<<
>>

ОБРАЗОВАНИЕ МОГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ

Основателем этой новой державы в Северной Ин­дии был тимурид (потомок Тимура, иначе Тамерлана) Захируддин Мухаммад Бабур (1525—1530), бывший правитель Ферганы, изгнанный из Средней Азии уз­беками, пришедшими из Сибири.

Бабуру оказал по­мощь и поддержку другой тимурид, его родственник правитель Герата. Бабур овладел Афганскими земля­ми и укрепился в Кабуле, но считал, что, только заво­евав Индию, он встанет во главе богатого и мощного государства.

В 1518 и 1524 г. Бабур совершил нападения на Пенджаб, а в декабре 1525 г. вторгся в Индию еще раз во главе сильного войска, состоящего из воинов, при­бывших из Средней Азии, а также афганцев и хакха- ров. Используя перенятое у монголов искусство вне­запной конной атаки и умение располагать войска за укрытием из связанных вместе повозок, Бабур на Панипатском поле в 1526 г. разбил наголову армию правителя Дели Ибрахим-шаха Лоди. Через год в битве при Сикри он победил раджпутов Раны Санги, опытного полководца, правителя Читора, стремивше­гося объединить под своей властью все раджпутские области. Эти две победы закрепили господство Бабу­ра в. Северной Индии. В дальнейшем он овладел фактически всей долиной Ганга.

Часть афганских отрядов вернулась домой, нагру­женная добычей. Воинам, оставшимся в Индии, Ба­бур раздал земли в служебное пожалование, полу­чившие позднее название джагир. Всеми хозяйствен­ными делами’новых владельцев ведали управляю­щие — большей частью индусы, знавшие обычаи страны и размер податей, которые должны платить крестьяне.

Бабур правил Индией пять лет. Он был очень образованным, наблюдательным человеком, поэтом, тонко понимающим искусство. Оставшиеся после его

смерти мемуары «Бабур-наме» написаны простым, доступным языком. В мемуарах Бабур изображает внешность, одежды, вкусы и привычки каждого пер­сонажа и описывает страны, их климат, пейзаж, хо­зяйство, произведения искусства и ремесла.

Индусов он рассматривал как «неверных», смотрел на них свысока, но не преследовал, если они не выступали против него.

Въезд Бабура во дворец султана Ибрагима в Агре. Миниатюра могольской школы из «Записок» Бабура. XVI в.

ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНЫХ УСОБИЦ

А Перед смертью Бабур разделил свои владения между сыновьями, оставив основную территорию в Индии старшему — Хумаюну, и приказав остальным, получившим Пенджаб, Кабул и Кандагар, ему подчи­няться.

Хумаюн предпринял попытку расширить свои вла­дения путем завоевания Гуджарата, части Раджпута- ны и Бихара. Ему не удалось закрепить первоначаль­ный успех ввиду внутренних распрей. Его братья, стремясь отделиться от-него, попытались захватить Дели. Главным противником Хумаюна выступил гла­ва афганских феодалов Бихара и Бенгалии Шер-хан Сур. В битве с ним Хумаюн был разбит и бежал в Синд. Там он женился на 14-летней дочери местного мусульманского начальника, и в 1542 г. у него ро­дился сын Акбар. Вскоре Хумаюну пришлось бежать в Иран из-за постоянных преследований братьев. Оставленного при бегстве Акбара взял на воспитание брат Хумаюна Камран, правивший в Кабуле. і

С 1540 по 1545 г. в Дели правил Шер-хан, приняв­ший титул Шер-шаха. Своей первоначальной задачей он считал обуздание феодалов, особенно афганцев Бихара и Бенгалии, на которых он опирался ранее при захвате власти. Стремясь раздвинуть границы своего государства, Шер-шах пытался подчинить себе раджпутские княжества, пробиваясь к торговым рай­онам западного побережья Индии. Однако при осаде одной из раджпунских крепостей Каланджара он по­гиб в 1545 г. от рикошетом отскочившего ядра собст­венной пушки.

Среди афганских землевладельцев вновь разгоре­лась борьба за престол. После смерти правившего младшего сына Шер-шаха, туркмен Байрам-хан, на­ставник 13-летнего престолонаследника Акбара, по­спешил возвести его на трон, оставшись при нем регентом.

Владения Моголов в это время не простирались дальше двуречья Ганга — Джамны.

Основным про­тивником Моголов был Хему, главнокомандующий армией одного из Суров. Несмотря на свое «низкое»' происхождение (из торговцев-индусов), Хему выдви­нулся как талантливый полководец. Он овладел Дели

и провозгласил себя правителем под именем раджи Викрамадитья. В решающем сражении с Моголами на Панипатском поле в 1556 г. Хему удалось смять фла­ги более многочисленной армии Акбара, но случайной стрелой он был ранен в глаз и упал со слона. Не видя больше своего полководца, его воины разбежались, и Акбар выиграл битву. Тут же на поле боя он, на­ставляемый Байрам-ханом, стал раздавать своим вое­начальникам земельные пожалования и почетные ти­тулы.

