<<
>>

Антагонизм гаремной семьи и стада у обезьян

Некоторые авторы полагают, что в основе такой формы объединения обезьян, как стадо, лежит половой инстинкт. „Половой инстинкт, — писал, например, А.М.Золотарев, — постоянно, а не периодически связывает приматов в проч­ные стадные объединения" (19406; см.

также: 1964, с.46 — 47). В какой-то степени такого рода взгляд можно считать оп­равданным в отношении к безгаремным стадам некоторых видов обезьян Нового и Старого Света. Но с распростране­нием его на стада большинства обезьян Старого Света со­гласиться, на наш взгляд, нельзя. Половой инстинкт у боль­шинства обезьян Старого Света является базой для образо­вания не стада, а гарема и тем самым гаремной семьи. Он не

только не связывает обезьян в стада, но, наоборот, заключает в себе тенденцию к разрушению уже существующего стада.

Существование гарема, состоящего из нескольких са­мок, является, как уже указывалось, необходимым условием постоянного и нормального функционирования полового инстинкта самца. Чем больше самок входит в состав гарема, тем полнее удовлетворяется половая потребность самца. Особенности биологии размножения обезьян порождают у самца стремление ввести в состав гарема как можно большее число самок.

Хотя у высших животных число представителей одного пола, как правило, никогда в точности не совпадает с числом представителей другого, однако в целом числовое соотно­шение полов обычно колеблется около пропорции 1:1, от­клоняясь не очень значительно в ту или другую сторону (Рыжков, 1936, с.219 — 224: Жегалов, 1950, с.131; Теплое, 1954, с. 174 — 176). Так как в целом у обезьян, как и у других высших животных, число самок если и превышает число самцов, то ненамного (Chance and Mead, 1953, р.418), то вполне понятно, что стремление любого самца обзавестись гаремом должно неизбежно сталкиваться с подобными же стремлениями остальных самцов, что между ними должны неизбежно происходить драки и столкновения.

Драки из-за самок имеют место у всех обезьян и носяі обычно ожесточенный характер. В этих драках принимаю) участие все взрослые самцы. Наличие многочисленных кон­фликтов на половой почве отмечено у низших обезьян (Zuckerman, 1932, р.182 — 230; Тих, 1947, I, с.169 сл.). О частоте и ожесточенном характере этих конфликтов крас­норечиво говорит хотя бы такой отмеченный С.Цукерманом (1932, р.198) факт, что, например, все без исключения взрос­лые самцы павианов-чакма имели на теле следы драк. Име­ют место драки из-за самок и у высших обезьян. Существо­вание их отмечено у гиббонов (Тих, 1947, 1, с. 26; Schultz, 1961, р.81 —82). Тела взрослых самцов гориллы всегда но­сят следы конфликтов (Zuckerman, 1932, р. 175). Дерутся из- за самок самцы орангутанов, о чем свидетельствуют повре­

ждения, имеющиеся на их телах (Briffault, 1927, 1, р.174; Zuckerman, 1932, р. 175; Schultz, 1961, р.81 — 82).

Драки из-за самок имеют место не только в естествен­ных условиях, но и в неволе. Когда в одной вольере оказы­вается несколько самцов и самок, то в результате целой се­рии столкновений и драк все самки оказываются распреде­ленными между самцами. Сильные самцы обзаводятся большим гаремом. Менее удачливые довольствуются одной самкой. Образующаяся в таком случае пара является край­ним случаем гарема. Слабые самцы остаются совсем без са­мок. С.Цукерман (1932, р.211) приводит такие цифры. В ко­лонии, состоявшей из 25 взрослых самцов, 25 взрослых са­мок и 100 молодых животных, 5 самцов владели всеми сам­ками, причем один из них имел в гареме 7 самок. В колонии, состоявшей из 8 взрослых самцов, 10 взрослых самок и 42 незрелых самцов, 4 самца владели всеми самками, причем из них один имел в своем гареме 4 самки, другой 3 самки, третий 2 самки и четвертый — одну самку.

В стаде обезьян, как и в гаремной семье, существует система доминирования. Но она отличается целым рядом черт. В отличие от гаремной семьи, где система доминиро­вания является прежде всего системой подавления пищевого инстинкта более слабых, система доминирования в стаде в свою очередь представляет собой систему подавления и ог­раничения полового инстинкта слабых самцов более силь­ными.

Система доминирования в стаде охватывает главным образом самцов — главарей гаремных семей и холостяков. Число самок в гареме того или иного самца зависит от его статуса, от его положения в системе доминирования, суще­ствующей в стаде. Самцы, занимающие самые низшие места в системе доминирования, самок вообще не имеют. Система доминирования в стаде не является столь абсолютной, как в гаремной семье. В отличие от гаремной семьи, в которой взрослый самец является полностью доминирующим над всеми остальными его членами, в стаде обезьян обычно нет абсолютно доминирующей особи (Zuckerman, 1932, р.201).

Существующая в гаремной семье система доминирова­ния ограничивает стремление слабых особей удовлетворить

ту или иную свою потребность, но обычно не лишает их полностью возможности ее удовлетворения. Система доми­нирования в стаде полностью лишает значительное число особей возможности удовлетворить одну из важнейших и сильнейших потребностей — половой инстинкт. Это делает систему доминирования в стаде гораздо менее устойчивой, чем систему доминирования в гаремной семье.

