<<
>>

Пятигорье. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК?) по металлу

Металлокомплекс Пятигорья может считаться атрибутированным, поскольку 86,3 % комплексов содержали керамику при бронзовых украшениях.

Распределение памятников КТК Пятигорья

Соотношение типов комплексов

Таблица 38

М К Н М+К М+Н К+Н М+К+Н б/и инв. Всего
Г.1/А

Р.2/6

Р.2/9

Ру.2

Г.2/1

Р.2/5

Г.2/7

Г.1/5

Г.2/5 Р.2/13 Р.2/1 Р.2/3 Р.2/15 Р.2/11 Р.2/7 Ру.3 Ру.4 Ру.5

М1/6

М1/5

Г.1/2

Г.2/6А

М.1/4

М.3/4

Р.2/12

Р.2/2

Р.2/8

Р.2/14

Ру.1

78 29 107
4 2 12 2 9 число пам-ков
13.7 6.9 41.4 6.9 31.0 % от 29
3.7 1.8 11.2 1.8 8.4 73 27 % от 107

Условные обозначения: Г - раскопки И.С.

Гумилевского на Константиновском плато (2 кургана); Р - раскопки Э.В.
Ртвеладзе на Константиновском плато (1 курган); М - раскопки В.И. Марковина на Константиновском плато (3 кургана); Ру - каменные ящики, раскопанные А. Руничем в Пятигорье.

Таблица 39

Тип (М+К): (М+К+Н): М: К: (М+Н): Н: К+Н б/и
Части 6 4.5 2.0 1.0 1.0 0 0 39

Таблица 40

Распределение типов некерамического инвентаря в погребениях КТК Пятигорья

№№ п/п Тип (номер по номенклатуре) Число комплексов с типом Удельный

вес

Комплексы (номера по Каталогу)
1. 1-19
2, 10 2 145, 159
3. 13 1 160
4. 19а 1 206
5. 28 1 0.01 (4) 134
6. 29б 0.03 148, 153
7. 21 2 0.03 165,206
8. 25 1 0.01 165
9. 31 3 0.04 56, 134, 206
10. 33 6 0.08 133, 145, 150, 151, 159, 204
11. 35 5 0.07 127, 127а, 145, 152, 155
12. 36 1 0.01 159
13. 37? 1 0.01 148
14. 38 1 0.01 206
15. 39 2 0.03 152,206
16. 40 3 0.04 56, 153, 204
17. 40а 2 0.03 149, 160
18. 41 12 0.17 134,139,142,146,145, 148,149,152,154, 155,164,206
19. 43а 2 0.04 136, 145
20. 44 1 0.01 206
21. 47 1 0.01 151
22. 51 1 0.01 145
23. 51а 1 0.01 139
24. 52 3 0.04 148,159, 165
25. 56 6 0.08 56,139,145,148,15, 165
26. 57 1 0.01 кол.Фелицина
27. 53 1
28. 58 4 0.08 150,151,159,165

Таблица 41

Частота встречаемости типов металлоносных комплексов КТК Пятигорья.

Типы комплексов - М, (М+К), (М+Н), (М+К+Н)

