<<
>>

Политическая системаСССР в 1930 – 1940 гг.

Триумф Сталина и его единомышленников во внутрипартийной схватке привел в 1930-1931 гг. к перестановкам в высшем руководстве. Председателем Совнаркома СССР вместо А. Рыкова был назначен В.

Молотов. Во главе ВСНХ и Госплана СССР были поставлены С. Орджоникидзе и В. Куйбышев – сторонники форсированных темпов индустриализации. ВЦСПС (профсоюзы) вместо М. Томского возглавил Н. Шверник. Председателем Центральной контрольной комиссии ЦК ВКП (б) был назначен Я. Рудзутак. Центральную Московскую парторганизацию возглавил Л. Каганович. Просчеты и издержки сталинской революции сверху вызвали, с одной стороны, недовольство и сопротивление части общества, а, с другой стороны, разногласия внутри правящего слоя. В связи с этим сталинское руководство выдвигает тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к социализму, что оправдывало использование репрессий против инакомыслящих. Как следствие в СССР происходит формализация политических и гражданских свобод. Напоследок Сталин подвергает ревизии марксистское положение о постепенном отмирании государства после революции. Он выступает за укрепление института государства с его функциями контроля и подавления, и допускает сохранение государства даже при коммунизме, если сохранится внешнее враждебное окружение (о переходе к строительству коммунизма Сталин публично заявит весной 1939 года). Ради достижения намеченной цели происходит максимальная централизация власти. Политической «надстройкой» мобилизационной модели развития становится сталинская диктатура, которую можно рассматривать как особый политический институт, основанный на системе неформального управления партией и государством. В обход официальных процедур решения принимались избирательными группами на неофициальных заседаниях Политбюро, Оргбюро, Секретариата ЦК ВКП (б). Все шире Сталин обращается к практике устных директив. Историк О. Хлевнюк установил, что в начале 30-х годов Политбюро ЦК ВКП (б) еще выглядело как орган высшего коллективного руководства, который обладал относительной самостоятельностью.
В течение десятилетия, особенно после 1937-1938 гг., роль и влияние Политбюро снижаются. С 1931 г. была распространена практика принятия совместных партийно-государственных нормативных актов-постановлений ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР, имевших силу закона. Прежний порядок заседаний Политбюро нарушается в пользу внеочередных, закрытых заседаний так называемой «руководящей группы» лиц, которых Сталин подобрал по собственному усмотрению. Например, в 1937 г. к обсуждению того или иного постановления в рамках различных комиссий при Политбюро Сталин привлекал В. Молотова, К. Ворошилова, Л. Кагановича, А. Микояна, Н. Ежова и В. Чубаря. В 30-е годы прекращается обязательная рассылка протоколов заседаний Политбюро остальным членам ЦК партии, что свидетельствовало о снижении статуса ЦК. Как правило, протоколы рассылались выборочно. В марте 1941 г. было образовано Бюро Совнаркома СССР в составе 7 человек. Вновь образованный орган обладал всеми правами Совнаркома, и его постановления издавались в качестве постановлений СНК. Если полный состав СНК СССР должен был собираться ежемесячно, то Бюро заседало раз в неделю, а при необходимости чаще. Назначение Сталина главой правительства в мае 1941 г. повысило значение Совнаркома и его аппарата в руководстве страной и выработке государственных решений, а Политбюро превратилось в совещательно-регистрационную инстанцию. Как следствие наблюдается перемещение центра принятия решений от высших партийных инстанций к конституционным органам исполнительной власти. Проработка и подготовка тех или иных вопросов, подлежавших утверждению Политбюро, происходила в аппарате Совнаркома, что свидетельствует о постепенном «переливе» власти из Политбюро в Совнарком. Коммунистическая партия из ведущей властной вертикали превратилась в резервуар управленцев. В 30-е годы возобладал принцип укомплектования ЦК партии по функционально-должостному принципу, согласно которому успехи по службе в любой сфере (советской, хозяйственной, дипломатической, военной.) считались достаточным основанием для того, чтобы быть делегированным в руководство партии даже в случае идеологического невежества кандидата.
