<<
>>

Стратиграфия курганов Северной Осетии - основа периодизации кубано-терской культуры в конце III - начале II тыс. до н.э.

Курганы Северной Осетии являются главным источником, основным объектом для вы­деления и периодизации культур бронзового века, в том числе КТК ранне- и среднебронзово­го века[19] (приложение 1 и 2).

Несмотря на наличие высоких курганов в Кабарде, стратиграфи­ческие наблюдения там минимальны, и они не имеют решаюшего значения в наших выводах по периодизации и хронологии КТК. То же можно отметить и для Минераловодского района. Данные стратиграфии свидетельствуют, что почти все погребения в курганах с кольцевой системой близки по времени, совершены на жизни одного-двух поколений, поэтому они не имеют принципиального значения для периодизации КТК.

В процессе исследования курганов Северной Осетии были открыты майкопские погре­бения, которые непосредственно перекрывались кубано-терскими и куро-аракскими, однако положение последних относительно друг друга было установлено только благодаря стратиг­рафии курганов в Дзуарикау.

Хотя катакомбные погребения, обнаруженные в Ногире и Чиколе, сменяли кубано-терс- кие, данные стратиграфии курганов Чиколы показали, что имеет место и обратная стратигра­фия, что служит доказательством существования КТК вплоть до кобанской эпохи. Этот тезис хотя и высказывался ранее, но ничем не подтверждался [Марковин 1960; 1994]. Кроме Север­ной Осетии, благодаря раскопкам В.М. Батчаева (но в этом случае не по стратиграфии, а по данным типологии инвентаря), убедительно показано доживание КТК на территории Кабар­дино-Балкарии до кобанской эпохи [Арх. КБ 1984, с. 161, рис. 22. 26].

Курганы Дзуарикау содержали наиболее ранние памятники КТК, и этот факт был ус­тановлен по данным стратиграфии, свидетельствующим, по нашему мнению, о непосредс­твенной смене новосвободненской культуры кубано-терской, и в то же время об отсутствии преемственности между ними. Пока стратиграфические данные о ранних памятниках КТК (например, Скачки к/п в Пятигорье, Кат.№ 207-2, Прил.

1, рис. 35-1) отсутствуют в других ре­гионах Северного Кавказа.

Особое значение могильника Дзуарикау[20] состоит в том, что в его курганах найдены не только смешанные комплексы, соединившие в себе КАРК и КТК традиции ранне- и сред­небронзового века (1/15, 2/2, 9/3 - Прил. 2 рис. 4, 7, 20), но и чисто куро-аракские комплек­сы, неизвестные нам в соседней Кабарде и Пятигорье (4/4; 7/1, 2, 3 - Прил. 2 рис. 12, 17). Наблюдения над стратифиграфией курганных погребений Дзуарикау позволили опреде­лить хронологическое место пост-куро-аракских памятников разных этапов в Дзуарикау;

реконструировать механизм ареальных контактов и смены культур раннебронзового века Северной Осетии[21].

Керамика, важнейший культурно-дифференцирующий признак, при соответствующей классификации позволяет перейти к решению вопросов происхождения культуры. Очень важно, что КТК в регионе Северная Осетия предстает на начальном этапе как керамическая культура. Это является одним из аргументов в пользу ее происхождения от поздненеолити­ческих культур севера Центральной Европы [Николаева 1980; 2006; 2010].

Классификационные группировки керамики в курганах Дзуарикау, полученные корре­ляцией эмпирических типов керамики, оказываются почти аналогичными инвентарным, пос­кольку большие комплексы погребений Дзуарикау представляют собой естественное корре­ляционное поле, где устанавливется совстречаемость каждого типа с несколькими. В этом случае догадки о функции сосудов становятся уверенностью, а выделенные эмпирические типы - реальностью. Керамическая коллекция КТК Северной Осетии является единственной выборкой, где результаты классификации могут быть подтверждены и стратиграфически, и типологическим составом реальных керамических комплексов.

В отличие от курганов Кабарды с большим числом богатых металлоносных комплексов, погребения могильника Дзуарикау содержали хотя и не столь значительное число бронзовых предметов, но достаточно выразительных, характеризующих разные хронологические этапы КТК.