В течение почти полувекового правления Акбара (1556—1605) в Северной Индии укрепилась власть Моголов. Своей столицей Акбар сделал Агру на реке Джамне.

ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

В Могольской империи существовали две формы государственной собственности на землю — халисэ и джагир.

Все завоеванные земли первоначально попадали в государственный фонд — халисэ (арабское — «чи­стая, свободная»). Налог с таких земель собирался специальными правительственными чиновниками и пересылался в финансовое ведомство. В дальнейшем эти земли составили только незначительную часть земельного фонда страны — не более 1,7 % всей обра­батываемой земли.

Джагир — условное пожалование. Получавший его обязывался содержать соответствующие величине джагира отряды войск, из которых и состоял основ­ной костяк армии правителя. Земля, отданная в джа­гир, продолжала считаться государственной собст­венностью. Размер, способ и форма взимания позе­мельного налога определялась не самым джагирда­ром, а приписывались государством. Владения джа- гирдара обычно не передавались по наследству и после смерти владельца отходили в казну. У джа- гирдара могли отобрать одно владение и предоста­вить ему взамен другое, причем в другой части стра­ны. При Акбаре для борьбы с сепаратизмом такие перемещения были довольно часты. Поэтому джагир-

дар владел одной и той же землей в среднем не более 10 лет.

Вместе с тем джагирные владения отличались и не­которыми особенностями частной собственности, по­скольку на государственную службу (т. е. на содер­жание отрядов) крупные джагирдары тратили только около 1 /з собираемого ими поземельного налога, а мелкие — меньше половины. К тому же еще при Акба­ре покорившимся раджам часто жаловали в джагир их же прежние владения, и обычно такой джагир переходил по наследству. Распространился даже тер­мин «наследственный джагир». Обычно джагир был владением крупным, охватывавшим иногда несколько десятков тысяч гектаров.

Сцена охоты на аллигатора. Миниатюра Могольской школы. XVI в.

В 50-х — 60-х годах XVI в., когда Могольская империя охватывала еще сравнительно небольшую территорию, земель для раздачи в джагиры не хвата­ло. Поэтому владения джагирдаров теперь имели зна­чительно меньшие размеры и давали меньше доходов, чем было официально зафиксировано в пожаловании. Когда Акбар распространил свою власть на значи­тельную часть Индии, увеличилось количество джа­гирдаров и размеры их владений.

В Могольской империи существовала также ча­стная земельная собственность феодалов-заминда- ров. Заминдары (местные князья ипреводители пле­мен) были обязаны уплачивать центральной власти

определенную ежегодную дань и по требованию госу­даря выступать в поход со своим ополчением. За- миндары могли передавать свои земли (заминдарст- ва) по наследству с согласия падишаха. Они сами устанавливали ренту-налог в пределах своего замин- дарства.

Заминдарства находились главным образом на окраинах или в труднодоступных для могольской кон­ницы холмистых местах, в основном в Раджпутане, Ориссе, Бенгалии и Кабуле. Заминдары иногда вели собственное барское хозяйство и применяли в неболь­ших размерах труд крестьян в виде барщины. Боль­шинство заминдаров принадлежало к коренному на­селению Индии и исповедовало индуизм.

Суюргал в Могольской Индии, называвшийся так­же мульк (мильк), вакф или инам, был частной зе­мельной собственностью.

Суюргалы жаловались главным образом суфийским шейхам и мусульман­ским богословам, а в отдельных случаях и лицам недуховного звания. При Акбаре, в связи с его рели­гиозной политикой, суюргалы стали давать и священ­нослужителям других вероисповеданий.

Суюргал обычно был небольшим владением, пере­дававшимся по наследству, и на его владельца не возлагалось никаких обязанностей, кроме вознесения молитв за правителя. Суюргальные владения состав­ляли лишь около 3 % по отношению к государствен­ным землям.

Экономическая слабость мусульманских религи­озных организаций определялась главным образом тем, что ислам исповедовало меньше 1 /4 населения страны. Что же касается земель, ранее принадлежав­ших индусским храмам, то они были отняты у храмов еще при делийских султанах. Лишь во владениях заминдаров сохранялись более или менее крупные массивы индуисских храмовых земель.

Земледелие на значительной части территории Ин­дии было тесно связано с орошением. Забота о под­держании системы ирригации являлась функцией го- сУдарственной власти. Именно поэтому феодальные Раздоры, отвлекавшие внимание от этой задачи, нано­сили такой огромный вред экономике страны.

СЕЛЬСКАЯ ОБЩИНА

Население, вошедшее в состав Могольской импе­рии, принадлежало к многочисленным племенам и на­родам, говорило на разных языках, находилось на разных уровнях общественного развития и было раз­делено кастовыми перегородками и религиозными воззрениями. Однако большинство жило в узком мир­ке сельской общины.

Крестьяне уплачивали ренту государству в виде налога с земли. Правительство было заинтересовано в бесперебойном поступлении этой ренты-налога* Но в хозяйственную деятельность крестьян ни государ­ство, ни феодалы не вмешивались. Долей государства была объявлена 1 /з урожая. В основном такой налог воспринимался как «справедливый», но порой кресть­яне не могли его уплатить. Тогда налог собирали с помощью войск. В хрониках упоминается о селени­ях «непокорных разбойников», где крестьяне, укрыв­шись за стенами, защищались от акбаровских воинов.

