<<
>>

Неандертальские погребения и страх перед мертвыми

Однако наряду с указанными выше особенностями не­андертальских погребений имеются и такие, которые совер­шенно невозможно объяснить ни осознанием единства чело­веческого коллектива, ни появлением норм, предписываю­щих заботу о каждом члене коллектива.

К числу последних относятся особенности, свидетельст­вующие о том, что неандертальцы отличали мертвых от жи­вых и принимали по отношению к ним такие меры, которые не принимались по отношению к живым. Выше они уже от­мечались: наличие могильных ям, закладывание трупа зем­лей, камнями и ветвями, скорченность, точнее скрючен­ность, трупов.

Наличие этих особенностей побудило А.П.Окладникова дополнить приведенное выше его объяснение неандерталь­ских погребений другим, отличным от первого. „...Отно­шение к трупам, сказавшееся в мустьерских погребениях, имело в своей основе прежде всего чувство коллективиз­ма, рожденное совместной трудовой жизнью первобытных людей, — пишет он. — Но забота о сочлене мустьерского коллектива выражалась здесь в особых формах, обуслов­ленных ложными, неправильными представлениями о

человеке. Мы не знаем точно характера таких представле­ний. Не исключено, что здесь уже были зачатки анимизма, переплетавшиеся с представлениями о „живом мертвеце"... Существенно одно: неандерталец уже убедился, что мертвец не просто „спящий", что по отношению к нему нужны осо­бые заботы, качественно иные, чем по отношению к живому человеку. Он не просто оставлял мертвеца на поверхности земли в той позе, в какой его застала смерть, а придавал ему, пока еще не окоченело тело, определенную, строго выдер­жанную позу; клал его не как попало, не как пришлось, а в определенном направлении —■ головой на восток или на за­пад, наконец, помещал его в яму и засыпал землей. Отсюда следует, что у неандертальцев возникли какие-то идеи о ка­чественно иной форме существования умерших после смер­ти, т.

е. первые идеи о „жизни за гробом"(19526, с. 177).

Причины, заставившие А.I [.Окладникова дополнить первое свое объяснение неандертальских погребений вто­рым, привели В.К.Никольского к полному отказу от тех взглядов по этому вопросу, которые он развивал в своих ранних работах. В более поздних своих трудах он объясняет возникновение мустьерских погребений появлением веры в души и загробную жизнь (19506, 1953, 1955),. Такого взгля­да придерживались Ш.Эншлен (1954) и подавляющее боль­шинство зарубежных ученых (Обермайер, 1913; Осборн, 1924; Кунигвальд, 1961; Levy, 1952; James, 1957 и др.).

Однако ни один из названных исследователей, не ис­ключая и А.П.Окладникова, не смог раскрыть провозгла­шаемую им связь между отмеченными выше особенностями неандертальских погребений и верой в души. Никто из них не смог сколько-нибудь убедительно доказать, основываясь на особенностях мустьерских погребений, существование у неандертальцев веры в душу и загробную жизнь, не смог

1Наряду с таким положением мы встречаем в данных работах В.К.Никольского утверждение, что неандертальцы самим трунам припи­сывали сверхъестественные свойства, рассматривали их как фетиши. Эту же мысль мы находим у Ю Н.Францева (1940, 1959, с.224 сл.). К сожале­нию, это положение в том виде, как мы его находим в работах В.К.Никольского и ЮН.Францева, мало что дает для выяснения вопроса о причинах появления неандертальских погребений.

вывести указанные выше особенности неандертальских по­гребений из веры в души и загробную жизнь.

Особое место среди теорий, связывающих возникнове­ние неандертальских погребений с появлением веры в души, занимает концепция, выдвинутая и обоснованная Г.Люке (1930; Luquet, 1930, р.150— 180). Г.Люке, как и перечис­ленные выше авторы, ставит появление погребений в связь с верой в души и загробную жизнь, но не это определяет су­щество его концепции. Главная и основная мысль его состо­ит в том, что мустьерские и ориньякские погребения обяза­ны своим появлением прежде всего страху перед мертвыми.

