<<
>>

В 1542/43 г. дьяк владел поместьем в Налючском погосте Деревской пятины. Всего 29,5 обеж[4777]. Кладём на обжу 2,5 кор. ср.з., переводим в четверти и одабриваем. 118 четв. доброй землёй.

К 1542/43 г. братья выменяли у Спасского Хутынского монастыря обжу в с. Ненетцке Волотовского погоста Обонежской пятины, дав в отмен обжу в Сытинском погосте[4778].

Эта мена не имела бы смысла, если бы у Скрипицыных не было бы ещё одной существенной дачи в Обонежской пятине. Действительно Игнатий Тимофеевич Скрипицын владел поместьем в Коломенском на Волхове погосте[4779]. Иван Меньшой Тимофеевич Скрипицын был записан новгородский помещик дворовый II ст. «Из Колбяг» Обонежской пятины[4780]. В 1563/64 г. в Климецком в Колбягах погосте было описано бывшее поместье Тимофея, Григория и Неудачи Дмитриевичей Скрипицыных: 9 дд. на 15 об. Братья явные сыновья Дмитрия Тимофеевича. Находящееся в нераздельном владении поместье, скорее всего, было отцовским наследством. Как было условлено, кладём на обжу 2,5 кор. ср. пашни, переводим в четверти и одабриваем. 60 четв. доброй землёй.

18 июля 1549 г. в жалованной поместной грамоте Богдану Третьякову Ржаникову упоминается, что Дмитрий Скрипицын владел ч.д. Ржевки в Свинорецком погосте Шелонской пятины[4781]. Других сведений об этой земельной даче найти не удалось

Всего за дьяком было четыре земельные дачи (две в Деревской пятине, по одной в Шелонской и Обонежской). Известен примерный размер трёх из них. Всего на 252,8 четв. д.з.

Дементий Слугин(126). В 1605/06 г. его вдова Варвара с дочерью Марией, вдовой Образца Дементьевича Вахрамеева, дали внучке и дочери Татьяне, жене Ивана Меньшого Михайловича Пушкина (CCXX) с. Неверково с дд. и пп. в Рождественском стану Ростовского уезда. В имении было 479 четв. ср.з. или 383,2 четв. доброй землёй[4782]. Дьяк дважды послушествовал в купчих в Ростовском уезде, по всей видимости, как местный землевладелец[4783].

Иван Дорофеевич Собакин(127).

2 февраля 1573 г. получил ввозную грамоту на поместье (CCXXI) в Паозерском погосте Шелонской пятины: 7 дд. и пустошь на 22 об. и 220 четв. Последняя цифра сильно завышена. В 1572/73 г. 6 деревень из бывшего поместья дьяка были описаны в составе земель дворцового села Паозерья. Образец Бараков и подьячий Бык Михайлов выявили то же число обеж, что и во ввозной грамоте (при разном количестве

населённых пунктов), но четей средней земли писцы намерили всего 109[4784]. Доброй землей будет 87,2 четв. Оклад дьяка составлял 500 четв. В источнике отмечено, что поместье в Новгороде было дано Ивану вместо поместья (CCXXII) в Белой[4785].

10 февраля 1573 г. дьяк получил ввозную на сц. Яковле в том же Паозерском погосте на 1 об. На обжу было положено 10 четв. При этом всего за приказным деятелем было закреплено три обжи на 30 четв. В итоге новгородские приказные заключали, что в оклад на 500 четв. не дошло 470 четв[4786]. Получается, что по ввозной от 2 февраля Иван Собакин ничего не получил и вообще других поместных дач, кроме трёх обеж не имел. Последнее, впрочем, неверно: факт владения дьяком поместной дачей, означенной во ввозной от 2 февраля, отражён в писцовой книге 1572/73 г.

13 февраля 1573 г. Иван Дорофеевич Собакин получил ввозную грамоту на поместье в Щепецком погосте Шелонской пятины: с. Горб с 9 деревнями и частями деревень и 2 пчч. на 17,5 об. и 175 четв.[4787]

В 1573/74 г. дьяку было пожаловано 300 четв. из бывшего поместья Плещеевых. Имение Осипа Тимофеевича Плещеева, его матери Марии и сестры Федоры простиралось на 600 четв. в Болчинском, Бельском и Карачуницком погостах Шелонской пятины[4788]. Какие конкретно населённые пункты достались Ивану Собакину и где они располагались, неизвестно.

Итого, таким образом, по ввозным от 10 и 13 февраля 1573 г. дьяк получил 185 четв. Вместе с 300 четв. из бывшего поместья Плещеевых будет 485 четв. Качество земли не указано.

Признаем его средним и одобрим, получится 388 четв. д.з. Всего с поместьем, пожалованным по ввозной от 2 февраля 1573 г., будет 475,2 четв. д.з.

Петр Григорьевич Совин (128). В Тысячной книге записан по Воротынску, что свидетельствует о наличии у него земельного владения (CCXXIII) в Воротынском уезде[4789].

Иван Филиппович Стрешнев(129). Его порозжее имение (CCXXIV) в 1619/20 г. было описано в Лихвинском уезде[4790].

Суворов Постник (130). 20 августа 1574 г. его бывшее поместье (CCXXV) в Никольском Передольском и Городенском погостах Водской пятины было отделено Григорию и Игнатию Федоровичам Колычевым: с. Холуй с 4 дд. на 24 об. и 240 четв. Качество земли не указано. Одабриваем и признаём средним[4791]. Получается 192 четв. доброй землёй.