№№ п/п Комплекс № по Номенклатуре Тип

комплекса

Число типов Типы

некерамического инвентаря

1. 56 М+Н 3 31, 40, 56
2. 127 М+К 1 35
3. 127а М+К 1 35
4. 133 М+К+Н 2 33, 73
5. 134 М+Н 4 28, 31, 41, 74
6. 136 М 1 43а
7. 139 М+К+Н 3 41, 51а, 56
8. 142 М+К 1 41
9. 145 М+К+Н 9 10, 33, 35, 41, 43а, 51, 56, 71, пинтадер
10. 146 М+К 1 41
11. 148 М 5 29б, 37, 41, 52, 56
12. 149 М+К+Н 2 40а, 41
13. 150 М 2 33, 58
14. 151 М+К 3 33, 47, 58
15. 152 М+К+Н 3 35, 39, 41
16. 153 М+К 3 29б, 40, 56
17. 160 М+К+Н 3 13, 40а, 59
18. 164 М+К+Н 1 41
19. 154 М+К+Н 2 41, 74
20. 155 М+К 2 35, 41
21. 159 М+К+Н 5 10, 33, 36, 52, 58
22. 165 М+К 5 21, 25, 52, 56, 58
23. 204 М+К 2 33, 40
24. 206 М+Н 9 19а, 21, 31, 38, 39
25. Рунич.1 М+К+Н 2 56, идол
26. Рунич.2 М+Н 7 10, 21, 24, 41, 56, 52
27. Рунич.3 М+К 2 26, 58
28. Рунич.4 М+К 1 25
29. Колл.
Фелицина.
4 31, 39а, 53, 57
30. Рунич.5 М+К 5 21, 24, 41, 51-52, 56

Таблица 42

Совстречаемость типов бронзовых украшений в погребениях КТК Пятигорья

21 25 28 296 31 33 35 36 37 38 39 40 40а 41 43а 44 47 51 51а 52 53 56 57 58 59 71 73

21 х
25 1 X
28 X
296 X
31 1 1 X
33 X
35 1 X
36 1 X
37 1 2
38 1 1
39 1 1 1 1
40 1 1 1
40а
41 1 1 1 1 3
43а
44 1 1
47 1
51 1 1
51а
52 1 1 2 1
53 1
56 1 1 2 1 1 1
57 1
58 1 1 4 1
59
71 1 1
73 1 1 1
Тип 8 з : 3 5 1 1 1 5 9

х

X

X

111 1 х

х

II 1 х

х

1 1

1

1 1

1

2 3

1

1

1

1

5 5 7 5 14 6 2

х

х

X

X

112 х

X

1 1 х

X

X

1 х

5 2 10 2 17 2 10 32

Частота встречаемости типа

Число коррелирующихся комплексов составляет 76 %.

Комментарий к таблицам. Учтено 30 комплексов с украшениями (табл. 38). Они распределяются по типам погребального инвентаря (табл. 40) - (М):(М+К):(М+Н):(М+К+Н) в пропорции 2:6:1:4. По одному типу украшений содержалось в 7 комплексах (23 %); по 2 - в 8 (27 %); по 3 - в 6 (20 %); по 4 типа в 2 (6,6 %); по 5 - в 4 (13 %); по 7 и 9 - в 3 (10 %). В регионе встречено 25 типов украшений. По весу типы (их номера даны по номенклатуре) распределяются в ряду: 41, 56, 58, 33, 35, 52, 38, 39 (табл. 42). По ком­бинаторной характеристике ряд в порядке убывания выглядит так: 41, 56, 33, 35, 58 (остальные типы имеют одну и ту же характеристику).

В отличие от Кабарды опорными типами комплекса в Пятигорье являются молоточко­видная булавка, посоховидная булавка, кольцевидная бляха. Типов меньше, но комплекс ус­тойчивее. Хронологически металлокомплекс также более монолитен и относится, в основном, к IV этапу КТК. Таблица сопряженности типов украшений (табл. 42), а также рассчет коэффи­циентов связи комплексов и типов позволяют выделить 4 группировки типов, соответствую­щие реальным закрытым комплексам: I группировка - с посоховидными булавками в качестве опорного типа; II группировка - с молоточковидными булавками; III группировка - с кольце­видными бляхами; IV группировка - с кабардино-пятигорскими топорами. Коэффициент свя­зи Пятигорья по сводному комплексу с базовым регионом Северная Осетия - 0.37. Эти выво­ды были сформулированы нами в 1987 году [Николаева 1987, с. 12].