Холостяки, побуждаемые стремлением удовлетворить половой инстинкт, то и дело пытаются изменить свое место в системе доминирования, пытаются обзавестись гаремом. Само вхождение холостяков в состав общего стада объясня­ется, вероятно, не только и, может быть, даже не столько потребностью в совместной защите от врагов, ибо такую за­щиту они могут найти в объединении, состоящем только из самцов, сколько стремлением держаться вблизи самок (Zuckerman, 1932, р.214).

Стремление холостяков овладеть самками заставляет главарей гаремов быть все время настороже. Все исследова­тели указывают, что вожак гарема ревниво следит за своими самками, пресекая угрозами и применением силы всякие по­пытки сближения между ними и другими самцами (R.Yerkes and A.Yerkes, 1929 р.260; Zuckerman, 1932, p.213 — 255; Тих, 1947, 1, с. 112). Вожак пресекает и попытки самок объеди­ниться с подрастающими в семье самцами и в конце концов изгоняет последних (Тих 1947, I, с.25, 110, 170 —173; Chance and Mead, 1953, р.417; Chance, 1961, р.20).

Подрастая и набираясь сил, молодые самцы вступают в бой с главарями гаремов. Взрослые самцы — вожаки гаре­мов, старея, лишаются возможности успешно отстаивать свои права на самок от молодых. В стаде постепенно проис­ходит изменение соотношения сил между самцами, что ве­дет к дракам, конфликтам, имеющим своим следствием из­менение положения самцов в системе доминирования и пе­рераспределение самок.

Над каждым вожаком в стаде всегда висит угроза ли­шиться гарема и тем самым возможности удовлетворения полового инстинкта. Все это побуждает его к отделению вместе с гаремом от стада. Везде, где условия среды делают

возможным самостоятельное существование гаремных се­мей, стада нс образуются. Гаремные семьи объединяются в стада лишь в тех условиях, когда изолированное существо­вание гаремной семьи становится невозможным в силу внешней опасности.

Половой инстинкт, связывая гарем, расшатывает поми­мо него возникшее стадо и разрушает последнее при первой возможности. Гаремная семья и стадо обезьян находятся в антагонизме. Антагонизм, существующий у высших живот­ных между объединениями, имеющими своей основой поло­вой инстинкт, и объединениями имеющими другую базу, был подмечен еще А.Эспинасом (1887 с.393), писавшим, что нет общества у млекопитающих, состоящего из семейств, которое если и не разрушалось совсем, то по крайней мере не расшатывалось бы половыми факторами.

Если теперь коротко подвести итоги всему изложенно­му выше, то прежде всего следует сказать, что в мире жи­вотных безраздельно царит зоологический индивидуализм. Любое животное стремится удовлетворить свои и только свои инстинкты, свои и только свои потребности, не счита­ясь со стремлением всех остальных животных, и часто за их счет. Животное неспособно обуздывать само свои инстинк­ты. Неспособно подавлять их и зоологическое объединение. Все без исключения объединения животных независимо от их типа и формы порождены потребностью удовлетворения инстинктов составляющих их индивидов и возможностью удовлетворения этих инстинктов без объединения. Нив од­ном из них нет и не может быть потребностей, отличных от биологических индивидуальных потребностей входящих в их состав особей. В силу этого ни одно зоологическое объе­динение не способно обуздать и ограничить зоологический индивидуализм своих членов.

То подавление инстинктов, которое наблюдается в объ­единениях животных, не имеет ничего общего с обузданием зоологического индивидуализма. Наоборот, оно является ярчайшим проявлением зоологического индивидуализма, ибо всегда представляет собой подавление сильным живот­ным более слабого для обеспечения более полного удовле­

творения инстинктов первого. Ничем не обуздываемый зоо­логический индивидуализм в полной мере господствует во всех зоологических объединениях.

<< | >>
Источник: Семенов Ю.И.. Как возникло человечество. — Изд. 2-е, с нов. пре- дисл. и прилож. —М.: Гос. публ. ист. б-ка России,2002. — 790 с.. 2002

Еще по теме Антагонизм гаремной семьи и стада у обезьян:

  1. Языковые семьи и Индоевропейская прародина
  2. Глава 1 РЕЛИГИЯ ЗАЛОЖИЛА ОСНОВЫ ДРЕВНЕЙ СЕМЬИ
  3. Глава 9 ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ ДРЕВНЕЙ СЕМЬИ
  4. Глава 5 ВТОРОЙ ПЕРЕВОРОТ. ИЗМЕНЕНИЕ В СТРОЕ СЕМЬИ. ИСЧЕЗАЕТ ПРАВО ПЕРВОРОДСТВА. РАСПАДАЕТСЯ РОД
  5. Глава 4 УСЫНОВЛЕНИЕ И ВЫХОД ИЗ‑ПОД РОДИТЕЛЬСКОЙ ОПЕКИ (ИЗ СЕМЬИ)
  6. Общественные отношения людей раннего палеолита
  7. Ближайшие предки человека
  8. Карты
  9. § 1. Процесс становления человека.
  10. Революция 1905 – 1907 гг. в России (предпосылки, периодизация, характер, движущие силы, специфика, основные политические события).
  11. Образование Пелопоннесского союза
  12. СЕМЬЯ И БРАК