Однажды сам Акбар своим слоном сокрушил глиня­ную стену и вошел в деревню во главе карательных отрядов.

Обработка земли была государственной повинно­стью, и сборщику налогов предписывалось строго следить за тем, чтобы засевалась вся пригодная площадь. Для упорядочения сбора налога Акбар ввел в центре своего государства обмер всех пахотных земель, причем не веревкой, которую можно произ­вольно сжимать и растягивать, а бамбуковым шестом.

В подавляющем большинстве общин пахотные поля были поделены между общинниками, хотя кое- где еще и встречалась коллективная обработка полей. Выгоны и пустоши находились в коллективном владе­нии и пользовании всей общины и не подлежали обло­жению налогом.

По способу раздела обрабатываемой земли суще­ствовали два главных типа общин. Первый способ — деление по едокам, по плугам и т. п. Это в основном характерно для северной части Индии и Бенгалии. Второй способ раздела земли — в зависимости от ро­довой близости общинника к реальному или вообра­жаемому предку — основателю деревни. Это было широко распространено в Раджпутане и Гуджарате.

Бенгальский владетель.

Миниатюра Могольской школы.

XVII в.

Каждая доля должна была содержать равные ча­сти плохой и хорошей, орошаемой и неорошаемой, удобной и неудобной земли.

Среди общинников наблюдались деления по касто­вым, религиозным и некоторым другим признакам, от которых зависели размеры их налоговых платежей.

Ремесленники обслуживали потребности крестьян, и община коллективно содержала 8—12 таких ремес­ленников. Крестьянин должен был обычно лишь при­носить материал, но за выполненную для него работу расплачивалась община. Ремесленникам выделялась доля после жатвы или уборки урожая. Почетной счи- талась профессия кузнеца и некоторых других ремес­ленников. А такие ремесленники, как, например, ко­жевники, принадлежали к «неприкасаемым». Они вы­нуждены были селиться в особой части деревни, пользоваться водой из особых колодцев.

В общину входили также и бесправные, т. е. «при­шлые». Им предоставляли для обработки самые не­удобные земли, и они, помимо обычных налогов, дол­жны были еще платить общине, ее должностным ли­цам, различные натуральные или денежные сборы и выполнять для них разные работы.

Все права и обязанности передавались по наслед­ству от отца к сыновьям. Это строгое наследование функций обусловило малую изменчивость общины, которая крепко привязывала крестьян и сельских ре­месленников к земле. Согласно этой традиции только в своей общине, там, где поколениями жили и работа­ли его предки, крестьянин и ремесленник имели право на место в жизни. За пределами своей общины они становились бесправными, «пришлыми».

Староста и писец, с одной стороны, были предста­вителями общины, а с другой — состояли на государ­ственной службе. За сбор налогов при полной их уплате с деревни старосте полагался необлагаемый участок в размере ’/«о всех тягловых земель данной общины.

Тяжким бременем для крестьян оказался осуще­ствлявшийся Акбаром в центральных областях госу­дарства перевод натурального налога в денежный. Индийский крестьянин для получения денег вынуж­ден был теперь сам или при посредстве общинного старосты чаще обращаться к рынку для продажи

своих продуктов, и попадал в зависимость от купца и ростовщика. Хотя Акбар и отменил многие мелкие налоги, но феодалы продолжали их взыскивать.

Кроме уплаты налога крестьянство вынуждено бы­ло еще временами работать бесплатно на государство, главным образом на строительстве крепостей и горо­дов. Эта повинность называлась бегар. Особенно тя­желой она была, если неподалеку возводилось крепо­стное укрепление. Тогда Акбар приписывал к этому строительству все окрестные деревни.

ТОРГОВЛЯ И РОСТОВЩИЧЕСТВО

Завоевав Гуджарат и Бенгалию, Могольская им­перия получила выход к морю. Однако сразу же натолкнулась на противодействие португальцев. Их разрешение требовалось даже для проезда паломни­ков морем в Мекку. Все попытки Моголов выбить португальцев из Диу и Дамана, укрепленных портов в Гуджарате, окончились неудачей. Моголам при­шлось примириться и с существованием португаль­ских портов в Бенгалии — Сангаона и Хугли. Самым крупным могольским портом был Сурат в Гуджарате, заменивший Камбей, вход в который закрывали пор­тугальские крепости, расположенные по обоим бере­гам Камбейского залива. Моголы владели нескольки­ми торговыми кораблями, но своего флота у них не было.

Перевозить на далекие расстояния в трудньґх Условиях морской и караванной торговли имело смысл лишь портативные и дорогие товары. Такими товарами в индийском вывозе были пряности, ткани и индиго, а в импорте — главным образом предметы Роскоши. Индийские ткани ценились на всем Востоке и служили в районах Индийского океана и Южных морей как бы своего рода эквивалентом. За этими тканями и пряностями в Индию приезжали купцы из Других стран, доставляя иноземные товары прямо *к порогу» Индии. Обладая значительными денежны­ми средствами, джагирдары порой сами участвовали в торговых операциях, вкладывая свои средства в Экспортную торговлю.