Раскопки С.Н. Кореневского в 1982 - 1984 гг. у Клин Яра под Кисловодском показали, что хронологические рамки металлокомплекса Пятигорья могут быть отодвинуты и к IV/V и V этапу.

С.Н. Кореневский [1990, с. 89-95], исследовавший корреляцию типов металлокомплек- са Пятигорья и реальные закрытые комплексы в предгорной и степной части Кавминвод, на своих материалах пришел практически к нашим выводам 1987 года и к заключению, кото­рое В.А. Сафронов сделал 20-ю годами раньше на материалах курганов Калмыкии и Цент­рального Предкавказья [Сафронов 1968; 1970; 1974]. Так, С.Н. Кореневский показал, что 12 из 60 комплексов Кавминводовской группы, т.е. 20 %, содержали бронзовые молоточковид­ные булавки и слабо выпуклые бляхи. Это сочетание артефактов повторяет комплекс поздней древнеямной культуры [Сафронов 1974, с. 134] и новотитаровской группы кубано-днепров- ской культуры [Николаева, Сафронов 1983; Гей 2000, с. 163, рис. 49, 50], с той разницей, что «булавки» Пятигорья сделаны из бронзы. С.Н. Кореневский [1990, с. 94] делает правильный вывод, что веретенообразные булавки из горизонта «С», по Сафронову, не имеют хронологи­ческого приоритета перед бронзовыми молоточковидными булавками. Действительно, они синхронны, по нашему мнению, но костяные булавки с цилиндрическим стержнем древнее бронзовых молоточковидных булавок.

Вторая группа металлокомплекса, по Кореневскому, зафиксирована в 8 из 60 погребе­ний Пятигорья, что составляет 13 %, содержала в качестве опорных типов посоховидные бу­лавки и сильно выпуклые кованые бляхи. Устойчивыми типами окружения опорного типа во 2 группе были ложковидные и сегментовидные бусы, являющиеся воспроизведением в бронзе резцов и клыков животных. Ранее В.А. Сафронов [1974, с. 134 и 146 и сл.] выделил в курганах Предкавказья этот комплекс в катакомбах с вытянутыми скелетами (IV группа Калмыкии) и поместил их в следующем за позднеямными, раннекатакомбном горизонте «С». Это позволи­ло ему выделить в Пятигорье синхронный первым катакомбам горизонт СБ 1с. Посоховидные булавки, по нашему мнению, не связаны с катакомбным обрядом, появляются на Северном Кавказе раньше, чем катакомбы с выятнутыми погребениями, а катакомбы горизонта «С», по схеме Сафронова, попадают в катакомбы как часть субстрата, адаптированного к новой «ка­такомбной» идеологической системе[Николаева 2009].

Последовательность этих групп полностью подтверждена исследованиями курганов Ставрополья своими материалами [Державин 1990; 2010].

Переходные к катакомбной эпохе комплексы, содержащие молоточковидную и посохо­видную булавки (Ртвеладзе 2/2), были впервые отмечены В.А. Сафроновым [Сафронов 1974], что было подтверждено С.Н.Кореневским [1990, с. 90-91]. В свою очередь, С.Н. Кореневский выявил другой переходный комплекс к классическому горизонту катакомб. Он содержал по­соховидную булавку и дисковидную бляху-медальон [Кореневский 1990, с. 91], характерную для комплексов с многомолоточковидными булавками. По Кореневскому, многомолоточоко­видные булавки встречены с дисковидными бляхами и сдвленными медальонами, с зоомор­фными изогнутыми подвесками с украшениями 2 группы, декорированными зернью, что так­же является прекрасным подтверждением хронологических выводов В.А. Сафронова.

