<<
>>

Проблема места классических неандертальцев в раз­витии палеоантропов н закон необратимости эволюции

Но все сказанное не снимает, однако, возражений мор­фологического и общебиологического характера. Несомнен­ным фактом является специализация классических неандер­тальцев (Рогинский, 1938, 1956, 1959; Гремяцкий, 1948; Якимов, I949a, 1950а; Vallois, 1954 и др.), фактом является утрата ими сапиентных черт, присущих их предкам —прене- 30 J

андертаяьцам[XLVIII].

Признание палеоантропов типа Шапелль предками палеоантропов типа Схул необходимо влечет за собой допущение возможности возвращения утраченных признаков. Нельзя признавать классических неандертальцев предками современных людей, не допуская того, что при переходе от них к неандертальцам типа Схул и далее к Ното sapiens произошло возвращение утраченных ими в процессе эволюции сапиентных признаков, произошла деспециализа­ция. Большинство антропологов отрицает такую возмож­ность, ссылаясь на закон необратимости эволюции. Однако достаточно хотя бы кратко ознакомиться с историей и со­временным состоянием проблемы необратимости эволюции, чтобы понять всю неосновательность этой ссылки.

Необратимость эволюции была открыта Ч.Дарвином. „Если вид однажды исчез с лица земли, — писал он в „Про­исхождении видов"(1939, с.540), — мы не имеем основания думать, что та же самая тождественная форма когда-нибудь появится вновь" (там же, с.541). Но фактически, открыв за­кон необратимости эволюции, Ч.Дарвин был далек от его абсолютизации. Отрицая возможность возрождения исчез­нувших видов, он в то же время считал несомненным фак­том явление возвращения давно утраченных организмом признаков и стремился дать ему объяснение. „Я уже выска­зывал мнение, — читаем мы в „Происхождении видов"(1939, с.382), — что самой вероятной представляется гипоте­за, объясняющая проявление очень древних признаков нали­чием у молоди каждого следующего друг за другом поколе­ния наклонности к воспроизведению этих давно утраченных признаков — наклонности, которая по неизвестной причине иногда оказывается преобладающей".

Фактически открытый Ч.Дарвином закон необратимости эволюции получил известность благодаря трудам бельгий­ского ученого А.Долло, который проиллюстрировал его па­леонтологическими данными и дал ему сжатую формули-

ровку. „Организм, — писал он, — не может вернуться, даже частично, к предшествующему состоянию, которое уже бы­ло осуществлено в ряду его предков"(Dollo, 1893, р. 164 — 165). Правильность закона необратимости эволюции была подтверждена на самом разнообразном материале. Поэтому он был принят на вооружение биологической наукой, при­чем первоначально принят большинством ученых безо вся­ких оговорок, как абсолютный закон.

Однако признание эволюции абсолютно необратимой не согласовывалось с целым рядом твердо установленных био­логией фактов, свидетельствовавших о том, что в каких-то определенных пределах возвращение исчезнувших призна­ков возможно. Это заставило целый ряд ученых выступить против абсолютизации закона необратимости эволюции, а некоторых (Соболев, 1924) толкнуло и дальше — па путь полного отрицания этого закона.

Против безоговорочного принятия закона Долло еще в 1914 г. выступил А.Н.Северцев в работе „Современные за­дачи эволюционной теории"(19456, с.279). Через год появи­лась статья П.П.Сушкина „Обратим ли процесс эволюции?"(19)5), в которой были приведены многочисленные факты, говорящие о возможности возвращения утраченных прими­тивных особенностей. Не ограничиваясь перечислением фактов, автор предложил свое объяснение механизма воз­вращения утраченных признаков. Согласно взгляду П.П.Су­шкина, возможность возврата признака дается его повторе­нием в онтогенезе. В основе возвращения утраченных при­знаков лежит „помолодение", т.е. преждевременное оконча­ние онтогенеза, как бы его преждевременный обрыв и закре­пление эмбриональных особенностей во взрослом состоянии организма. Утраченные признаки возвращаются, всплывая из глубин онтогенеза и фиксируясь во взрослом состоянии. Возможен возврат не только единичных признаков, но и их комбинаций, что же касается возвращения всей организации, то, по мнению П.П.Сушкина, такая возможность полностью исключена.