Борис Иванович Сукин(131). В октябре 1547 г. оформил данную Троице-Сергиеву монастырю на с. Никитское с 4 дд. в Клинском уезде, ранее приобретённые им у братии в пожизненную аренду за вклад в 150 руб.2564 Сам договор аренды (CCXXVI) был оформлен после 1545/46 г., когда Никитское с деревнями было дано Троице-Сергиеву монастырю по духовной Матвея Ивановича Тюменцева Левашева[4792]. Акт дарения, составленный в 1547 г., был формальностью, ибо Борис Иванович оставлял вотчину за собой «до живота».

Судя по тому, что дьяк был записан в Дворовой тетради по Суздалю, у него здесь было какое-то имение (CCXXVII)[4793].

В 1577/78 г. сын дьяка Василий Борисович Сукин сделал по его завещанию ряд вкладов по монастырям. Суздальскому Спасо-Евфимьеву монастырю досталась д. Колодова в Шуткине стану Юрьевского уезда (CCXXVIII)[4794]. Троице-Сергиев монастырь получил сц. Кишкино в Коломенском уезде (CCXXIX)[4795]. Сельцо Кишкино Челяднино тож было описано в том же 1577/78 г. как вотчина кнг. Прасковьи, жены кн. Данила Ростовского. Ранее это было владение Ивана Петровича Федорова[4796].

Сравнение текстов данной и писцовой книги показывает, что Прасковья это дочь Бориса Ивановича и сестра Василия Борисовича. Притом в писцовой книге она значится как здравствующая, а в данной как покойная. Кишкино это, явно, приданная вотчина Прасковьи, вернувшая обратно в род Сукиных после её смерти. В вотчине, по расчёту писцов, 271 четв. ср.з., доброй землёй 216,8 четв.

В 1584/85-1585/86 гг. бывшая вотчина (CCXXX) дьяка в Горетове стану Московского уезда была описана за боярином Дмитрием Ивановичем Годуновым. Деревня Ивашкова Каменка ранее принадлежала дьяку в совладении с Иваном Мятлевым. Всего в этой даче писцы намерили 40 четв. доброй землёй[4797][4798]. На долю Бориса должно было приходится 20 четв. В той же описи упоминается порозжая вотчина дьяка в Объезжем стану п. Якотуха на 31,25 четв. ср.з.

2571

или 25 четв. д.з.

В 1622/23-1623/24 гг. в Бибикове стану было описано в порозжих бывшее поместье (CCXXXI) Бориса Сукина пп. Осташева и Исаева (Исакова тож) на 150 четв. доброй землёй[4799].

Всего, таким образом, во владении Бориса Ивановича Сукина выявлены шесть имений: аренда в Клинском уезде, вотчины в Юрьевском и Коломенском уездах, вотчина и поместье в Московском уезде, земельная дача в Суздале, где форма собственности не определена. Величину представляется возможным установить применительно к трём из шести земельных дач. Всего получается 411,8 четв. д.з.

2566

2567

2568ПРП РК. № 43.

Вязга Суков(132). Его бывшее поместье (CCXXXII) упоминается в 1542/43 г. в Налючском погосте Деревской пятины. 9,5 1/3 сохи или 29,5 об.[4800]Кладём на обжу 2,5 кор. ср.з., переводим в четверти и одабриваем. Всего 118 четв. доброй землёй.

Семен Сумороков(133). В 1584/85-1585/86 гг. владел вотчиной (CCXXXIII) в Горетове стану Московского уезда: с. Назарьево с третью с. Подолное, д. Ондроново и тремя пустошами[4801]. Всего на 113 четв. доброй землёй.

Судя по писцовой книге и явочному списку к ней, вотчина дьяка сложилась в результате двух покупок. В 1583/84 г. у Семена Пахомова Коряевского (по явочному списку, по писцовой книге это бывшая вотчина Молчана Федоровича Вагина) было куплено с. Назарьевское с пп. Усова и Ондронова. В 1584/85 г. у Курбата Степановича Оскреметкова дьяк купил треть сц. Подолного с 2 пп. (по явочному списку, по писцовой книге у Курбата была приобретена только треть сельца, а пустоши - у Ивана Семеновича Протасьева)[4802]. Таким образом, при царе Иване Семейка Сумороков владел в Горетове стану вотчиной на 75,6 четв. доброй землёй.

Федор Сырков(134). В июне 1536 г. его пожня упоминается в окрестностях Новгорода[4803][4804]. Само по себе это обстоятельство не является указанием на отношение дьяка к феодальному землевладению. Сенокосными угодьями владели и горожане, жители торгово­ремесленного посада. Однако, учитывая должность Федора Сыркова, можно полагать у него наличие поместья (CCXXXIV) в Новгороде.

Петр Васильевич Тараканов(135). В 1571/72 г. Никита Петрович Тараканов, Юрий Андреевич Тараканов и Евфимия Даниловна Тараканова (урожденная Харламова), вдова Богдана Тараканова с сыном Тимофеем дали Троице-Сергиеву монастырю свою вотчину усадище Лезнево с дд. Гора, Нивище, Столбище и Боровичи в Сытинском погосте Деревской пятины. Позднее часть вклада была получена назад Таракановыми у троицкой братии и вновь поделена. В деловой, оформленной в августе 1586 г., было отмечено, что вклад представляет собой пожалование «великаго князя Василья Ивановича всеа Русии и государя царя великаго князя Ивана Васильевича всеа Русии и сына его царя великаго князя Федора Ивановича всеа Русии» вместо отчужденной вотчины с. Григорьевского в Чермене стану Звенигородского 2577

уезда .

Никита Петрович Тараканов сын Петра Васильевича, Юрий Андреевич и Богдан Васильевич его племянники (сыновья родных братьев Василия и Андрея Васильевичей). Явно,

что новгородская вотчина (CCXXXV) когда-то принадлежала троим братьям - Василию, Петру и Андрею, а ранее, возможно, их отцу Василию Никитичу Тараканову.