Металлокомплекс Дзуарикау дополняется металлокоплексом Ногира и Хазнидона и со­поставляется с металлокомплексом Кабарды по всему спектру находок.

Особенно следует выделить погребение Дзуарикау 3/2, с У-образной бронзовой бу­лавкой, которое дает представление о керамике, сопровождающей комплексы с такими бу­лавками (Прил. 2. рис. 9-10). Находка булавки позволила связать район Северной Осетии с районом Кабарды, считавшимся долгое время эндемичным в отношении рожковидных була­вок. Кроме того, этот комплекс позволил реконструировать портрет предгорной КТК на ран­нем этапе, а также форму и степень идеологических контактов с КАРК, поскольку большие У-образные булавки по размеру соотносятся с Т-образными сачхерскими, позднекуро-арак- скими булавками, а некоторые бронзовые двумолоточковидные булавки - могут рассматри­ваться как уменьшенные копии сачхерских. С другой стороны, костяные булавки, связыва­емые с древнеямной и кубано-днепровской/новотитаровской культурами, но послужившие

прототипом для металлических булавок КТК, найдены в Закавказье (Коринто, Ахалгори) [Djaparidze, 1993, с. 476. рис. 12] и соотносятся с курганами Сачхере-Марткопи.

Многомолоточковидные булавки, бляхи-зеркала, литые полусферические бляхи, гра­неные топоры кабардино-пятигорского типа (Хазнидон 2/1 и 5/4), зафиксированные в одном комплексе, дают представление о «катакомбном периоде» бытования КТК, позволяют воссо­единить портрет культуры на этом хронологическом срезе от Юго-Восточного Закубанья до верховьев Уруха в Северной Осетии (Прил. 3, рис. 33-34).

Относительная хронология погребальных памятников базируется на их стратиграфии, что позволило расставить курганные памятники Северной Осетии во временной последо­вательности; создать 10-ти этапную периодизацию раннего и среднебронзового века Цен­трального Северного Кавказа и шестиэтапную периодизацию КТК. Кроме того, памятники Северной Осетии располагают артефактами, абсолютная дата которых надежно устанавли­вается по аналогиям с древностями Ближнего Востока II тыс.

до н.э. (пастовые бусы -Еги­пет Среднего царства 20-18 вв. до н.э. [Лукас, 1958]; бронзовые топоры 2-х типов; бронзовые пластины с пунсонным орнаментом - Тепе Джамшиди 17 в. до н.э. [Сафронов 1968, с.]; диско­видные бронзовые зеркала-подвески (Прил. 3 рис. 34) - Тепе Гийян, Нузи и Среднехеттский период [Maxwell-Hyslop 1974].

Все сказанное позволяет рассматривать Дзуарикау как эталонный памятник для выде­ления КТК традиции из совокупности памятников ПМ ДК III-II тыс. до н.э. и считать его исход­ным для объединения памятников этой традиции по всему региону Северной Осетии и Куба- но-Терскому междуречью. Данные стратиграфии были получены на материалах 12 курганах в Дзуарикау. Только в одном кургане (№ 10) было одно погребение.

Стратиграфия майкопских, кубано-терских и смешанных кубано-терских/куро-аракских погребений была прослежена в курганах № 1 и 2.(Прил. 2, рис. 2-10).

В кургане 1,кроме основного майкопского погребения, под древнейшей насыпью на­ходилось еще два майкопских. Центральная могила была ограблена. Грабительский выкид, на котором лежал майкопский сосуд, наслоился на северную полу древнейшего кургана. С вершины древнейшей насыпи позже было впущено погребение КТК в яме, обложенной булыжником № 19 с топором новосвободненского облика, но с чертами эволюции (более развита лезвийная часть, приплюснута обушная часть) [Прил. 2, рис. 3:6; рис. 2:1:6]. Пос­ледним впускным в этот курган было погребение- кенотаф 1/15. По форме могилы, по рас­положению сосудов вдоль длинной стороны могилы, по набору керамики, по серебряным кольцам с несомкнутыми концами, по местоположению в могиле колец и топора это погре­бение-кенотаф находит ближайшие параллели в соседнем кургане, в погребении Дзуари­кау 2/2. Половина инвентаря обоих погребений связана с пережиточной КАРК традицией, половина - с КТК. Так, мы определили атрибуцию погребений в первой публикации [Нико­лаева, Сафронов 1980, с. 25, 31].

