<<
>>

3.1. Социальное происхождение

Всего 38: 26 дьяков и 12 подьячих.

Волок. Из состава удельной канцелярии кн. Федора Борисовича социальное происхождение поддается установлению только в одном случае - применительно к Максиму Оладье Андреевичу Климентьеву Плохово.

Подробно эта проблема разбиралась выше. Где и в каких чинах служили предки дьяка неизвестно. Наши источники не позволяют дать ответа на этот вопрос. Прослеживаются поземельные связи Оладьи с Волоком, но нельзя точно сказать, когда они возникли.

Дмитров. Захар Голова Борисович Обобуров относился к числу потомственных приказных деятелей. История рода Обобуровых была подробно разобрана выше.

В известном родословии Огаревых Андрей Владимирович места не находит. Тем не менее, скорее всего, он, как и большинство носителей данной фамилии, относился к служилому сословию. Применительно ко второй половине XV - первой трети XVI вв. Огаревы известны только как частные лица. Есть только одно указание на их службу, да и то косвенное: новгородский помещик Семен Александрович, как и большинство его земляков, по всей видимости, служил великому князю с городом[2060]. Не прослеживается никаких связей Огаревых ни с Дмитровом, ни с какими-либо другими удельными центрами.

Отцом Дмитрия Артемьевича Синцова был дворцовый дьяк кн. Юрия Ивановича Артемий Синец. Брат Дмитрия Семен во второй половине XVI в. известен как дворовый сын боярский по Дмитрову. В том же разделе Дворовой тетради записан Константин Иванович Синцов, видимо, племянник Дмитрия и Семена[2061].

Отцом Игнатия Федоровича Слободкина был дмитровский вотчинник Федор Васильевич Слободка. Еще в 1445-1453 гг. он заключил меновную с Симоновым монастырем[2062]. Какие- либо службы Федора неизвестны. Однако, налицо его поземельная связь с Дмитровским уездом. Игнатий Федорович начал свою карьеру с дворянской службы.

Ок. 1499-1502 гг. он

присутствовал на судах писца кн. В. И. Голенина, разбиравшего поземельные споры в Московском и Переславском уездах. Будущий дьяк явно был членом писцовой комиссии[2063]. В разряде свадьбы кн. В.Д. Холмского от 13 февраля 1500 г. Игнатий записан в перечне тех, кто был у саней вел. кнг. Софьи[2064][2065]. Всё это службы характерные для детей боярских Государева Двора. Как дьяк кн. Юрия Ивановича Игнатий упоминается с января 1504 г., т.е. фактически с

772

момента возникновения удела .

В известной генеалогии Татищевых дьяк Игнатий Федорович не находит себе места. Однако, учитывая связи Татищевых с Дмитровом, вряд ли следуем сомневаться в том, что удельный канцелярский деятель принадлежал к знаменитому дворянскому роду.

Во второй половине XV - первой трети XVI вв. связи с Дмитровом прослеживаются применительно к Александру Васильевичу, Андрею Петровичу, Василию Мунту Григорьевичу, Григорию Степановичу, Семену Дмитриевич Татищевым[2066]. Иван Григорьевич Татищев был связан с Кашинским уездом, другим владением кн. Юрия Ивановича[2067]. Нами обнаружен только один факт службы Татищевых удельному князю. В 1531/32 г. Михаил Иванович Татищев упоминается как сын боярский на докладе купчей боярину кн. Юрия Ивановича М.Е. Гусеву[2068]. Данных о службе Татищевых великому князю гораздо больше. Мунт Татищев. В 1488/89 г. его злая шутка вызвала дело о мнимой измене кн. А.В. Угличского[2069]. Яков Игнатьевич Татищев ранее 1 сентября 1472 г. судил поземельный спор в Берендееве стану Дмитровского уезда. Дело было доложено Ивану III[2070]. 13 января 1495 г. Иван Ус Татищев сын боярский в свите кнж. Елены Ивановны, отправившейся в Литву[2071]. С городом, по всей видимости, служили новгородские помещики Иван Федорович и Митя Степанович Татищевы[2072].

Брат дьяка Ивана Третьяка Климентьевича Тишкова Андрей тоже служил кн. Юрию Ивановичу. 20 и 24 июля 1527 г. он и Н.Я. Борисов произвели разъезд владений своего сюзерена и митрополичьего Новинского монастыря в Звенигородском уезде[2073]. В принципе такие поручения выполняли должностные лица разного сословного происхождения. Отсутствие

в акте каких-либо дополнительных указаний на чин разъездчиков, говорит о том, что Андрей и Никита были детьми боярскими. Служили кн. Юрию и другие Тишковы[2074].