Внешняя торговля Индии была очень значитель­ной. Из Индии шли морские пути в Китай, Малайю, Иран, Африку, Аравию и Европу. Караванные пути шли из Индии через Кабул в Иран и Среднюю Азию, а через Кашмир — в Китай.

Внутренняя торговля играла также большую роль. Из всех провинций Могольской империи, а особенно из Бенгалии, привозили в столицу государства Агру большое количество продовольствия для двора и ар­мии правителей. Оживленные ярмарки часто устраи­вались также у индусских и мусульманских мест па­ломничества, где было большое скопление людей. Внутреннюю торговлю вели как отдельные крупные купцы, снаряжавшие речные суда и караваны, так и мелкие лотошники, ходившие из деревни в деревню.

Благодаря внутренней торговле расширялись эко­номические. связи между отдельными районами, со­здавая экономическую базу для существования огромной империи, составленной из народностей, го­ворящих на разных языках, и разделенных кастовы­ми и религиозными перегородками.

В центре государства не было таких богатых куп­цов, как на побережье, однако здесь процветало рос­товщичество. Ростовщики ссужали деньгами воена­чальников, придворных и крестьян, с которых в цент­ре страны строже спрашивали денежный налог. В деревне при Акбаре ссужали деньги, взимая про­центы из расчета 1 /40 рупии в день (свыше 900 % годовых), что указывает на слабое развитие денеж­ных отношений на селе.

Акбар принял некоторые меры для развития тор­говли: внутренние пошлины у застав и на речных переправах были снижены до 1,5 % и во всем обшир­ном Могольском государстве были введены единые меры и денежные единицы.

ГОРОД И РЕМЕСЛО. РАЗВИТИЕ ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Самыми многолюдными в Индии являлись города, которые представляли собой ставки правителей. Основным населением такого города-ставки были об­

служивающие лица: военные контингенты, свита, управители, слуги, ремесленники. Когда правитель уезжал в другое место, город сразу терял свое значе­ние и приходил в упадок. Такую судьбу имел, напри­мер, город Фатхпур-Сикри.

Еще в 1569 г. Акбар отдал приказ построить новый город в Сикри, примерно в 20 км от Агры, где Бабур победил Рану Сангу. По приказу падишаха за не­сколько лет придворные выстроили себе на пустын­ном месте дворы-павильоны. Возник красивый город из красного песчаника, ставший столицей Акбара и названный Фатхпур-Сикри (Сикри — город победы). На месте кельи шейха Салима Чишти, предсказавше­го Акбару рождение сына, было построено здание. Много позднее его сделали из белого мрамора, и оно стало прообразом последующих беломраморных дворцов и мавзолеев Моголов. Когда город разросся, оказалось, что в нем не хватает воды. Поэтому в 80-х годах двор Акбара покинул Фатхпур-Сикри, который и в настоящее время незаселен и является памятни­ком архитектуры.

Город, который возникал в месте паломничества, обычно был тесно связан с торговлей и ремеслом. В таких городах процветало производство предметов культа, а также торговля предметами первой необхо­димости для большого количетсва паломников, сте­кавшихся туда в дни религиозных празднеств. Зани­мавшиеся нищенством члены духовных орденов (фа­киры и дервиши), торговцы и паломники наводняли улицы; Такого рода городом был Бенарес.

Портовые города населяли в основном купцы и мо­ряки. Почти в каждом приморском городе процветала какая-нибудь специальная отрасль ремесла. Одним из знаменитых портов Могольской империи был, на­пример, Сурат.

Некоторые города были центрами ремесленных производств. Так в Агре было много строительных Рабочих разных специальностей, в Гуджарате — ма­стеров-инкрустаторов, в Бенгалии — судостроителей. Кроме того, были распространены и другие занятия сРеди населения: добывали железо и цветные метал­лы» строительный камень, соль, селитру, делали бу- ^агУ, ювелирные изделия, выжимали растительное Ыасло, изготовляли снасти и т. п.

Лучшие изделия индийских ремесленников издав­на ценились за искусство и тщательность отделки. Вместе с тем индийские мастера работали весьма медленно, т. к. орудия их ремесла были несложны и большей частью делались самими ремесленниками. Однако известно также, что для продажи изготовляли самую сложную часть ткацкого станка — бёрдо, через которое продевались нити основы.

Торгово-ремесленные центры возникали, как пра­вило, вокруг жилища крупного землевладельца, свет­ского или духовного и зависели от него. Поэтому ремесленные предместья и улицы города носили имя владельца, на которого работали ремесленники.

Мавзолей Шер-хана в Сасараме. 1540 г.

Ремесленники, объединенные в касты, зависели от властей, назначавших главу касты и маклера (дала- ла), который продавал ремесленные изделия на рын­ке. В касте не было деления на мастеров, подмастерь­ев и учеников. Не было приема в ученичество. Никто из посторонних не мог заниматься данным ремеслом. Способы и примитивные орудия труда были освяще­ны вековыми традициями и не могли быть изменены.