Действительно, двуручные орнаментированные сосуды в 1/15 - это керамика КТК, тогда как двуручные сосуды из погребения 2/2 - чернолощеные на желтой подкладке, выполнены в характерной для КАРК технологии. Бронзовый топор закавказского облика в погребении 1/15 связан с сачхерским очагом металлообработки, тогда как кабардино-пятигорский топор из змеевика в могиле 2/2 относится к КТК культуре. Однако учитывая, что культурная атрибу­ция определяется прежде всего по керамике, оба погребения 1/15 и 2/2 следует отнести по типологии к КТК, хотя керамика погребения 1/15 выполнена в КТК традиции, а керамика 2/2 будучи типологически идентична сосудам КТК традиции, выполнена в КАРК технологии. Эту двуприродность состава мы обозначили как КТК/КАРК.

В кургане 2 основным и первым впускным были погребения майкопской культуры - 2/8 и 2/5. С поверхности древнейшей насыпи было впущено погребение 2/2, которое, как гово­рилось выше определено нами как принадлежащее к КТК/КАРК культуре [Прил. 2, рис. 7]. В кромлехе была найдена корчага куро-аракского типа (2/3), аналогичная 2/2. Последнее пог­ребение (2/1 + 2/6. 7) относилось к КТК более позднего этапа.

Стратиграфия кубано-терских и смешанных кубано-терских/куро-аракских погребений кургана № 1, 2 дополняется стратиграфией в курганах № 4, 7.

В кургане 4[Прил. 2 и Николаева, Сафронов 1980, с. 40, рис. 11] древнейшим погребе­нием был каменный склеповидный ящик, сооруженный на древней дневной поверхности 4/5.

Ящик содержал ограбленное парное захоронение. Фрагменты керамики подтверждают на­ряду с формой могильного сооружения КАРК атрибуцию погребения [Прил. 2, рис. 12:III:5]. Это погребение перекрывалось другим куро-аракским погребением в каменном ящике, 4/6. Погребение было также ограблено. Фрагменты керамики определяют погребение как куро- аракское. Погребения 4/1, 2, 4/3, 4/4 КТК атрибуции относятся к СБ Ib-с, более позднему пе­риоду, чем кубано-терские погребения в кургане 2.

В кургане № 7 куро-аракские погребения-кенотафы перекрывали погребение КТК ат­рибуции, которое являлось основным в курганеи было одновременно самым ранним погре­бениям КТК - Дзуарикау 1/19, 1/15 [Прил. 2 и Николаева, Сафронов 1980, с. 44, 47, рис. 16, 17].

Таким образом, часть кубано-терских погребений Дзуарикау стратиграфически оказы­вается древнее чисто куро-аракских могил (курган 7, где основное погребение 7/4 синхронно погребению 1/19, подтверждают высказанную мысль).

Другая часть кубано-терских погребений относилась к более поздним периодам (1/5, 1/6, 1/9 - 10+ 1/13 - 14; 1/18; 2/6 - 7+ 2/1; 4/1, 2, 4/3, 4/4), перекрывала куро-аракские погребе­ния в курганах 1, 2, 4, так что куро-аракские погребения занимают стратиграфически проме­жуточное положение между кубано-терскими погребениями разного времени. Упомянутые погребения КТК в стратиграфической колонке находятся выше куро-аракских.

Самое позднее кубано-терское погребение Дэуарикау 1/18, впускное в первый свер­ху курганный слой кургана 1, связывается с погребением 1/8 из кургана 1 в Ногире [Прил. 2. рис. 31-1; Николаева 1981, с. 91, рис. 1]. Этот горизонт обозначен как СБ 1с (среднебронзо­вым веком 1с) и фиксирует IV этап КТК [Прил. 2 рис. 31].

