<<
>>

1.5. Киевская Русь: политическая система, социальная структура, экономическое развитие, оценка общественной системы.

Государственные институты Киевской Руси. Владимир как участник войн между братьями прекрасно понимал, что целостность государства зависела от того насколько спокойно решается проблема престолонаследия.

Со времени Владимира передача власти стала осуществляться по удельно-лествичному принципу. Не от отца к сыну, а по старшинству от брата к брату или от племянника к дяди. То есть власть наследовалась в рамках всего рода Рюриковичей. Все князья (мужские потомки Рюрика) получали уделы. Единство княжеского дома должно было поддерживаться заинтересованностью удельных князей в лояльности к киевскому престолу. Эта заинтересованность выражалась в возможности занять сам престол или получить более престижный и богатый удел. Каждый из князей выступал как носитель части административной, военной и судебной власти, находящейся в руках княжеской семьи.

Во второй половине XI - XII вв. постепенно возобладали другие принципы. Князья стремились укрепиться в определенном уделе, отстаивая его интересы, и передать его своим сыновьям. Так Чернигов рассматривался как наследственный удел потомков Святослава Ярославича, Переяславль и Киев - потомков Владимира Мономаха, Полоцк - Изяслава Владимировича (сына Владимира Крестителя). Юридически подобную систему закрепил съезд князей в Любече (1097 г.). В претензии князей на великокняжеский престол или на наиболее выгодные уделы учитывалась генеалогическая давность. Чем раньше стала самостоятельной та или иная линия князей и в то же время, чем ближе в родственном отношении данная линия была к первым русским князьям - Владимиру, тем с большим основанием князья этого клана могли претендовать на власть в Киеве.

Насколько удельно-лествичная система имела преимущества по сравнению с прямым наследованием судить трудно - столкновения между князьями в XI в. стали нормой русской политической жизни. Однако, учитывая плодовитость князей, необходимо подчеркнуть, что лествичное восхождение от удела к уделу регулировало внутреннюю жизнь всего дома Рюриковичей.

В политической системе Киевской Руси сочеталось три разных элемента: монархический, аристократический. Монархизм был тесно связан с княжеской властью. Традиции монархизма не только были привнесены династами иноземного происхождения, но и имели местные славянские корни. Большое влияние оказал политический опыт Хазарского каганата и, особенно, Византийской империи. Киевские князья являлись верховными военачальниками, определяли внутреннюю и внешнюю политику, осуществляли правосудие и гражданское управление. Князь как глава исполнительной власти устанавливал нормы дани (для IX - X вв.) и общегосударственных налогов. Великий князь киевский был источником законов. При этом часть дополнений к “Русской Правде” была внесена на съездах русских князей (в 1097 г. в Любече и в 1110 г. в Вятичеве). Князь исконно на Руси рассматривался как защитник церкви.

Аристократическое начало: боярский совет. Возможно в качестве другого элемента аристократического начала можно рассматривать солидарное управление страной семьей Рюриковичей. Боярский совет был существенным дополнением княжеской власти. В источниках часто упоминаются видные аристократические фигуры - Свенельд, Асмут, Добрыня и т. д. Особое место в системе управления государством играли княжеские пиры и охоты во время которых обсуждались насущные вопросы внутренней и внешней политики.

Роль аристократического окружения исполняла дружина. Наиболее влиятельные дружинники являлись не только военачальниками, но и выполняли гражданские функции. Роль дружины широко представлена в источниках. Летописи полны примеров когда дружинники “уговаривают” князей. Святослав Игоревич отказался принимать христианство и сослался на оппозицию дружины. Князя Бориса дружина уговаривала свергнуть Святополка. Боярами назывались “передние мужи” то есть “лучшие” в дружине, а так же в XI - XII вв. “старцы городские” (городское правление).

Боярство Киевской Руси институт еще достаточно не замкнутый. Благодаря княжеской службе доступ к боярскому чину был открыт для способных людей.

Боярина нельзя рассматривать как непосредственного вассала князя. Он мог легко оставить княжескую службу. Бояре получали землю не в условное держание, а в ограниченную собственность (ограничения касались наследования, так как если у боярина не было прямых потомков земля переходила князю, то есть государству; те же условия реализовывались им в отношении смердов). При этом бояре не были обязаны князю службой. Не следует забывать, что в разряд бояр попадали и бывшие наемники. Особенно хорошо это видно в эпизоде “Повести временных лет”, когда князь Владимир Святославич раздавал землю в собственность наиболее лояльным к нему наемникам-варягам после захвата киевского престола в 982 году.