Еще в большей зависимости находились ремеслен­ники, работавшие в государственных мастерских, где изготовлялось снаряжение для армии, а также изде­лия для правителя, которые он мог раздавать своим приближенным.

Система авансов и скупки товаров являлась наибо­лее распространенной формой взаимоотношений ре­месленника с купцом. Купцы заранее выдавали ре­месленнику деньги на пропитание или на покупку сырья, а ремесленник был обязан отдать свой продукт именно этому купцу и за более низкую цену. На запад­ном побережье Индии основные виды ремесла и тор-

Ворота форта Дели. Первая половина XVII в.

говли были обложены налогом, сдававшимся на от­куп, причем откупщик соответствующего налога имел также монопольное право на производство этого вида товара (например хлопчатобумажных тканей, бетеля, неочищенного риса, изделий из слоновой кости и т. д.). По-видимому, никто не мог продать данный вид товара, не получив письменного разрешения откуп­щика, которым являлся обычно богатый индийский купец или глава ремесленников данной производст­венной касты.

Экономические связи между разными районами Индии все более укреплялись. Об этом свидетель­ствуют массовые перевозки товаров по реке Ганг, которая являлась основной водной транспортной ар­терией. Вверх по реке из Бенгалии везли рис, пшени­цу, сахар, хлопчатобумажные и шелковые ткани до­рогих сортов, а также голубую краску индиго. В Бен­галию — вниз по реке — отправляли соль, добытую в Раджпутане, знаменитые кашмирские шали из тон­чайшей шерсти, лошадей, оружие, кольчуги и щиты, изготовленные искусными ремесленниками Лахора и Дели.

Гуджарат поддерживал экономические сношения с соседними областями Индии. Сюда привозились пшеница и рис из Махараштры, Мальвы и Раджпута- ны; вывозились в обмен ремесленные изделия. Гуджа­рат находился в исключительно выгодном положении на скрещении путей морской и сухопутной торговли.

Для XVI в. характерен процесс образования мест­ных областных рынков. Разрыв цен на пшеницу в раз­ных областях Северной Индии был невелик, что сви­детельствует о формировании общеиндийского рынка.

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В XVI в. известны три крупных народных дви­жения: движения бхакти, махдистов и роушанитов. Все эти движения имели религиозную краску. Они длились ряд десятилетий, охватывая значительные слои населения и постепенно перерастая из проповеди сектантства в вооруженную борьбу с Могольским го­

сударством за идеалы «справедливости». Но все же эти движения были в значительной мере разнозненны- ми и локальными.

Сектантские вероучения, объединенные общим на­званием «бхакти» («преданность богу»), проповедова­лись в течение нескольких веков и получили значи­тельное распространение. Все течение бхакти, незави­симо от различия между ними, провозглашали четыре основных принципа: религиозное объединение всех индийцев (т. е. индусов и мусульман), равенство их перед Богом, борьбу против кастового неравества и принцип личной, а не сословно-кастовой оценки человека, при которой праведный человек низшей касты мог быть признан лучше и выше неправедного брахмана (т. е. члена высшей касты).

Учением, относившимся к позднему бхакти, был сикхизм, основателем которого был гуру (руководи­тель) Нанак (1469—1539). При Акбаре сикхи были просто пенджабской сектой, торгово-ремесленной по своему составу. При четвертом гуру сикхов, Рамдасе (1574—1581) сикхи стали владеть землей около Ам­ритсара, построили там храм и выкопали священный пруд. Рамдас через своих агентов регулярно собирал пожалования, а следующий гуру — Арджан (1581— 1606) превратил эти добровольные даяния в подо­мный налог, взимавшийся со всего населения, прожи­вавшего на принадлежащей сикхам территории. Ак­бар благосклонно относился к сикхам и беседовал, согласно сикхским преданиям, с гуру Рамдасом.

В Раджпутане бхакт Даду(1544—1603) странство­вал по княжествам и призывал к смирению, кротости и любви. Даду, по преданиям, тоже вызывали на беседу к Акбару. Однако Акбар, по-видимому, не знал о Тулси Дасе, чья огромная поэма «Рамаяна» (1575) стала известна всему населению, говорящему на хинди. Тулси Дас выступал против кастовых раз­личий и угнетения, критиковал лживость окружающе­го его мира. По его мнению, выход из положения был лишь в мистическом единении с Богом в образе Рамы.

В начале XVI в. в центре Делийского султаната, в городе Биана началось движение махдистов. Мах- Дистское движение, к которому примкнул шейх Муба- Рак, и которое оказало влияние на идеи Абу-л-Фазла, Родилось среди мусульманских городских торгово-

Воин на слоне.

Индийская миниатюра. XVI в.