Именно Василий Никитич был современником Василия III, когда звенигородская вотчина Таракановых была обменяна на новгородскую[4805].

Все пять населённых пунктов из деловой Таракановых были описаны за Троице- Сергиевым монастырем в 1593/94 г. Топонимика за два с лишним десятилетия несколько изменилась. Д. Гора стала селом Кунья Гора. На то, что в обоих случаях мы имеем дело с одним и тем же населённым пунктом, указывает наличие и в деревне и в селе каменной церкви Успения Богородицы[4806]. Боровичи именуются Бороздихой и Бородухой[4807]. Усадище стало сельцом Лзна[4808]. Всего писцы намеряли 111,7 четв. доброй землёй[4809]. Петру Васильевичу Тараканову из этого имения должна была принадлежать примерно треть, т.е. ок. 37,2 четв.

Кузьма Яковлевич Татьянин(136). Практически полное представление о вотчинах (CCXXXVI) дьяка можно составить на основании его духовной, утверждённой смоленским епископом Семионом 24 ноября 1558 г. По завещанию Троице-Сергиеву монастырю передавалось с. Сохино, с. Болтино получала жена Василиса. Д. Старая была завещана ц. Успения Богородицы в Числяках. Брату Семену доставалась д. Маркова, брату Никите - д. Киселева, зятю Меньшому Ростопчину - д. Митяева; племянникам Ивану и Роману Третьяковым Татьяниным - д. Пустое Поле[4810].

Сохино располагалось в Инобаже Дмитровского уезда. В 1537/38 г. Кузьма Яковлевич Татьянин выменял его вместе с п. Совинской у Ярца Елизаровича Сергеева, дав в отмен д. Гребенево в том же стану и прибавив 30 руб.[4811] Деревня была куплей дьяка у Матвея Денисовича Боброва[4812][4813]. В 1558/59 г. на Сохино Кузьмой была оформлена особая данная на имя 2586

троицкого игумена и братии.

Не все вотчины дьяка упомянуты в духовной. В 1597/98 г. вдова приказного деятеля Василиса дала Троице-Сергиеву монастырю 18 пп. в Инобажском стану [4814]. При этом вкладчица утверждает, что именно она дала Сохино Троице-Сергиеву монастырю по приказу мужа. Прямого указания на то, что пустоши ранее принадлежали Кузьме Яковлевичу, в данной нет. Оговорка Василисы, что они станут прибавлением к Сохину, даёт основание предполагать, что исследуемая нами земельная дача ранее все-таки принадлежала дьяку.

В 1546/47 г. Кузьма продал Богдану Семеновичу Петелину за 35 руб. д. Лызлово Хламово в Вышгородском стану того же уезда[4815].

С.Б. Веселовский указывал, что дочь дьяка Матрёна, вышедшая замуж за Меньшого Ростопчина, получила в приданое вотчину в Повельском стану Дмитровского уезда[4816]. Ссылка автора приводит нас к тексту закладной Арины Андреевны Пересветовой и её сына Ивана, занявших в 1556/57 г. у Ивана Алферьевича Абрамова 40 руб. под залог трети сц. Константиновского Татищева в Повельском стану Дмитровского уезда. К акту 25 марта 1562 г. была сделана приписка, содержание которой составляет решение по итогам судебного спора Матрёны и Меньшого Ростопчиных с Иваном и Субботой Алферьевичами Абрамовыми. Матрёне и Меньшому разрешалось выкупить у братьев за 122 руб. две трети Константиновского Татищева с дд. Пестихой Синцовой и Романцевым. Судьи пришли к выводу, что Матрёна Кузьминична, дочь дьяка Кузьмы Яковлевича такая же вотчица как и Абрамовы[4817].

Сохино, ставшее деревней, было описано в составе вотчин Троице-Сергиева монастыря в 1592/93 г. писцы намерили 50 четв. худ. з. (ок. 33,3 четв. д.з.). Семен Яковлевич Татьянин своё наследство в 1561/62 г. заложил Никону Леонтьевичу Анисимову за 30 руб. В 1592/93 г. п. Марково обнаруживается во владениях Троице-Сергиева монастыря[4818]. В Маркове 5 четв. худ. з. (3,3 четв. д.з.). В 1566/67 г. Варвара Семеновна Татьянина (урожденная Мунина) с детьми Афанасием и Федором продали Армянину Захаровичу Шапилову д. Киселево в Вышгородском стану Дмитровского уезда за 60 руб. и овцу[4819]. 7 июня 1566 г. Кирилл Второй и Илья Богдановичи Петелины продали тому же покупателю д. Лызлово Хламово за 35 руб. и овцу[4820]. Лука в 1567/68 г. дал обе деревни Троице-Сергиеву монастырю. В 1592/93 г. в Киселеве было 28 четв. худ. з. (18,7 д.з.), в Лызлове Хламове - 27 (18)[4821]. В 1572/73 г. Меньшой Ростопчин дал Троице-Сергиеву монастырю с. Константиновское Татищево[4822][4823]. Однако вклад либо совсем не достался обители, либо был выкуплен. В 1612/13 г. Борис Григорьевич Матусов и его сын Иван дали троицкой братии сц. Татищево с пп. (б. дд.) Петровка, Романцово, Пестихи и Быкова в Подгородном стану Дмитровского уезда. Ранее вкладчики купили это имение у двоюродной сестры Варвары Меньшого Ростопчиной, жены Андрея Толстого. Во владении 105 четв. на 200 2596

Таким образом, в троицких писцовых книгах 1590-х гг. удаётся найти из бывших вотчин Кузьмы Яковлевича Татьянина сельцо (ставшее деревней) и 3 дд. (ставшие пустошами) на 73,3 четв. доброй землёй.