Демократическое начало: городское вече. Вече можно рассматривать как представительную власть. Право решающего голоса имели только главы семей, голоса неженатых сыновей не учитывались, причем обычай требовал единогласного решения. Генезис и эволюция городского вече Киевской Руси связано не со старыми родовыми традициями, а со сложением городской общины и ее возрастающим влиянием на князя. Городская община большинства русских городов, возникших в X - XI вв., формировалась инкорпарантами из различных страт общества (ремесленники, купцы, княжеская администрация, церковные служители). Поэтому значение вече так мало заметно в начальный период русской государственности и отчетливо проступает в XI - XIII вв. Если первоначально князья могли игнорировать мнение горожан (захват Киева с опорой на воинскую силу, насильственное крещение), то со временем, когда сложились устойчивые институты управления городом, когда городские ополчения стали составлять значительную часть армии, когда состоятельные горожане стали суживать представителям власти деньги, а у князя появились свои экономически интересы в посаде, общественно-политическое влияние русских городов резко возросло (в 1068 г. киевское вече провозгласило князем Всеслава, пленника законного князя Изяслава, а в 1113 г. настояло на приглашении в качестве князя Владимира Мономаха).

В киевский период наибольшей силы вечевая власть достигла в Новгороде, где уже для второй четверти XII в. можно говорить о формировании республиканских институтов.

Помимо трех властных начал (монархического, аристократического и демократического) существовала другая структура управления - княжеская администрация. В крупных городах (Новгород, Переславль, Чернигов, Владимир и т.д.) роль наместников чаще всего исполняли ближайшие родственники киевского правителя (сыновья, братья и дяди). В менее значимые земли князем назначались посадники, в руках которых концентрировались административные, судебные и налоговые функции. Во главе городского управленческого аппарата стояли “тысяцкие” (в военное время они возглавляли городское ополчение). Низовые чиновники носили название “сотских” и “десятских”. Их главной задачей являлось поддержание порядка и сбор налогов в округах (“десятках” и “сотнях”). Помимо этого, функционировал специальный институт вирников (сборщиков штрафов). Часть судебных функций (гражданское право) принадлежало церкви. В сельской местности административные функции возлагались на старейшин общин, а в княжеских землях на тиунов.

Налоговая система Киевской Руси сочетала два принципа. Первый связан с сохранившимся до конца X в. даничеством, покоренных славянских и угро-финских союзов. Второй складывался в городах и прилегающих территориях, где постепенно оформились “сотни” и “десятки” - налоговые единицы. Сбор дани (налога) в городах осуществлялся с “дыма” (одного очага, т.е. дома), а в земледельческих районах с “рало” (плуга или хозяйства). Общая сумма дани распределялась по погостам (налоговым районам), а члены общин уже сами выделяли доли в налоговой нагрузке.

Наиболее значимые в экономическом и политическом отношении города (Киев, Новгород, Полоцк) освобождались от дани и зачастую платили налоги только с торговли и ремесленного производства. Налоговый иммунитет имели княжеские чиновники, дружинники и бояре. Учитывая ключевую роль в экономики Киевской Руси торговли, государственная казна во многом пополнялась благодаря развитой системе налогов с торговли.

При въезде в город купцы обязаны были платить пошлины, “гостиное” и “торговое” (за проживание в гостиницах и использование рыночной площади), оплачивалось взвешивание и измерение товаров и т.д.

Социальная структура. Социальная структура Киевского государства была динамична, имела неустойчивый, подвижный характер, т.е. большинство социальных групп (страт) не были замкнуты и общественный статус отдельных лиц мог сильно изменяться в течение жизни.

