<<
>>

Дуально-стадная организация — очаг трансформации неандертальцев в людей современного физического типа

Каждое из тотемистических стад являлось с биологиче­ской точки зрения инбредной линией. Соответственно завя­зывание половых отношений между членами различных то­темистических стад представляло с точки зрения генетики не что иное, как скрещивание инбредных линий — одну из раз­новидностей внутривидовой гибридизации.

Чтобы выяснить, к каким последствиям должно было привести завязывание половых отношений между членами разных стад, необходи­мо остановиться несколько подробнее на вопросе о следст­виях гибридизации вообще, скрещивания инбредных линий, в частности. Задача эта несколько облегчается тем, что ос­новные положения по этому вопросу были изложены нами, хотя и очень кратко, в предшествующей главе

Как уже указывалось, следствием гибридизации являет­ся гетерозис — резкое возрастание мощности, крепости, жизнеспособности, а в случае внутривидовой гибридизации и плодовитости потомства по сравнению с исходными роди­тельскими формами. Как говорят фактические данные, скрещивание инбредных линий не только полностью и цели­ком ликвидирует последствия предшествовавшего длитель­ного инбридинга, но и нередко имеет своим результатом по­вышение жизнеспособности, крепости, мощности потомства по сравнению с тем уровнем, которым обладали не подвері- шиеся инбредированию предки (см. по этим вопросам: Син- нот и Денн, 1934, с.341—342; Хаджинов, 1935, с.435 — 442; Т.Морган, 1936, с.82; Малаховский, 19386, с.52 сл.; Кушнер, I94Ia, 19416, с.265 —268; Мичурин. 1948. 1, с.406 — 407; IV, с.542; Турбин X., 1950, с.168; Дарвин, 1951, с 528, 581 — 583; Хэйс, 1956, с.76; Поттер, 1957, с.95; Вил­ли, 1959, с.526 —527; Мюнтцинг. 1963, с.281, 283, 423; Mangelsdorf, 1949, р. 558; Clolin, 1956, р.259 и др.).

Другим важным следствием гибридизации, как также указывалось, является резкое повышение размаха изменчи­вости, возрастание эволюционной пластичности организма, увеличение его способности приспосабливаться к внешней среде (Холден, 1935, с.62; Борисенко, 1939, с.

164, 1941,

с.25 I, Камшилов, 1941, c.22l; Мичурин, 1948, I, с.272 — 273, 340, 406 — 407, 426, 445, 534; III, с.52; IV, c.411, 532, 556; Лысенко, 1949, с.76, 90; Турбин, 1950, с. 172 — 192; Мортон, 1952, с.111 — 112, 116; Бербанк, 1955, с.80, 95 —99, 132 — 134; Цицин, 1960, с. 126 — 131; East and Jones, 1919, p.200 — 201). Подавляющее большинство из указанных выше учёных рассматривают гибридизацию как важнейший фактор эво­люционного процесса, во многом ускоряющий его и способ­ствующий появлению новых видов. Так, например, Дж.Хол- ден прямо писал, что гибридизация представляет собой „способ получения быстрого эволюционного скачка. Из­вестно, что она может привести к непосредственному обра­зованию новых видов благодаря возникновению аллополип- лоидии. Помимо этого, гибридизация (там, где гибриды пло­довиты) обычно вызывает взрыв изменчивости во втором поколении; оно может заключать в себе новые и ценные ти­пы, которые не могли бы возникнуть внутри вида благодаря медленным темпам эволюции11 (с.62). „Не будет преувеличе­нием сказать, — писал Н.В.Цицин, раскрывая значение воз­никновения гибридизации для эволюции органического ми­ра, — что этот новый фактор — гибридизация — поднял эволюцию на новую, более высокую ступень, как важное условие расширения процесса формообразования... В ре­зультате этого нового приспособительного фактора, на базе основной закономерности единства организма и среды в эволюционный процесс как его стимулятор включился но­вый мощный элемент, ведущий к многообразию форм и к более активной роли естественного отбора'1 (с. 127 — 128).