Сын Андрея Климентьевича, племянник дьяка, Немятый Андреевич Тишков в 1550 г. тысячник III ст. по Дмитрову в рубрике «Князь Юрьевские Ивановича». По тому же городу он записан в Дворовой тетради[2075]. В Боярской книге 1556 г. Немятый в 18 ст. Отмечено держание им кормления: в 1553-1554 гг. отправлял должность Берендеевского волостеля в Дмитровском уезде[2076]. 23 января 1556 г. Немятый, вместе с другими дворянами, встречал литовское посольство кн. С. Збаражского[2077]. В 1560 г. он был писцом Нижегородского уезда[2078]. В июле 1561 г. пристав у шведских послов[2079][2080]. 20 марта 1562 г. Немятый поручитель по кн. И.Д.

787

Бельском .

Другие однородцы удельного дьяка отмечены на великокняжеской службе. Семен Языков Тишков в декабре 1504 г. был приставом в Москве у литовского гонца дьяка Злотского[2081].

Илья Лукьянович Шестаков упоминается как дьяк кн. Юрия Ивановича с 27 ноября 1522 г. по июль 1533 г.[2082]Между тем, в купчей Калязина монастыря, доложенной дмитровскому боярину М.Е. Гусеву в 1531/32 г. Илья Лукьянович назван среди детей боярских[2083]. Можно, конечно, предположить, что дьяк был пожалован в дворяне из «простого всенародства», но более вероятно, все-таки, что он был сыном боярским по «отечеству».

Шестаков фамилия, распространённая во всех социальных слоях.

Вне зависимости от этого, практически никто из Шестаковых во второй половине XV - первой трети XVI в. не был связан с уездами удела кн. Юрия Ивановича. Нами найдено только одно исключение. Михаил Васильевич Шестаков в 1517/18 г. упоминается как послух в купчей Саввина-Сторожевского монастыря в Кремичне Рузского уезда[2084].

Углич. О дворянстве Тимофея Федоровича Михалкова и Василия Дмитриевича Нефимонова уже было сказано выше. Михалковы до Тимофея Федоровича никак с Угличем связаны не были. Напротив, связи Нефимоновых с Угличем прослеживаются ещё с первой

половины XV в. Дмитрий Васильевич Нефимонов в 1410-1427 гг. писал данную Е. И. Филиксова Троице-Сергиеву монастырю на вотчину в Городском стану Угличского уезда[2085].

Отец и брат Небогатого Исаковича Дубровина служили в Угличском уделе еще при кн. Андрее Васильевиче. Исак и Жито Исаков Дубровины последовательно произвели писцовые описания Бежецкого Верха[2086]. Исак также упоминается как доводчик кн. Андрея[2087]. Судя по данным назначениям, Исак был сыном боярским.

Старица. Об Иване Алексеевиче Шамском выше уже говорилось.

Братья Варгана Григорьевича Захарьина Пасеина Батута и Семен были тверскими помещиками[2088]. Следовательно, и в самом дьяке можно предполагать сына боярского. Варган был женат на Елене Федоровне Бундовой[2089]. Подробная характеристика этой дворянской фамилии будет дана ниже.

Не удалось найти каких-либо связей Пасеиных и Шамских с уездами из удела кн. Андрея Ивановича.

В дьяке Исаке Ивановиче Попове можно предполагать выходца из духовенства.

Всего из 26 удельных дьяков происхождение установлено для 15. 57,7%. Выходцев из детей боярских 12 (46,1% от 26)[2090]. Они принадлежали к 11 служилым фамилиям, из которых 5 были так или иначе связаны с уделами. У братьев Дубровиных в Угличе служил отец. Слободкины, Татищевы Тишковы и, возможно, Нефимоновы имели в удельных уездах земельные владения.

Михалковы, Огаревы, Пасеины, Плохово, Шамские, Шестаковы, хотя и были, по всей видимости, связаны с великокняжеской службой, в основном, представляли собой служилую мелкоту.

Потомственных приказных в удельных канцеляриях двое (З. Обобуров и Д. Синцов) - 7,7%, из духовенства один (И. Попов) - 3,8%. Происхождение 11 (42,3%) не установлено.

По сравнению с реалиями второй половины XV - начала XVI вв. наблюдается рост всех процентных показателей. Так при Иване III среди удельных дьяков доля выходцев из дворянских семей составляла 21,9%. Потомственных приказных и недворян выявлено не было. Это говорит о более благоприятном для исследования состоянии источниковой базы. Судить о динамике развития анализируемого явления затруднительно.

В великокняжеской канцелярии первой трети XVI в. выходцев из дворянской среды 42%, потомственных приказных 9,1%, недворян 6,8%. То есть удельные дьяки, и дьяки великого

князя были близки по происхождению. Существенное различие (в 1,8 раза) наблюдается только в отношении доли выходцев из «демократических» слоёв населения.

После ликвидации соответствующих уделов служебные биографии большинства местных дьяков прерываются. Нами обнаружено лишь три исключения. Микула Воронин после бездетной смерти своего сюзерена перешел на службу к Юрию Ивановичу Дмитровскому, но дьяком уже не был[2091]. Тимофей Федорович Михалков и Иван Алексеевич Шамский стали дьяками великого князя.