Привилегированные положение занимали князь, княжеский дом (Рюриковичи), бояре входившие в состав старшей дружины. Фактически общественная элита включала представителей княжеской администрации. В начальный период истории Киевской Руси окружение князя составляли норманны (см. список послов в текстах договоров с Византией). Однако со временем, благодаря ассимиляции знать, как и сами Рюриковичи славянизировались. Причастность к государственной власти, заслуги перед князем обеспечивали не только широкие правовые гарантии (в “Русской правде” именно убийство княжеских тиунов, а не крупных земельных владельцев карается наибольшим штрафом в 80 гривен), но значительный материальный доход. Так воевода Свенельд при Игоре имел персональное право сбора дани с древлян. Солидный доход от сбора дани имели сыновья князя и его наместники на местах - посадники. В начале XI в. Ярослав, возглавлявший княжеское управление в Новгороде, оставлял на содержание своих приближенных не менее 1/3 всех сборов. Несомненно, что в пользу государственного аппарата перераспередлялись военная добыча, штрафы (вира), а также доходы от торговли и пошлин. В конце IX - X вв. привилегированное положение сохраняли и князья подчиненных Киеву славянских союзов (например, древлянский князь Мал). В договоре с Византией (907 г.) они упоминаются сразу после Олега и других Рюриковичей. Среди социально престижных “должностей” в княжеском окружении следует назвать дружинных воевод, кравчих (распорядителей на княжеских пирах), огнищан (судебных исполнителей), тиунов (управляющих княжеским хозяйством), вирников (сборщиков штрафов), подъездных (адъютантов) и др.

С княжеской администрацией тесно связано формирование боярства. Если судить по договорам Руси с Византией, то в качестве “бояр” выступают воеводы и старшие дружинники, выполнявшие одновременно роль дипломатов и торговых агентов. В отношении аристократии, старших дружинников, бояр в летописях употребляется термины “мужи”, лучшие мужи”. Первоначально данный социальный институт не был впрямую связан с крупной земельной собственностью. В качестве верховного владельца и распорядителя земли выступал киевский князь. Несмотря на то, что источники указывают на существование не княжеских владений (полоцкие земли варяга Роговолда, земельные угодья розданные Владимиром наиболее лояльным варягам, после захвата в 980 г. Киева и победы над Ярополком), по-видимому, такие случаи даже в X в. носили эпизодический характер. Надо думать, что и в XI в. развитие боярского землевладения не стало ведущей тенденцией. Бояре и в этот период прежде всего военные и гражданские чиновники, а лишь затем собственники. К тому же ничто не указывает на условный характер боярской вотчины в Киевской Руси, в связи с чем киевского боярина нельзя напрямую отождествлять с западноевропейским феодалом. На Руси в X - XI отсутствовала феодальная лестница и сопутствующие институты в виде феодального иммунитета, обязательной службы сеньору и т.д. “Феодализацию” в какой-то мере можно связать с оформившейся в течение XI в. удельной собственностью Рюриковичей, которая в 1097 г. закрепляется в качестве “вотчин” отдельных ветвей правящего рода.

Менее ясна социальная сущность членов младшей дружины (гридь). Если в условиях войны это основа воинского контингента, то в мирное время они помимо охранной службы выполняли различные работы в княжеском хозяйстве. Свое социальное окружение, сходное с княжеским, имели некоторые старшие дружинники и знатные бояре (в “Повести временных лет” упоминаются “отроки Свенельда”, “боярские тиуны”).

К средним стратам Киевской Руси принадлежали, прежде всего, горожане (посадские люди) и свободное крестьянство, составлявшие не менее 3/4 населения Киевской Руси. Русское купечество в IX - XII вв. выступает как активная социальная и экономическая сила. Транзитная и оптовая торговля являлись не только солидным источником пополнения казны, но и играла роль системообразующего фактора в государстве (одной из главных задач княжеских чиновников было обеспечение функционирование торговли вдоль “Пути из Варяг в Греки”). Посадские или “младшие” люди объединялись в территориальные образования - гильдии или общины, причем они не носили производственный характер, а были связаны с разными районами города.

В сельской местности основной общественной группой были “людины” - лично свободные члены крестьянских общин (верви). От “людинов” своим социальным положением отличались “смерды” - зависимые от князя и, по-видимому, трудившиеся на земле князя, сельскохозяйственные работники. Надзор за смердами осуществляли представители княжеской администрации - тиуны. Смерды были ограничены в праве наследования (при отсутствии близких родственников имущество переходило князю). Низкое общественное положение рассматриваемой группы подчеркивали минимальные суммы штрафов, которые обязывала выплачивать “Русская Правда” в случае правонарушений против смердов (5 гривен).

В источниках упоминается несколько категорий экономически не самостоятельного населения - “дачи” (вольнонаемные) и “рядовичи” (заключившие договор - “ряд” на выполнение каких-то работ). Порой исследователи в связи с этими и другими социальными группами поспешно делают вывод о формировании феодально зависимого слоя, забывая, что работники по найму - это социальная категория не связанная строго с какой-то определенной общественной системой, так как они существовали и в эпоху античности, и в средневековье, и по сей день играют немаловажную роль в производственной сфере. В то же время из состава “рядовичей” пополнялись полусвободные страты. К последним относились “закупы” или “ролейные закупы” - должники по ссудам и по уплате процентов, вынужденные компенсировать свои долги подневольной работой.