ремесленных кругов. В XV в. в Гуджарате известный своей ученостью Мир Сайид Мухаммад (1443— 1505) объявил себя махди (т. е. мессией). Он призы­вал вернуться к демократическим принципам раннего ислама, к восстановлению имущественного равенства среди мусульман. В махдийской общине Гуджарата этот последний принцип строго соблюдался. Доходы каждого поступали в общий фонд и распределялись

поровну. Свои надежды махдисты возлагали на воца­рение справедливого правителя, который, следуя за­ветам раннего ислама, введет в жизнь принципы равен­ства в пределах мусульманской общины. Вооружен­ные махдисты ввели свои порядки в городе Биана и его округе, устраняя, по словам хрониста, беззако­ние. Если можно, то уговорами, «а если им не подчи­нялись, то силой». Они имели общую кассу, куда сдавали */ю всех своих доходов и распространяли свое учение, завербовав много сторонников, даже в Раджпутане.

Власти жестоко подавили движение махдистов, расправившись с руководителями: шейх Алаи был казнен, Абдулла Наязи был избит палками до смерти. Вспыхивавшие время от времени в Пенджабе и дру­гих районах местные локальные народные волнения зачастую проходили под флагом махдизма.

Весьма опасный для Могольской империи харак­тер приняло выступление роушанитов, приверженца­ми которых был ряд афганских племен, в первую очередь юсуфзаи. Основателем движения роушани­тов был Баязид Ансари (1524—1585). Он выступал как противник афганской знати и противник гнета Могольской империи. Укрепившись в Тереке, роуша- ниты завладели выгодной стратегической позицией и грозили еще более ослабить политическое подчине­ние Кабула падишаху Индостана и прервать кара­ванные связи Индии со Средней Азией и Ираном. Акбар, а затем и его преемник Джахангир посылали крупные карательные экспедиции против роушани­тов. Борьба шла с переменным успехом, но в конце концов Джахангиру удалось разгромить афганцев- роушанитов.

ОСНОВЫ ПОЛИТИКИ АКБАРА

Военной опорой Акбара были сравнительно немно- г°численные отряды пришедших с Бабуром и Хумаю- Чом завоевателей-мусульман, чуждых по религии и Языку основной массе индийского населения. Акбару Удалось тем не менее значительно расширить опору Св°ей власти. Он привлек на свою сторону всех круп­

ных землевладельцев Индии — как мусульман, так и индусов, а также торгово-ростовщические элементы из индусов, сикхов и джайнов. Могольская империя защищала интересы верхушки землевладельцев, обес­печивая их вооруженной силой для подавления кре­стьянских восстаний. На усмирение крестьянских волнений посылались не только карательные отряды, но и правительственные войска Моголов.

Страница из рукописи Абд-ул Хакка Дехлеви «Жизнеописания индийских шейхов», написанной в 1590 г.

Список начала XVII в.

Об Акбаре было сказано, что он был «сильным и решительным завоевателем. Перед ним, как перед солнцем, бледнеет скромная звезда лорда Дальхузи». Акбар имел склонность к завоеваниям и рассматрива­ется как правитель одной из самых крупных империй в истории. «Правитель,— говорил Акбар,— всегда должен стремиться к завоеванию, иначе его соседи поднимут против него оружие».

Возвращение утерянных могольских владений в Индостане было начато еще в период регентства Бай- рам-хана, когда один за другим были вновь завоеваны Гвалиор, Аджмир и Джаунпур. Это способствовало постепенной консолидации владений Акбара вокруг Дели и Агры.

В 1560—1561 гг. было завершено завоевание Ма­львы. Адхам-хану с помощью Пир Мухаммеда Шива- ни удалось разгромить около Сарангпура Баз Баха­дура, который принял титул султана. После отозва­ния Адхам-хана, эта не полностью завоеванная область была вверена Пир Мухаммеду.

В 1562 г. раджа Амбера (Джайпура) Бихари Мал сдался Акбару без боя. Ему было поручено командо­вать 5 тысячами воинов, а его сын Бхагван Дас и внук Ман Сингх были приняты в могольскую армию. Как Бхагван Дас, так и Ман Сингх играли ведущую роль в расширении и укреплении Могольской империи, а их тесная связь с правящей династией способствова­ла возвышению незаметного княжества Амбер, кото­рое заняло теперь господствующее положение в Радж- путане.

Знаменита военная кампания Акбара — осада и захват Читора. Она началась в октябре 1567 г. и дли­лась 4 месяца. Акбар проявил большое терпение и ис­кусство, руководя осадой Читора. Три приема были примерены во время этой осады — длинный и глубо­кий подкоп (сабат), передвижные щиты для прикры­тия землекопов (тура), высокое сооружение, которое возвышалось над стенами (сиба).

Хотя Мевар так и не покорился Акбару, он все же оьіл верховным властителем в Раджпутане, большин­ство вождей и правителей которого стали мансабдара- Ми (военачальниками) Могольской империи.

После падения Каланджара в 1569 г. Акбар полу- «л возможность расширить империю не только на

восток, но и на запад. Он обратился к Гуджарату, которые его отец сначала завоевал, а затем потерял. Присоединение Гуджарата к империи в 1573 г. было окончательным. Гуджарат не только увеличил ресур­сы империи, его завоевание обеспечило также сво­бодный выход к морю и установлению связей с евро­пейскими купцами.

