<<
>>

3.1. Удельные дьяки и подьячие

Если не считать владений кн. Андрея Ивановича Старицкого, чья история относится практически полностью ко времени вел. кн. Василия, в эпоху Ивана Грозного существовало только два настоящих удела: кн.

Владимира Андреевича и кн. Юрия Васильевича.

На службе кн. Владимиру отмечены 6 дьяков и 4 подьячих. Дьяки: Григорий Гаврилович Белой (Белого) Афанасьев(1); Иван Гаврилов (2)[5623]; Яков Григорьевич Захаров Гнильевский(3); Лаша Зиновьев (4)[5624]; Савлук Иванов(5); Лашук Владимирович Перхушков(6). Подьячие: Смирной Семенович Алексеев (1)[5625]; Степан Шевель (Щевель) Григорьев (2)[5626]; Влас Васильевич Доброго (3)[5627]; Постник Сумороков (4)[5628];

Дьяков кн. Юрия Васильевича выявлено четверо: Шестак Иванович Воронин(1); Постник Игнатьевич Путятин (2)[5629]; Гаврила Васильевич Северицын (3); Борис Алексеевич Щекин (4)[5630]. Подьячих, служивших в Угличе, найти не удалось.

Всего в двух уделах 10 дьяков. 9 из них пришли на приказную работу в удел из великокняжеской канцелярии. Только Шестак Воронин начал свою службу с дьячества в уделе кн. Юрия Васильевича и только потом перешел в канцелярию царя и великого князя. Такой кадровый состав удельных дьяческих канцелярий резко отличается от того, что бытовал ранее - в XIV - первой трети XVI вв. Удельные дьяки тогда рекрутировались, большей частью, из удельного же дворянства. Переходы дьяков и подьячих из великокняжеской в удельные канцелярии представляли собой редкие исключения. В эпоху Ивана Грозного царская власть перед окончательной ликвидацией уделов взяла под контроль их приказной аппарат. Это ещё один признак централизации власти в России.

Из 9 дьяков, перешедших с царской службы на удельную, пятеро служили в Москве в подьячих[5631], четверо в дьяках[5632].

Возможно, что переход в удел был своего рода повышением.

Интересно, что из уделов на царскую службу вернулись только дьяки кн. Юрия Васильевича. Для дьяков кн. Владимира Андреевича служба в уделе стала последним актом карьеры.

Из 10 удельных дьяков пятеро лица с неустановленным социальным происхождением. Шестак Воронин и Постник Путятин выходцы из дворян. Двое потомственных приказных (Борис Щекин и Яков Захаров), один из среды дворцовых слуг (Гаврила Северицын). Складывается устойчивое впечатление, что царская власть старалась не просто сформировать удельный приказной аппарат из своих верных людей, но и наполнить удельные канцелярии преимущественно элементами социально чуждыми местному удельному дворянству, выскочками без «отечества».

Те же, в принципе, явления мы наблюдаем и в среде удельных подьячих. Из четырех, служивших кн. Владимиру Андреевичу, подьячих двое (Шевель Григорьев и Постник Сумороков) ранее работали в царском приказном аппарате. Сословное происхождение всех четверых не поддаётся установлению.

О матерях удельных дьяков ничего выяснить не удалось. Браков самих дьяков обнаружено всего два. Оба случая уже разобраны выше. Это брак Бориса Алексеевича Щекина и кнж. Волконской, брак Гаврилы Северицына и дочери Степана Максимова. Борис происходил из дворянского рода и одновременно был потомственным приказным. Жена его из провинциальной дворянской фамилии городовых детей боярских. Гаврила Северицын выходец из среды дворцовых слуг. Жена его неясного социального происхождения, что обычно говорит о невысоком положении в обществе. Мотивы обоих браков выяснению не поддаются.

О брачно-семейных связях удельных подьячих никакой информации найти не удалось.

На основании двух фактов делать какие-то обобщения сложно. Тем не менее, и в группе удельных дьяков видна зависимость характера брачно-семейных связей от «отечества». И здесь можно отметить стремление потомственных приказных, выходцев из дворянской среды родниться с дворянскими же семьями.

То есть, как и в среде великокняжеских дьяков, сословный интерес доминирует над карьерным.