Пустоши, вклад Василисы Татьяниной, были описаны в 1626/27-1627/28 гг. в составе троицкой вотчины и по просьбе братии были приписаны к Вышгородскому стану. Всего 237,75 четв. худ.з. или 158,5 четв. д.з.[4824]

В итоге неизвестны размеры одного села, 3 дд. и 1 п. Размеры Татищева с 2 дд. требуют вычисления. Предположим, что в с. Болтине было столько же пашни, что и в Сохине - 33,3 четв. д.з. В деревнях и пустошах по 18 четв. д.з., всего 72 четв.

Качество 105 четв. земельного клина, относившегося к Татищеву неизвестно. Признаем землю средней и одобрим, получится 84 четв. Вычтем две условные деревни и получим 48 четв. Всего в трёх станах 387,8 четв. д.з.

Пух Тетерин(137). Его сыновья Тимофей и Осиф были записаны в Дворовой тетради по Суздалю[4825]. Это даёт основание предполагать, что суздальским землевладельцем (CCXXXVII) был ещё их отец.

Стахей Тимофеев(138). В 1576/77 г. купил у Максима Богдана Ивановича Полева куплю (CCXXXVIII) его отца сц. Старое Куретниково на р. Черной с дд. Перегорода, Якунина, Клетки, Дьякова, Санникова, Хрептово и пп. Высокая Волнино, Урубкова и Романова в Раменском стану Дмитровского уезда за 450 руб.[4826]В 1577/78 г. Стахей дал это приобретение Троице- Сергиеву монастырю[4827]. Одновременно приказной деятель подарил той же обители другую свою вотчину сц. Куретниково с дд. Городище, Быково и Головино в том же стану. С обоих вкладов дьяк взял по 100 руб. сдачи[4828].

В 1592/93 г. обе вотчины были описаны в составе владений Троице-Сергиева монастыря (нет только п. Романовой). Всего писцы намеряли 439,8 четв. в пересчёте на добрую землю (вместе с церковной землёй)[4829].

12 июля 1581 г. Кирилло-Белозерский монастырь получил ввозную на вотчину (CCXXXIX) с. Кутузово с д. Бунино, пп. Лугинино и Тулниково в Горетове стану Московского уезда. Ранее это имение принадлежало дьяку Стахею Иванову. По дозорным книгам 1573/74 г. Ивана Коробова и подьячего Никифора Исакова в вотчине 161 четв. доброй землёй[4830]. В

1584/85-1585/86 гг. та же дача (кроме Тулникова) была описана в поместье за кн. Борисом Канбулатовичем Черкасским. Всего без одной пустоши 115,6 четв. доброй землёй[4831].

Всего в двух вотчинах у дьяка было 600,8 четв. д.з.

Рудак Толмачев(139). В 1574/75 г. дал Троице-Сергиеву монастырю сц. Кошелево (CCXL) с припущенной в пашню д. Хлюпино Иворовской волости Старицкого уезда; дд. Фоминское и Фоминское Меньшое (CCXLI) волости Юлка Дмитровского уезда[4832]. В 1593/94 г. Кошелево, ставшее деревней было описано в составе вотчин Троице-Сергиева монастыря. Писцы намерили в этой земельной даче 35,2 четв. доброй землёй[4833]. В межах с троицкими владениями в Старицком уезде лежало с. Виино той же Иворовской волости, принадлежавшее Рудаку Толмачеву[4834]. В Дмитрове у дьяка также остались земельные владения. По Дмитрову он был записан в боярском списке 1602-1603 гг. [4835]

В 1627/28-1628/29 гг. Федор Иванович Лодыгин владел бывшим поместьем (CCXLII) Рудака Толмачева в Нерехотском стану Кашинского уезда, пожалованным ему из порозжих земель. Очень маленькая дача - 10,5 четв. доброй землёй[4836].

35,2 четв. это явно заниженная цифра. Её нужно увеличить, по крайней мере, вчетверо, предположив, что в каждом из Фоминских и Виине было по 35 четв. д.з. Всего будет ок. 140 четв. Это минимальный размер земельных владений Рудака Толмачева.

Савлук Третьяков (140). 30 октября 1571 г. купил у Ивана Китаева Львова и его сына Русина за 250 руб. их вотчину (CCXLIII) с. Кузминское с дд. Домникова, Офонасово, Колпитиново, Янкова, Бахорева, Дубровки, Пантелеево, Пескова (Безкова), Выжилово; пп. Погибелка и Дорок в волости Захожье Тверского уезда[4837]. 5 июля 1581 г. дьяк продал это имение Воину Васильевичу Киндыреву за те же деньги[4838]. Воин же, в свою очередь, в 1596/97 г. продал Кузминское Борису Федоровичу Годунову[4839]. 28 декабря 1598 г. царь пожаловал интересующую нас вотчину монастырю Успения Богородицы «под сосной». В жалованной несколько иной перечень деревень и пустошей, тянувших к Кузминскому: дд. Мятлева, Мышкина, Маленкое, Мокрая Пожня, Янково, Колпитиково, Багарево, Долотово, Плоское, Бешевцово, Погибелка; пп. Дубровка, Пантелеевская, Озерки, Жилево и Дорок. По книгам кн. Василия Тюфякина 1586/87 г. в селе, деревнях и пустошах 290 четв. без указания качества[4840].

