<<
>>

НЕМЕЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ТРИДЦАТИЛЕГНЯЯ ВОЙНА

Тридцатилетняя война наложила отпечаток на всю культурную жизнь страны. Разорение городов и сел, упадок бюргерства, порождал в широких обществен­ных кругах чувство глубокого уныния, страха перед завтрашним днем, нередко просто отчаяния.

Поэты искали спасения в религиозном отречении, в погруже­нии в мистическое небытие (Ангелус Силезиус). Мно­гим жизнь рисовалась юдолью страданий, запутан­ным лабиринтом, из которого нет выхода. Писатели горячо протестовали против затянувшейся бойни, мечтали о мире и творческом труде.

К числу этих писателей принадлежал Мартин Опиц (1597—1639 года), глава так называемой Пер­вой силезской школы поэтов, которая видела свою задачу в развитии литературного немецкого языка.

•Французский язык все больше входил в моду при дворах, а ученые, поэты еще довольно часто писали на латинском. Поэтому каждый факт осознания род­ного языка, национальной культуры и литературы должен был противодействовать политической и госу­дарственной раздробленности. Важную роль в форми­ровании национального самосознания играли языко­вые общества, возникшие в первой половине столетия. Они выступали за использование родного языка и разрабатывали первые теоретические основы литера­турного творчества, опираясь при этом на националь­ные традиции, но также и на испытанные английские, голландские и французские своды правил.

Ведущая роль в движении за развитие и обновле­ние национального языка и литературы принадлежа­ла уроженцу Силезии, теоретику литературы и пере­водчику Мартину Опицу. Вместе со своими совре­менниками Ф. Шпёе и Ю. Г. Шоттелем он настойчиво выступал за освоение богатства родного языка. В «Книге о немецкой поэзии» (1624 год) Опиц изло­жил свое понимание того, как должна развиваться немецкая поэзия и литература. В ней говорится: •«Убеждение и поучение, а также развлечение людей» являются «первейшей целью поэзии». Настоящему поэту столь же к лицу «вдохновение» и «желание» творить, как и знание поэтических правил.

Большое практическое значение имела реформа

стихосложения. В качестве основного закона своей поэтики Опиц провозгласил принцип ударения — сов- ' падение ударения в слове и метрического ударения.

Этот принцип указывал новой немецкой поэзии путь развития на многие десятилетия. Опиц рекомендовал для стихосложения правильное чередование ударного и безударного слогов: ямб и хорей. В отличие от гре­ческой и римской поэзии предложенные им стихо­творные стопы состояли не из краткого и долгого слогов, а из ударного и безударного.

Рекомендованный Опицем александрийский стих представляет собой рифмованный стих, состоящий из восьми тактов, разделенных после четырех тактов паузой. Александрийский стих, заявил Опиц, в осо­бенности годится для придания возвышенным мыс­лям, великим идеям соответствующей им торжествен­ности.

Свои теоретические положения Опиц стремился подкрепить собственными сочинениями, переводами, обработками. Так он перевел на немецкий язык траге­дию Сенеки «Троянки» (1625 год), роман Дж. Барк­лея «Аргенида» (1626—1631 года) и переработал пе­ревод романа Ф. Сидни «Аркадия* (1629 год).

М. Опиц был одним из первых поэтических лето­писцев Тридцатилетней войны. В своей поэме «Уте­шение в превратностях войны* (написана в 1620— 1621 годах) он разоблачает жестокость скрытой под религиозной оболочкой борьбы за власть и описывает горести, постигшие его современников.

В протестах Опица слышится мотив бренности жизни, который часто разрабатывается в литературе XVII века, прежде всего А. Грифиусом; его заглуша­ет, однако, глубокая вера в Бога.

Наряду с этими произведениями Опиц написал ряд веселых стихотворений, воспевающих природу, дружбу и любовь. Среди них поучительное стихотво­рение «Златна или о душевном спокойствии» (написа­но в 1623 году), в котором поэт, пребывавший в 1622— 1623 годах в Альбе-Юлии в качестве профессора гим­назии, описывает красоты румынских ландшафтов. Большинство его стихотворений — оды, сонеты, эпи­граммы — собраны в антологии «Восемь книг немец­кой поэзии» (1625 год).

Опиц пытался также выступить законодателем и в

области драмы. Его «Дафна* (1627 год) положила начало немецкой опере. Библейская трагедия «Юдифь* (1635 году) воспроизводит оперное либрет­то итальянца Андреса Сальвадори.

За заслуги в развитии и обновлении немецкого языка и литературы М. Опиц был принят в первое и самое влиятельное языковое общество — «Плодоно­сящее общество*. Оно было основано в 1617 году в Веймаре, сюда входили представители аристокра­тии и образованного бюргерства.