Могильник Дзуарикау функционировал от конца раннебронзового века до начала раз­витой катакомбной культуры РБ IIb-СБ !с [Николаева 1981, с. 82, 89].

В курганах Дзуарикау выделено 8 стратиграфических горизонтов: три майкопских и пять кубано-терских [Сафронов 1978]. Последние соответствовали трем горизонтам КТК в Ногире и дополнялись тремя горизонтами КТК в Хазнидоне. За этим горизонтом следова­ли катакомбами с инвентарем КТК в курганах у соседнего с Хазнидоном с.Чикола [Сафронов 1981, рис. 5, 6].

Из всех регионов Кубано-Терского междуречья только в могильнике Дзуарикау выделя­ются погребения пережиточной КАРК традиции как «чистые», так и смешанные с КТК, что поз­волило открыть новую страницу в исследовании среднебронзового века Северного Кавказа. Появились археологические аргументы в пользу непосредственных контактов населения Се­верного Кавказа и Закавказья, что предсказывалось данными лингвистики[22]. В.Л. Ростунов, сотрудник СКАЭ СОГУ в 1979-1981 гг., подтвердил нашу идею о масштабности присутствия куро-аракских племен в среднегорье Северной Осетии [Ростунов 1991-2003]. Его раскопки поселения Редант, а также пещерные стоянки Мыштылагат и Шау-Лагат показали, что насе­ление КАРК проживало в среднегорье и на равнине до появления кубано-терской культуры еще в майкопское время [Ростунов 1992; 1994].

Стратиграфия кургана у с.Ногир и определение передовой линии контактов КТК и катакомбной культур.

Курган находился в Пригородном районе, в непосредственной близости от Владикавка­за. В кургане обнаружены погребения как КТК, так и катакомбной (по обряду) культур (или КТК в катакомбах). Все погребения в кургане связаны между собой стратиграфически. В кургане было 4 слоя и две прослойки, и каждый составной элемент курганной насыпи сооружался в связи с новым подзахоронением [Сафронов 1981, рис. 1]. Послойная стратиграфия кургана представляется после изучения разрезов следующей. Первоначально был возведен камен­ный курганчик диаметром 10 м, высотой 1,5 м. Курган был разрушен при ограблении основ­ной могилы № 6. На курган была насыпана земляная насыпь (III б), которую укрепили камнем (прослойка III а). На каменный панцирь наслоился выкид от погребения № 13, который, в свою очередь, был законсервирован 2-ым курганным слоем. Этот слой был укреплен двумя коль­цами кромлехов. Затем был насыпан последний третий слой, законсервировавший выкид от

погребения № 14. Кроме того, могила № 12 отмечена в юго-восточном секторе кургана и впу­щена с поверхности 2-го курганного слоя: ее разрез виден в бровке в виде трапециевидно­го заполнения булыжником, поэтому устанавливается последовательность погребений № 13 (более древнего) и № 12 (более позднего). Погребение № 8 было впущено в 3-й курганный слой и разрушило его. Погребение № 11 находилось за пределами 3-го слоя (данные гори­зонтальной стратиграфии).

Данные стратиграфии определяют следующую последовательность погребений. Древ­нейшим в кургане было погребение № 6. Близким по времени было погребение № 15. За ними следовали погребения № 8 и № 11. Следовавшие друг за другом погребения №№ 13, 12 и 14 стратиграфически позже № 8. (Приложение 1, рис. 92-94 и Николаева 1981, с. 88-89, рис. 1-4). Самыми последними впускными в курган были катакомбы №№ 2, 3, 4, которые от­носятся к двум хронологическим периодам катакомбной эпохи [Сафронов 1981, рис. 2, с. 63, 64]. Однако соотношение погребения 1/14 с типологически более поздними сосудами в яме и катакомбных могилах не устанавливается. Оно может быть и позже катакомб.