2604

2605

2606

2607

2608

2609

2610

2611

2612

2613

Земельную площадь владения Савлука Третьякова можно высчитать лишь приблизительно. По жалованной к селу Кузминскому тянуло 11 дд. и 5 пп. Всего 17 населённых и ненаселённых пунктов по 17,1 четв. на топоним. В актах 1571-1597 гг. упоминаются 12 населённых и ненаселённых мест (село, 9 дд. и 2 пп.). По 17,1 четв. на каждое будет в итоге ок. 204,7 четв. Землю признаём средней и одабриваем. Всего 163,8 четв. д.з.

Никита Тумский(141). В 1542/43 г. купил у Афанасия и Иева Десятого Злобиных Щепиных их вотчину (CCXLIV) д. Иконниково и п. Новинки в Корзеневской волости Московского уезда за 80 руб.[4841] В 1547/48 г. им же у Ивана Матвеевича Васильева была приобретена д. Кроптево в волости Шеренке Московского же уезда за 70 руб.[4842]Иконниково и Кроптево в 1573/74 г. были даны Суздальскому Спасо-Евфимьеву монастырю Василием Дмитриевичем Тумским[4843]. Иконниково, ставшее пустошью, в 1584/85-1585/86 гг. было описано в Шеренском стану как владение Суздальского епископа. Указание на то, что ранее имение было вотчиной Дмитрия Семенова Тумского, снимает сомнения в том, что и в актах и в писцовой книге речь идёт об одном и том же Иконникове. В пустоши было на момент описи 50 четв. д.з.[4844] Всего Никите Тумскому под Москвой могло принадлежать примерно 150 четв. д.з. по числу населённых пунктов.

Гаврила Тыртов (142). В 1555/56-1556/57 гг. в межах с владениями Троице-Сергиева монастыря в Нерехотской волости Костромского уезда упоминаются вотчинные (CCXLV) деревни Гаврила Тыртова Гаврецово и Михалково[4845]. Тихон, Торх и Иван Гавриловичи Тыртовы известны как дворовые дети боярские по Костроме[4846]. Это дьяк и его сыновья. Кроме Гаврилы Андреевича в середине XVI в. жил ещё Гаврила Семенович Тыртов. Но он суздальский и новгородский землевладелец, его сыновей звали Иван, Мирон, Роман и Федор; он обычно прозывался некалендарным именем - Гам Тыртов[4847]. В синодике Московского Успенского собора Гам записан как погибший в Казанском походе 1547/48 г.[4848]

Степан Федотов (Федотьев)(143). В 1567/68-1568/69 гг. в Вышковском стану Рузского уезда упоминается бывшая вотчина (CCXLVI) Степана Федотова на 40 четв. доброй землёй[4849]. Вотчинник и дьяк, судя по всему, одно и то же лицо. Ещё в 1533/34 г. приказной деятель, будучи подьячим, послушествовал в купчей в Хованском стану Рузского уезда[4850]. В акте всего два послуха. Второй из свидетелей сделки - Юрий Ковуров в октябре 1517 г. упоминается как послух в меновной в Скирмановском стану того же уезда[4851].

2614

2615

2616

2617

2618

2619

2620

2621

2622

2623

Петр Федорович Федчищев(144). В 1555/56-1556/57 гг. владел имением в Емстне Костромского уезда в межах с владениями Троице-Сергиева монастыря[4852]. По Костроме в Дворовой тетради записаны его сыновья[4853]. В 1595/96-1596/97 гг. Андрей Романович Лихорев владел вотчиной п. Забелиной в Емецкой волости Костромского уезда. Писцы отметили, что ранее вотчина (CCXLVII) принадлежала Петру Федчищеву, а потом была в порозжем. В пустоши 19,2 четв. доброй землёй[4854][4855]. В писцовой книге 1626/27-1627/28 гг. обнаруживается ещё одна пустошь из бывшего поместья дьяка - Осиновец на 8 четв. доброй землёй. Писцы 2628зафиксировали её в так называемой «старой пустоте» .

В отдельной книге 1576/77-1577/78 гг. по Московскому уезду в Манатьине упоминаются 3 пп. из бывшего поместья (CCXLVIII) Петра Федчищева на 100 четв. д.з.[4856][4857]

Какое-то имение (CCXLIX), возможно, было у дьяка в Галиче. По Галичу в Тысячной 2630

книге записаны его сыновья .

Всего в вотчине и поместье 127,2 четв. д.з.

Семен Фомин(145). В 1577/78 г. владел поместьем (CCL) в Усмерском стану Коломенского уезда: часть с. Воскресенского с 2 дд. и пустошью на 200 четв. доброй землёй[4858]. Ранее за дьяком числилась аренда (CCLI), расположенная рядом с поместьем: 3 пп. на 99,2 четв. доброй землёй[4859].

Всего в двух дачах 299,2 четв. д.з.

Савелий Фролов (146). В 1582/83 г. Савелий Федорович Фролов с племянниками Павлом Реутовым и Богданом Семеновичем Фроловыми, взяли у Ярославского Спасо-Преображенского монастыря «до живота» (CCLII) за вклад в 500 руб. с. Фефилово с дд. и пчч. в Едомской волости Ярославского уезда[4860]. Братия приобрела это имение в том же году у Петра Романовича Пивова за те же 500 руб.[4861] Петр в 1572/73 г. купил эту вотчину у Мотовиловых за 300 руб.[4862]К селу тянули дд. Зенкино, Дьяковское, Купалино, Якушево, Гришкино, Поташино, Обакумово, Ромакино, Меншиково; пчч. Коробанов и «три починки Нижнеи на реке Волге»; п. Шубино; дд. Рютово и Горитцево (Горелцово) с п. Савинской располагались в Черемошской

волости. В 1567/68-1568/69 гг. с. Фефилово было описано как вотчина Семена и Афанасия Никитичей Мотовиловых. К селу тянули дд. Зенкино, Янкушево, Гришкино, Никоново, Окатово, Обакумово, Гришенино, Дияковское, Шубино и Купалино[4863]. Дд. Рютово и Савинская в том же источнике упоминаются как населённые пункты, входившие в хозяйственный комплекс с. Панфилова[4864].