Следующей победой Акбара было завоевание Бен­галии в 1574—1576 гг.

Кабулом правил брат Акбара Хаким. Он номи­нально зависел от верховного правителя Индостана, но в действительности был независим. Один из исто­риков сообщает: «Акбар смотрел на своего брата как орел на комара*. Акбар сам руководил походом на Кабул в 1581 г. Он вошел в этот город в августе 1581 г. При его приближении Хаким бежал в горы. Хакиму было позволено управлять Кабулом, но в 1585 г. он умер, и его владения были поглощены импе­рией.

Кашмир был присоединен в 1686 г. , Синд — в 1590 или 1591 г., Белуджистан — в 1595 г. Упрочив свое положение на северо-западе, Акбар решил за­няться завоеванием Декана.

Только юг полуострова, где правили султаны Ах- меднагара, Биджапура, Бидара, Голконды и ряд мел­ких индусских князей остался за пределами Моголь- ского государства.

РЕФОРМЫ АКБАРА

После присоединения Гуджарата Акбар отказался на некоторое время от дальнейших крупных завоева­тельных походов и приступил к освоению уже поко­ренных территорий. Он провел ряд внутренних ре­форм, целью которых была централизация государ­ственной власти, укрепление могущества империи и развитие торговли.

Акбар обладал талантом организатора и исключи­тельной способностью входить во все обстоятельства дела. Встав во главе огромного государства, он ре­шил, что настало время упорядочить всю систему управления. Центром всей структуры управления был

правитель—монарх. В понимании Акбара монарх— это человек, которому не к лицу праздность. Он дол­жен напряженно работать.

Акбар обычно проводил ежедневно три приема. Первый — открытый дворцовый прием. Второй — по­священный обсуждению текущих дел. На третьем — ночью или вечером — обсуждались религиозные дела и государственная политика. Все эти собрания играли важную роль в общем управлении страной. Один день отводился для судебного разбирательства. Монарху представлялись все важные дела, относящиеся к на­значениям, доходам, джагирам, мансабам, государ­ственным пожалованиям, платежным документам, прошениям князей, наместников и прошением част- них лиц, которые те представляли через сановников. Установленный распорядок дня соблюдался даже тогда, когда монарх был в походе.

Акбар имел четырех министров: дивана, ведавшего налогами и финансами; мир бахши — являвшегося главой военного ведомства; мир самана—главного чиновника, ведавшего мастерскими и складами; садр- ус-судура, являвшегося главой духовного и судебно­го управлений. Помимо этих министров большую роль в центральном управлении играли также два других чиновника. Они занимали должности даро- га-и-гусал-хана и ара-и-мукаррар. Первый из них был личным секретарем падишаха, второй просматривал его указы и представлял ему их вторично для одобре­ния. Среди других чиновников более низкого ранга следует упомянуть дарога-и-дакчоуки и мир-и-арз. Первый ведал разведывательным управлением, а вто­рой — поступавшими прошениями.

Бюрократический аппарат был построен по воен­ному образцу. Высшие чиновники были разделены на 33 ранга, начиная от « мане а бд а ров (военачальников) Десяти» и кончая «мансабдарами-десятитысячника­ми». Высшие ранги были закреплены за тремя сы­новьями Акбара.

Акбар пытался ликвидировать систему джагиров, предполагая оплачивать своих военачальников день­гами, а сбор поземельного налога в казну поручить правительственным чиновникам при условии внесе­ния ими крупного денежного залога. Однако здесь **кбар натолкнулся на решительное сопротивление

землевладельцев, которые не собирались поступаться своими землями и доходами. С другой стороны, новые откупщики из чиновников так начали грабить кресть­ян, что в короткое время довели многие округа до полного разорения. По истечении трех лет Акбару пришлось вернуться к системе джагиров.

ПОЗЕМЕЛЬНО-ПОДАТНАЯ РЕФОРМА

В первые годы правления Акбара был проведен ряд экспериментов в области налоговой системы. По­сле налоговых реформ в 1582 г. в Могольской держа­ве существовали три основные системы взимания на­логов:

1) галлэбахш, или раздел урожая. По этой системе государство отбирало часть урожая каждой культу­ры. Эта система была распространена в Нижнем Син­де, на части территории Кабула и в Кашмире;

2) забти, или система регулирования. Она была распространена от Мультана до Бихара и на значи­тельной части Раджпутаны, Мальвы и. Гуджарата. Сущность этой системы заключалась в установлении фиксированных ставок денежных платежей с каждой единицы площади, засеянной той или иной культурой. Каждый год необходимо было измерять и регистриро­вать посевные площади. Исчисление размера налога производилось на основе таблицы налоговых ставок, называемой дастур, и данных о возделываемых куль­турах. Налогом облагалась только та земля, которая действительно обрабатывалась. Налог взимался с каждого крестьянского двора. При Акбаре налог со­ответствовал 1 /з урожая. Установление этого размера в каждый сезон было трудоемким и дорогостоящим делом, и часть этих издержек должен был нести кре­стьянин. Но преимущество этой системы заключалось в том, что не существовало передачи отдельным ли­цам права на сбор налога в свою пользу, раздачи сбора налога на откуп, а также установления налого­обложения больших территорий на основании только предварительной оценки. В налоговой системе Акба­ра не могло быть и речи о ренте как сумме, уплачивае­мой за одно лишь право вдадения землей. Налог

собирался не со всего земельного владения, а только с обрабатываемой площади;

3) насак или оценка. Система насак не предполага­ла общей кадастрации земель и сбора сведений об урожае в каждом сельскохозяйственном году.