В этом смысле он признает эволюцию необра­тимой. Нельзя не признать, что приведенный в работе П.П.Сушкина фактический материал в достаточной степени убедительно обосновывает сделанный им вывод о том, что зоз

„специализация в тех или иных признаках, присущая взрос­лому состоянию данного организма, не представляет собой обязательной помехи к появлению у потомков его таких особенностей организма, которые морфологически необъяс­нимы из специализированных черт, присущих взрослому состоянию предка“ (с. 18). Важность этого вывода состоит в том, что с признанием его „отпадает необходимость пред­ставления об исходной форме как о чем-то обязательно ли­шенном признаков специализации1' (с. 18).

Во многом к сходным выводам в вопросе о возможно­сти возвращения утраченных особенностей пришел Б.М.Жи- тков (1922). „Вероятно, — писал последний, — что орга­низм, если можно так выразиться, ничего не забывает. Он хранит в себе факторы всех признаков всей линии своих предков, и при условиях благоприятствующих древние при­знаки могут вновь вступать в жизнь сразу или постепенно" (с.39), Аналогичные высказывания мы находим в трудах Л.Бербанка (1955, с.61 — 64, 133).

Из последних работ, специально посвященных пробле­ме необратимости эволюции, можно указать на статьи А.М.Сергеева (1935) и С.И.Огнева (1945). Решительно вы­ступая в защиту принципа необратимости эволюции, Λ.М.Сергеев в то же время далек от его абсолютизации. Формулировка закона Доило, указывает он, „вряд ли теперь применима, ибо хотя против того, что „организм... целиком... не может вернуться к состоянию, раз осуществленному в ряду предков", нет возражений, то частичный возврат от­дельных, иногда сразу многих предковых признаков имеет, по-видимому, место" (с.43). Выводы, к которым приходит А.М.Сергеев на основе обобщения большого материала, ко­ротко сводятся к следующему: „I. Вид никогда не может вернуться к состоянию, раз осуществленному в ряду его предков. Эволюция вида необратима.

II. Отдельные органы потомка могут прийти к состоянию, напоминающему пред­ковое, но никогда к тождеству с ним. 111. Отдельные призна­ки потомка могут прийти к состоянию, тождественному со­стоянию предка" (с.43 — 44).

В статье С.И.Огнева дается краткий очерк проблемы и подвергается анализу обширный фактический материал. На 304

основе этого автор приходит к следующим выводам: „...2.Известны несомненные многочисленные факты, дока­зывающие необратимость эволюционного процесса... 3.Наряду с этим мы наблюдаем многочисленные случаи на­стоящей филогенетической реверсии, частично приводящей виды животных к некоторым чертам исконного морфологи­ческого состояния. Эта реверсия обычно захватывает только малое количество признаков, но может быть и более сущест­венной.., 4.Мы считаем допустимым,что в результате фило­генетической реверсии вид или группа видов может быть выведена из эволюционного застоя, в который она попала вследствие процесса далеко зашедшей специализации" (с. 15 — 16). С.И.Огнев, как и А.М.Сергеев, вслед за П.П.Су­шкиным механизмом возвращения утраченных признаков считает выпадение конечных стадий онтогенеза, „помолоде- ние“.

Большой интерес для понимания механизма возвраще­ния утраченных признаков представляют работы А.Н.Ива­нова (1945а 19456), в которых на большом материале дока­зывается, что сохранение потомком онтогенетической ста­дии предка в более позднем возрасте, называемое им бради- генией, является одним из всеобщих способов ЭВОЛЮЦИОН­НЫХ изменений. Как на крайний случай брадигснии. А.Н.Иванов указывает на превращение преходящей онтоге­нетической стадии предка в признак взрослого организма потомка.

Изложенное выше понимание закона необратимости эволюции является ныне господствующим в советской био­логической науке. Возможность возвращения утраченных признаков и „деспециализации" признается большинством советских биологов (Давиташвили, 1940, 1948; Зенкевич, 1944; Парамонов, 1945; Громова, 1946; Быстров, 1957). Воз­можность „деспециализации" признает и такой защитник закона необратимости эволюции, как И.И.Шмальгаузен (19466).