Подьячие. Из детей боярских мог происходить Иван Афанасьевич Бормосов. В конце XV - первой половине XVI вв. Бормосовы упоминаются в числе новгородских и тверских помещиков. Тверские писцы отметили, что «Проня Бормасов на Москве живет, делает недели черные»[2092]. Судя по этим данным, Бормосовы служили с городом.

На дворянское происхождение Курбата Ермолича Вельяминова указывают его брачно­семейные связи. Жена подьячего, как будет показано ниже, происходила из старинной фамилии кашинских детей боярских. Сам приказной деятель после ликвидации Дмитровского удела вернулся в исходную социальную среду.

В 1544/45 г. присутствуя на разъезде в Жабенском стану Кашинского уезда, Курбат назван в числе детей боярских[2093].

Только в дворянской среде встречается фамилия Куров. Весной-летом 1523 г. казачий голова Семен Куров был послан в Азов впереди посольства И. С. Морозова. По дороге его отряд был разгромлен азовскими татарами[2094]. В 1531/32 г. среди суздальских землевладельцев упоминаются Охлопок и Захарий Дмитриевичи Куровы[2095]. В 1551-1554 гг. вотчиной в волости Суземье Тверского уезда владел Михаил Иванович Куров[2096]. В ДТ как литва дворовая по Костроме записаны Федор и Владимир Протасьевичи Куровы[2097].

Кроме сведений о казачьем голове Семене Курове, других указаний на службу Куровых в первой половине XVI в. найти не удалось. Скорее всего, служили они в основном с городом.

Брат Василия Леонтьевича Палицына Федор прямо назван в источниках сыном боярским. 1 мая 1511 г. он присутствовал на докладе грамоты кн. Юрию Ивановичу[2098]. В сентябре 1511 г. и в 1514/15 г. Федор Леонтьевич послушествовал в двух купчих в Повельском и Вышгородском станах Дмитровского уезда. 21 декабря 1519 г. он упоминается как должник в духовной

дмитровского и кашинского вотчинника З.Ф. Катунина. В том же документе встречается имя Истомы Федоровича Палицына, видимо, сына Федора Леонтьевича и племянника подьячего[2099].

Можно полагать, что все Палицыны, связанные с городами из удела кн. Юрия Ивановича, были однородцами.

26 октября 1525 г. в духовной вассала кн. Юрия Ивановича А.И. Шадрина упоминается Вешняк Палицын[2100]. В 1526/27 г. Никита Давыдович Палицын писал меновную в волости Юлка Кузьмодемьянского стана Дмитровского уезда808.

Как мы видим, служебные назначения Палицыных-дмитровцев практически неизвестны. Это заставляет предположить, что служили они, преимущественно с городом.

Всего из 12 удельных подьячих социальное происхождение определено у четырёх. Треть. Все четверо суть выходцы из дворян. Из четырех фамилий с удельной служилой средой явно связаны Вельяминовы и Палицыны. Нет ни одного потомственного приказного.

Нельзя ничего сказать об эволюции во времени социальной структуры корпуса удельных подьячих. Применительно ко второй половине XV - началу XVI вв. нами было выявлено всего 5 удельных подьячих и все они попали в число лиц, чьё социальное происхождение не определено.

Сравнение удельных подьячих с удельными дьяками того же периода показывает, что среди последних больше доля выходцев из дворян - 46,1%. Соотношение 1 : 1,4. По всей видимости, такая разница не случайна. Так же как и в великокняжеской канцелярии, подьячие демонстрируют более «худородное» происхождение, сравнительно с дьяками. Обращает на себя внимание и отсутствие среди удельных подьячих потомственных приказных. В удельных канцеляриях эпохи Ивана III мы наблюдали то же явление.

<< | >>
Источник: САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV - XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук. Орёл - 2015. 2015

Еще по теме 3.1. Социальное происхождение:

  1. 3.1. Социальное происхождение
  2. 2.1. Социальное происхождение
  3. 1.1. Социальное происхождение
  4. 1.1. Социальное происхождение
  5. 1.1. Социальное происхождение
  6. 2.1. Социальное происхождение
  7. В 31 случае социальное происхождение дьяков из дворянской среды определяется на основании биографических сведений об их близких родственниках.
  8. Хаттские истоки СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДРЕВНЕХЕТТСКОГО ОБЩЕСТВА (Функции ДОЛЖНОСТНЫХ лиц с титулами хаттского происхождения)
  9. 3. Восточные славяне в древности: проблема происхождения, миграции, хозяйственный быт, культура, социальные отношения и потестарно – политические структуры в догосударственный период.
  10. САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV - XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук. Орёл - 2015, 2015
  11. 40. Эволюция социальной структуры постсоветского общества. Приведите примеры социального расслоения российского общества. Назовите последствия этого расслоения. Охарактеризуйте основные социальные группы российского общества: элита, средний класс, бедные.
  12. 2.1. Происхождение
  13. Происхождение рода