Как уже указывалось выше, могильник Дзуарикау связывается с курганом из Ногира двумя синхронными и однотипными захоронениями: Дзуарикау 1/18 и Ногир 1/8, а, с другой стороны, связывается с курганным могильником у с. Хазнидон на основании аналогии меж­ду погребением Ногир 1/11, Ногир 1/8 и Хазнидон 1/2 и 1/4, 2/3 (Каталог, №№ 333, 337, 338, 340, 342, 343, 344). Курган у с.Ногир находится на линии первых контактов населения КТК и степного населения, от которого они заимствовали катакомбный обряд, что фиксирует­ся катакомбами Ногира, содержащими инвентарь КТК [Сафронов 1981, рис. 1-3; Николаева 1981, с. 89-90].

В то же время катакомбы Ногира связываются с ранними катакомбами в курганах у с. Чикола [Сафронов 1981, с. 63 и сл.], что фиксирует быстрое распространение катакомб на юг в направлении Кавказского хребта и отступление населения КТК в высокогорье. Кур­ганный могильник Чикола находится в 5 км к северо-западу от с.Хазнидон, где фиксируется тот же инвентарь (но не в катакомбах, а в ямах), определяющий время появления катакомб в предгорье Северной Осетии.

Таким образом, синхронные (по данным типологии и стратиграфии) погребения из раз­ных могильников (Дзуарикау, Ногир, Чикола, Хазнидон), разбросанных на Северо-Осетинс­кой равнине протяженностью более 100 км образуют хронологические горизонты, которые могут быть положены в основу периодизации и относительной хронологии бронзового века Северо-Осетинского региона Центрального Кавказа.

Стратиграфия курганов у с.Хазнидон - основа выделения этапов КТК, синхронных ката­комбам Ногира и катакомбам предгорий Северного Кавказа.

Курганный могильник у с.Хазнидон (в 5 км от с. Чикола, в 90 км к юго-западу от с. Но­гир, в 70 км к западу от с. Дзуарикау) содержал погребения КТК ПМ ДК времени в данном регионе. В то же время погребения КТК в Хазнидоне были синхронны катакомбам более северных районов (например, курган с катакомбами в Ногире). Материалы курганов Хаз- нидона и Ногира демонстрируют динамику и механизм продвижения катакомбного обря­да к Кавказскому хребту. Курганный могильник у с.Хазнидон был исследован в 1978 году: раскопано 17 непотревоженных могил в 5 курганах, частично опубликованных [Николаева 1981, рис. 3-6].

В кургане 1содержалось 4 могилы, относящиеся к двумя хронологическим этапам КТК; в кургане 2было 6 погребений, которые хорошо увязаны между собой стратиграфически. В кургане 3обнаружено одно погребение; в кургане 4- две могилы. В кургане 5находилось пять могил. Могильник функционировал на хронологическом отрезке СБ Ib/с - СБ На. Керами­ческая коллекция могильника Хазнидон насчитывает 33 сосуда и несколько десятков брон­зовых украшений КТК IV-V этапов. Керамический инвентарь Хазнидона и Ногира позволил дополнить рабочую классификацию керамики КТК в Дзуарикау новыми типами, а разнооб­разный состав металлического инвентаря вписался по всем элементам в номенклатуру ме­таллокомплекса Кубано-Терского междуречья (Приложение 3, рис. 25, 26, 27,28).

В кургане 1зафиксирована ситуация, которая позволяет выстроить последовательность предкатакомбных памятников КТК и памятников позднекатакомбного времени КТК, которым в степях Восточной Европы соответствуют памятники, синхронные горизонту памятников

культуры многоваликовой керамики, Бородинскому кладу, могильникам Сейма-Турбино-Рос- товка [Сафронов 1968; 1970; 1970 а][23].

Стратиграфия устанавливается по четырем разрезам 3-х бровок, в которых прослежи­вается три курганных слоя. Древнейший (III) слой имеет в длину 19 м и высоту по центру 1 м (при диаметре кургана 23 - 28 м и высоте 1.92 м). Он был сооружен над погребением № 2 (Прил. 1, рис. 97), выкид от которого наслоился на древнюю дневную поверхность (прослежен в бровке 0). Последним впускным погребением в курган было погребение № 1, которое на­рушило все три курганных слоя (Прил. 1, рис. 96). Погребение № 1 хорошо прослеживалось в бровке и в плане благодаря заполнению, состоящему из булыжника, образующего трапецию. Погребение № 3 (Прил. 1, рис. 98) было впущено в полу древнейшего кургана (III). Выкид от него законсервирован слоем II. В полу кургана II впущено погребение № 4 (Прил. 1, рис. 100), над которым был возведен курганный слой I. Таким образом, погребения сооружались в кур­гане 1 в следующей последовательности: 1/2, 1/3, 1/4, 1/1.