Имеющее место при гибридизации слияние гамет, обла­дающих различными наследственными основами, приводит не только к обогащению наследственной основы гибридного организма, но и к ее расшатыванию. В результате обогаще­ния и особенно расшатывания наследственной основы гиб­ридного организма у последнего могут появиться и появля­ются многообразные признаки, которых не было ни у исход­ных родительских форм, ни у ближайших их предков.

Эти признаки можно разделить на две категории. К первой кате­гории следует отнести признаки новые в полном смысле это­го слова, т.е. такие, которых не было не только у родитель­

ских форм и их непосредственных предшественников, но и у отдаленных предков гибридного организма, ко второй — признаки, которых не было у исходных родительских форм и их ближайших предшественников, но которые были при­сущи отдаленным предкам гибридного организма, т.е. при­знаки атавистического характера.

На явлении гибридного атавизма нужно остановиться, ибо оно проливает свет на некоторые особенности процесса человеческой эволюции.

Одним из первых глубоко исследовал это явление Ч.Дарвин (1939, с.385 —389; 1951, с.457 — 484). На основе обобщения огромного фактического материала им был сде­лан вывод о том, что „при скрещивании двух рас или видов наблюдается сильнейшая склонность к вторичному появле­нию у потомков давно утраченных признаков, отсутство­вавших как у обоих родителей, так и у ближайших предков"(1951, с.475). Вывод этот нашел свое полное подтверждение в трудах последующих исследователей, в частности, в рабо­тах И.В.Мичурина, рассматривавшего появление у гибрид­ных организмов признаков их отдаленных предков как одно из наиболее частых следствий гибридизации (1948, 1, с. 195 — 196, 270, 466, 663 и др.). „Надо иметь в виду,— писал он, — что наследственно передаются признаки и свойства гибриду главным образом не от ближайших производителей, не исключительно от отца и матери, а от более дальних ро­дичей как по матери, так и по отцу“ (1948, I, с.663). Как важ­нейшая закономерность процесса гибридизации рассматри­вается гибридный атавизм в работе А.С.Серебровского, спе­циально посвященной проблемам гибридизации животных (1935, с.228 —230).

Гибридный атавизм не стоит одиноко среди известных биологии фактов. Он представляет собой не что иное, как частный случай явления возвращения утраченных в процес­се эволюции признаков, подробно рассмотренного в гла­ве VIII. Соответственно в основе появления у гибридов ата­вистических признаков лежит тот же механизм, что и в ос­нове явления возвращения утраченных признаков вообще — „помолодения11 организма.

Гибридизация, таким образом, является процессом, во многом способствующим „ПОМОЛО-

дению“ организма, возвращению утраченных признаков и тем самым деспециализации организма. Приведенные дан­ные по гибридизации вообще, скрещиванию инбредных ли­ний, в частности, дают возможность более или менее кон­кретно представить, какое влияние на физический облик и эволюцию классических неандертальцев оказало завязыва­ние половых отношений между членами различных перво­бытных стад.

Прежде всего половые отношения между членами двух тотемистических стад должны были привести к резкому воз­растанию рождаемости в каждом из этих коллективов. Поя­вившееся гибридное потомство должно было отличаться по­вышенной мощностью, жизнеспособностью и плодовито­стью. Все это не могло не привести к тому, что после завя­зывания половых отношений между членами разных стад эти коллективы оказались состоящими исключительно из людей гибридного происхождения.

Но главным и основным результатом гибридизации бы­ло обогащение и расшатывание наследственности классиче­ских неандертальцев, полная ликвидация ее консервативиз- ма, резкое возрастание эволюционной пластичности их ор­ганизмов. Тем самым гибридизация сделала возможным раз­решение давно уже назревшего конфликта между развитием производства и физической организацией палеоантропов, сделала возможным удовлетворение давно уже назревшей потребности в коренной перестройке морфологической структуры классических неандертальцев. Возникшая воз­можность сапиентации классических неандертальцев стала под действием вновь обретшего силу биосоциального отбора быстро превращаться в действительность. Начался процесс трансформации неандертальцев в людей современного фи­зического типа.