В составе несвободного населения источники называют “челядь”, “робов”, “холопов” и “обельных (т.е. полные) холопов”. Во всех случаях можно предполагать, что речь идет о людях рабского положения, различающихся только хозяйственной специализацией. Однако, оставаясь лично зависимыми от князя или боярина, рабы не обязательно были социально и юридически бесправными. Некоторые из них занимали высокие посты в управлении княжеским хозяйством (ключники, тиуны). Рабство получило широкое развитие в Древнерусском государстве и данный институт стабильно воспроизводился в течении IX - XI вв.

Отдельное место в общественной системе Киевской Руси занимали церковные служители. Их реальный социальный статус мог быть различным. Так если монашество только начало оформляться в XI веке и не нашло еще своей общественной роли, то иерархи церкви (митрополиты, архиепископы, епископы и т.д.) выступали в качестве людей, занимавших привилегированное положение.

Свои социальные ниши имели национальные меньшинства (черные клобуки, угры, финны). Большого экономического влияния, благодаря ростовщичеству, к началу XII в. добились евреи, эмигрировавшие из Хазарии.

Экономическое развитие Киевской Руси. Экономика Древнерусского государства основывалась на нескольких важных составляющих: сельскохозяйственном производстве, внешней и внутренней торговле, ремесле и промыслах. В IX - XI вв. произошли качественного изменения в области земледелия. Переложная система (землю после первых урожаев оставляли под паром на несколько лет, при этом не было определенного чередования ни во времени, ни в севообороте) практиковавшиеся на юге в раннегосударственный период в связи с увеличением плотности населения, сменилась прогрессивной двухпольной (возможно и трехпольной) системой землепользования. Постепенно постоянное возделывание, которое требовало меньше труда по сравнению с подсечным земледелием стало вытеснять последнее и в северных районах. Конечно это не означает, что в отдаленных лесных районах земля не обрабатывалась подсечно-огневым способом. Регулярно использовавшаяся для посевов земля, как правило, находилась в частной или общинной собственности. В “Русской правде” устанавливались штрафы за распахивание земель вне установленных границ.

Из зерновых на юге как основные культуры выращивали пшеницу и гречиху, на севере - рожь, овес и ячмень. На отдельных полях взращивались горох, репа. Из технических культур отдавали предпочтение волокнистым пригодным для ткачества (лен и конопля). Основным орудием труда земледельца были на севере соха (деревянный плуг с тремя зубьями, позже усовершенствованный с помощью металлического лемеха) и на юге рало - плуг с трапециевидным ножом. Соху тянули несколько лошадей, а рало - волы или лошади. Разведение лошадей и крупного рогатого скота представляло собой важную отрасль древнерусской экономики. Во многом развитие этой отрасли предопределялось военными и охотничьими нуждами (в княжеских хозяйствах содержались огромные табуны лошадей), с одной стороны, и воспроизводством тягловой силы для земледельческих работ - с другой. В сельской местности земледелие и скотоводство не исчерпывали круг хозяйственных занятий и дополнялись охотой, рыболовством и другими промыслами.

Охотой занимались самые различные группы населения Киевской Руси. Но если для князей и бояр охота являлась в большей степени развлечением, то для жителей лесостепной, а особенно лесной зоны охота порой служила главным источником пропитания, обеспечивала мехами, которые использовались для изготовления теплой одежды или служили средством обмена. Значение охоты для экономики киевского периода подчеркивалось в “Русской Правде”, где предусматривались суровые наказания за охоту в чужих угодьях, за кражу или порчу охотничьих сетей и убийство охотничьей собаки. Разнообразить пищевой рацион помогало также рыболовство. На многочисленных реках, речушках, озерах Восточноевропейской равнины вылавливалось огромное количество видов рыбы. В X - XI вв. сложились специализированные общины “бродников”.

Бортничество являлось другим распространенным видом лесного промысла. Его технология была связана с рациональным использованием естественной среды обитания. В дуплистых стволах деревьев вырубались специальные колоды (борт), где и селились пчелы. Стволы метились знаками пчеловодов (знамя), которые превращали данное дерево в собственность охраняемую законом. В “Русской Правде” за снос чужого улья устанавливался штраф в 3 гривны, а за уничтожение знака владельца - 12 гривен.