„Основным чувством по отношению к покойникам, — пи­шет Г.Люке (1930, с.32 — 33), — был, по-видимому, страх, и похоронные обряды в основном были мерами защиты про­тив них. Ямы и могилы должны были служить покойникам не убежищем, а тюрьмой, и мы склонны принять в букваль­ном смысле замечание Вилльнева, что камни, положенные на труп женщины в детской пещере, имели своим назначе­нием заточить покойника в могиле“. Сходные мысли мы на­ходим у Дж.Мерфи (Murphy, 1952, р.41—42). Скрючен­ность трупов Г.Люке и Дж.Мерфи объясняют тем, что по­койников связывали, чтобы они не смогли причинить вреда живым.

Выдвинутое Г.Люке объяснение тех особенностей неан­дертальских погребений, которые невозможно понять, рас­сматривая возникновение их как результат только осознания единства человеческого коллектива, полностью согласуется с данными этнографической науки.

Подавляющее большинство особенностей погребальных обрядов свидетельствует о том, что своим возникновением они обязаны имевшему в прошлом универсальное распро­странение страху перед покойниками. „Все... способы по­гребения и большая тщательность, с какой они совершают­ся,— пишет Ю.Липс (1954. с.386 — 387), — порождены не только заботой о покойнике, но и прежде всего страхом, как бы человек, вырванный из общества вследствие „несчастно­го случая" — смерти, не вышел вновь из своего состояния неподвижности и не напугал оставшихся в живых или не причинил бы им вреда. Представление о ревнивой мститель­

ности мертвых проходит красной нитью через похоронные обряды человечества, начиная с доисторических времен и кончая нашей современной цивилизацией. Камни, которые наваливались на тасманийскую могилу, связанные мумии Египта и забитые гвоздями гробы наших дней — все это восходит к одному и тому же атавистическому страху. Приемы, которыми пользуются для того, чтобы заставить трупы оставаться в своих могилах, отличаются чрезвычай­ным разнообразием. В Австралии дуплистое дерево, служа­щее в качестве гроба, пронзается иногда еще копьем, чтобы прочнее „пришпилить" шею мертвеца, в иных случаях все дерево сжигается после погребальной церемонии.

Тасма­нийцы перед погребением связывали трупы по рукам и но­гам, чтобы пресечь всякую попытку с их стороны освобо­диться. В доисторической Испании прибивание мертвых гвоздями к доскам, на которых их клали в могилу, было тра­диционным погребальным обычаем.

Были обнаружены целые кладбища, где скелеты похо­роненных людей носили все признаки „повторного убийст­ва". Чаще всего это были черепа, пробитые огромными гвоз­дями. Обычай этот существовал в течение очень длительно­го времени и позднее сохранился лишь у некоторых групп населения. Так первобытные народы во всем мире прини­мают меры к тому, чтобы лишить возможности немою пленника покинуть его могилу и направить свои магические силы против общества".

Не умножая числа примеров, которые в огромном коли­честве можно найти в двухтомной сводке Дж.Фрезера „Страх перед мертвыми в примитивных религиях"(Frazer, 1933, I; 1934, 11), в классической работе Д.Н Анучина „Сани, ладья и кони как принадлежность похоронного обряда"(1890) и в трудах многих других исследователей (Шейн, 1900, I, вып.2, с.778 — 780, 794; Харузин, 1905, IV, с.245 сл.; Клингер, 1907, с.28 сл.; Завойко, 19)4, с.87 — 100; Зеленин, 1914, I, с.217, 294; 19)5, II, с.614 и др.; 1916; Богданов, 19)6, с.99 сл.; Штернберг, 1936, с.314— 340; Crooke, 1896, I,

р.230; Karsten, 1935, р.289 — 298), остановимся несколько подробнее лишь на одном вопросе, непосредственно отно­

сящемся к неандертальским погребениям, именно на вопро­се о причинах скорченности трупов.