В 4-ю группу С.Н. Кореневский включает каменные топоры, являющиеся атрибутом мужских захоронений. Они практически не сопровождаются ни керамикой, ни украшения­ми. [1990, с. 94]. Исследователь предлагает свою схему развития топоров во времени, пос­кольку часть граненых топоров предшествуют погребениям с посоховидными и многомо­лоточковидными булавками соответственно. В то же время гладкие коленчатые без шляпки на обухе соотносятся с погребениями, содержащими молоточковидные и посоховидные булавки. Коленчатые топоры со шляпкой на обухе соотносятся с группой погребений с мно­гомолоточковидными булавками. «Таким образом, на материалах долины Подкумка можно поставить вопрос о появлении в местных обрядах граненых и гладких топоров без шляпки, синхронных 1-й и 2-й группам украшений с булавками, раньше гладких коленчатых топоров группы 3. Данных о доживании до предкобанского и кобанского горизонта парадных топо­ров кабардино-пятигорского типа в материалах курганов Кавминвод С.Н. не прослеживает­ся [Кореневский 1990, с. 95].

Культурная атрибуция металлокомплекса Минераловодского района может быть уста­новлена либо по сопутствующей керамике, либо на основе сопоставления со сводным ме- таллокомплексом Кабарды и Осетии, атрибуция которого установлена как кубано-терская. Металлокомплекс Минераловодского микрорайона встречается, в основном, с керамикой, которая чужда ядру (амфоры+кратеры) керамического комплекса КТК Кабарды и Северной Осетии. Чаще всего это горшки с широким устьем, орнаментированные по плечевой части,

и кружки. Только в двух случаях можно считать, что сосуды, встреченные с посоховидными бу­лавками, связаны со сводным комплексом Кабарды и Северной Осетии. Это небольшие амфо­ры с горизонтальными выступами на линии наибольшего диаметра (2/21 у Клин-Яра [раскопки 1982 г. Кореневский 1982, Отчет, рис. 305] и 3/19 у Клин-Яра [раскопки 1983 г.,Кореневский,О тчет, рис. 146]. Модели колес от повозки, как и горшки из комплексов долины Подкумка дати­руют указанные комплексы раннекатакомбным горизонтом. Погребения, вытянутые на спине с юго-западной и восточной ориентировкой, соответственно совершены в каменных ящиках.

Что касается горшков и кружек, то они ближе к красноохристым сосудам. встречающих­ся и в донецкой катакомбной культуре, и в раннешнуровых погребениях Предкавказья в ямах или в раннекатакомбных погребениях горизонта «С» Предкавказья. «Катакомбная» культурная атрибуция таких горшков не вызывает сомнений. В отношении культурной атрибуции топоров можно предположить, что они связаны с серией «боевых топоров» шнурокерамических куль­тур, встреченных и в Центральной, и в Восточной Европе. С приходом на Северный Кавказ племена шнурокерамических культур перешли в изготовлении топоров на более удобный по­делочный камень- змеевик (серпентинит). С изменением исходного материала изменилась и типология топоров, появились граненые топоры. Излишества такие, как огранка, не нужны на боевых топорах, но уместны на парадных топорах, возможно, символах принадлежности к социальной группе воинов или военачальников. Таким образом, и по горшкам, и по топорам устанавливается «степная» составляющая в культуре среднебронзового века в Минерало­водском районе, имеющая отношение к старшему горизонту культур шнуровой керамике С появлением «владеющих топорами» обряд погребения наблюдается переход к вытянутому обряду погребения.

Устанавливается идентичность погребения литейщика у ст. Скачки с амфорой и кувши­нообразной кружкой с погребением Дзуарикау 1/19 в Северной Осетии, однако треугольный штамп показывает более позднюю дату погребения Скачки к/п. Таким образом, топор эволю­ционирующего «новосвободненского типа» или Банья Бюкк. по классификации А.Можолич, доживает до III этапа КТК в Пятигорье.