Охота и промыслы давали не только разнообразную продукцию для внутреннего потребления, но являлись и важнейшим источником экспортной торговли. Составе русского экспорта определялся региональными производственными особенностями Киевской Руси и направлением торговли, хотя в целом преобладало сырье и продукция сельского хозяйства. Так в Византию в X в. русские вывозили меха, мед, воск и рабов. В более поздний период стали экспортировать зерно. Из Византийской империи на Русь ввозили в основном вина, шелк, фрукты, изделия из стекла, ювелирные украшения, иконы. В страны Востока Русь продавала меха, мед воск, клыки моржей, шерстяное сукно и льняное полотно, а покупала там специи, драгоценные камни, шелковые и сатиновые ткани, оружие и лошадей. Часть перечисленных товаров транзитом через Новгород отправлялась в Европу. Наиболее тесно с европейской торговлей были связаны Новгород и Смоленск, которые вывозили на запад не только традиционные товары (мех, мед и воск), но также серебро и предметы из серебра, лен, пеньку, канаты, холстину, хмель, сало, говяжий жир, овчину и шкуры. С Запада на Русь импортировали шелк, тонкошерстянные ткани, иглы, оружие, металлы (железо, медь, олово, свинец), селедку, вино, пиво, соль.

В процессе торговой деятельности русские купцы довольно большое время проводили за границей, а иностранные торговцы а пределах Киевской Руси. Русские (скорее всего варяжские) купцы появились в Персии и Багдаде уже в IX - X вв. В Константинополе существовало постоянное поселение купцов из Киева. Новгородцы регулярно посещали города Скандинавии и Германии. Пребывание и коммерческая деятельность русских купцов за рубежом регулировалось международными торговыми соглашениями, такими как договоры с Византийской империей (907 и 944 гг.), торговая конвенция между Русью и волжскими булгарами (1006 г.). Подобные соглашения могли заключаться не только от имени государства, но и отдельными городами. В 1195 г. Новгород подписал торговый договор с немцами, готландцами и каждым “латинским народом”. В свою очередь иностранцы (“гости”) обосновывались на Руси. В Новгороде было два “иноземных двора”: готландский и немецкий. Довольно большая колония немецких купцов процветала в Смоленске. Армянские, греческие и немецкие купцы имели свои фактории в Киеве. В Суздальском княжестве зарубежную торговлю представляли булгарские, хорезмские и кавказские купцы. Греческие, грузинские, армянские и персидские торговцы были постоянные гостями Тмутаракани.

Как по суше, так и по рекам купцы предпочитали передвигаться караванами, что позволяло лучше защититься от воровства и грабежей. Караваны способствовали созданию купеческих объединений, которые занимались защитой купеческих прав, принимали участие в регулировании уровня пошлин и налогов. Известно, что в Новгороде купцы входили в так называемые “сотни”. Богатые купцы, участвовавшие во внешней торговле, создали собственное сообщество под названием “Иваново сто”. Вступительный взнос в него доходил до пятидесяти гривен серебром плюс неопределенное количество полотна. Быстро развивалась система кредитов, занимать можно было как у князя, так и у других купцов. Для того чтобы предотвратить конфликты между различными купеческими объединениями и отдельными купцами княжеской администрацией была разработана система торгового права, вошедшая составной частью в “Русскую Правду”. В данном юридическом документе содержались статьи посвящавшиеся банкротству. Интересно, что при погашении долгов закон предоставлял преимущество иностранным кредиторам перед местными.

Не следует однако принижать и значение внутренней торговли, главным фактором которой была взаимная заинтересованность городских и сельских жителей в обмене продукцией. Государство, получая налоги с торговли, поощряло развитие соответствующей инфраструктуры. В центре городов находились рыночные площади со складами, лавками, весовыми, обслуживавшимися специальными чиновниками. Здесь продавались самые разнообразные товары: оружие, изделия из металла, соль, одежда, шапки, меха, полотно, гончарные изделия, лес, древесина, пшеница, рожь, просо, мука, хлеб, воск, мед, благовония, лошади, коровы, овцы, мясо, гуси, утки и дичь. В небольших городах по всей видимости торговали только местные купцы, тогда как в крупных городах действовали и иногородние торговцы, создававшие отдельные корпорации. Особую активность в открытии своих представительств по всей Руси проявляли новгородские купцы.