Прежде всего следует указать на несостоятельность ут­верждения некоторых авторов, в частности, В.Ф.Зыбковца (1959, с.219) о том, что одной из характерных особенностей неандертальских погребений, качественно отличавшей их от верхнепалеолитических, является естественность поз покой­ников. В действительности большинство скелетов неандер­тальцев (Ля Ферасси I, II, V, VI, Спи I, Ля Шапелль, Схул 1, 'IV, V, VI) были найдены в более или менее скорченном со­стоянии или по крайней мере с подогнутыми ногами (Обер- майер, 1913, с.

160—166: Люке, 1930, с.ЗЗ; Окладников, 19526, с. 160— 163; Чайльд, 1957, I, с.31). Не может вызвать ни малейших сомнений искусственность позы женского ске­лета из Ля Ферасси, у которого ноги были сильно подогнуты и прижаты к тазу, а руки плотно прижаты к груди (Обермай- ер, 1913, с. 162; Окладников, 19526, с. 169; Ефименко, 1953,

с.251). Столь же несомненна искусственность позы скелета из Схул IV, обе ноги которого были так круто согнуты в ко­ленях, что ступни их лежали у седалищной части (Окладни­ков, 19526, с. 162).

Скорченность тел неандертальцев имеет многочислен­ные этнографические параллели. Погребения в скорченном виде необычайно широко были распространены по всему земному шару. Существование такого обычая отмечено у неолитических племен Европы, в Микенах, древней Италии, Ирландии, Скандинавии, Испании, древнем Египте, древнем Двуречье, в Индии, на Никобарских и Андаманских о-вах, в Индонезии, на островах Меланезии, Микронезии и Полине­зии, в Австралии, у аборигенов Тасмании, алеутов, эскимо­сов, индейцев Северной и Южной Америки, у многих пле­мен и народов Африки (Johnston, 1898; Crooke, [899; Howitt, 1904; Gottschling, 1905; Sheane, 1906; Best, 1952; Постовская, 1948; Миклухо-Маклай, 1951, 111, ч. I; Ефименко, 1953; Липе, 1954; Окладников, 1955, 111; „Народы Австралии и Океании", 1956; Чайльд, 1956; Бенк, I960; Ельницкий, 1964; Шаревская, 1964).

Исследователями было предложено немало объяснений этого погребального обычая. Высказывалось, например, да­

же предположение о том, что трупам придавалась такая поза с тем, чтобы воспроизвести положение человеческого заро­дыша в утробе матери. Некоторые ученые, ссылаясь на то, что у целого ряда племен и народов покойника после прида­ния ему скорченной позы хоронили не в лежачем, а в сидя­чем положении, а также на то, что нередко у этих же наро­дов сидение в таком положении было обычной позой живых, утверждали, что целью указанного обряда было придать по­койнику любимую при жизни позу (Гольмстен, 1935, с.38; Окладников, 1955, 111, с.310).

Не исключена возможность, что по отношению к некоторым народам последнее объясне­ние является правильным. Но объяснить таким образом про­исхождение обычая придавать трупам скорченное положе­ние невозможно, ибо он возник задолго до появления погре­бений в сидячем виде. Мы не знаем ни одного сидячего по­гребения, которое бы относилось к мустье или позднему па­леолиту, тем не менее уже в это время трупам придавалось скорченное положение.