Но, расшатав и обогатив наследственную основу клас­сических неандертальцев, гибридизация не только сделала возможным их превращение в Homo sapiens. Дав мощный толчок эволюционному процессу, она необычайно ускорила это превращение. В огромной степени процессу трансфор­мации палеоантропов в неоантропов способствовало также наступившее в результате гибридизации „помолодение“ ор­

ганизма, сделавшее возможным деспециализацию поздних палеоантропов и возвращение на новой основе сапиентных признаков, имевших место у ранних палеоантропов, но ут­раченных их потомками.

Все это вместе взятое и обусловило ту необычайную быстроту, с которой протекал процесс превращения неан­дертальцев в людей современного физического типа, которая является одной из причин, заставивших многих исследова­телей прийти к выводу об отсутствии преемственной связи между палеоантропами и неоантропами, по крайней мере на территории Западной Европы (Boule, 1921; Vallois, 1954; Я.Рогинский, 1959, с.74; Koenigswald, 1964, р,26 и др.).

Необходимо отметить, что на большую роль смешения между отдельными группами неандертальцев в процессе превращения последних в современных людей указывал це­лый ряд советских ученых. „Могучим толчком в формиро­вании современного человеческого типа, — писал, напри­мер, П.П.Ефименко (1953 с.259), — должен был явиться пе­реход от замкнутой эндогамной организации первобытных ячеек к экзогамной" (см. также: 1934а, 19346, 1938. 1953, с.309, 414). „Смешение было не только сопутствующим, но и одним из основных процессов, приведших к формированию Homo sapiens", — подчеркивал Г.Ф.Дебец (1950, с.46). Сходные высказывания мы находим у П.И.Борисковского (1935, 1957а, с.193), Я.Я.Рогинского (1949 с.95, 101 — 104), С.П.Толстова (19506, с.60 сл.).

Половые отношения между членами различных коллек­тивов стали носить систематический характер лишь с обра­зованием дуально-стадных организаций. Дуально-стадные организации являлись, таким образом, своеобразными кот­лами, в которых быстрыми темпами шел процесс переплавки неандертальцев в людей современного типа. Эпоха сущест­вования дуально-стадной организации, представлявшей со­бой становящуюся дуально-родовую организацию, была временем существования неандертальцев, находившихся в процессе превращения в Homo sapiens. Палеоантропы, уже становившиеся, но еще не ставшие неоантропами, жили в тотемистических стадах, уже становившихся, но еще не ставших до конца родами. Эпоха превращения неандерталь­

цев в людей современного физического типа была одновре­менно и эпохой превращения тотемистического стада в пер­вобытную родовую коммуну.

Все это находится в полном соответствии с выдвинутым в первой главе положением о том. что становление рода и формирование Homo sapiens являются не двумя самостоя­тельными процессами, а двумя сторонами единого процесса —■ процесса становления человека и общества (антропосо­циогенеза) в его завершающей фазе.

Так как процесс переплавки палеоантропов в неоантро­пов мог иметь место только в таком котле, каким была ду­ально-стадная организация, то отсюда следует, что везде, где мы встречаем неандертальцев типа Схул, везде, где мы встречаемся с финальномустерской индустрией, мы должны обнаружить и следы существования такой организации. И они обнаруживаются.