В целом советская политическая история 30-х годов имеет парадоксальный характер. Ко второй половине 30-х годов советская политическая система стала де-юре более демократичной, однако сам механизм и методы управления страной на протяжении всей сталинской революции сверху оставались откровенно не демократичными. Отражением первой тенденции стала Конституционная реформа 1936 года, второй – массовые репрессии 1937-1938 годов. Конституционная реформа 1936 года: По инициативе Сталина в феврале 1935 г. было принято решение внести изменения в действующую конституции в целях дальнейшей демократизации советской политической и избирательной системы. Председателем конституционной комиссии был назначен Сталин (среди членов комиссии находились бывшие лидеры оппозиции Н. Бухарин и К. Радек, ведущие правоведы - нарком юстиции РСФСР Н. Крыленко, генеральный прокурор А. Вышинский, директор Института права Е. Пашуканис). Работа над проектом Конституции протекала с учетом конституционного опыта буржуазных стран. Комиссия создала новый текст, который существенно отличался от Конституции 1924 года. В декабре 1936 г. новая Конституция СССР была утверждена. Конституция-36 декларировала республиканское, федеративное устройство СССР, социалистический характер государства с обязательной диктатурой пролетариата и общественной собственностью на средства производства. Юридически был зафиксирован однопартийный характер политической системы. Однопартийная система оправдывалась тем, что советское общество состоит из дружественных классов (пролетариата, колхозного крестьянства, трудовой интеллигенции), чьи интересы представляла единственная коммунистическая партия. Так как в СССР нет непримиримых антагонистических классов, следовательно, нет оснований для существования нескольких партий. Коммунистическая партия в Конституции была представлена как «руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных», которая старается «руководить деятельностью Советов, но не подменять их» (фактически все решения высших советских органов власти предварительно рассматривались и санкционировались политбюро и оргбюро ЦК партии).
Конституция-36 в известной степени упорядочила государственное строительство, продекларировав идею разделения законодательной и исполнительной властей. Конституция-36 ликвидировала институт Съезда Советов. Предусматривалось, что законодательная власть осуществляется исключительно Верховным Советом СССР – высшим органом власти, а Верховные Советы союзных и автономных республик являются единственным законодательным органом данной республики. Верховный Совет СССР имел двухпалатную структуру: Совет Национальностей и Совет Союза. На совместном заседании обеих палат избирался Президиум Верховного Совета СССР и его Председатель. Президиум имел право издавать указы, которые на практике имели силу закона. Исполнительная власть осуществляется Советами народных комиссаров СССР, союзных и автономных республик. В то же время Совнарком был выведен из непосредственного подчинения Верховному Совету, но был перед ним ответственен и подотчетен. Совнарком осуществлял управление различными отраслями хозяйства. На практике Совнарком получил широкие права для создания множества подзаконных актов – постановлений, инструкций, которые фактически имели статус закона. Законотворчество Совнаркома никто впоследствии не проверял на предмет их соответствия духу и букве Конституции. Суд был объявлен независимым и подчинявшимся только закону. Высшее правосудие принадлежало Верховному суду СССР и союзных республик. Самые существенные инновации коснулись избирательной системы. Конституция-36 г. покончила с дискриминацией по классовому признаку в избирательном вопросе. В Конституции провозглашались всеобщее избирательное право. Конституция-36 предусматривала тайные, прямые, равные выборы; советская производственная избирательная единица заменялась на территориальную, свойственную буржуазным странам. 141-я статья Конституции предоставляла общественным организациям и группам трудящихся право выставления кандидатов в органы советской власти (правомочные на выдвижение организации регламентировались положением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 г.).
До середины 1937 г. советское руководство планировало провести первые выборы в Верховный Совет СССР как альтернативные и состязательные, в связи с чем готовился новый избирательный закон. Демократические свободы, систематизированные в проекте Конституции Бухариным и Радеком, трактовались как коллективные, а не индивидуальные. Провозглашался принцип равенства всех граждан перед законом. Гарантировались свобода слова, собраний, печати, демонстраций, неприкосновенность жилища и тайна переписки. Правда, все права гарантировались исключительно «в целях укрепления социалистического строя». Таким образом, модель управления, зафиксированная в Конституции 1936 г., не меняла природу Советского государства (к тому же текст Конституции не отражавшал реальную структуру партийно-государственной власти). Однако теоретически новая Конституция давала возможность создания более демократической, чем раньше, системы формирования и деятельности органов государственной власти и управления.