Попробуем определить размер аренды Савелия Фролова в Ярославле. Судя по цене сделки в обоих актах 1582/83 г., во временное владение дьяка перешла вся бывшая купля Петра Романовича Пивова, включая дачу в Черемошской волости. Сравнение текстов актов и писцовой книги показывает, что списки населённых пунктов не совпадают полностью. Починки, по всей видимости, были основаны после того как писцы окончили свою работу. Число деревень и пустошей, лежавших в Едомской волости, совпадает в актах и в писцовой книге: десять и десять. Следовательно, скорее всего, в обоих случаях мы имеем дело с одним и тем же комплексом населённых пунктов. Три из них изменили свои названия (были Поташино, Ромакино, Меншиково, стали Никоново, Откатово, Гришенино). В писцовой книге Василия Фомина не удалось найти д. Горитцево (чтение из купчей 1572/73 г., в купчей 1582/83 г. - Горелцово). Похоже, что в 1567/68-1568/69 гг. деревня именовалась Гаврилцово и тянула к тому же с. Панфилову, что и Рютово с Савинским. Всего будет 224,1 четв. доброй землёй.

В 1584/85-1585/86 гг. дьяк Савелий Фролов владел вотчиной (CCLIII) д. Кормино на рч. Ходынке в стану Манатьин, Быков и Коровин. Всего на 16 четв. доброй землёй.

15 мая 1585 г. в правой грамоте по итогам спора Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря и крестьян дворцового с. Борисовского упоминается село Батыево (CCLIV) Суздальского уезда, бывшее «за Савою за Фроловым»[4865]. В итоге дьяк и его брат Александр дали эту вотчину Ростовскому Борисоглебскому монастырю[4866].

В 1584-1597 гг. вдова Савы Фролова продала боярину и дворецкому Григорию Васильевичу Годунову с. Ильинское Заречье (CCLV) в Лутском стану Ростовского уезда[4867]. В 1629/30-1630/31 гг. в селе с 10 дд. и 13 пп. было 675 четв. ср.з.[4868]Доброй землёй 540 четв.

Всего аренда в Ярославе, три вотчины в Суздале, Ростове и под Москвой. Известен размер подмосковной и ростовской вотчин и аренды, половина из которой должна была принадлежать племяннику дьяка. Всего ок. 780 четв.

Роман Хвощинский(147). В жалованной от 25 августа 1535 г. указано, что дьяк и его брат Степан владели поместьем (CCLVI) в Тульском и Алексинском уезде, пожалованным вместо

земельной дачи в Новгороде[4869]. Выше мы констатировали, что акт фальсифицирован. В тоже время, данные о землевладении Хвощинских, по крайней мере, отчасти взяты составителями акта из достоверных источников.

Согласно жалованной, Хвощинские владели в Тульском уезде сц. Семеновским с дд. Обидомой, Сарковой, Вороновой, Котовой и Кутеповой. В 1587/88-1588/89 гг. в Нюховском стану Тульского уезда за сыном дьяка Петром Романовым Хвощинским было описано сц. Семеновское на рч. Нюховке, часть д. Обидомой, д. Салкова на рч. Брусенке и п. (б.д.) Ворыпаева на той же речке. Ранее поместье было за отцом Петра Романом Хвощинским. Писцы отметили, что Салково бывшее поместье Михаила Урывкова. Салковым и Ворыпаевым Роман Хвощинский владел без документов («без государевы грамоты и в приправочных книгах за ним не написано»)[4870].

Рядом с поместьем Петра было описано поместье его брата Кузьмы: дд. Котова на Обидовском отвершку; Буркова (Морозов починок тож) на Зашибенском отвершку на Гнилом колодезе и половина д. Вобидомой на Обидомском отвершку. Ранее эта дача принадлежала Михаилу Иванову Урывкову и Булату Владимирову Гринкову[4871]. Половина д. Кутеповой того же Нюховского стана обнаруживается по поместье за Семеном Андреевичем Ивашкиным, а вторая половина за Евдокией, вдовой Степана Матвеевича Хвощинского и её сыном Богданом[4872].

Таким образом, из одного сельца и пяти деревень, означенных в жалованной от 25 августа 1535 г., в писцовых книгах 1587/88-1588/89 гг. во владении сыновей Романа Хвощинского обнаруживается сельцо и 3 дд. Обидомая и Вобидомая это явно один и тот же населённый пункт. Д. Салкова их писцовой книги, несомненно, то же, что и Сарково из жалованной. В целом же братьям Петру и Кузьме принадлежали те же 6 населённых пунктов, что и их отцу. Семеновская, Обидомая, Салкова и Ворыпаева прямо названы писцами бывшим владением Романа Хвощинского. Применительно к Котову и Буркову такой информации нет. Полагаем, что и эти деревни были когда-то за дьяком, но на тех же правах, что и Салково с Ворыпаевым, т.е. «без государевы грамоты». Всего Петр и Кузьма владели 660 четв. д.з. Примерно такого же размера было, судя по всему и поместье их отца. Дача в Алексине, если она существовала в реальности, скорее всего, принадлежала в основном Степану Матвеевичу Хвощинскому. Сведения о новгородском поместье братьев Романа и Степана, по всей видимости, вымышлены.