Погребение Хазнидон 1/2 (Прил.1, рис. 97) связывается с погребением Ногир 1/8 (Прил. 1, рис. 92) по форме сосуда, по бронзовым украшениям, по кабардино-пятигорским топорам. Тип топоров, а также связь гладких и граненых топоров кабардино-пятигорского типа устанавливается по классификации В.А. Сафронова [Сафронов 1968, табл. 1-3].

В кургане 2 у с. Хазнидон выявлена стратиграфическая связь между всеми шестью пог­ребениями, впущенными в курган (Прил. 1, рис. 99). Древнейшим в кургане было погребение 2/2 (выкид от могилы 2/2 наслоился с севера от центра и прослежен в западном разрезе цен­тральной бровки). (Прил. 1 рис. 101). Это погребение связано с сооружением древнейшего курганного слоя (IV). В полу IV слоя впущено погребение 2/5 и перекрыто курганным слоем III (Прил. 1, рис. 102-1). Погребение 2/6 (Прил. 1, рис. 102-2) впущено в полу курганного слоя III и перекрыто слоем II, укрепленным каменным панцирем. Над могилой 2/6 прослеживается еще и прослойка III а. Таким образом, курганный слой II связывается с последующим по вре­мени погребением 2/3 (Прил. 1, рис. 101-2). Курганный слой I сооружен над вытянутым пог­ребением 2/4 (Прил. 1, рис. 103-2), относящимся к катакомбной эпохе (СБ На). Близко к нему по времени и погребение 2/1, содержащее почти идентичный металлический инвентарь, но совершенное уже по другому обряду захоронения - скорченно на боку (Прил. 1, рис. 103).

Стратиграфия кургана 2 у с.Хазнидон является основой для периодизации культуры среднебронзовой эпохи на ее финальных стадиях и позволяет констатировать присутствие двух обрядов на этапе СБ На. Таким образом, последовательность погребений такова: 2/2, 2/5, 2/6, 2/3 и последними в кургане являются одновременные могилы 2/1 и 2/4.

В кургане 5обнаружено четыре могилы, из которых одна могила - кенотаф. В разрезах кургана выявлено три курганных слоя: устанавливается послойная стратиграфия благодаря фиксации выкидов от погребений 5/1, 5/2. Основное погребение было выявлено по выкиду на древней дневной поверхности в плане. Это - кенотаф 5/3 (Прил. 1, рис. 107). Выкид от 5/3 был законсервирован древнейшим (III) курганным слоем, на который наслоился в бровке 2 выкид от погребения 5/1 (Прил. 1, рис. 108). Этот выкид законсервирован курганным слоем II и каменным панцирем. На этот курганный слой наслоился с востока от центра выкид от 5/2(Прил. 1, рис. 111). Последним впускным в курган было погребение 5/4 (Прил. 1, рис. 112)., близкое по времени к 5/2. Таким образом, последовательность погребений такова: древней­шее - 5/3, следующее - 5/1, и далее близкие по времени - 5/2 и 5/4.

Стратиграфическая последовательность погребений в могильнике Хазнидон рассмат­ривается по горизонтам. Первый (древнейший) горизонт составлен погребениями 1/2, 1/4, 1/3, 2/2, 2/3, 2/6, 5/3, 5/1. Второй (более поздний) стратиграфический горизонт образован

погребениями 2/4, 5/4, 5/2 и 2/1. Погребения 4/4 и 4/6 относятся ко II стратиграфическому горизонту.