Прежде всего следует вспомнить уже неоднократно на­ми упоминавшиеся пещеры горы Кармел — Табун и Схул. Как уже указывалось, имеются определенные основания по­лагать, что Табун 1 и II жили во время несколько более ран­нее, чем то, к которому относятся индивиды, остатки кото­рых были найдены в Схул. Но пещера Табун оставалась оби­таемой вплоть до перехода к позднему палеолиту. Это дает основание думать, что где-то ближе к концу раннего палео­лита обе пещеры в течение определенного периода времени были населены одновременно. Таким образом, если не Та­бун 1 и II, то их потомки могли жить и жили в Вади-эль- Мугара в одно время с людьми, остатки которых были най­дены в Схул.

Схул и Табун находятся не только в одной местности и даже не только в одной долине, но буквально рядом. Рас­стояние между ними не превышает 200 м(Garrod and Bate, 1937, p.4, 59, 61). Уже само по себе то обстоятельство, что два коллектива охотников жили в одно и то же время в од­ной местности на расстоянии всего лишь нескольких сот метров друг от друга, говорит о существовании какой-то прочной и постоянной связи между ними, о существовании какой-то силы, притягивавшей их друг к другу, причем зна­чительно превосходящей силу отталкивания, действующую

между охотничьими коллективами.

Этой силой, на наш взгляд, было взаимное стремление к удовлетворению полового инстинкта, обоюдная заинтересо­ванность в существовании систематических половых отно­шений между членами этих коллективов. Оба коллектива были связаны половыми, детопроизводственными отноше­ниями и составляли дуально-стадную организацию, являв­шуюся очагом трансформации неандертальцев в людей со­временного физического типа.

Как известно, сложнейшей антропологической пробле­мой был и до сих пор остается вопрос об отношении между людьми из гротов Схул и Табун. Данные по этому вопросу отличаются противоречивостью. Отсюда колебания иссле­дователей. Как сообщают Т.Мак Коун и А.Кизс (Me Cown and Keith, 1939, р.12), вначале они на основе имевшихся в их распоряжении костных остатков палестинских неандерталь­цев пришли к выводу, что обитатели Табун и Схул принад­лежали к двум совершенно различным антропологическим типам, к двум различным „породам11 („сортам", „разновид­ностям") чедовека. Однако, продолжают они, по мере того, как исследования продолжались, мы встретились с таким множеством черт, связывающих обитателей двух пещер, что вынуждены были считать доказанным, что перед нами ос­татки представителей одного „народа", что Схул и Табун — крайние представители одной „серии" (р 12). Но и придя к такому выводу, Т Мак Коун и А.Кизс не отказались полно­стью и от первого. Об этом свидетельствует целый ряд месі из их работ, в которых прямо говорится о принадлежности обитателей Схул и Табун к различным человеческим типам, к разным „народам" (р.265, 373).

Стремление примирить эти противоречия привело Т.Мак Коуна и А.Кизса в конце концов к выводу о том, что обитатели Схул и Табун представляют собой один „народ", но находящийся в процессе разделения на два ствола (р.13).

Высказанное выше предположение позволяет объяснить все эти противоречия. Табун 1 и II являются представителя­ми „чистого" табунского морфологического типа, каким он был до завязывания отношений между первобытным стадом, которое обитало в этой пещере, и первобытным коллекти­

вом, впоследствии поселившимся в Схул. Что же касается найденных в Схул палеоантропов, то все они были одновре­менно и продуктом скрещивания людей табунского типа с людьми протосхулского типа, и продуктом начавшегося процесса превращения их в Homo sapiens. Отсюда и значи­тельные различия между Табун I и II, с одной стороны, Схул I — X — с другой, и многочисленные черты сходства между ними.

В пользу предположения о гибридизации говорит и не­обычайное разнообразие людей из Схул. Как известно, мно­гообразие форм гибридов, начиная со второго поколения, является твердо установленным биологией фактом. В дан­ном же случае многообразие объясняется не только гибриди­зацией, но и трансформацией.