Илья Антонович Царегородцев(148). В октябре 1570 г. дьяк и Иван Степанович Зубатого дали Чудову монастырю дд. Ивашево, Агафоново, Медведево и Харитоново в Быкове и Коровине стану Московского уезда. Илье и его сыновьям в этом имении принадлежало 88 четв. без указания качества земли. Вкладчики отметили, что деревни были пожалованы им вместо вотчины (CCLVII) в Емецком стану Костромского уезда, отписанной на государя. Царегородцевым в Костроме принадлежало сц. Заречье с дд. Барановым и Налескиным. Всё это купля у тех же Зубатого, состоявших с дьяком в свойстве[4873]. Качество земли в подмосковном имении Царегородцевых и Зубатого среднее[4874]. Значит, на долю дьяка приходилось 70,4 четв. доброй землёй. Вотчины в Московском и Костромском уездах, ставшие объектом мены, должны быть сравнимы по размеру.

К октябрю 1570 г. Илья Царегородцев был митрополичьим дьяком. Купли в Костроме А.В. Антонов относил к 1550-м - 1560-м гг.[4875] П.А. Садиков опубликовал данную, изучаемую нами, вместе с другими актами, отразившими, по его мнению, опричные земельные перемещения[4876]. А.А. Зимин датировал присоединение Костромского уезда к опричнине 1567 г. [4877]На службу к митрополиту Макарию Илья Царегородцев перешел где-то между 14 января 1561 г. и 23 ноября 1562 г.[4878]Получается, что, будучи на государственной службе, дьяк владел только вотчиной в Костроме, а подмосковное имение приобрёл только после перехода на службу к главе Церкви.

Всего известный размер вотчин Ильи Царегородцева как царского дьяка определяется нами в 70,4 четв. д.з.

Циплятевы(149, 150). Елизар Иванович владел вотчиной (CCLVIII) в Белозерском уезде. Ок. 1492 г. его пожни, болота и д. Гридина упоминаются в межах с владениями Кириллова монастыря[4879]. В 1529/30 г. дьяк купил у Михаила Ивановича Монастырева с. Дмитриевское в Надпорожском стану за 150 руб.[4880]В 1546/47 г. душеприказчики дьяка, исполняя его последнюю волю, дали Кирилло-Белозерскому монастырю с. Троицкое и д. Рыково в том же стану[4881]В 1557/58 г. село, деревня и пч. Команев были выкуплены у кирилловской братии Григорием и Яковом Юрьевичами Монастыревыми. Братья указали, что это вотчина их отца Юрия Матвеевича, которую Елизар Циплятев приобрёл у него по закладной за 50 руб.[4882]

В 1499/1500 г. Елизар Иванович Циплятев владел поместьем (CCLIX) в Климецком Тесовском и Спасском на Оредежи погостах Водской пятины. В одном месте за дьяком было с. Горыни на Аредежи с 7 деревнями и долями деревень на 108 кор.; в другом - 2 деревни на 10 кор.2656Качество земли в обеих дачах не указано. Признаём его средним и одабриваем, переведя в четверти: 188,8 четв. доброй землёй.

В выписке из тех же писцовых книг Дмитрия Китаева, опубликованной Археографической комиссией под редакцией И.Я. Гурлянда в составе дел Тайного приказа, у Елизара Ивановича Циплятева означено поместье в Егорьевском Луском погосте2657Однако размер этой дачи не указан.

В 1567/68 г. Иван Елизарович Циплятев дал Чудову монастырю сц. Пенино на р. Всходне и д. Федотовой в Банском (Горетове) стану Московского уезда, указав, что это отцовская вотчина (CCLX)[4883]. Позднее эта земельная дача была отписана у монастыря к дворцовым селам Павловскому и Путиловскому вместе с чудовской вотчиной селами Лушки и Уваровское. В качестве компенсации чудовская братия получила земли в Костромском уезде. 24 августа 1585 г. царь Федор вернул Чудову монастырю и Лушки и Уваровское, но состав писцовых книг Тимофея Андреевича Хлопова эти села не попали. В жалованной от 24 августа указано, что к Лушкам и Уваровскому тянули 6 дд. и 8 пп. (в том числе Федотово и Пенино) на 612 четв. ср.з.[4884] На один населенный пункт будет, таким образом, 38,25 четв., на два - 76,5, а доброй землёй - 61,2 четв.

Всего у Елизара Ивановича Циплятева две вотчины - в Белозерском и Московском уездах - и поместье в Новгороде. Известный размер 250 четв. д.з.

Иван Елизарович Циплятев в 1567/68-1568/69 гг. владел вотчиной (CCLXI) в Рузском уезде. В Вышковском стану ему принадлежало сц. Комарово с 7 дд. и половиной пустоши на 223,6 четв. доброй землёй[4885]. В Замошской волости у дьяка было с. Никольское с 3 дд. на 90,1 четв.[4886]В Локнышском стану он владел по закладной сц. Фенкиным с 3 дд. на 80 четв. Всего на 393,7 четв. доброй землёй.

О вотчине приказного деятеля в Горетове стану Московского уезда выше уже было сказано. Это, по нашим примерным расчетам, ещё 61,2 четв.

2656

2657

НПК. Т. 3. Стб. 73-75, 90-91.

РИБ. Т. 22. Стб. 19.

Бывшее поместье (CCLXII) Ивана Циплятева в Сурожском стану Московского уезда в 1584/85-1585/86 гг. было описано в порозжих. Всего пп. Желтино, Микулино и Вражки на 162,5 четв. ср.з.[4887] Доброй землёй 130 четв.

Итого две вотчины и поместье на 584,9 четв. д.з.