Внешняя, а в большей степени внутренняя торговля развивались благодаря ремесленному производству. На Руси в X - XI вв. известно более 40 ремесленных специальностей. Значительная их часть была связана со строительством (плотники, каменщики, отделочники, люди занимавшиеся вымосткой улиц и площадей, строительством мостов, производством кирпичей, отдельную высокопрофессиональную группу составляли плотники-судостроители). По-видимому наиболее высокооплачиваемыми были строители православных храмов. Широкое распространение в городах и деревнях Киевской Руси получило ткачество. Для производства пряжи использовали лен и коноплю. С ростом населения, развитием ремесел и торговли потребность в текстильной продукции быстро возрастала. Из льняного и пенькового полотна делали мужскую и женскую одежду. Кроме того, льняная и пеньковая пряжа были необходимыми для плетения веревок и канатов (охотничьи и рыболовные сети, оснастка судов). Производимая на Руси пряжа и сукно из шерсти шли на изготовление зимней и верхней теплой одежды. Представители привилегированных страт одевались в основном в одежду из импортных тканей.

Среди других ремесленных профессий источники называют кожевенников, кузнецов, гончаров, чеканщиков и ювелиров. Кузнечное ремесло принадлежало к наиболее престижным видам ремесленной деятельности. Заинтересованность в продукции кузнецов проявляли представители всех социальных групп. Князья, бояре, дружинники заказывали кузнецам защитное и наступательное оружие. Хорошо известно качество русских раннесредневековых кольчуг. Земледельцы и горожане не могли обойтись без железных и бронзовых орудий труда. В X в. лепную технику в гончарном производстве заменяет изготовление сосудов с помощью гончарного круга, который заметно повысил и производительность и качество продукции. Керамическая посуда на Руси имела широкое применение. В зависимости от предназначения горшки и кувшины либо не орнаментировались совсем, либо украшались разнообразным орнаментом, стилистика которого определялась региональными особенностями и традициями. Украшения изготавливались русскими ювелирами. Широкое распространение в быту получили колты, гривны, наременные, нагрудные и головные бляшки, кольца, браслеты и пр. Древнерусская ювелирная школа знаменита уникальными техниками зерни, скани, перегородчатой эмали и т.д.

Отмечая высокий уровень развития ремесла в Киевской Руси X - XI вв. обращаем внимание, что при этом Русь в большом количестве импортировала ремесленную продукцию из Европы, стран Востока и Византии. Расцвет древнерусского ремесла, видимо, приходиться на период раздробленности, но база для повышения качества и разнообразия ремесленных товаров была заложена еще в киевский период.

Киевская Русь как социально-политический и экономический феномен. Рассматривая отдельные нюансы истории Древнерусского государства, исследователь рано или поздно вынужден перейти к характеристике общественно-политической системы Руси IX - начала XII вв. в целом. В отечественной историографии долгое время преобладало мнение о феодализме в Киевской Руси, что в большей мере определялось идеологией и безальтернативностью социальных схем, использовавшихся историками. При таком подходе все факты, не вписывавшиеся в концепцию феодализма, игнорировались или им отводилось незначительная роль. В данном учебном пособии мы, использую достижения современной исторической науки, постараемся избежать категоричности и рассмотрим несколько вариантов оценок:

I. Раннефеодальное государство.

Данная характеристика не может относиться ко всему периоду существования Киевской Руси, так как генезис феодальных институтов приходится на завершающий этап истории единого Древнерусского государства (конец XI - первая треть XII вв.). Даже в X - начале XI вв. основу “налоговой” системы, как реальных экономических отношений между государством и населением составляла “дань”, а “даничество” не может считаться феодальной формой зависимости. Упоминания о владениях, сугубо феодальный характер которых еще требует доказательств (полоцкие владения Роговолда, княжеские города Вышегород, Белогород, село Берестов и т.д.) относиться в основном ко времени Владимира Крестителя (к этому моменту киевское государство просуществовало уже более 100 лет). Очевидно, что для X - первой половины XI вв. подобные социальные явления эпизодичны.

В Западной Европе рубежа I - II тысячелетий в политической и социально-экономической сферах наметилось преобладание частнофеодальных интересов, в то время как на Руси IX - XI вв. все области внутренней жизни контролировались князем и княжеской семьей. Не случайно, что на Руси не сложилась феодальная иерархия с иммунитетом вассалов, если только не рассматривать в качестве проявления феодальной иерархии отношения внутри дома Рюриковичей. При этом все Рюриковичи в Киевской Руси выступают в первую очередь как носители государственной власти, т.е. как высшие государственные чиновники и только потом как владельцы земли и уделов.