Второй стратиграфический горизонт курганов Хазнидона может синхронизироваться по аналогиям керамики комплекса Хазнидон 5/4 с комплексом Ногир 1/13. Такой аналогией является амфора с ручками на линии наибольшего диаметра. Погребение Ногир 1/13, как уже указывалось, занимает положение между погребениями КТК с коваными полусферическими бляхами с пуансонным орнаментом (Ногир 1/11) и погребениями с литыми украшениями ран­них катакомб (Ногир 1/12). Самым поздним в могильнике Хазнидон является погребение 1/1, содержащее булаву с 4-мя шишечками.

Стратиграфические данные курганов у с.Хазнидон дополнили стратиграфию памятни­ков пост-майкопского времени, построенную на материалах Дзуарикау. Наиболее важным итогом при интерпретации этих данных явилось выделение периода СБ На, т.е. того хроноло­гического отрезка, на котором, как было установлено, сосуществуют катакомбные памятники степного Предкавказья, Северного Кавказа и предгорные памятники КТК. [Николаева 1981, с. 89-90]

Курганный могильник у с. Чикола и механизм формирования предгорной катакомбной культуры Северной Осетии.

В 5 км от с.Хазнидон нами был исследован катакомбный курганный могильник на Чи- колинских пастбищах у подножья Лесистого хребта [Сафронов 1981, с. 51-60]. В курганах у с.Чикола были обнаружены катакомбные погребения, относящиеся к нескольким хронологи­ческим периодам СБ IIa, СБ IIb, СБ III, в том числе и к древнейшему катакомбному периоду в предгорных районах Северного Кавказа, синхронному последнему периоду нахождения КТК в предгорьях, т.е. СБ^ (по периодизации В.А. Сафронова).

Катакомбный могильник у с.Чикола приобретает особое значение в связи с тем, что со­держал погребения КТК и синхронные с ними катакомбы, в инвентаре которых были предме­ты, характерные для инвентаря КТК. Таково катакомбное погребение Чикола 25/11 [Сафронов 1981, с. 64, рис. 6-1], содержащее помимо типичного керамического комплекса КТК, топор из белого змеевика; литые пронизки и бронзовые фигурки животных. Последние идентич­ны фигуркам из коллекции Фелицына, содержащей многомолоточковидную булавку и литые полусферические бляхи [Сафронов 1974, рис. 72; 52, рис. 1]. Эти предметы датируют Чиколу 25/11 периодом СБ IIa. Многомолоточковидные булавки и литые бляхи зафиксированы в пог­ребении КТК в Хазнидоне 2/1, 4/6 (Прил. 1, рис. 103, 106). Таким образом, оба могильника яв­ляются отражением культурно-исторического процесса в регионе, характеристикой которого является появление нового погребального обряда - катакомбы и обряда положения погре­бенного «скорченно на боку» и, как следствие этого, разные формы адаптации к этой идео­логической инновации местного населения КТК. Адаптацией можно считать усвоение новой катакомбной формы могилы при сохранении исконного для населения КТК обряда положе­ния погребенного «вытянуто на спине» (Чикола 6/1, 6/3,6.7; Ногир 1/2, 1/3)и сохранении ядра керамического комплекса КТК (амфора, кружка, кратер). Население, которое не восприняло инноваций, отступило в горы, откуда иногда выходило на равнины (Хазнидон 1/1 - погребе­ние в яме с амфорой куявского типа, с валиковой орнаментацией и каменной булавой с 4-мя шишечками, аналогии которой находятся в горизонте Сейма-Турбино-Бородинский клад с датой «середина 13 в. до н.э.»).

Следовательно, с учетом исследованных нами памятников катакомбной эпохи мы впра­ве считать, что регион Северная Осетия (ее предгорные районы) исследован нами на всем протяжении от восточной до западной границы (с.Ногир на востоке, с.Чикола - на западе), в хронологических рамках от майкопской до катакомбной культуры включительно. Массив па­мятников ПМ ДК времени распространен на всем протяжении Северо-Осетинской равнины, стратиграфически отделяется от майкопских и катакомбных памятников. Более того, стра­тиграфия исследованных курганов позволяет рассматривать исследуемые памятники ПМ ДК периода в дробных хронологических отрезках, что и является основой для создания схемы периодизации этих памятников.