Истома Чертовской(151). Его бывшее поместье (CCLXIII), частично оставшееся на прожиток вдове, частично пошедшее в раздачу или пребывавшее в порозжем, было описано в 1564/65-1565/66 гг. в Петровском и Борисоглебском в Боровичах погосте Бежецкой пятины: 10 деревень и частей деревень на 36,75 кор.[4888]Качество земли не указано. Переводим коробьи в четверти, землю признаём средней и одабриваем. Получается 58,8 четв. доброй землёй.

Ещё 6 пп. из бывшего поместья дьяка в Никольском, Покровском и Иванском в Волочке Держкове погосте той же пятины пребывали в порозжем. Дорозщики учли 6,25 об. Применительно к 4 пустошам из 6 было отмечено, что они «описью дороги, а землёю худы»[4889]. По нашим правилам на обжу худой земли кладём 3 кор. Переводим в четверти и одабриваем: 25 четв. доброй землёй.

В том же погосте в 1564/65-1565/66 гг. поместьем владел племянник дьяка Нехороший Богданов Чертовской. Писцы отметили, что ранее эта дача принадлежала Истоме и Богдану Чертовским. Всего в имении 9 дд. и частей деревень на 58 кор.[4890]Землю признаём средней, переводим в четверти и одабриваем. Получится 92,8 четв. доброй землёй. Какова была доля Истомы в общем владении неизвестно. Предположим, что половина, 46,4 четв.

Всего в Бежецкой пятине у Истомы Чертовского мы насчитали 130,2 четв. д.з.

Иван Алексеевич Шамский(152) владел вотчиной-куплей (CCLXIV) в Рождественской волости Переславского уезда: треть сц. Михова с дд. Дубакино и Фоминское Жерлово и пчч. Лазарцов Лученино и Ивашков Биркин. В указной грамоте от 11 марта 1537 г. было указано, что доля сельца, Дубакино и пч. Лазарцов были приобретены у Устиньи Федоровы жены Яковля и ее сыновей Ивана и Петра. Это вотчина входила в состав комплекса из сц. Михова с 10 дд. (в это число попал и починок Лазарцов) на 0,25 сохи[4891]. 13 августа 1538 г. дьяк и его сыновья получили на вотчину жалованную грамоту[4892]. Четверть сохи в первой половине XVI в. это 75 четв. д.з. на 11 населённых пунктов. На один населённый пункт будет 6,8 четв., а на пять - 34,1 четв.

Лука Шапилов(153). 3 июня 1566 г. купил у Кирилла Второго и Ильи Богдановичей Петелиных куплю их отца д. Лызлово Хламово в Вышгородском стану Дмитровского уезда за

35 руб.[4893]В 1566/67 г. дьяк приобрел по купчей у Варвары Семеновны Татьяниной (урождённой Муниной), вдовы Никиты Татьянина д. Киселёво в том же месте за 60 руб.[4894] 25 сентября 1567 г. обе деревни (CCLXV) были даны Лукой в Троице-Сергиев монастырь[4895]. В 1592/93 г. они были описаны в составе вотчин обители. Писцы намеряли в этой даче 36,7 четв. доброй землёй[4896].

В 1577/78-1578/79 гг. дьяк владел поместьем (CCLXVI) в Раставском стану Каширского уезда: д. Малынь с 2 пп. на 92 четв. д.з.[4897]

В 1628/29 г. сын дьяка Борис владел старой вотчиной (CCLXVII) в Гостунском стану Кашинского уезда: 13 пп. на 80 четв. доброй землёй[4898][4899]. Учитывая, что кашинским вотчинником был ещё отец Луки, можно уверенно заключить, что «старая» это значит 2674

отцовская .

Итого две вотчины и поместье, всего на 208,7 четв. д.з.

<< | >>
Источник: САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV - XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук. Орёл - 2015. 2015

Еще по теме В 1542/43 г. дьяк владел поместьем в Налючском погосте Деревской пятины. Всего 29,5 обеж[4777]. Кладём на обжу 2,5 кор. ср.з., переводим в четверти и одабриваем. 118 четв. доброй землёй.:

  1. Андрей Шерефединов(154). В отдельной книге 1576/77-1577/78 гг. упоминаются две трети деревни и три пустоши из его бывшего поместья (CCLXVIII) в Кошелеве стану Московского уезда. Всего 76 четв. д.з.[4900]
  2. В 1567/68-1568/69 гг. Путило владел вотчиной (CLII) в волости Воиничи Рузского уезда.
  3. № 118. ЗАГОВОР КИНА ДОНА В СПАРТЕ
  4. Гаспар де Карвахаль. Повествование об открытии реки Амазонок (1541-1542).
  5. ПЕРЕВОДЫ ИСТОЧНИКОВ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ В «ПРИЛОЖЕНИЯХ» ВДИ
  6. ПЕРЕВОДЫ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АНТИЧНЫХ АВТОРОВ
  7. Организация римского рабовладельческого поместья*
  8. 24) Внешняя политика России в первой четв.XIX века. Отеч.война 1812 года
  9. № 84. ДЕКРЕТ ИМПЕРАТОРА КОММОДА О КОЛОНАХ БУРУНИТАНСКОГО ПОМЕСТЬЯ
  10. Люсьен Леви-Брюль. Первобытный менталитет. — Перевод с фран­цузского Е.Калыцикова. — СПб.,2002. — 400 с., 2002
  11. № 36. ОТЧЕТ НАДЗИРАТЕЛЯ НАД ОТРЯДОМ РАБОВ ЦАРСКОГО ПОМЕСТЬЯ ОБ ИЗРАСХОДОВАНИИ ИМ ДОВЕРЕННОЙ ЕМУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