Мобилизационная модель развития с ее неизбежными просчетами в планировании и нарастанием экономических проблем вызвала недовольство части партийной номенклатуры сталинским курсом.

Несдержанность Льва Троцкого в оценке сил и влияния антисталинской фронды внутри СССР, привела к «Большой чистке». В эмиграции Троцкий делает публичные заявления о том, что у него имеется в СССР значительная, глубоко законспирированная группа сторонников во всех высших партийных, государственных и военных органах, включая ЦК партии, наркоматы иностранных дел, обороны и НКВД. Сталин первоначально принял слова Троцкого иронически. Ради перестраховки была объявлена партийная чистка и кампания по обмену партдокументов, благодаря которым из ВКП (б) изгоняются бывшие сторонники оппозиций. Предположительно, имевшиеся оппозиционные настроения в партии встревожили Сталина в 1934 г., на который пришлась работа XVII съезда ВКП (б). Якобы часть делегатов съезда планировала отстранить Сталина от должности генерального секретаря в пользу Сергея Мироновича Кирова.

После гибели Кирова в декабре 1934 г. внутрипартийная чистка перерастает в кампанию по дискредитации и нейтрализации бывших оппозиционеров, с которыми ассоциировался Троцкий. Бывшие оппозиционеры, рассредоточенные по различным наркоматам, периферийным советским и партийным организациям, становятся первыми жертвами «Большого террора», задуманного как акция против Троцкого. С января 1936 г. по стране начались аресты бывших оппозиционеров с последующей их высылкой в отдаленные лагеря на срок от 3 до 5 лет. Осенью 1936 г. политбюро приняло решение приравнять к контрреволюционерам тех, кто прежде разделял взгляды Троцкого, участвовал в оппозиции, служил под началом Троцкого в годы Гражданской войны. К декабрю 1936 г. репрессиям были подвергнуты от 4 до 6 тысяч человек.

В апреле 1938 г. наркома внутренних дел Н.И. Ежова по совместительству делегируют в наркомат водного транспорта, что свидетельствовало об изменении положения сталинского фаворита. Сталин начинает искать замену скомпрометировавшему себя Ежову, который придал террору характер неконтролируемой цепной реакции. К тому же Сталин подозревал, что сам превратился в объект политических интриг Ежова (якобы Ежов собирал на него компромат и готовил заговор). Весной-осенью 1938 года Ежова постепенно изолируют и вытесняют из НКВД. Заместителем Ежова назначается Л.П. Берия, вскоре монополизировавший власть в НКВД (весной 39-го Ежов был арестован, и в следующем году расстрелян). Политический террор в стране не прекращается, однако репрессии приобретают характер дежурных профилактических мер и «вегетарианский» размах. Ликвидация Ежова и ежовской команды идет на фоне бериевского «малого реабилитанса» конца 1938-1940 гг. (к началу 1939 г. в тюрьмах и лагерях содержалось более 3 млн. человек, - несколько сотен тысяч из них были помилованы и освобождены из заключения). «Перегибы» политики репрессий власть предпочла объяснить современникам как происки замаскировавшихся врагов, причем объясниться власть предпочла не через официальные декларации, а посредством драматургии и театральных подмостков (пьесы П. Войтехова и Л. Ленча, Н. Вирта, К. Крапивы и Л. Леонова).

Таким образом, сталинская революция сверху сопровождалась серьезным регрессом в политической области. Советская однопартийная система и мобилизационный вариант развития способствуют утверждению чрезвычайного варианта государственности, юридически обставленного демократическими нормами. Новая Конституция СССР (1936 г.) придала квазидемократический фундамент сталинской диктатуре. В обществе культивируется патриархальное отношение к верховной власти, при котором фактический глава государства наделяется родовыми признаками («вождь», «отец народов»). Участие граждан в выборах стало фактически обязательным, так как служило проявлением политической лояльности перед государством.

Советская политическая система, сложившаяся в 30-е годы, представляла из себя сталинскую автократию - систему управления, при которой неограниченная власть одного лица и его личные качества персонифицировали верховную власть, политический курс, государство. Сталинская автократия функционировала по принципам партиалитаризма (однопартийности). В 1930-е гг. Сталин окончательно подчинил центральный партийно-государственный аппарат своим интересам. Он широко использует репрессивную манеру ротации кадров, чем узаконил нестабильное положение советской бюрократии, чьи интересы, как полагал Сталин, не всегда совпадали с интересами государства. При Сталине, который претендовал на положение абсолютного источника власти, потускнел однопартийный характер советской государственности.

Репрессии 1930-х гг., нацеленные против бывших оппозиционеров и «антисоветских элементов», способствовали дезорганизации экономики и подрыву обороноспособности страны (было уничтожено высшее военное руководство и парализована боевая подготовка армии). Вместо консолидации советского общества репрессии наравне с коллективизацией содействуют распространению недовольства и даже антисоветских настроений в разных слоях общества.

<< | >>
Источник: Ответы к госэкзамену по курсу Отечественная история. 2019

Еще по теме Политическая системаСССР в 1930 – 1940 гг.:

  1. 39. Формирование однопартийного политического режима (1917-1940 гг.)
  2. 50) Международное положение Советского государства в 20-30-е годы ХХ в. Изменение политической карты СССР в 1939-1940
  3. Политический режим в СССР в 1930-1950-е годы. И. В. Сталин.
  4. 14. Политический режим в СССР в 1930-е гг. Репрессии и их оценки.
  5. 35. Образование СССР. Формирование советской политической системы 1920-1930-х гг.
  6. 48. Общественно-политическая обстановка в СССР в конце 1920-1930-е годы. Становление тоталитарного режима. Массовые репрессии.
  7. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В 1920-1940-е ГГ.
  8. 24. Внутриполитическое развитие страны в 1922-1940 гг. Командно-административная система управления. Массовые репрессии.
  9. 17. Внешнеполитическое положение СССР в 1920-1930-х гг.
  10. 16. Сталинская модернизация 1930-х гг.: индустриализация и коллективизация
  11. 47. Политика “большого скачка” в СССР в конце 1920-х - 1930-е годы. Курс на индустриализацию и коллективизацию.
  12. 36. Внешняя политика Советского государства в 1920-1930 гг.