<<
>>

БИТВА ПОД ЛЮЦЕНОМ. СМЕРТЬ ГУСТАВА АДОЛЬФА

Едва только Густаву Адольфу стало известно об отступлении Валленштейна в Саксонию, он бросил имевшиеся у него под рукой 16 000 человек в наступ­ление. «Я начинаю думать, что Господь отдал врагов в мои руки»,— сказал при этом король.

Однако преж­де чем шведы успели подойти вплотную, Валленш­тейн построил свои 14 000 человек неподалеку от Лю- цена за сильными естественными и искусственными препятствиями, рвами и скопами, вырытыми тут же в ожидании боевых порядков, которые применял Тил­ли, и, подражая шведам, построил свою пехоту в де­сять шеренг (у шведов шесть и три шеренги), придал пехотным полкам легкую артиллерию, а коннице — стрелков.

Шведы значительно лучше применяли разработан­ную ими систему, чем имперцы, выступавшие в роли учеников. Кроме того, шведские мушкеты были втрое легче вражеских, а артиллерия — более многочислен­ной.

Утренний туман задержал начало атаки шведов, и это дало возможность подойти некоторым валленш- тейновским отрядам. Наконец, король, обнажив шпа­гу, приказал начать атаку, и трубачи сыграли воин­ственный лютеровский гимн -«Господь — наша сила». Первой же мощной атакой шведская пехота выбила имперских мушкетеровов, засевших вдоль дороги.

На правом фланге Густав Адольф лично повел в атаку финлядских кирасир. Легкая польская и хор­ватская конница не выдержала удара закованных в латы финляндцев, но в центре Валленштейн органи­

зовал контратаку и отбросил шведскую пехоту с боль­шими потерями на исходный рубеж. Густав Адольф поспешил сюда, чтобы лично подготовить атаку. Ста­раясь лучше разобраться в обстановке, близорукий король подъехал слишком близко к неприятелю. Его заметили и осыпали градом пуль. Одна из них ранила Густава Адольфа в руку, другая в голову, пулей задело лошадь, которая встала на дыбы, сбросила раненого короля на землю и умчалась. В жаркой кавалерийской схватке, разгоревшейся тут же, не­сколько человек, сопровождавших Густава Адольфа, были частью убиты, частью прогнаны, а вражеские кавалеристы выстрелами из пистолетов в упор и уда­рами холодного оружия убили короля.

Они не подо­зревали, кем является умирающий, хотя и догадыва­лись, что перед ними важная персона.

Герцог Бернгард Веймарский принял командова­ние и призвал шведов отомстить за гибель короля. Шведская армия с новой силой устремилась в атаку, имперцы на обоих флангах обратились в бегство, шведы сосредоточили свои усилия в центре, овладели стрелковыми окопами и артиллерийскими позициями, которые уже дважды переходили из рук в руки. В ты­лу имперцев взрываются боеприпасы, и валленштей- новская пехота, охваченная смятением, начинает отступать. Беспорядок все увеличивается, шведы неот­ступно преследуют. Казалось, что Валленштейн бес­поворотно проиграл битву.

В этот момент подошел из Галле, в четырех милях от Люцена, корпус Паппенгейма, поднятый по тревоге в ночь накануне сражения. Пехота безнадежно запаз­дывала, и фельдмаршал устремился вперед с конным отрядом, чтобы успеть принять участие в битве. Горя желанием сразиться с Гуством Адольфом лицом к ли­цу и не зная еще о его смерти, Паппенгейм рвался в самую гущу врагов, пока не упал, сраженный пулей в бедро. Борясь со смертью, он услышал о гибели шведского короля. «Я счастлив»,— прошептал Пап­пенгейм.

Через два дня Паппенгейм скончался. Со студен­ческих лет (когда в одной из стычек Паппейнгейм уложил шпагой трех напавших на него испанцев и об­ратил в бегство четвертого) он постоянно ставил свою жизнь на карту. Удивительно лишь, что смерть на-

стигла его так поздно, когда ему было 38 лет. На теле этого .«храбрейшего из храбрых* обнаружили более ста старых боевых ран.

Смелая атака конницы Паппенгейма заставила шведов остановиться, а Валленштейн поручил воз­можность привести в порядок расстроенные ряды сво­их войск. Шведы были еще раз отброшены к своим первоначальным позициям. Они оставляют пушки и устилают поля своими телами. Надвигается вечер, когда Бернгард выстраивает полки для новой атаки. Если под Нюрнбергом Густав Адольф мог позволить себе отступление после безуспешных атак, то под Люценом для его преемников это стало почти невоз­можным.

Отход мог вконец подорвать дух армии, обескровленной и потерявшей вождя, свести на нет едва зарождающийся авторитет нового главнокоман­дующего. Бернгард приказывает наступать. Людей осталось так мало, что приходится обычные две линии батальона свести в одну. Однако и имперцы понесли ужасающие потери, они измучены до крайности, их командиры едва держатся на ногах.

Вновь разгоревшееся сражение прервано темно­той. Шведы опять отходят, чтобы возобновить бой попозже. Они ждут подхода шеститысячного отряда из-за Эльбы, но Валленштейн подсчитав свой урон, предпочел покинуть Саксонию и перебраться в Че­хию.

До сих пор историки спорят, кого следует признать победителем при Люцене. Валленштейн, во всяком случае, даже отступив в Чехию, торжествовал побе­ду. В Вене отслужили («Тебя, Бога, хвалим»), а в Мадриде организовали театральное представление «Смерть шведского короля».

Смерть Густава Адольфа привела к распаду со­зданного им в Германии порядка.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак и др.. Всемирная история: В 24 т. Т. 12. Начало коло­ниальных империй. — Мн.: времен. литератор,1999. - 592 с.. 1999

Еще по теме БИТВА ПОД ЛЮЦЕНОМ. СМЕРТЬ ГУСТАВА АДОЛЬФА:

  1. 5. Куликовская битва и ее историческое значение. (5)
  2. Смерть и преображение
  3. ТАЛАССКАЯ БИТВА
  4. № 71. БИТВА ПРИ МАРАФОНЕ
  5. № 130. БИТВА ПРИ ГРАНИКЕ1
  6. ТАЛАССКАЯ БИТВА 36 ГОДА ДО Н.Э.
  7. № 74. БИТВА ПРИ САЛАМИНЕ
  8. № 73. БИТВА ПРИ ФЕРМОПИЛАХ
  9. № 44. БИТВА ПРИ КАРКАРЕ
  10. Смерть и второстепенные боги
  11. № 131. БИТВА ПРИ ГАВГАМЕЛАХ1