшения включались в основу для определения культурной принадлежности памятников, при условии узкого ареала их распространения.

Основываясь на традиционных определениях археологической культуры, при выделе­нии археологической культуры следовало обращать внимание на ареал памятников (культу­ра должна была иметь строго очерченный ареал), на черты своеобразия (это предполагает рассмотрение черт сходства и различия с окружающими культурами), на культурно-значимые категории инвентаря (налагаемое на них условие - узкий ареал распространения). Надо ли говорить, что при таком подходе возможны были всякие толкования. Неразработанность воп­росов классификации археологического инвентаря при отсутствии каких-либо количествен­ных оценок сходства и различия порождало разную оценку одного и того же материала.

Невоспроизводимость результатов подобных исследований вызвало стремление к бо­лее строгим методам. Это выразилось в распространении математических методов в архео­логических исследованиях в середине 1960-ых годов; в обращении к опыту классификации, типологии, систематике в других смежных науках, а также к зарубежному археологическому опыту. В начале 1970-ых годов началась серьезная работа по созданию понятийного аппара­та археологической науки, возрос интерес к теоретическому анализу, однако результаты этих научных разработок не привели к массовому пересмотру оснований выделения археологи­ческих культур энеолита-бронзового века.

Новый подход породил и новые определения фундаментальных понятий археологии - культуры и типа [Каменецкий 1970; Клейн 1970; 1979; Типы 1979], смысл которых состоял в призыве учитывать все стороны археологической культуры, не стремиться выделять только наиболее характерные признаки.

Наиболее уязвимым местом как новых, так и традиционных определений культуры, по нашему мнению, является исключение из них хронологического фактора. Существующие определения приложимы только для краткоживущих культур. Для долгоживущих культур (на­пример, кубано-терская, которая эволюционирует почти 1000 лет) определение культуры для каждого ее этапа будет разным, поскольку содержание этапов меняется во времени. Между тем, если речь идет о культуре в целом, то должны существовать такие культурные признаки, которые свойственны культуре на всем протяжении ее развития и выделяют ее из временного и пространственного окружения [Клейн 1970, с. 37].

Из новых определений следуют и новые, более строгие методические рекомендации для выделения культуры. Культурный комплекс выделяется путем корреляции существенных типов, взятых из важнейших категорий археологического материала. Этот комплекс определяет совокупность памятников, т.е. культуру [Клейн 1970]. Далее в центре внимания оказываются вопросы классификации и типологии [Каменецкий 1970; Типы 1979]; количественной оценки

сходства и различия типов, причем тип превращается из служебной дефиниции с размытым содержанием в фундаментальное понятие - «ячейку» археологической культуры [Типы, с. 53- 54;74-88]. Несмотря на значительный прогресс в теоретических разработках понятийного ап­парата в археологии, на практике продолжают бытовать «эмпирически очерченные» культуры и типы. Вновь открываемые памятники включаются в уже существующие археологические куль­туры, полученные эмпирически, и не являются поводом для пересмотра критериев выделения культуры. Примером сказанному может служить существование новоданиловской группы па­мятников в составе совершенно отличной от нее культуры Средний Стог 2 [Телегин 1985].

1.3.4. Выбор исследовательской стратегии для выделения культуры

Созвучной нашим поискам методики выделения археологической культуры оказались работы, где выдвигалась системная стратегия исследовательской процедуры [Типы 1979, с. 50-74, 69, 70, 160], предусматривающая сначала «распознавание культуры», затем «выде­ление культурно-значимых типов и культурно-значимых признаков» и объединение их в сово­купность типов. Таким образом, согласно этой стратегии «культуры вычленяются сравнени­ем типов и выборочным их сопоставлением, что облегчается приемами прямой корреляции типов в замкнутых комплексах, совмещением ареалов, стилистическими связями и т.п., а также столкновением (территориальным и временным) резко несхожих культур» [Клейн 1979, с. 70-72]. Отметим от себя, что практического приложения этой стратегии в археологической литературе нам не встречалось. По мнению Л.С. Клейна, стратегия исследования эмпириков - от культуры к типу, а стратегия теоретиков - противоположная, через типы, признаки к куль­туре. Эмпириков гораздо больше, поэтому в археологии распространена практика сначала «на глазок» обозначить культуру, а затем начинать классификацию, а отсюда возникают потом споры, культура ли это и что такое «археологическая культура» [Клейн 1979, с. 65, 71].

1.3.5. Последовательность операций по выделению кубано-терской культуры

По нашему мнению, культура может быть условно ограничена как массив памятников, не обладающих признаками, характерными для окружающих культур во времени и пространс­тве. Для Кубано-Терского междуречья такими культурами, как будет показано ниже, являются майкопская, куро-аракская (далее КАРК), катакомбная. От них может быть изолирован мас­сив памятников пост-майкопского и докатакомбного времени (далее ПМ ДК) в междуречьи Кубани и Терека на основании отсутствия характерных признаков этих культур.