Среди удельных дьяков отцов трое: Шестак Воронин, Савлук Иванов и Борис Щекин. Сыновей у них четверо: Иван Шестаков Воронин, Макарий и Андриан Савлуковы Ивановы и Алеша Борисович Щекин. Среди подьячих один отец - Шевель Григорьев и его сын Юрий. Все персонажи ранее известны. Иван, Макарий и Андриан упоминаются в источниках только как частные лица. Алеша Борисов Щекин служил в составе Государева двора.

Какие-либо обобщения на основании столь скудных данных вряд ли возможны. *

Из 10 удельных дьяков землевладельцев выявлено трое (30%). Иван Гаврилов(1) и Лаша Зиновьев(2). В послушной от 9 марта 1566 г. упоминаются дд. Кленово, Климово и Закоршна волости Вохна Московского уезда, бывшие ранее в поместье за Лашей, и д. Брилино волости Рамейнеце того же уезда, бывшие за Иваном. По книгам письма и меры Василия Замыцкого и Савлука Иванова 1555/56 г. во всех четырёх деревнях 112 четв. Качество земли не указано[5633]. На одну деревню будет по 28 четв. Землю условно признаем средней и одобрим. Получится на долю Ивана Гаврилова 22,4 четв. доброй землёй, Лаши - 67,2 четв.

Савлук Иванов (3). Как уже отмечалось нами, Савлук как дьяк кн. Владимира Андреевича мог владеть старицкой и муромской вотчинами. Размеры первой неизвестны, второй - 137,3 четв. д.з.

Все трое землевладельцев неизвестного происхождения. Всего же в среде удельных дьяков 20% выходцев из дворян, столько же потомственных приказных, 10% выходцев из «демократических» слоёв населения, происхождение 50% не поддаётся определению. Какой- либо связи между социальным происхождением и землевладением не прослеживается. В формах феодальной земельной собственности полный паритет. Размеры землевладения удельных дьяков выглядят гораздо скромнее, чем аналогичные показатели применительно к дьякам царя и великого князя. Видимо, небольшие размеры уделов влияли на размеры имений служащих удельных канцелярий.

Все дьяки, попавшие в нашу выборку, служили кн. Владимиру Андреевичу. Соответственно три из четырёх анализируемых дьяческих имений располагались на территории Старицкого удела.

Из четырех удельных подьячих выявлен только один землевладелец: Влас Васильевич Доброго. В 1538/39 и 1551-1554 гг. он владел небольшой вотчиной в волости Суземье Тверского уезда. В совладении с И.Д. Гравороновым ему принадлежала д. Чернцово на 30 четв. Качество земли не указано[5634]. При средней земле это будет 24 четв. доброй землёй, по 12 четв. на каждого из двух вотчинников.

Размеры вотчины удельного подьячего соответствуют наиболее часто встречающимся размерам имений подьячих царя и великого князя. Волость Суземье, хотя и не входила в состав удела кн. Владимира Андреевича, которому служил Влас, но граничила с удельным Старицким уездом.

<< | >>
Источник: САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV - XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук. Орёл - 2015. 2015

Еще по теме 3.1. Удельные дьяки и подьячие:

  1. § 3. Дьяки и подьячие удельных князей и глав Русской Православной Церкви
  2. 3 .2. Митрополичьи дьяки и подьячие
  3. § 4. Митрополичьи дьяки и подьячие
  4. ГЛАВА V. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО
  5. ГЛАВА III. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV - НАЧАЛА XVI В.
  6. ГЛАВА IV. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В.
  7. САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич. ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV - XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук. Орёл - 2015, 2015
  8. § 3. Удельные канцелярии
  9. § 3. Удельные канцелярии
  10. § 2. Подьячие царя и великого князя
  11. § 2. Великокняжеский аппарат: подьячие
  12. § 4. Митрополичьи дьяки
  13. § 1. Великокняжеский аппарат: дьяки
  14. § 1. Дьяки царя и великого князя
  15. § 2. Великокняжеский аппарат: подьячие
  16. 7) Удельная Русь.
  17. ГЛАВА II. ДЬЯКИ XIV - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XV ВВ.