Против метафизического истолкования закона Дол- ло выступают и многие антропологи (Вейнерт, 1935; Левин, 1950; Якимов, 19506; Бунак, 1959а).

Из всего сказанного выше вытекает вывод, что допуще­ние возможности „деспециализации" классических неандер- 305

тальцев, возможности возвращения утраченных ими сапи- ентных признаков не находится в противоречии с правильно понятым законом необратимости эволюции. Классические неандертальцы, несмотря на всю свою специализацию, вполне могли быть предками палеоантропов типа Схул и тем самым современных людей.

Что это допущение не находится в противоречии с дан­ными морфологии, не могут не признать даже те ученые, которые сами исключают классических неандертальцев из числа предков неоантропа. „Если исходить только из данных морфологии (безотносительно к палеонтологической после­довательности), — писал, например, английский антрополог У.Ле Гро Кларк (Clark Le Cros, 1955, р.45), — то нет никаких аргументов против признания неандертальцев [классиче­ских.— Ю. С.] предками Homo sapiens". Американский ан­трополог Э.Хутон (Hooton) еще в 1947 г. подчеркивал, что в настоящее время ссылка на специализацию классических неандертальцев не может рассматриваться как сколько- нибудь серьезное возражение против допущения их транс­формации в Homo sapiens. „Это возражение снято, — пишет он, — за последние годы целым рядом находок ископаемых человеческих существ, скелет и зубной аппарат которых об­наруживает частичное замещение „специализированной" неандертальской морфологии современной" (р.336). Э.Хутон прежде всего имел в виду находки в гротах горы Кармел.

5.

<< | >>
Источник: Семенов Ю.И.. Как возникло человечество. — Изд. 2-е, с нов. пре- дисл. и прилож. —М.: Гос. публ. ист. б-ка России,2002. — 790 с.. 2002

Еще по теме Проблема места классических неандертальцев в раз­витии палеоантропов н закон необратимости эволюции:

  1. О СПЕЦИФИКЕ ГРЕЧЕСКОГО КЛАССИЧЕСКОГО ПОЛИСА В СВЯЗИ C ПРОБЛЕМОЙ ЕГО КРИЗИСА
  2. Святилища и культовые места
  3. Неандертальцы: история несостоявшегося человечества / Л. Б. Вишняцкий. — СПб.,2010. — 312 с., ил., 2010
  4. Развитие мышления неандертальца
  5. Область или общность? Еще раз о термине «СКК /СК КИО»
  6. Гуляев Валерий Иванович. Сколько раз открывали Америку?,
  7. Глава 8 ИЗМЕНЕНИЯ В ЧАСТНОМ ПРАВЕ. ЗАКОНЫ ДВЕНАДЦАТИ ТАБЛИЦ. ЗАКОНЫ СОЛОНА
  8. Глава 21 КЛАССИЧЕСКОЕ РИМСКОЕ ПРАВО
  9. ПЕРВЫЙ ЗАКОН О ПОЛЯХ. ЗАКОН ТЕРЕНТИЛИЯ. АРСЫ. ДЕЦЕМВИРЫ. (480-450 г. до Р.Х.)
  10. Первый закон о полях. Закон Терентилия Арсы. Децемвиры (480-450 гг. до Р. X.)
  11. АРХАИЧЕСКАЯ И КЛАССИЧЕСКАЯ ГРЕЦИЯ
  12. АРХАИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, ФОРМИРОВАНИЕ КЛАССИЧЕСКОГО ПОЛИСА
  13. ГРЕЦИЯ В АРХАИЧЕСКИЙ ПЕРИОД х И СОЗДАНИЕ КЛАССИЧЕСКОГО ГРЕЧЕСКОГО ПОЛИСА
  14. ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ГЕРОЯ В АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ I в.до н.э. - Пі в.н.э.
  15. (7) Эволюция форм собственности на землю.
  16. Эволюция государственно-политической системы
  17. ЭВОЛЮЦИЯ ЮЖНОГО ХУННУ
  18. Народничество, его основные направления и эволюция
  19. Г л а в a II ИБЕРИЙСКИЙ РОД И ЕГО ЭВОЛЮЦИЯ
  20. ГЛАВА I. ЭВОЛЮЦИЯ ОСНОВНЫХ ТЕРМИНОВ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ СЛУЖЕНИЯ