Ответ на вопрос о причине погребения трупов в скор­ченном положении позволяют дать этнографические данные. Согласно этим данным, у подавляющего большинства, если не у всех племен и народов, практиковавших этот обычай, скорченное положение придавалось трупу путем связывания его ремнями, веревками, обертыванием или зашиванием его в шкуру, кожу, ткань, циновку и т.д. (Johnston, 1898, р.444; Crooke, 1899, р.383; Howitt, 1904, р.451 —46); Gottschling, 1905, р.377; Best, 1952, р. 1 15; Гольмстен, 1935, с.37 — 38; Миклухо-Маклай, 1951, Ill, ч. 1, с.87, Окладников, 1955, 111, с.310). К этому можно добавить, что связывание веревками или завертывание в ткань, ковер и т. п. практиковалось и у тех народов, у которых обычая придавать трупу скорченное положение не существовало (Д.Анучин, 1 890, с.4 — 5).

Если теперь связать эти факты с этнографическими дан­ными, свидетельствующими о том, что подавляющее боль­шинство погребальных обычаев имеет в своей основе страх перед мертвецами, то само собой напрашивается вывод, что скорченность трупа является следствием связывания его, а последнее — результатом стремления обезопасить живых от мертвеца. Кстати, нужно отметить, что представители наро­

дов, практиковавших обычай связывания мертвецов, на во­прос исследователей о причине такого обычая нередко пря­мо объясняли его стремлением заставить покойника оста­ваться в могиле и не вредить живым. Такой ответ давали, например, туземцы о-вов Фиджи (Сгооке, 1899, р.283), але­уты (Бенк, I960, с. 161 — 162). Мнения о том, что обычай связывания покойников, результатом которого является скорченное положение трупа, объясняется страхом перед умершими, придерживается большинство ученых (Сгооке, 1899, р.283 — 284; Frazer, 1934, II, р.63 —97; Люке, 1930, с.36; Равдоникас, 1939, 1, с.228; Липе, 1954, с.386; „Народы Австралии и Океании", 1956, с.476).

Подводя итоги всему сказанному выше, мы видим, что такие особенности неандертальских погребений, как нали­чие могильных ям, закладывание покойников камнями, зем­лей, скорченность трупов, находят свое полное объяснение в страхе перед мертвецами, в стремлении предотвратить опас­ность, грозящую живым со стороны покойников. Таким об­разом, мысль Г.Люке о том, что в возникновении неандер­тальских погребений большую роль сыграл страх перед мертвецами, нельзя не признать правильной.

4.

<< | >>
Источник: Семенов Ю.И.. Как возникло человечество. — Изд. 2-е, с нов. пре- дисл. и прилож. —М.: Гос. публ. ист. б-ка России,2002. — 790 с.. 2002

Еще по теме Неандертальские погребения и страх перед мертвыми:

  1. Неандертальский человек
  2. Из «Книги Мертвых»
  3. Глава 2 КУЛЬТ МЕРТВЫХ
  4. Восставшие из мертвых
  5. ПЕРЕД ГИБЕЛЬЮ
  6. Египет перед ливийским владычеством
  7. СОСТОЯНИЕ ГРЕЦИИ ПЕРЕД ПЕРСИДСКОЙ ВОЙНОЙ
  8. Часть первая ПЕРЕД ЛИЦОМ ЭТРУССКОЙ ПРОБЛЕМЫ
  9. Ориентация погребённых
  10. Типы погребений
  11. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГЕРМАНИИ ПЕРЕД ТРИДЦАТИЛЕТНЕЙ ВОЙНОЙ
  12. ПОГРЕБЕНИЕ ЗНАТНОЙ ПАЗЫРЫКСКОЙ ЖЕНЩИНЫ
  13. Положения погребённых
  14. ПЕСНЬ ИЗ ДОМА УСОПШЕГО ЦАРЯ АНТЕФА, НАЧЕРТАННАЯ ПЕРЕД ПЕВЦОМ С АРФОЙ
  15. ПОГРЕБЕНИЕ
  16. АНТИЧНЫЕ ТРАДИЦИИ И ЭЛЕМЕНТЫ В КУЛЬТУРЕ КУВШИННЫХ ПОГРЕБЕНИЙ АЗЕРБАЙДЖАНА