Стратиграфия курганов Северной Осетии и типология инвентаря, подкрепленная стра­тиграфическими данными, служит основой для выделения единой археологической культуры пост-майкопского и докобанского времени при условии, если во всех стратиграфических го­ризонтах существут одни и те же типы, эволюция которых не затрагивает основу типа.

2.4.

<< | >>
Источник: Николаева Н.А.. Этно-культурные процессы на Северном Кавказе в III-II тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока - М.: Издательство МГОУ,2011. - 536 с. 2011

Еще по теме Стратиграфия курганов Северной Осетии - основа периодизации кубано-терской культуры в конце III - начале II тыс. до н.э.:

  1. Некоторые следствия выделения кубано-терской культуры и кубано-терской культурно-исторической общности
  2. Выделение керамической традиции на основе классификации с элементами систематизации (методика). Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье и воссоединение КТК керамической традиции в Кубано-Терском междуречье
  3. ГЛАВА 12 СЕВЕРНОЕ И ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В III ТЫС. ДО Н. Э. ИНДОАРИИ В АЗОВО-ЧЕРНОМОРСКИХ СТЕПЯХ. ВЫДЕЛЕНИЕ КУБАНО-ДНЕПРОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ. АРЕАЛЬНЫЕ СВЯЗИ КДК C ДЯ КИО И ДОЛЬМЕНАМИ НОВОСВОБОДНОЙ
  4. Регион Северная Осетия - база для выделения культуры среднебронзового века Кубано-Терского междуречья
  5. Погребальные сооружения КТК, их классификация, относительная хронология по данным курганной стратиграфии. Обоснование однокультурности могильников ПМ ДК времени в Кубано-Терском междуречье по форме могильного сооружения
  6. Периодизация керамической традиции КТК в Северной Осетии (Прил. 3, рис. 28-37)
  7. Кубано-терская культура или культурно-историческая общность?
  8. ЮГ ПОБЕРЕЖЬЯ ПЕРУ В КОНЦЕ I ТЫС. ДО Н.Э. - НАЧАЛЕ II ТЫС. Н.Э.
  9. Кубано-терская культура и ее ядро
  10. Выделение и происхождение «древнеевропейской» линии развития в культурах Северного Кавказа III-II тыс. до н.э.
  11. Приложение 1 Каталог памятников кубано-терской культуры
  12. ГЛАВА 13 СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ III ТЫС. ДО н. э. ПРОБЛЕМА ХЕТТОВ. МЕГАЛИТИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ - УСАТОВСКАЯ, КЕМИ-ОБИНСКАЯ И НОВОСВОБОДНЕНСКАЯ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ДОЛЬМЕНОВ НОВОСВОБОДНОЙ
  13. ГЛАВА 11 СЕВЕРНОЕ ПОПРУТЬЕ И СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В III ТЫС. ДО Н. Э. ИНДОИРАНЦЫ В ПОДУНАВЬЕ, ПРИКАРПАТЬЕ, ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕЯМНОЙ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ (ДЯ КИО)
  14. Культурно-историческая общность степей и предгорий среднебронзового века Кубано-Терского междуречья. Общие периоды в культурно-историческом развитии Европы и Северного кавказа
  15. Некоторые замечания к портрету кубано-терской культурно-исторической общности
  16. Раздел II Восточная и северная зоны Красноморского бассейна с III по I тыс. до н. э.
  17. Глава 3 Керамический комплекс эпохи средней бронзы в Кубано-Терском междуречье и его культурная атрибуция
  18. СЕВЕР ПОБЕРЕЖЬЯ ПЕРУ В КОНЦЕ I ТЫС. ДО Н.Э. - I ТЫС. Н.Э.
  19. ЮГ ГОРНОЙ ОБЛАСТИ ПЕРУ И БОЛИВИЙСКОЕ ПЛОСКОГОРЬЕ В СЕРЕДИНЕ II ТЫС. ДО Н.Э. - НАЧАЛЕ II ТЫС. Н.Э.
  20. Глава 4 Некерамический комплекс пост-майкопского и докобанского времени Кубано-Терского междуречья