Выделению любой археологической культуры должно предшествовать создание ката­лога однородных памятников. Каждый комплекс этого «массива» проверялся на отсутствие ярких признаков культур окружения, не требующих сложных методик, после чего включался в Каталог памятников. Создание каталога памятников пост-майкопского и докатакомбного времени с альбомом иллюстраций погребального инвентаря, схем обряда погребения и мо­гильной конструкции с обозначением относительной хронологической позиции каждого ком­плекса (Приложение 1) явилось этапом нашей работы.

Второй этап исследования заключался в разделении массива пост-майкопского и дока­такомбного времени Северной Осетии и отделении куро-аракской культуры путем корреля­ции эмпирических типов керамики, характеристик погребального обряда, типов не-керами- ческого инвентаря, а также в моделировании культуры на компактном могильнике Дзуарикау, по всему региону Северная Осетия и проведении всех аналитических операций с уже выде­ленной культурой (классификация инвентаря, обряда погребения; периодизация на основа­нии данных стратиграфии и типологии). Как показывает историография, для объективности выделения собственно культуры и для оценки ее связи с культурами в соседних ареалах, в синхронии и в диахронии, а также в определении степени генетической общности разных групп памятников необходимо введение количественных критериев.

Третий этап исследования - уточнение ареала культуры путем выявления характе­ристик выделяемой культуры от базового региона по всему Кубано-Терскому междуречью. Результатом являются аналитические таблицы и Каталог КТК.

Четвертый этап исследования - представление каждого элемента культуры в виде систе­мы формообразующих признаков, т.е. систематизация комплекса КТК (керамики, украшений и погребальных сооружений) как доказательство принадлежности погребения пост-майкопско- го и докатакомбного времени действительно к памятникам одной археологической культуры.

Пятый этап исследования - установление однокультурности комплексов КТК по всему Кубано-Терскому междуречью; уточнение содержания культуры; определение необходимого и достаточного числа типов для сохранения целостности системы - культуры (в соответствии с условием - Типы 1979, с. 9).

Шестой этап - рассмотрение КТК в контексте древнеевропейских культур и цивилиза­ций Древнего Востока.

1.3.6. О терминологии: ядро и портрет археологической культуры

Опираясь на разработки фундаментальных понятий этнографии [Бромлей 1973], мы считаем, что культуру как эквивалент этноса (носителя доминирующего языка) точнее будет передавать ее культурное ядро, которое составлено типами, транзитными во всем ареале бытования данной культуры и на протяжении всего времени ее существования. Такая харак­теристика культуре необходима наряду с тем, что на каждом хронологическом срезе (обеспе­ченном данными стратиграфии) культурно-значимыми типами и признаками может быть еще ряд других, отличных от входящих в «ядро» культуры.

Таким образом, в основу характеристики культуры как системы должны быть положены состав ядра культуры и ее хронологических срезов, которые в сумме дают «портрет культу­ры». Разработанная нами терминология уже успешно применялась нами [Николаева 1987] и позже В.А. Сафроновым [1989].

1.4.

<< | >>
Источник: Николаева Н.А.. Этно-культурные процессы на Северном Кавказе в III-II тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока - М.: Издательство МГОУ,2011. - 536 с. 2011

Еще по теме О методических принципах выделения археологических культур:

  1. ГЛABА 4 ПОНЯТИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ. ЭТНИЧЕСКОЕ ЯДРО АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  2. 2) Принципы научного познания исторического процесса. Раскройте содержание основных из них. Проиллюстрируйте на конкретном примере применение принципа историзма.
  3. Г Л А В А 5 АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ V-IV ТЫС. ДО Н. Э. В ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ НИШЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ПРАРОДИНЫ. ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ АТРИБУЦИЯ БЛОКА КУЛЬТУР ВИНЧА —ЛЕНДЬЕЛ —KBK
  4. Условия лингвистической атрибуции археологических культур
  5. Регион Северная Осетия - база для выделения культуры среднебронзового века Кубано-Терского междуречья
  6. Выделение и происхождение «древнеевропейской» линии развития в культурах Северного Кавказа III-II тыс. до н.э.
  7. Общая характеристика археологических культур долины Нила и прилегающих областей
  8. УКАЗАТЕЛЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР, ПАМЯТНИКОВ, ЭТНОСОВ, ИСТОРИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ*
  9. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР В СЕВЕРНОМ ПРИУРАЛЬЕ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭТНОГЕНЕЗА
  10. ГЛАВА 12 СЕВЕРНОЕ И ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В III ТЫС. ДО Н. Э. ИНДОАРИИ В АЗОВО-ЧЕРНОМОРСКИХ СТЕПЯХ. ВЫДЕЛЕНИЕ КУБАНО-ДНЕПРОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ. АРЕАЛЬНЫЕ СВЯЗИ КДК C ДЯ КИО И ДОЛЬМЕНАМИ НОВОСВОБОДНОЙ
  11. Некоторые следствия выделения кубано-терской культуры и кубано-терской культурно-исторической общности
  12. Методические указания
  13. Методические указания
  14. Методические указания
  15. Методические указания
  16. Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов С.А.. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ: Учебно -методический ком­плекс. - М.: Изд. центр ЕАОИ,2008. - 369 с., 2008
  17. Основные принципы орнаментации
  18. Выделение майкопской керамической традиции в коллекции Дзуарикау
  19. Обоснование выделения степного варианта КТК