Членом этого общества был видный исследователь языка Юстин Георг Шоттель (1612—1676 года). В своем основном труде «Детальное исследование главного немецкого языка* (1641 год) он, системати­зируя уже накопленный опыт, предпринял историко­этимологические исследования немецкого языка и ли­тературы; он обосновал необходимость создания сло­варя немецкого языка. Шоттель разработал научный принцип изучения норм и законов языка, которые, согласно его утверждению, следует выводить прежде всего из их исторического развития.

Сатирические мотивы звучали в творчестве ряда поэтов силезской школы (Векерлин, Рист и др.). В са­тирические тона окрашен немецкий нравоописатель­ный роман Г. М. Мошероша (1601—1669 года) «Ди­ковинные и истинные видения Филандера из Зитте- вальда* (1640—1643 года), в котором широко изобра­жена жизнь Германии военного времени.

В условиях того времени сатира играла большую роль. Согласно Опицу, ее основная задача состояла в «жестком порицании греха и призыве к благоче­стию*. Великие сатирики О. Брант, Т. Мурнер, У. фон Гуттен и И. Фишарт долгое время оставались без последователей. В XVII веке сатирическая тради­ция нашла продолжение в творчестве Иоганна Лау- ремберга (1590—1658), Иоганна Балтазара Шуппа (1610—1661), Иоахима Рахеля (1618—1669 года), Кристофа Шорера (1618—1671 года) и Готфрида Ви­льгельма Зацера (1635—1699 года).

Предметом их сатирического осмеяния были: по­рча и смешение языка — Шорер («Немецкий невежли­вый губитель языка, нравов и добродетели*, 1644 год); поэтический дилетантизм — Зацер («Рифмуйся, или я тебя съем*, 1673 год); школьное дело, распут­

ство и нарушение супружеской верности — Шупп («Коринна», 1660); жажда славы и титулов и подра­жание французским (придворным) обычаям — Лау- ремберг («Шуточные стихотворения», 1652 год). Вер­шины своего развития сатирическая литература XVII века достигает в творчестве Г.

М. Мошероша и Ф. фон Логау.

Для творчества сына городского чиновника Ганса Михаэля Мошероша (1601—1699) характерны непри­миримый тон и сатира, направленные против полити­ческого подражания иностранным манерам при дво­рах. Особенно безжалостным Мошерош (который благодаря своей разнообразной деятельности: сель­ский чиновник, секретарь городского совета в Страс­бурге, председатель судебной палаты и советник на княжеской службе — мог в достаточной степени изу­чить жизнь) оказывается по отношению к тем совре­менникам, чье моральное поведение способствовало всеобщему упадку нравов. Некоторые из его произве­дений примыкают к эльзасской традиции гуманисти­ческой шутовской литературы. В обращениях к насле­дию и традициям немецкой истории Мошерош видел средство противостоять убожеству современной дей­ствительности, в стремлении помочь формированию национального самосознания он идеализировал мо­ральные и уж тем более политические добродетели германских предков. С помощью «честного немца» он подвергает беспощадной критике недостойные дела и порядки своего века.

Самым значительным немецким прозаиком XVII века становится Ганс Якоб Кристофор Гриммельсгау- зен (1621 или 1622—1676 года).

Его творческое наследие, включающее в себя ска­зания и короткие рассказы, политические трактаты и листовки, шванки, но прежде всего рассказы и ро­маны, основывается на народной повествовательной традиции XVI века.

В основе романа «Затейливые приключения немец­кого Симплициссимуса» (1668 год) лежат опыт, пере­живания поэта, приобретенные им в Тридцатилетнюю войну.

Юношей Гриммельсгаузен был увезен из своего родного городка Гельнхаузен (Гессен) проходившим мимо войском и определен конюхом. Он стал мушке­

тером, а затем писарем у коменданта императорской крепости города Оффенбург, барона фон ІПауэнбур- га, на службе у которого он оставался управляющим и после войны. Год спустя после женитьбы на дочери вахмистра в 1650 году Гриммельсгаузен поселился в деревне Гайзбах в баденском Ренхтале; с 1667 года и до самой смерти он был старостой в городке Ренхен, расположенном неподалеку от Гайзбаха.

Роман о Симплициссимусе состоит из пяти книг и «Продолжения» (три романа, которые представля­ют собой относительно самостоятельные произведе­ния). Роман повествует о необычных приключениях молодого человека в сумятице Тридцатилетей войны.