II. Раннегосударственное (раннеклассовое) образование.

Исследователи употребляют термины “раннегосударственное” и “раннеклассовое” в отношении обществ, в политической, экономической и социальной жизни которых сочетаются элементы различных социальных систем при функционировании многоукладной экономики. Данные элементы довольно разнообразны: данничество (институт без сомнения существовавший на протяжении IX - X вв.), большое значение в социально-экономическом развитии торговли и купеческого сословия (недаром В.О. Ключевский писал о “торговом капитализме” в Киевской Руси), рабовладение (в источниках упоминаются разные категории рабов) и т.д.

Несмотря на наличие догосударственных форм в социальной системе Киевского государства уже к середине X в. сложились княжеская администрация (гос. аппарат), развитая налоговая система, армия, национальный свод законов (“Русская Правда”) и с конца X в. начала утверждаться монотеистическая религия. В совокупности с монархическим характером княжеской власти выше перечисленные институты создавали органичную систему средневековой государственности.

III. Модель самобытного развития.

Уникальный характер общественно-политической модели Киевской Руси выразился в сочетании ряда черт, каждая из которых в отдельности имела широкие аналогии в историческом пути других стран Европы и Азии.

1. Политическая система: монархизм характерен для многих средневековых стран, однако в Киевском государстве он дополнялся участием в выработке решений по важнейшим внутри- и внешнеполитическим вопросам аристократического совета - боярской думы. Нельзя забывать и о таком институте как городское вече, тем более, что вечевая власть на Руси возникла раньше чем коммунальные структуры в некоторых странах Западной Европы.

2. Отношения церкви и государства: в исламском мире религиозные лидеры обладали и светской властью (халифаты Омейядов и Аббасидов), в Европе в течение почти двух столетий велась острая борьба между папами и императорами Священной Римской империи за политическую супрематию, в Киевской Руси же церковь копировала отношения власти и патриархии в Византии, где последняя четка отделяла себя от светского управления, пользуясь при этом поддержкой и покровительством государства. В отличие от Европы, на Руси церковь еще не превратилась в экономическую силу (десятина собиралась и распределялась государством, а церковное землевладение начало формироваться только к концу XI в.).

3. Киевская Русь как империя: под властью киевских князей были объединены регионы с полиэтническим составом, с различными социально-экономической специализацией, с индивидуальной ориентацией во внешней торговле (южная Русь: Киевское и Черниговское княжества; западная Русь: Любеч, Червень, Берестенье, Перемышль; северная Русь: Новгород, Псков, Старая Русса, Ладога; северо-восточная Русь: земли со смешенным славянским, угорским и финским населением; Тмутаракань). Древнерусская империя больше похожа на империю Каролингов, распавшуюся в результате раздела земель между сыновьями Людовика Благочестивого, чем на Византийскую империю с ее социально-политическим унитаризмом.

4. Социальная организация: особенностями социальной организации Древней Руси было отсутствие оформившегося феодального сословия, свободное состояние (юридическое и экономической) подавляющей части населения города и деревни, видная роль купечества и предпринимателей, высокий процент и положение славянского (“древнерусского”) населения.

5. Роль городов: значение города во внутренней жизни Киевской Руси определялось следующими обстоятельствами:

- варяжские князья укреплялись в первую очередь в городах, с которыми и были связаны зачатки государственности. Города, а не сельские районы, создавали картину единства государства, где города играли роль связующих звеньев этого единства;

- города возникали и развивались как средства контроля в тех или иных землях;

- города являлись военными центрами. В случае нападения противника, в крепостях и детинцах укрывались не только посадские люди, но и сельские жители из прилегающих деревень;

- города одновременно стали и административными центрами, так как в них располагалась и осуществляла свою деятельность княжеская администрация;

- развитие городов обеспечивало функционирование торговли благодаря сложившейся инфраструктуре (порты, складские помещения, гостиницы, торговые площади). В городе гарантировалась сохранность товаров, а возникавшие между купцами споры урегулировались княжескими чиновниками;

- в городах осуществлялся государственный контроль за торговлей посредством сбора пошлин и налогов;

- с принятием христианства города превращались в религиозные центры и опорными пунктами трансляции православия на периферии;

- города, городское население - основа социальной поддержки княжеской власти.