Сводный металлокомплекс региона составляется из суммы украшений, который, кроме гигантских У-образных булавок Кабарды и Т-образных сачхерского типа булавок, идентичен сводному комплексу Кабарды и Северной Осетии. Один и то же тип встречается и с ямами, и с каменными ящиками. Объединяющим все погребения Минераловодского района является обряд погребения «вытянутый на спине с ориентировкой в секторе от Ю до В», поэтому метал­локомплекс можно рассматривать в рамках единой культурной кубано-терской традиции.

Вместе с тем следует отметить, что металлокомплекс в Пятигорье имеет выраженную культовую нагрузку. Не случайно, что выделяется две группы металлокомплекса - с моло­точковидными и посоховидными булавками. Это неслучайный набор предметов. На примере жертвенника с «костяными» молоточковидными булавками в ранней катакомбе Калмыкии мы показали. что молоточковидная булавка больших размеров, сделанная из рога, - это изобра­жение Великой богини индоиранцев [Николаева 2010]. С другой стороны, развитие посохо­видной булавки в изогнутую с головой барана на конце указывает также на возможную ико­нографию зооморфного скотоводческого божества, партнера Великой богини [Николаева, Сафронов 1999]. Это может объясняться и тем, что металлокомплекс Пятигорья достаточно поздний, а также и тем, что этот металлокомплекс привнесен в регион Верхнего Прикубанья.

В отличие от Северной Осетии и Кабарды устойчивый металлокомплекс в Пятигорье возник на III этапе. Существующий комплекс бронзовых украшений здесь появляется к IV/V и трансформируется на V этапе. Это также косвенно подтверждает тезис о распростране­нии по Кубано-Терскому междуречью металлокомплекса с востока - от Кабарды и Северной Осетии. Важно то, что типы окружения для опорного типа в комплексе имитирует в бронзе культовые предметы из поздних древнеямных и новотитаровских комплексов. К ним относят­ся ложковидные подвески (резцы животных) и сегментовидные подвески (имитация клыков животных), являющихся символом связи Великой богини с животным миром.

Таким образом, в Пятигорье выделяются две группы, возможно, синхронных погре­бений, которые сопровождаются разным металлокомплексом с молоточковидными или с посоховидными булавками. Третья группа с многомолоточковидными булавками является хронологически более поздним вариантом 1 группы с булавками. Погребения с топорами со­существуют со всеми тремя группами памятников.

4.5.

<< | >>
Источник: Николаева Н.А.. Этно-культурные процессы на Северном Кавказе в III-II тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока - М.: Издательство МГОУ,2011. - 536 с. 2011

Еще по теме Пятигорье. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК?) по металлу:

  1. Кабарда. Обоснование однокультурности памятников ПМ ДК времени (КТК) по металлокомплексу
  2. Пятигорье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Пятигорья и (Кабарды + Северной Осетии)
  3. Верхнее Прикубанье. Обоснование однокультурности керамического комплекса ПМ ДК времени Верхнего Прикубанья и (Пятигорья + Кабарды + Северной Осетии)
  4. Погребальные сооружения КТК, их классификация, относительная хронология по данным курганной стратиграфии. Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье по форме могильного сооружения
  5. Выделение керамической традиции на основе классификации с элементами систематизации (методика). Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье и воссоединение КТК керамической традиции в Кубано-Терском междуречье
  6. 3.4. Кабарда. Обоснование однокультурности комплексов c керамикой ПМ ДК времени Кабарды и Северной Осетии
  7. Выделение и систематизация обрядов ингумации по Кубано-Терскому междуречью в памятниках ПМ ДК времени. Обоснование единства обряда погребения
  8. Обоснование выделения степного варианта КТК
  9. Обоснование физико-географических границ ареала КТК
  10. Оценка степени связи КТК с соседними культурами во времени и пространстве
  11. Классификация керамики пост-майкопского и докатакомбного времени в Дзуарикау. Выделение КТК традиции Северной Осетии
  12. ПЯТИГОРЬЕ
  13. Металлы и металлургия
  14. Глава 3 ОТ КАМНЯ К МЕТАЛЛУ