Выросший в горной деревне, удаленной от всех событий, происходивших в мире, юноша вынужден был стать свидетелем того, как солдаты разоряют усадьбу его приемного отца; объятый ужасом, он бежит в лес. У отшельника, который приобщает его к христианской вере, он учится читать и писать и вследствие своей оторванности от жизни получает имя «Симплициус» (простак). После смерти отшель­ника — его настоящего отца, который раньше был дворянином и офицером,— Симплициус попадает в самое пекло войны. Под именем егеря фон Зоэста он добивается славы и богатства. В Париже становится певцом и любовником знатных дам. Он познает раз­вращенность и распутство аристократического мира. Однако за ним по пятам крадуться несчастья. Пресле­дуемый болезнями, разорением, он все-таки остается в живых. Ободренный своим другом Херцбрудером, который наставляет его на истинный путь, он, однако, снова возвращается к бродяжничеству и попадает к странствующим мародерам, грабящим и разоряю­щим все, что попадается им на пути. Наконец он одумывается и совершает паломничество вместе с Херцбрудером к Деве Марии. Там, из страха перед вечным проклятием, он становится католиком. После ряда приключений он снова находит в лесах Шварц­вальда своих приемных родителей, которые рассказы­вают ему о его знатном происхождении. Со своим приемным отцом Симплициус совершает путешествие к Муммельзее, чтобы отыскать сказочное царство сильфов, (воздушных, здесь: водяных духов). Даль­нейшие странствия приводят его в Россию, к татарам,

и, наконец, в Корею. После более чем трехлетних блужданий Симплициус возвращается на родину, где между тем воцарился мир. Устав от земных скитаний, он отрекается от света и становится отшельником, (в < Продолжении» романа Симплициус попадает на остров, где он много лет ведет деятельную трудовую жизнь: это первая значительная робинзонада в немец­кой литературе).

В этой показательной жизненной судьбе Гримме- льсгаузен уловил существенные явления эпохи Три­дцатилетней войны. Симплициус сталкивается лицом к лицу с миром, делающим человека игрушкой в ру­ках фортуны, где, по словам поэта, ничего нет более постоянного, чем непостоянство.

Гриммельсгаузен использует принцип контрастно­го изображения, который основывается на противопо­ставлении вымысла и реальности и дает' возможность выйти за рамки жизнеописания главного героя.

Образцовыми ему представляются социальные условия перекрещенцев, с которыми Симплициус сталкивается во время своих скитаний по Европе: «Там не знали ни гнева, ни досады, ни мести, ни зави­сти, ни вражды, никаких забот о временном, никакого чванства, скупости, Страсти к игре или танцам, ника­кого душевного сокрушения! Одним словом, то была такая отрадная гармония, которая, казалась, была предназначена, чтобы со всею честностью приумно­жить род людской и царство Божие... Но ах! — взды­хал я частенько.— Когда бы ты мог склонить перекре­щенцев, чтобы научили они своей праведной жизни твоих единоверцев, то вот был бы святой человек!»

Интересным является разговор Симплициуса с грабителем Оливье, который сравнивает свои разбой­ничьи злодеяния с государственной политикой наси­лия:

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак и др.. Всемирная история: В 24 т. Т. 12. Начало коло­ниальных империй. — Мн.: времен. литератор,1999. - 592 с.. 1999

Еще по теме НЕМЕЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ТРИДЦАТИЛЕГНЯЯ ВОЙНА:

  1. 33. Борьба против немецких и шведских завоевателей 13 в.
  2. 11. Борьба Русского народа с немецкой и шведской агрессией в 13 в.
  3. 8) Борьба Руси с немецко-шведскими завоевателями (первая половина XIII века).
  4. 7. Борьба сев-зап.Руси с агрессией шведских и немецких рыцарей в 13в. Александр невский
  5. Смутное время в России (кон.16-нач.17 в.). Борьба русского народа против немецко-шведской интервенции.
  6. 4 Борьба Руси против немецких, шведских, датских феодалов. Александр Невский и его роль во внешней политике Новгородской республики и Владимиро-Суздальского княжества.
  7. 4) Борьба древней руси против монголо-татарского нашествия и немецко-шведской агрессии в 13в. Установление Ордынского ига на Руси.
  8. В настоящее время в нашей литературе принято определять фля­ги как сосуды для перевозки воды, в основном употреблявшиеся ко­чевниками. В иностранной литературе их называют ⅛ягами пилигри­мов”.
  9. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА.
  10. § 4. Война с Митридатом. Первая гражданская война и дикта­тура Суллы.
  11. Вторая Пуническая война, или Война с Ганнибалом (218-201 гг. до Р. X.)
  12. Вавилонская литература.
  13. Литература
  14. 3. ВАВИЛОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  15. Литература
  16. Литература.