Акбар перевел в 1574—1575 гг. в центральной части страны натуральные подати в денежные, при­няв за основу среднюю цену на земледельческие про­дукты в разных районах страны за 10 лет. Реформа эта была возможно только на основе роста товарно- денежных отношений.

Для получения денежных средств на уплату нало­га крестьянин должен был сразу по уборке урожая выставить свою продукцию на рынок, что вело к сни­жению цен. Наличие низких цен на продовольствие вынудило Акбара четыре раза — в 1585 г., в 1586 г., в 1588 г. и в 1590 г. снижать ставки земельных пода­тей в среднем на 10—25 % как на казенных землях, так и на землях феодалов, т. к. крестьяне были не в состоянии выручить.за свои продукты сумму, доста­точную для уплаты налога. Немаловажным следстви­ем перевода поземельного налога в денежную форму стала необходимость для крестьян прибегать к помо­щи ростовщиков.

X

РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА

В очень ранний период своего правления (1562— 1564) Акбар, действуя самостоятельно и с большой смелостью, провел ряд важных реформ. Эти реформы Дают нам ясно^ представление о политике, которую он был намерен проводить в отношении индусов.

Он отменил налоги на индусских паломников, за­претил обращение военнопленных в рабство и отме­нил джизию. Налоги с паломников достигали милли­онов рупий, следовательно отмена этих налогов и джи- Зии была в финансовом отношении большой жертвой.

Принципом Акбара была веротерпимость (солх-и- кУл), но помимо религиозных соображений его отно­шение к индусам определялось здравым политиче­ским инстинктом. Его индусские родственники со т°роны жен заняли очень высокое положение среди

могольской знати и к ним относились с почтением, как к родственникам правящей династии.

Поощрялось изучение индуизма, разрешалось сво­бодно воздвигать индуисские храмы, проводить инду- исские религиозные празднества, и индуисское насе­ление не обременялось никакими особыми налогами, которые были бы знаком его приниженного положе­ния в обществе. Таким образом, Акбару удалось обес­печить себе поддержку индусов и значительно уси­лить могольскую власть в Индии.

В то же время он «приложил огромные усилия для того, чтобы освободить индийский ислам от его араб­ских черт и приспособить его к нуждам Индии, подоб­но тому, как персы использовали шиизм для того, чтобы придать исламу свой национальный дух». При Акбаре началось великое религиозное и культурное движение для приспособления ислама к традициям Индии.

В Фатхпур-Сикри Акбар построил молитвенный дом (ибадат-ханэ), где избранные представители раз­личных школ религиозной мысли — мусульмане, ин­дусы, джайны, христиане — участвовали в религиоз­ных диспутах. Эти диспуты, по-видимому, убедили Акбара в том, что «свет есть во всех формах поклоне­ния Богу, и каждая форма в большей или меньшей мере имеет теневые стороны».

Решив бросить вызов чрезмерному влиянию уле­мов, Акбар в сентябре 1579 г. издал Указ о непогре­шимости, который давал ему высшую власть при ре­шении всех вопросов, касавшихся ислама. Когда Ак­бар издал этот Указ, им руководило желание ни с кем не делить преданности своих подданных-мусульман,, а не желание взять на себя духовное руководство. Он стремился создать новую религиозную организацию.

Акбар выработал свою собственную эклектичес­кую религию, названную дин-и-илахи, и в 1582— 1605 гг. он являлся ее пророком. Эта религия была охарактеризована как монотеистический парсийский индуизм. Это был мусульманский орден суфиев, су­ществовавший в рамках ислама, основывавшийся на индивидуальных убеждениях его приверженцев и от­крытый только для людей, достигших определенных ступеней духовного развития.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак и др.. Всемирная история: В 24 т. Т. 12. Начало коло­ниальных империй. — Мн.: времен. литератор,1999. - 592 с.. 1999

Еще по теме ОБРАЗОВАНИЕ МОГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ:

  1. 23. Расширение территории Российской империи во второй половине ХIX века. Положение народов империи. (23)
  2. 44. Образование СССР: предпосылки, проекты и объединения. Значение и последствия образования СССР. Конституция СССР 1924г.
  3. Образование СССР.
  4. ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА ИНКОВ
  5. (26) Пути решения национального вопроса. Образование СССР.
  6. Образование Древнерусского государства.
  7. Образование Израильского царства
  8. 3. ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА
  9. Образование, наука и техника
  10. ОБРАЗОВАНИЕ КОАЛИЦИЙ
  11. ОБРАЗОВАНИЕ АФИНСКОГО ГОСУДАРСТВА
  12. Образование Древнерусского государства
  13. Образование Ассирийской державы