Как указывалось в главе VIII, все советские ученые и некоторые из зарубежных исследователей придерживаются взгляда на палестинских неандертальцев как на формы, пе­реходные к неоантропу. Важно отметить, что часть из них предполагает протекание в гротах горы Кармел наряду с процессом трансформации также и процесса гибридизации (Я.Рогинский, 1949, с.45; 1959, с. 178; Толстов, 19506, с.59 — 60; Урысон, 1964, с. 138 — 139).

Не находятся в противоречии с положением о том, что превращение палеоантропов в неоантропов необходимо предполагает существование дуальной организации, и дан­ные, имеющиеся о других неандертальцах типа Схул.

На расстоянии 200 м от пещеры Мугарет-эль-Зуттие, в которой были найдены остатки галилейского человека, на­ходится грот Мугарет-эль-Эмирех, фауна которого идентич­на с фауной первой пещеры. Каменный инвентарь Эмирех представляет собой смесь мустьерских форм орудий с верх­непалеолитическими с преобладанием последних (Keith, 1931, р. 174, 200). Скорее всего в Эмирех мы имеем два сме­шавшихся слоя — финальномустьерский и позднепалеоли­тический (Garrod and Bate, 1937, p.l 16).

Остатки человека, стоящего на грани превращения в не­оантропа, найдены были в пещере Староселье. На расстоя­нии примерно километра от этой пещеры было обнаружено Бахчисарайское местонахождение, несомненно относящееся

к эпохе финального мустье (Крайнов, 1947, с.24 — 25).

Рядом с гротом Тешик-Таш находилось четыре пещеры, из которых одна всего лишь в 100 jwот него (Окладников, 1949, с. 14). Было бы интересно обследовать их. Возможно, что в одной из этих пещер обитало второе стадо. Однако возможно, что оно обитало в соседнем сае Амир-Темир в гроте того же названия. Каменная индустрия Амир-Темира, находящегося по прямой линии в 1 — 1,5 км от Тешик-Таш, почти идентична с индустрией последнего (Окладников, 1940в, с.68 — 69).

4.

<< | >>
Источник: Семенов Ю.И.. Как возникло человечество. — Изд. 2-е, с нов. пре- дисл. и прилож. —М.: Гос. публ. ист. б-ка России,2002. — 790 с.. 2002

Еще по теме Дуально-стадная организация — очаг трансформации неандертальцев в людей современного физического типа:

  1. § 4. Оформление современного физического типа человека. Верхний палеолит.
  2. Человек современного типа
  3. Неандертальцы: история несостоявшегося человечества / Л. Б. Вишняцкий. — СПб.,2010. — 312 с., ил., 2010
  4. Развитие мышления неандертальца
  5. Развитие представлений о бронзовом веке Северного Кавказа в зеркале терминологических трансформаций, связанных с памятниками Майкопа, Новосвободной и северокавказской культуры (СКК)
  6. ГлазаII ПАМЯТНИКИ НОВОКУМАКСКОГО ТИПА В ПРИУРАЛЬЕ И КАЗАХСТАНЕ
  7. 5. СРЕДИ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ
  8. Общественные отношения людей раннего палеолита
  9. Особенности местных культур верхнепалеолитических людей
  10. Поселения и образ жизни людей верхнего палеолита
  11. Расселение людей и природный фон позднего палеолита
  12. § 2. Материальная культура и формы общения древнейших людей.
  13. № 19. ПРОДАЖА СВОБОДНЫХ ЛЮДЕЙ В РАБСТВО (Илиада, XXI, 441—457)
  14. ГЛ AB А 8 ПОРТРЕТ ПРАИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ И АРХЕОЛОГИИ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КУЛЬТУРНО-ХОЗЯЙСТВЕННОГО ТИПА ПОЗДНЕИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ОБЩНОСТИ И КУЛЬТУР ВИНЧА, ЛЕНДЬЕЛ И КУЛЬТУРЫ ВОРОНКОВИДНЫХ КУБКОВ)
  15. 62. Россия в современном мире.
  16. 15: Особенности современного миграционного процесса рабочей силы.