На соседей Древняя Русь всегда производила впечатление многочисленностью и великолепием городов. Недаром в скандинавских источниках Русь называлась “Гердарикой” - “Страной городов”. В этой связи обращает на себя внимание и высокий процент городского (включая посадское) населения, который к началу XII в. достиг 13 %, при том, что в Европе (за исключением Италии) данный показатель не превышал 4%. Представляется, что именно в древнерусском городе и его экономической и общественной роли необходимо искать отличие от Западной Европы, где социально-экономическая жизнь концентрировалась вокруг феодального замка.

6. Отношения города и деревни: урбанизация привела к складыванию тесных экономических связей между городами и сельскими районами Киевской Руси. Жители прилегающих к посаду деревни обеспечивали “горожан” сельскохозяйственной продукцией, получая взамен товары ремесленного производства. Учитывая в основном сырьевой характер древнерусского экспорта, когда товары (например, воск, пенька, мед, кожи) добывались или изготавливались в сельской местности, вряд ли стоит говорить о полной замкнутости (натуральности хозяйства) древнерусской деревни, которая являлась важным источником внутренней и внешней торговли. Последнее заметно отличало Русь X - XI вв. от Франции, Германии и Англии. В тоже время сходные взаимоотношения города и деревни можно найти в Средней Азии (Хорезм), на Переднем Востоке, в Италии (города-республики с округой), на северо-востоке Германии (Ганзейский союз).

В целом, несмотря на многочисленные параллели в социальной, экономической и политической жизни Киевского государства с другими странами, в его истории прослеживаются вполне самобытные черты, позволяющие говорить об уникальности исторического пути Древней Руси.

<< | >>
Источник: С.А. Васютин, В.П. Литовченко, В.А. Мирошник. курс лекций по истории россии. часть I. история россии с древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. КЕМЕРОВО - 1999. 1999

Еще по теме 1.5. Киевская Русь: политическая система, социальная структура, экономическое развитие, оценка общественной системы.:

  1. 51. Особенности социально-экономического развития РФ в 2000-2011 гг. Отметьте достижения, проблемы, трудности в этойобласти. Отличается ли, на Ваш взгляд, экономическая система современной России от советской экономической системы? Свой ответ аргументируйте.
  2. 13 Попытки модернизации политической и социально-экономической системы в начале Х1Х в.
  3. 2 Древняя Русь IX – начале XII вв.: экономическое, социальное и политическое развитие. Историография проблемы.
  4. 24. Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX в. Кантонная система управления в Башкортостане.
  5. 12. Социально – экономическое развитие России в первой половине 19 века: кризис феодальной системы и начало промышленного переворота.
  6. Образование Древнерусского государства. Организация и социально-этническая структура ( Новгород, варяги, первые князья Рюриковичи, Киевская Русь ).
  7. (31) Социально-экономическое развитие, общественно-политическая жизнь, культура СССР в послевоенные годы. «Апогей сталинизма».
  8. Социально-экономическое развитие Киевской Руси
  9. 54) СССР в середине 60-х – середине 80-х гг.: проблемы общественно-политического и социально-экономического развития. (21)
  10. 62. Внутренняя политика России в начале 21 в. Укрепление государства. Реформы управления, налоговая, судебная. Новая структура федеральной исполнительной власти. Социально- экономическое развитие, ухудшение экономической ситуации
  11. 31. Основные направления экономического и политического развития страны в 1965-1984 гг. Механизм торможения социально-экономического прогресса
  12. 37. Кризис 1992-1993 гг. в России и его последствия для развития политической системы. Поясните, в чем главная суть противостояния в верхах власти, какие противоречия явились причиной политического кризиса октября 1993 года? Какие нравственные уроки из политических событий осени 1993 г. можно извлечь?
  13. 46. Особенности политического развития в 2000-2011 гг. Выделите основные этапы, раскройте содержании е выражения «укрепление позиций государства в обществе. Насколько продвинулась реформа судебной системы в последние годы?
  14. 55) Социально-экономическое и общественно-политическое положение СССР в послевоенное время 1946-1953
  15. 32) Экономическое и социально-политическое развитие России в начале ХХ в. (1)
  16. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ИМПЕРИИ В I-П вв. п. э,э
  17. 10 Социально – экономическое и политическое развитее России в XVII1 в.
  18. СИСТЕМА ОРГАНОВ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ В СССР В 20-Е - 30-Е ГОДЫ. ФОРМИРОВАНИЕ И УПРОЧЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ, ТОТАЛИТАРНОЙ СИСТЕМЫ.
  19. 69) Социально-экономическое и политическое развитие России в начале XXI в.